Татуировка

2 марта 2014 - Виктор Вежнин
article196735.jpg

Нам до конца носить с собой

рисунком однотонно-синим

в душе, проколотой судьбой,

наколку с именем Россия.

 

Россия, синь и отчий дом

по мне б с рожденья - до погоста,

да жизнь мотается клубком

прощаний, встреч и перекрёстков.

 

Дороги русской маета

известна, как собор в Париже,

но каждая её верста,

ей-богу, автобана ближе.

 

В него вопрешься по нужде

и понесёт, как ветром птицу:

один конец незнамо где,

другой - отрезан у границы.

 

Куда-то краски пропадут,

померкнут за мгновенье ока,

лишь до синюшного отёка

распухнет ностальгии зуд.

 

И не отмыть тот цвет небес,

не выкричать охрипшей глоткой,

не размочить, хоть в горло влезь

бутылки с импортною водкой.

 

Лишь отмотав бессрочный срок,

клубок распустится верёвкой,

и, как последний узелок,

зажмёт петлю татуировка.

 

Июнь, 1991. - май, 1992

Мёнхенгладбах

© Copyright: Виктор Вежнин, 2014

Регистрационный номер №0196735

от 2 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0196735 выдан для произведения:

Нам до конца носить с собой

рисунком однотонно-синим

в душе, проколотой судьбой,

наколку с именем Россия.

 

Россия, синь и отчий дом

по мне б с рожденья - до погоста,

да жизнь мотается клубком

прощаний, встреч и перекрёстков.

 

Дороги русской маета

известна, как собор в Париже,

но каждая её верста,

ей-богу, автобана ближе.

 

В него вопрешься по нужде

и понесёт, как ветром птицу:

один конец незнамо где,

другой - отрезан у границы.

 

Куда-то краски пропадут,

померкнут за мгновенье ока,

лишь до синюшного отёка

распухнет ностальгии зуд.

 

И не отмыть тот цвет небес,

не выкричать охрипшей глоткой,

не размочить, хоть в горло влезь

бутылки с импортною водкой.

 

Лишь отмотав бессрочный срок,

клубок распустится верёвкой,

и, как последний узелок,

зажмёт петлю татуировка.

 

Июнь, 1991. - май, 1992

Мёнхенгладбах

Рейтинг: 0 79 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!