yuo

ftiyfu
 

© Copyright: АНДРЕЙ ГЕННАДИЕВИЧ ДЕМИДОВ, 2014

Регистрационный номер №0187919

от 9 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0187919 выдан для произведения:
Пунктир трассирующих пуль змеится, крутится спиралью.
Идёт борьба за высоту, собачья свалка, бой без правил.
Для эффективного огня идти на пистолетный выстрел.
В гашетку палец до бела, чтоб в клочья, в огненные брызги!

Увидеть голову врага под пластигласовой кабиной,
Поймать в прицел его оскал и истребить неотвратимо.
Внизу Кубань и облака, колонны танков и пехоты,
Хвостами пыль, в степи пожар, не погрёбенные, дух рвотный.

Земля там друг, жена и мать, в бою укроет, пули примет,
И если что, детей-солдат на веки вечные обнимет.
А тут белёсый в синеву, холодный купол небосклона,
Ты весь открыт, весь наяву, ты под огнём как будто голый!

Здесь где-то дед и я при нём на шлемофоне чёрной точкой.
Сквозь ад зенитного огня он крутит «штопор», крутит «бочки».
Три попадания подряд! Горим! Осколками изгрызен
«Аэрокобра», аппарат американского ленд-лиза.

Сгореть живьём, обняв мотор, в изрешечённом самолете,
Свалиться вниз как метеор, стать не опознанным пилотом.
Машина валится в витки, «фонарь» не клинит слава богу...
От ног - кровавые мешки, и только руки что-то могут.

Дым, вниз, ползём на край крыла. Я с ним, моя судьба как призрак!
Смерть - оперение хвоста, прыжок - в 100 метрах от землицы.
Фашисты целят в парашют. Машина что, добить бы аса!
У нас на спуск три, пять минут - пустой расход боеприпасов!

Передовая - тут свои прикроют лётчика родного.
Им было видно всё с земли, как бил врага советский сокол.
Конец, касание земли, ползут «Мать в бога!» пехотинцы.
Из лужи крови нас двоих несут, закрыв по матерински.

Я не могу забыть тот день, где я бесплотный, не рождённый,
И дед мой - юный лейтенант судьбой, везением спасённый.
Он не рассказывал потом ни разу мне об этом бое.
И никогда и ничего о той войне, где стал героем.

Я помню ноги все в рубцах, дружков его, рассказы, сплетни,
Папаху, кортик, ордена и истребитель на буфете.
Я помню присказки его, словечки «рохля», «растяпеля»,
И ревность бабки ни за что, а может поводы имелись.

Он с ней развёлся в шестьдесят и умер на руках любимой.
Тянул как к базе до конца, на простынях как небо синих.
Он на Ваганьковском в стене, мной захоронен без оркестра
Как он хотел: в тиши, в тепле, побольше воздуха и места.

Всё это в грёзах и в мечте, сейчас лишь бой в закате красном,
И «Мессершмидт-109 Е» идёт от солнца, стелет трассер.
Пунктир трассирующих пуль как штопор крутится спиралью.
Идёт борьба за высоту, за «воздух» драка, бой без правил!









17.11.09 г.


Рейтинг: 0 104 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!