ГлавнаяПоэзияПародии и юморШуточные стихи → Правда про восьмое марта

 

Правда про восьмое марта

6 марта 2013 - Игорь Алексеев
article121699.jpg

 

Почин

День восьмое марта – праздник старый,

Жив с начала века аж того…

Связывают с Розою и Кларой

Люди появление его.

Нынешние детки вряд ли знают

О суровых судьбах этих тёть.

Ведь не зря же молодь называют –

«Общества отрезанный ломоть».

Дабы интерес разжечь их, деткин,

Я хочу раскрыть, как добрый друг,

Кто ж на самом деле были Цеткин

И её подруга Люксембург?

 

Люксембург

То, что Люксембургшу звали Розой,

Не забыли многие пока...

Этот факт всосали с первой дозой

Мы ещё грудного молока.

А на самом деле, при рожденьи

Нарекли Розалией её...

Но пришлось, чтоб скрыть происхожденье,

Имя ей кастрировать своё.

Эх, была б красавицею Роза...

Ну, а так ни девка, а скандал.

Ни один мужик, пока тверёзый,

На неё, подлец, не западал.

Лишь потом, когда её карьера

В рост пошла подобием ботвы,

Спелась Роза с Йогихесом Лео –

Неким эмигрантом из Литвы.

Прикрывая блуд свободой нравов,

Тот отвёл подруге роль слуги...

Сам гулял налево и направо,

Неустанно пудря ей мозги.

Лет шестнадцать длилась эта сага,

Будоража Розину судьбу,

Но ни с чем осталась бедолага...

И переключилась на борьбу.

Хоть и впереди пошла «обоза»,

Но к мужчинам страсть была в крови...

И сошлась однажды наша Роза

С адвокатом Паулем Леви.

На двенадцать лет её помладше

Был он – той эпохи Микки Рурк!

Вот и снова женщиною падшей

Вскоре стала Роза Люксембург.

Впрочем, их негаданному счастью

Очень быстро наступил конец...

И последней Розиною страстью

Стал совсем уж юный сорванец.

Более того – сынок подруги...

Вот такая штука, эта жизнь!

………………………………….

Ну, а мы, тем самым, без натуги

И до Клары Цеткин добрались.

 

Цеткин

Клара ревновала к Розе сына,

Даже прервала с подругой связь.

Хоть сама всю жизнь ждала блондина,

И однажды всё же дождалась...

Но, не нарушая хода пьесы,

Я вернусь в период тот, когда

Клару Цеткин звали Кларой Эйсснер.

Чьей национальности?.. Ну, да!

Жизнь её могла б, как у принцессы,

Счастьем быть и радостью полна,

Если б эмигранта из Одессы

Как-то раз не встретила она.

Образ жизни вёл он большевистский,

Был гоним, и видимо не зря,

Но в глазах вчерашней гимназистки

Чем-то вроде стал поводыря.

Осип Цеткин – так мужчину звали.

Пусть на вид не весть какой «клиент»,

Но по мощи умственной едва ли

Осипу нашёлся б конкурент.

Клара хоть была в любом вопросе

Позади на целое копьё,

Но взяла фамилию у Оси

И увековечила её.

Те же, кто умом владеют цепким,

Возразят: «Позвольте, господа!

Чё ж она назвалась Кларой Цеткин,

А не Кларой Цеткиной тогда?»

Тешась псевдонимом этим редким,

Уповать мы можем лишь на то,

Что ещё не «Клара Табуреткин»

Было ею прозвище взято.

В браке-то она не состояла

С отпрыском известных всем кровей,

Что, однако, ей не помешало

От него родить двух сыновей.

В общем, было всё у них не худо,

Хоть хватало поводов для слёз,

Жизнь текла размеренно, покуда

Осю не прибрал туберкулёз.

Длилось одиночество недолго:

Вскоре Клара, с горя не своя,

Совратила Цунделя Георга,

Что годился оной в сыновья.

Он был младше Клары ровно вдвое

(Ей успело стукнуть тридцать шесть),

Но не только сдался ей без боя,

А ещё терпел её Бог весть

Сколько лет... Хотя вознёй мышиной

Их союз едва ли назовёшь.

Но сорокалетним став мужчиной,

Всё ж Георг ушёл к красотке Бош.

 

Обе две

Вот такими были судьбы женщин,

Подаривших миру восьмимарт…

Я не увеличил, не уменьшил

Ничего в рассказе, впав в азарт.

Проглотив (надеюсь, что не к ночи)

Эту поэтическую муть,

Думаю, читатель мой захочет

Знать, как их земной прервался путь?

 

Бедная Роза

Каждая в свой срок почила в Бозе,

Преуспев в политике зело,

Только по сравненью с Кларой Розе,

Безусловно, меньше повезло.

