Исповедь

26 сентября 2017 - Александр Томко
Уже я умираю! На краю 
Пред бездной черной без прикрас стою.
Обиды, боль, порок в себе глуша,
К полету приготовилась душа.


Я старше века, мне уже за сто,
Цевьем стучал я о гнилой престол,
И как шалаву презревая смерть,
за люд простой готов был умереть.


В гражданскую плененным при свечах
На спинах звезды выжигал Колчак,
А чтоб  прозревшим было не до снов,
Глаза колол нам генерал Краснов.


Мы выстояли в этой мясорубке,
За вековое рабство отомстив.
Открылся путь, по верху лед был хрупкий,
Но это был единственный настил.


Нам долг повелевал идти вперед,
С пути сметая всякий хлам и сброд,
И если ты не с нами - значит враг,
А недругу - один лишь путь - в овраг!



Весь свет страну удавкой взял в кольцо,
Но партии уверенно лицо.
Жесток был мир, он и сейчас жесток.
И мы бывали строги, как листок.


Лист приговора выстрелом потряс -
Урок суровый для поповских ряс,
Поднявших муть лопатами бород
И к бунту призывающих народ.


Серчали мироеды-кулаки-
Идти в колхоз им было не с руки,
Им проще было при себе в поту
Горбатить дармовую бедноту.


Чтоб понапрасну делу не пропасть
Оппортунисты бой вели за власть,
Но Сталин их железною рукой
В могилу свел под гимн на упокой.


И в партии привычны были чистки,
С всей прямотой, в упор, по - большевистски.
Член партии во всем быть должен чист,
На то он, черт возьми, и коммунист.


Я со своей страною вместе рос,
И партия доверила мне пост.
Момент какой-то в личном пролистал,
Вдруг сам себя возвел на пьедестал.

Власть над людьми  послаще, чем халва -
Кружилась от успехов голова.
За саботаж и важной стройки срыв
Мне "тройкой" дан таежный перерыв.

Я зол на всех был, проклинал "Рябого",
Его ждал смерти, а потом своей.
О, сколько видел  сломленных, убогих
Под вышками таежных лагерей.

Я сам себе тогда твердил: Держись!
Судьба моя мне подарила жизнь, 
Но видно, чтобы укусить больней
Меня мой рок довел до этих дней.


Все зримее теперь моя вина:
Убитая, убогая страна,
Обманутый измученный народ,
Мутанствует капитализм - урод.


Оболганный и очерненный Вождь,
Как прав ты был, когда в жару и в дождь
Рабочий люд быть бдительным учил,
Не всех врагов видать ты уличил.


Они плодятся, будто на убой,
Но знайте, твари, не окончен бой!
Я все же отхожу большевиком -
Мне слышно этот колокол по ком!

За мною краснозвездные придут -
Они и честь, и славу  воздадут!

© Copyright: Александр Томко, 2017

Регистрационный номер №0397298

от 26 сентября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0397298 выдан для произведения: Уже я умираю! На краю 
Пред бездной черной без прикрас стою.
Обиды, боль, порок в себе глуша,
К полету приготовилась душа.


Я старше века, мне уже за сто,
Цевьем стучал я о гнилой престол,
И как шалаву презревая смерть,
за люд простой готов был умереть.


В гражданскую плененным при свечах
На спинах звезды выжигал Колчак,
А чтоб  прозревшим было не до снов,
Глаза колол нам генерал Краснов.


Мы выстояли в этой мясорубке,
За вековое рабство отомстив.
Открылся путь, по верху лед был хрупкий,
Но это был единственный настил.


Нам долг повелевал идти вперед,
С пути сметая всякий хлам и сброд,
И если ты не с нами - значит враг,
А недругу - один лишь путь - в овраг!



Весь свет страну удавкой взял в кольцо,
Но партии уверенно лицо.
Жесток был мир, он и сейчас жесток.
И мы бывали строги, как листок.


Лист приговора выстрелом потряс -
Урок суровый для поповских ряс,
Поднявших муть лопатами бород
И к бунту призывающих народ.


Серчали мироеды-кулаки-
Идти в колхоз им было не с руки,
Им проще было при себе в поту
Горбатить дармовую бедноту.


Чтоб понапрасну делу не пропасть
Оппортунисты бой вели за власть,
Но Сталин их железною рукой
В могилу свел под гимн на упокой.


И в партии привычны были чистки,
С всей прямотой, в упор, по - большевистски.
Член партии во всем быть должен чист,
На то он, черт возьми, и коммунист.


Я со своей страною вместе рос,
И партия доверила мне пост.
Момент какой-то в личном пролистал,
Вдруг сам себя возвел на пьедестал.

Власть над людьми  послаще, чем халва -
Кружилась от успехов голова.
За саботаж и важной стройки срыв
Мне "тройкой" дан таежный перерыв.

Я зол на всех был, проклинал "Рябого",
Его ждал смерти, а потом своей.
О, сколько видел  сломленных, убогих
Под вышками таежных лагерей.

Я сам себе тогда твердил: Держись!
Судьба моя мне подарила жизнь, 
Но видно, чтобы укусить больней
Меня мой рок довел до этих дней.


Все зримее теперь моя вина:
Убитая, убогая страна,
Обманутый измученный народ,
Мутанствует капитализм - урод.


Оболганный и очерненный Вождь,
Как прав ты был, когда в жару и в дождь
Рабочий люд быть бдительным учил,
Не всех врагов видать ты уличил.


Они плодятся, будто на убой,
Но знайте, твари, не окончен бой!
Я все же отхожу большевиком -
Мне слышно этот колокол по ком!

За мною краснозвездные придут -
Они и честь, и славу  воздадут!
Рейтинг: +4 65 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярные стихи за месяц
118
89
75
Лишь с тобою... 6 октября 2017 (Alexander Ivanov)
74
73
71
70
68
Гуляй, душа!.. 24 сентября 2017 (Alexander Ivanov)
67
66
63
59
58
57
57
56
54
54
Море 16 октября 2017 (Георгий)
54
53
52
Глубокая осень 9 октября 2017 (Георгий)
52
49
А в гавани тихой... 18 октября 2017 (Alexander Ivanov)
49
Ещё... 25 сентября 2017 (Елена Абесадзе)
49
49
48
Мечты поэта 24 сентября 2017 (Георгий)
43
42
30