ГлавнаяПоэзияЛирикаПейзажная → Восточные мотивы

 

Восточные мотивы

18 ноября 2012 - Сергей Ласкин


Средь пустыни горного плато цветущий сад,
на въезде в рай земной горланят ишаки,
в тени чинар встречаем стар и млад,
спасаемся от злого солнца и тоски.
Стоянка правоверных, повсюду торбы и шатры,
шатается бездельников беспечная толпа,
убогой утвари и снеди нестройные ряды,
святой оазис Чилу-чор шашма.*

Таинственно каскадами журчит прозрачная вода,
колышет травы изумрудные течением ручей,
мирно рыбы и змеи плавали здесь всегда,
смерти совсем не жалая ничей.
Кривыми сучьями чернеют старые святые карагачи,
непуганых аистов галдят огромные гнезда,
молитва, омовение и жертвы словно врачи,
паломники ислама это в жизни серьезно.

Ворота сомкнулись, с лязгом упали засовы,
вечерело, потянуло прохладным ветром,
вдали засыпали серебристые горы,
небо угасало розовым светом.
В дымке мерцал тонкий серп молодого месяца,
призывно с бесчисленных минаретов,
голоса муэдзинов молитвой стелются,
нет икон, святых ликов портретов.

В темно-прозрачном небе сияют сплетения звезд,
в эти часы безмолвного мудрого созерцания,
о многом расскажет правоверных погост,
где нет к святому кресту почитания.
Полет земли сквозь прохладный звездный туман,
разгорелись костры под большими котлами,
к смерти готов и заблеял баран,
с печальными, мутными глазами.

Где-то звездное небо не может утешить тоску,
мечети с узорными изразцовыми шапками,
утром и вечером блеск зари на мосту,
вести на майданах с глашатаями.
Дым чайханы над арыком, в тени шелеста тополей,
поредевшая сутолока средневекового базара,
розовый рис с залитых у реки полей,
неверных мужам ждет жестокая кара.

Проезжая арба, боронит старые глиняные заборы,
узкие улочки тревожно засыпающего кишлака,
стемнело, спят уставшие трудолюбивые пчелы,
в зеленых кронах прчутся птичьи голоса.
К придорожному дереву привязан измотанный ишак,
усталый бродяга камень под голову подложил,
в горах за стаей пристально следит вожак,
мудрый старец с тоской глаза прикрыл.

Осенние прозрачные дни, шелест под ветром листвы,
трепет солнечных пятен на благоуханной траве,
падают на скупую землю спелые плоды,
стук в висках и в затуманенной голове.
Соленым потом пропитана видавшая виды чалма,
не греет затертый временем ватный халат,
одежда правоверного, как в прошлые века,
на поясе смерть - кинжала булат.



*Чилу-чор шашма - 44 источника, священное место в Таджикистане
 

© Copyright: Сергей Ласкин, 2012

Регистрационный номер №0094212

от 18 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0094212 выдан для произведения:


Средь пустыни горного плато цветущий сад,
на въезде в рай земной горланят ишаки,
в тени чинар встречаем стар и млад,
спасаемся от злого солнца и тоски.
Стоянка правоверных, повсюду торбы и шатры,
шатается бездельников беспечная толпа,
убогой утвари и снеди нестройные ряды,
святой оазис Чилу-чор шашма.*

Таинственно каскадами журчит прозрачная вода,
колышет травы изумрудные течением ручей,
мирно рыбы и змеи плавали здесь всегда,
смерти совсем не жалая ничей.
Кривыми сучьями чернеют старые святые карагачи,
непуганых аистов галдят огромные гнезда,
молитва, омовение и жертвы словно врачи,
паломники ислама это в жизни серьезно.

Ворота сомкнулись, с лязгом упали засовы,
вечерело, потянуло прохладным ветром,
вдали засыпали серебристые горы,
небо угасало розовым светом.
В дымке мерцал тонкий серп молодого месяца,
призывно с бесчисленных минаретов,
голоса муэдзинов молитвой стелются,
нет икон, святых ликов портретов.

В темно-прозрачном небе сияют сплетения звезд,
в эти часы безмолвного мудрого созерцания,
о многом расскажет правоверных погост,
где нет к святому кресту почитания.
Полет земли сквозь прохладный звездный туман,
разгорелись костры под большими котлами,
к смерти готов и заблеял баран,
с печальными, мутными глазами.

Где-то звездное небо не может утешить тоску,
мечети с узорными изразцовыми шапками,
утром и вечером блеск зари на мосту,
вести на майданах с глашатаями.
Дым чайханы над арыком, в тени шелеста тополей,
поредевшая сутолока средневекового базара,
розовый рис с залитых у реки полей,
неверных мужам ждет жестокая кара.

Проезжая арба, боронит старые глиняные заборы,
узкие улочки тревожно засыпающего кишлака,
стемнело, спят уставшие трудолюбивые пчелы,
в зеленых кронах прчутся птичьи голоса.
К придорожному дереву привязан измотанный ишак,
усталый бродяга камень под голову подложил,
в горах за стаей пристально следит вожак,
мудрый старец с тоской глаза прикрыл.

Осенние прозрачные дни, шелест под ветром листвы,
трепет солнечных пятен на благоуханной траве,
падают на скупую землю спелые плоды,
стук в висках и в затуманенной голове.
Соленым потом пропитана видавшая виды чалма,
не греет затертый временем ватный халат,
одежда правоверного, как в прошлые века,
на поясе смерть - кинжала булат.



*Чилу-чор шашма - 44 источника, священное место в Таджикистане
 

Рейтинг: +1 266 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!