Ярый враг любых инсинуаций,

Хоть во сне готова на протест,

По следам одной из демонстраций

Загремела Роза под арест.

Думала всё будет шито-крыто,

Вроде не такой уж криминал...

Но была прикладами забита

И в Ландверский сброшена канал.

Весь канал прошарив на буксире,

Всё ж смогли поднять её со дна…

Вскоре (через месяца четыре)

Люксембург была погребена.

А в том месте, где большая клизма

Подвела трагический финал,

После избавленья от фашизма

Установлен был мемориал.

 

Стенания по Кларе

Ну, а Клара, сколь не колесила,

Целый воз успев сносить штиблет,

Умерла не где-то, а в России,

В возрасте семидесяти лет.

Как и все советские святыни,

Что чужды сегодняшней стране,

Прах её покоится и ныне

В самой нашей знаковой стене.

 

О празднике

Ну, и в заключение трактата

Рассказать мне надобно, небось,

Как же появилась эта дата,

Что мужчинам словно в горле кость...

В том году, когда ещё «Volkswagen»

И не начинал победный старт,

Как-то на тусовку в Копенгаген

Посъезжался женский авангард.

Обсуждали собственные шашни,

Крыли всех смазливеньких девах.

Клара Цеткин тут возьми, да ляпни:

«Что-то ущемляют нас в правах…»

Тут же, кто страшны и толстозады,

И не могут жить без париков,

Как давай орать: «Достали, гады!

Жизни нет от этих мужиков!

Мир для них – один большой заказник!

Мы же тоже люди...» Бла-бла-бла...

В общем, порешили – нужен праздник!

Но какого месяца? числа?

Вспомнив фабриканток из Нью-Йорка,

Учинивших марш пустых кастрюль,

Роза Кларе: «Чё там думать долго?!

Славный день для праздника... А, хуль?..

Что там было? А! восьмое марта!

Пусть и будет нашим женским днём!»

Так взвилось подобие штандарта

Над убогим бабьим кораблём.

 

Кода

И с тех пор, шокируя покроем,

Заводя походкой от бедра,

Женщины шагают ровным строем

И берут без штурмов города.

Пусть под их изысканным давленьем

Мы ещё не вымерли, как класс,

Но по всем фронтам и направленьям

Слабый пол теснит нещадно нас.

Вот уже и выглядим мы куце,

И полно лысеющих голов...

Но мужчины всё же не сдаются –

Бьют «врага» со всех своих стволов!

Больше века длится поединок...

Что там Сектор Газа и Бейрут...

.......................................................

Ладно, всё! Пока! Пора на рынок,

А не то букеты разберут…

 

 

 

© Copyright: Игорь Алексеев, 2013

Регистрационный номер №0121699

от 6 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0121699 выдан для произведения:

 

Почин

День восьмое марта – праздник старый,

Жив с начала века аж того…

Связывают с Розою и Кларой

Люди появление его.

Нынешние детки вряд ли знают

О суровых судьбах этих тёть.

Ведь не зря же молодь называют –

«Общества отрезанный ломоть».

Дабы интерес разжечь их, деткин,

Я хочу раскрыть, как добрый друг,

Кто ж на самом деле были Цеткин

И её подруга Люксембург?

 

Люксембург

То, что Люксембургшу звали Розой,

Не забыли многие пока...

Этот факт всосали с первой дозой

Мы ещё грудного молока.

А на самом деле, при рожденьи

Нарекли Розалией её...

Но пришлось, чтоб скрыть происхожденье,

Имя ей кастрировать своё.

Эх, была б красавицею Роза...

Ну, а так ни девка, а скандал.

Ни один мужик, пока тверёзый,

На неё, подлец, не западал.

Лишь потом, когда её карьера

В рост пошла подобием ботвы,

Спелась Роза с Йогихесом Лео –

Неким эмигрантом из Литвы.

Прикрывая блуд свободой нравов,

Тот отвёл подруге роль слуги...

Сам гулял налево и направо,

Неустанно пудря ей мозги.

Лет шестнадцать длилась эта сага,

Будоража Розину судьбу,

Но ни с чем осталась бедолага...

И переключилась на борьбу.

Хоть и впереди пошла «обоза»,

Но к мужчинам страсть была в крови...

И сошлась однажды наша Роза

С адвокатом Паулем Леви.

На двенадцать лет её помладше

Был он – той эпохи Микки Рурк!

Вот и снова женщиною падшей

Вскоре стала Роза Люксембург.

Впрочем, их негаданному счастью

Очень быстро наступил конец...

И последней Розиною страстью

Стал совсем уж юный сорванец.

Более того – сынок подруги...

Вот такая штука, эта жизнь!

………………………………….

Ну, а мы, тем самым, без натуги

И до Клары Цеткин добрались.

