ПОТОП

29 марта 2014 - Валерий Митрохин
article205038.jpg

(поэма)

 

1

У мастеров невинный почерк.

Работая по вышней смете,

Они творят свой мир, как дети…

 

Так дышит  сквозь мембраны бочек

Мадерою мореный дуб.

 

Не обязательно он глуп,

Который с пальчика смеется.

 

Вино, как  солнце из колодца,

Веками  из подвала рвется.

Как из былого голос Отса –

Отца высокого вокала…

Когда из одного бокала

Мадеру пили  вновь и снова

И выглядели модерново…

 

Вино – прекрасный антисептик.

Не пей, вина – брезгливый скептик!

Не пей вина, кричал Иуда,

Не пей, прошу тебя, Гертруда!

 

2

Подсинено чуть цветом нежным
Плыло по небесам белье.
Оно казалось белоснежным
Казалось, рядом было счастье...

…И море Черное мое
Вдруг стало красным в одночасье. 

 

3

Потопа подобного нет и в помине

Ни в древних, ни в новых веках.

Пунцовые реки по Ялте бурлили 

И в море впадали на мили;

И в горьких от горя ее родниках

Зашкаливало промилле.

 

4

От понедельника до пятницы

Толпою встали все века,

Лакали ялтинские пьяницы

Раствор вины из родника.

 

Ничьи – мускат и ркацители…

И жизнь, что стала вдруг ничья,

Но ни один из той артели

В те дни не помер у ручья.

 

5

Обескураженным прохожим

Кричал поток: «Я не вода!»

Накатываясь вновь и вновь…

 

В те дни вино, как никогда,

Казалось очень уж похожим

На человеческую кровь.

 

6

Бутылки втянутое донце

Хранит разбавленное солнце.

Судьбы моей – погода, ода –

Вино 46 года.

 

Они лежат на стеллажах

Запаянные сургучом.

Им наши бури нипочем,

Майданов наших  смертный жах.

 

7

Вино в голицинских подвалах,

Что пролегли в гранитных скалах,

На плане в форме семисвечника,

Иначе говоря, меноры,

Надежно сохраняют горы.

 

Подземный ход из поперечника

Был спрятан под бетонной стяжкой.

 

Плененное годиной тяжкой,

Свою не ведая вину,

Вино таилось: ни гугу.

 

И как в гражданскую войну

Его не отдали врагу.

 

Опять в  голицынском подвале

Коллекцию замуровали.

 

Хранимое же над землей

Эвакуировали морем.

Всего три рейса на Кавказ

Успела сделать эта яхта.

Была бомбимая не раз

Ушла на дно…

А с ней вино.

 

Не выпивохам - элегистам

Рифмующим: осот-азот…

Каким-нибудь аквалангистам

Невероятно повезет.

За найденную энотеку

Пожизненную ипотеку

 

Массандра даст. И, как своих,

Поить бесплатно будет их.

 

8

Лежит в глубинах моря яхта.

Лежит в глубинах мира Ялта.

 

Кто смеет нам велеть - велить

Вино причастия пролить?!

Конечно, повелитель –

Судьбы определитель…

 

9

Вино мудрее книгочея…

Вино, чем старше, тем крепчее.

Оно в славянском смысле – Эпос.

Оно в античном смысле – Эрос.

 

Живет бессмертный имярек

В  Массандре  240 лет –

Такой де ла Фронтера Херес.

Пройдя века насквозь и через,

Приобретя нетварный Свет

Он  станет эталоном счастья –

Для Ангела вином причастья.

 

10

Мы дегустируем вино

Под дубом бондарем пиленым

Нас угощают не паленым,

Мы пьем изысканный букет.

Вокруг благоухают бочки

Они громадны и полны.

Я сплю и снятся мне цветочки?

Я в кайфе? Я упал с луны?..

Бокальчики, чуть больше стопки;

Дубовые сверкают клепки –

Такие дуги в обручах.

Я пьян в дугу. Я в доску свой.

Клубится сладкий дым в очах;

А накануне чуть живой,

Мечтающий опохмелиться

Над чашкой щей,

Как царь Кощей

Над златом чах…

 

Да при таких магарычах

Я день и ночь готов молиться!

