Хрущёв

10 января 2012 - Геннадий Ростовский

       

Июль шестидесятого. Встречали

В краю рыбацком сразу трёх вождей.

Венгерского с немецким привечали

И нашего не гнали мы взашей.

 

Напротив, фимиам вовсю  курили.

Неважно, что порою он горчил.

Средь пионеров, что цветы дарили,

И я букет свой Ульбрихту вручил.

 

Потом с подмостьев гости наблюдали,

Как на огнёвке ловят осетров,

Потом  в толпе вовсю митинговали,

Потом – под тентом сели, под шатром.

 

Ломился длинный стол от чудных кушаний.

И я там был, сидел за тем столом.

Не пил, конечно. Просто тосты слушал

С набитым чем-то очень вкусным ртом.

 

В рубашке украинской, с пузом грузным,

Подвижен, энергичен и не стар –

Таким вот я запомнил «кукурузника».

«Волюнтаристом» он попозже стал.

 

При нём – свободы первые проталины.

Ему Гагарин рапорт отдал свой.

Громил на съездах мёртвого он Сталина.

Молчал, покуда Сталин был живой.

 

Ему желали выйти на орбиту

Со спутником и мчаться средь светил.

А всё ж вошёл в Историю Никита,

А всё же десять лет у власти был.

 

Когда с ножом мне к горлу лезут с острым,

Я говорю, спокоен, горд и смел:

-Не на того напали!    Я подростком

С Хрущёвым за одним столом сидел!

© Copyright: Геннадий Ростовский, 2012

Регистрационный номер №0013632

от 10 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0013632 выдан для произведения:

       

Июль шестидесятого. Встречали

В краю рыбацком сразу трёх вождей.

Венгерского с немецким привечали

И нашего не гнали мы взашей.

 

Напротив, фимиам вовсю  курили.

Неважно, что порою он горчил.

Средь пионеров, что цветы дарили,

И я букет свой Ульбрихту вручил.

 

Потом с подмостьев гости наблюдали,

Как на огнёвке ловят осетров,

Потом  в толпе вовсю митинговали,

Потом – под тентом сели, под шатром.

 

Ломился длинный стол от чудных кушаний.

И я там был, сидел за тем столом.

Не пил, конечно. Просто тосты слушал

С набитым чем-то очень вкусным ртом.

 

В рубашке украинской, с пузом грузным,

Подвижен, энергичен и не стар –

Таким вот я запомнил «кукурузника».

«Волюнтаристом» он попозже стал.

 

При нём – свободы первые проталины.

Ему Гагарин рапорт отдал свой.

Громил на съездах мёртвого он Сталина.

Молчал, покуда Сталин был живой.

 

Ему желали выти на орбиту

Со спутником и мчаться средь светил.

А всё ж вошёл в Историю Никита,

А всё же десять лет у власти был.

 

Когда с ножом мне к горлу лезут с острым,

Я говорю, спокоен, горд и смел:

-Не на того напали!    Я подростком

С Хрущёвым за одним столом сидел!

Рейтинг: +1 274 просмотра
Комментарии (3)
0 # 10 января 2012 в 23:14 0
Замечательные строки! Штрих истории! smile
Нина Паламарчук # 14 января 2012 в 11:13 0
Геннадий, прекрасное чувство ритма! но.
позволите несколько штрихов к тексту? Первое:
С набитым чем-то очень вкусным ртом - немного неуклюже получилось, вроде как рот очень вкусный :)
второе: очень рифмы тянут вниз стихотворение. глагольные рифмы, как любые, взятые из одних частей речи, очень уплощают стихотворение, делают его ожидаемым, и каким-то... непрофессиональным, что ли...
Геннадий Ростовский # 14 января 2012 в 11:26 +1
Да, вы знаете, примерно те же замечания по этому стиху мне и ранее делали. Согласен с ними. Пока оставлю как есть. Главное - я с Хрущёвым за одним столом сидел! Вот! (хи-хи...)