Татуировочка

19 декабря 2011 - Светлана Синева
 

Жила старушка, звать ее Анфиса,
Брошенное, древнее село,
И от городов оно не близко,
Дороги лесом проросли давно,
Одна здесь век свой доживала,
Раньше было люду целый скит,
Анфиса огород весной сажала,
Ну, а зимой, управится, да спит,
Давно людей сюда не заносило,
Почудилось чтоль, подошла к окну,
И, правда, медленно машина,
Точно подъезжает ко крыльцу,
Паренек заходит в дом, с порога,
Бухнулся ей в ноги и рыдать,
-Ой, ну что ты, не гневи-ка  Бога,
-Ты одна помочь мне можешь, мать,
-Ты мне руки не целуй, не надо,
Чай не Богородица, поди,
Ты, милок, поешь, попей сначала,
А потом мне все и расскажи,
Только угощенье мое скромно,
Вон картошечка, да козье молоко,
Хочешь, оставайся, не хоромы,
Но, застелем чистое сукно,
Он присел на сундуке и начал
Длинный свой и горестный рассказ,
Не стесняясь матери и плача,
Вот и вам поведаем сейчас,
-Мать, мне и кусок не лезет,
Вот уже неделю я не сплю,
По ночам в ногах моей пастели,
Мужик приходит в черном наяву,
Он приходит тихо и садится,
Где должно лицо быть – темнота,
А при нем мне до утра не спится,
И я чувствую, что смотрит мне в глаза,
Вижу-то его лишь я один,
Я не сумасшедший, вы поверьте,
-Эх, милок, тот черный господин
Никто иной, Распорядитель Смерти,
В сороковой день за душой придет,
Не сбежишь  тут, даже не пытайся,
Он тебя и под землей найдет,
А чего наделал-то, покайся?
-Да залез в квартиру, обокрал,
Ну, и в каталажку загремел,
В камере там Иеговист попал,
Со своею верой одолел,
Да его почти никто не трогал,
Только мы с ним спорили за бремя,
Я, ведь, мать, совсем не против Бога,
Но, убить-то надо было время,
Вот и завели речь за наколки,
А я, сдуру, взял, да и сказал,
Что нарисую Купола на попе,
Мол, выбирай, а хочешь, Образа,
А там не так, что ляпнул и забыл,
Татуировщика мне зеки подтянули,
И что тут скажешь, вот такой дебил,
Теперь Трехглавая на заднице в натуре,
Меня, как малолетку, до суда,
На дом под подписку отпустили,
И на руки мальца стекла слеза,
-Ты бы, Мать, ну, это, полечила?
-Отец мой мог, меня не научили,
И то бы, он не взялся,
-Мать?
-Бесово вы семя, чтоб Святыни
В непотребном месте рисовать,
Ой, ну, Боженька, да что теперь за люд,


Ну, а ты, пацанчик, отправляйся,
Вон, тебя в машине долго ждут,
Что добавить, к Смерти собирайся,
И пошел парнишка, у порога,
Обернулся,
-Что, в  АДУ мне жить?
-Ты покайся и проси у Бога,
А я буду за тебя молить.

 

© Copyright: Светлана Синева, 2011

Регистрационный номер №0006642

от 19 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0006642 выдан для произведения:

Жила старушка, звать ее Анфиса,
Брошенное, древнее село,
И от городов оно не близко,
Дороги лесом проросли давно,
Одна здесь век свой доживала,
Раньше было люду целый скит,
Анфиса огород весной сажала,
Ну, а зимой, управится, да спит,
Давно людей сюда не заносило,
Почудилось чтоль, подошла к окну,
И, правда, медленно машина,
Точно подъезжает ко крыльцу,
Паренек заходит в дом, с порога,
Бухнулся ей в ноги и рыдать,
-Ой, ну что ты, не гневи-ка  Бога,
-Ты одна помочь мне можешь, мать,
-Ты мне руки не целуй, не надо,
Чай не Богородица, поди,
Ты, милок, поешь, попей сначала,
А потом мне все и расскажи,
Только угощенье мое скромно,
Вон картошечка, да козье молоко,
Хочешь, оставайся, не хоромы,
Но, застелем чистое сукно,
Он присел на сундуке и начал
Длинный свой и горестный рассказ,
Не стесняясь матери и плача,
Вот и вам поведаем сейчас,
-Мать, мне и кусок не лезет,
Вот уже неделю я не сплю,
По ночам в ногах моей пастели,
Мужик приходит в черном наяву,
Он приходит тихо и садится,
Где должно лицо быть – темнота,
А при нем мне до утра не спится,
И я чувствую, что смотрит мне в глаза,
Вижу-то его лишь я один,
Я не сумасшедший, вы поверьте,
-Эх, милок, тот черный господин
Никто иной, Распорядитель Смерти,
В сороковой день за душой придет,
Не сбежишь  тут, даже не пытайся,
Он тебя и под землей найдет,
А чего наделал-то, покайся?
-Да залез в квартиру, обокрал,
Ну, и в каталажку загремел,
В камере там Иеговист попал,
Со своею верой одолел,
Да его почти никто не трогал,
Только мы с ним спорили за бремя,
Я, ведь, мать, совсем не против Бога,
Но, убить-то надо было время,
Вот и завели речь за наколки,
А я, сдуру, взял, да и сказал,
Что нарисую Купола на попе,
Мол, выбирай, а хочешь, Образа,
А там не так, что ляпнул и забыл,
Татуировщика мне зеки подтянули,
И что тут скажешь, вот такой дебил,
Теперь Трехглавая на заднице в натуре,
Меня, как малолетку, до суда,
На дом под подписку отпустили,
И на руки мальца стекла слеза,
-Ты бы, Мать, ну, это, полечила?
-Отец мой мог, меня не научили,
И то бы, он не взялся,
-Мать?
-Бесово вы семя, чтоб Святыни
В непотребном месте рисовать,
Ой, ну, Боженька, да что теперь за люд,


Ну, а ты, пацанчик, отправляйся,
Вон, тебя в машине долго ждут,
Что добавить, к Смерти собирайся,
И пошел парнишка, у порога,
Обернулся,
-Что, в  АДУ мне жить?
-Ты покайся и проси у Бога,
А я буду за тебя молить.

 

Рейтинг: 0 162 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!