 

11

И я услышал этот голос –
Светящийся, как хлебный колос,
Как пламя в храме на свечах;

Он вился, как лоза, в лучах

Стоящего над Ялтой солнца…

Шел сквозь меня и сквозь вельми

Высокорослого японца –

Коллегу из токийских СМИ:

 

«Ведь ты давно уже не мальчик!

Оставь на ригеле бокальчик

Слегка надпитого  вина!

 

Твоя душа уже полна…

Пусть деревянная цистерна

Тебе расскажет достоверно,

Как много лет тому назад

Ее рубили топорами;

Как сбиты винными парами

Валились с ног тут виноделы;

Как горько горевали ели,

Растущие вдоль Дерикоя;

И как текло вино рекою

В  пустынный Ялтинский залив

Все улицы собой залив…»

 

12

На ветках занимался лист.

Молчал поэт, распятый в лире.

Сказал японский журналист:

Так делается харакири!

 

13

То был особо щедрый  август.

Ходил по Ялте Божий Агнец,

Как бомж, ища еду и кров…

Текло, похожее на кровь,

Вино.

И думалось грешно,

Когда же кончится оно?!

 

14

Иду подвалами Массандры.

Ведомый голосом Кассандры,

Вдыхаю аромат из-под
Завода винного –

Испод

Мореного мадерой дуба.

Смотрю рассеянно и тупо

На эти ниши, галереи

Откуда дети Лорелеи

Грузили крымское вино,

Чтобы отправить в Фатерлянд…

Отделываюсь рифмой – «ляд»,

Хоть и рвалось другое слово.

Прости, Господь,меня такого!

 

15

Витает над Массандрой дух

Голицинский, не галицийский

Спасибо, враг, спасибо друг,

За мой исход новороссийский!

 

16

Прощай, укропная Европа,

И по-хорошему прости!

Окстись от нашего галопа

С тобою нам не по пути!

Нас ждет и кличет Азия;

Мы все  уходим: Аз и я!

29.03.14

 

© Copyright: Валерий Митрохин, 2014

Регистрационный номер №0205038

от 29 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0205038 выдан для произведения:

(поэма)

 

1

У мастеров невинный почерк.

Работая по вышней смете,

Они творят свой мир, как дети…

 

Так дышат – поры винных бочек –

Мадерою мореный дуб.

 

Не обязательно он глуп,

Который с пальчика смеется.

 

Вино, как  солнце из колодца,

Веками  из подвала рвется.

Как из былого голос Отса –

Отца высокого вокала…

Когда из одного бокала

Мадеру пили  вновь и снова

И выглядели модерново…

 

Вино – прекрасный антисептик.

Не пей, вина – брезгливый скептик!

Не пей вина, кричал Иуда,

Не пей, прошу тебя, Гертруда!

 

2

Плыло по небесам белье.

Подсинено чуть цветом нежным,

Оно казалось белоснежным

Казалось, рядом было счастье...

 

…И стало красным в одночасье

Вдруг море Черное мое.

 

3

Потопа подобного нет и в помине

Ни в древних, ни в новых веках.

Пунцовые реки по Ялте бурлили 

И в море впадали на мили;

И в горьких от горя ее родниках

Зашкаливало промилле.

 

4

От понедельника до пятницы

Толпою встали все века,

Лакали ялтинские пьяницы

Раствор вины из родника.

 

Ничьи – мускат и ркацители…

И жизнь, что стала вдруг ничья,

Но ни один из той артели

В те дни не помер у ручья.

 

5

Обескураженным прохожим

Кричал поток: «Я не вода!»

Накатываясь вновь и вновь…

 

В те дни вино, как никогда,

Казалось очень уж похожим

На человеческую кровь.

 

6

Бутылки втянутое донце

Хранит разбавленное солнце.

Судьбы моей – погода, ода –

Вино 46 года.

 

Они лежат на стеллажах

Запаянные сургучом.

Им наши бури нипочем,

Майданов наших  смертный жах.

