Мастер

А может взглянуть на судьбу безрассудней

И встретить забвение на эшафоте?

В чём смысл этой жизни средь мелочных будней:

В тисках бытовых и в банальной работе?

 

                             Задумчивы в Ершалаиме оливы,

Волшебно цветенье сирени у входа…

Порой и в подвале стать можно счастливым,

Когда есть родной человек и свобода.

 

Когда есть и замысел, и сверхзадача,

И главный герой, что сроднился с тобою,

Есть в печке дрова и везенье в придачу,

И кто-то там сверху, кто правит судьбою.

 

Порою он дарит, порой отбирает,

И в этом вселенских весов равновесие,

Есть тропка до ада, есть тропка до рая,

И нет этих тропок на свете чудесней.

 

Порою под пулями слов по-пластунски

Приходится двигаться в поле разбитом;

На каждого мастера есть свой Латунский,

Но и на Латунского есть Маргарита.

 

И сам Сатана, в общем, даже не страшен,

Когда в двух кварталах его же наместник

Сидит, отгороженный пиками башен –

Грядущей беды ненасытный предвестник.

 

Пылают страницы, пылают поленья,

Обуглилась ночь, скоро утро займётся.

Не выжечь из памяти счастья мгновения;

Сгорают романы, любовь остаётся.

 

  

© Copyright: Николай Гончаров, 2013

Регистрационный номер №0140608

от 6 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0140608 выдан для произведения:

А может взглянуть на судьбу безрассудней

И встретить забвение на эшафоте?

В чём смысл этой жизни средь мелочных будней:

В тисках бытовых и в банальной работе?

 

                             Задумчивы в Ершалаиме оливы,

Волшебно цветенье сирени у входа…

Порой и в подвале стать можно счастливым,

Когда есть родной человек и свобода.

 

Когда есть и замысел, и сверхзадача,

И главный герой, что сроднился с тобою,

Есть в печке дрова и везенье в придачу,

И кто-то там сверху, кто правит судьбою.

 

Порою он дарит, порой отбирает,

И в этом вселенских весов равновесие,

Есть тропка до ада, есть тропка до рая,

И нет этих тропок на свете чудесней.

 

Порою под пулями слов по-пластунски

Приходится двигаться в поле разбитом;

На каждого мастера есть свой Латунский,

Но и на Латунского есть Маргарита.

 

И сам Сатана, в общем, даже не страшен,

Когда в двух кварталах его же наместник

Сидит, отгороженный пиками башен –

Грядущей беды ненасытный предвестник.

 

Пылают страницы, пылают поленья,

Кончается ночь, скоро утро займётся.

Не выжечь из памяти счастья мгновения;

Сгорают романы, любовь остаётся.

 

  

Рейтинг: +1 120 просмотров
Комментарии (2)
Евгений Казмировский # 11 июня 2013 в 13:26 0
Очень хороший образ
Порой и в подвале стать можно счастливым,
Когда есть родной человек и свобода.
Николай Гончаров # 13 июня 2013 в 16:24 0
Большое спасибо за отзывы!
Удачи и вдохновения!
С уважением, Николай.
Популярные стихи за месяц
126
100
91
91
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
83
80
68
67
66
66
66
66
65
59
59
58
55
55
52
52
50
49
48
46
46
46
46
45
45
37