 

7

Вино в голицинских подвалах,

Что пролегли в гранитных скалах,

На плане в форме семисвечника,

Иначе говоря, меноры,

Надежно сохраняют горы.

 

Когда-то вход из поперечника

Упрятан под бетонной стяжкой.

 

Плененное годиной тяжкой,

Свою не ведая вину,

Вино таилось: ни гугу.

 

И как в гражданскую войну

Его не отдали врагу.

 

Опять в  голицынском подвале

Коллекцию замуровали.

 

Хранимое же надземлей

Эвакуировали морем.

Всего три рейса на Кавказ

Успела сделать эта яхта.

Была бомбимая не раз

Ушла на дно…

А с ней вино.

 

Не выпивохам - элегистам

Рифмующим: осот-азот…

Каким-нибудь аквалангистам

Невероятно повезет.

За найденную энотеку

Пожизненную ипотеку

 

Массандра даст. И, как своих,

Поить бесплатно будет их.

 

8

Лежит в глубинах моря яхта.

Лежит в глубинах мира Ялта.

 

Кто смеет нам велеть - велить

Вино причастия пролить?!

Конечно, повелитель –

Судьбы определитель…

 

9

Вино мудрее книгочея…

Вино, чем старше, тем крепчее.

Оно в славянском смысле – Эпос.

Оно в античном смысле – Эрос.

 

Живет бессмертный имярек

В  Массандре  240 лет –

Такой де ла Фронтера Херес.

Пройдя века насквозь и через,

Приобретя нетварный Свет

Он  станет эталоном счастья –

Для Ангела вином причастья.

 

10

Мы дегустируем вино

Под дубом бондарем пиленым

Нас угощают не паленым,

Мы пьем изысканный букет.

Вокруг благоухают бочки

Они громадны и полны.

Я сплю и снятся мне цветочки?

Я в кайфе? Я упал с луны?..

Бокальчики, чуть больше стопки;

Дубовые сверкают клепки –

Такие дуги в обручах.

Я пьян в дугу. Я в доску свой.

Клубится сладкий дым в очах;

А накануне чуть живой,

Мечтающий опохмелиться

Над чашкой щей,

Как царь Кощей

Над златом чах…

 

Да при таких магарычах

Я день и ночь готов молиться!

 

11

И я услышал этот голос.

Он вился, как лоза, в лучах

Стоящего над Ялтой солнца…

Шел сквозь меня и сквозь вельми

Высокорослого японца –

Коллегу из токийских СМИ:

 

«Ведь ты давно уже не мальчик!

Оставь на ригеле бокальчик

Слегка надпитого  вина!

 

Твоя душа уже полна…

Пусть деревянная цистерна

Тебе расскажет достоверно,

Как много лет тому назад

Ее рубили топорами;

Как сбиты винными парами

Валились с ног тут виноделы;

Как горько горевали ели,

Растущие вдоль Дерикоя;

И как текло вино рекою

В  пустынный Ялтинский залив

Все улицы собой залив…»

 

12

На ветках занимался лист.

Молчал поэт, распятый в лире.

Сказал японский журналист:

Так делается харакири!

 

13

То был особо щедрый  август.

Ходил по Ялте Божий Агнец,

Как бомж, ища еду и кров…

Текло, похожее на кровь,

Вино.

И думалось грешно,

Когда же кончится оно?!

 

14

Иду подвалами Массандры.

Ведомый голосом Кассандры,

Вдыхаю аромат из-под
Завода винного –

Испод

Мореного мадерой дуба.

Смотрю рассеянно и тупо

На эти ниши, галереи

Откуда дети Лорелеи

Грузили крымское вино,

Чтобы отправить в Фатерлянд…

Отделываюсь рифмой – «ляд»,

Хоть и рвалось другое слово.

 

15

Витает над Массандрой дух

Голицинский, не галицийский

Спасибо, враг, спасибо друг,

За мой исход новороссийский!

 

16

Прощай, укропная Европа,

И по-хорошему прости!

Окстись от нашего галопа

С тобою нам не по пути!

Нас ждет и кличет Азия;

Мы все  уходим: Аз и я!

29.03.14

 

Рейтинг: +1 98 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!