 

Цеткин

Клара ревновала к Розе сына,

Даже прервала с подругой связь.

Хоть сама всю жизнь ждала блондина,

И однажды всё же дождалась...

Но, не нарушая хода пьесы,

Я вернусь в период тот, когда

Клару Цеткин звали Кларой Эйсснер.

Чьей национальности?.. Ну, да!

Жизнь её могла б, как у принцессы,

Счастьем быть и радостью полна,

Если б эмигранта из Одессы

Как-то раз не встретила она.

Образ жизни вёл он большевистский,

Был гоним, и видимо не зря,

Но в глазах вчерашней гимназистки

Чем-то вроде стал поводыря.

Осип Цеткин – так мужчину звали.

Пусть на вид не весть какой «клиент»,

Но по мощи умственной едва ли

Осипу нашёлся б конкурент.

Клара хоть была в любом вопросе

Позади на целое копьё,

Но взяла фамилию у Оси

И увековечила её.

Те же, кто умом владеют цепким,

Возразят: «Позвольте, господа!

Чё ж она назвалась Кларой Цеткин,

А не Кларой Цеткиной тогда?»

Тешась псевдонимом этим редким,

Уповать мы можем лишь на то,

Что ещё не «Клара Табуреткин»

Было ею прозвище взято.

В браке-то она не состояла

С отпрыском известных всем кровей,

Что, однако, ей не помешало

От него родить двух сыновей.

В общем, было всё у них не худо,

Хоть хватало поводов для слёз,

Жизнь текла размеренно, покуда

Осю не прибрал туберкулёз.

Длилось одиночество недолго:

Вскоре Клара, с горя не своя,

Совратила Цунделя Георга,

Что годился оной в сыновья.

Он был младше Клары ровно вдвое

(Ей успело стукнуть тридцать шесть),

Но не только сдался ей без боя,

А ещё терпел её Бог весть

Сколько лет... Хотя вознёй мышиной

Их союз едва ли назовёшь.

Но сорокалетним став мужчиной,

Всё ж Георг ушёл к красотке Бош.

 

Обе две

Вот такими были судьбы женщин,

Подаривших миру восьмимарт…

Я не увеличил, не уменьшил

Ничего в рассказе, впав в азарт.

Проглотив (надеюсь, что не к ночи)

Эту поэтическую муть,

Думаю, читатель мой захочет

Знать, как их земной прервался путь?

 

Бедная Роза

Каждая в свой срок почила в Бозе,

Преуспев в политике зело,

Только по сравненью с Кларой Розе,

Безусловно, меньше повезло.

Ярый враг любых инсинуаций,

Хоть во сне готова на протест,

По следам одной из демонстраций

Загремела Роза под арест.

Думала всё будет шито-крыто,

Вроде не такой уж криминал...

Но была прикладами забита

И в Ландверский сброшена канал.

Весь канал прошарив на буксире,

Всё ж смогли поднять её со дна…

Вскоре (через месяца четыре)

Люксембург была погребена.

А в том месте, где большая клизма

Подвела трагический финал,

После избавленья от фашизма

Установлен был мемориал.

 

Стенания по Кларе

Ну, а Клара, сколь не колесила,

Целый воз успев сносить штиблет,

Умерла не где-то, а в России,

В возрасте семидесяти лет.

Как и все советские святыни,

Что чужды сегодняшней стране,

Прах её покоится и ныне

В самой нашей знаковой стене.

 

О празднике

Ну, и в заключение трактата

Рассказать мне надобно, небось,

Как же появилась эта дата,

Что мужчинам словно в горле кость...

В том году, когда ещё «Volkswagen»

И не начинал победный старт,

Как-то на тусовку в Копенгаген

Посъезжался женский авангард.

Обсуждали собственные шашни,

Крыли всех смазливеньких девах.

Клара Цеткин тут возьми, да ляпни:

«Что-то ущемляют нас в правах…»

Тут же, кто страшны и толстозады,

И не могут жить без париков,

Как давай орать: «Достали, гады!

Жизни нет от этих мужиков!

Мир для них – один большой заказник!

Мы же тоже люди...» Бла-бла-бла...

В общем, порешили – нужен праздник!

Но какого месяца? числа?

Вспомнив фабриканток из Нью-Йорка,

Учинивших марш пустых кастрюль,

Роза Кларе: «Чё там думать долго?!

Славный день для праздника... А, хуль?..

Что там было? А! восьмое марта!

Пусть и будет нашим женским днём!»

Так взвилось подобие штандарта

Над убогим бабьим кораблём.

 

Кода

И с тех пор, шокируя покроем,

Заводя походкой от бедра,

Женщины шагают ровным строем

И берут без штурмов города.

Пусть под их изысканным давленьем

Мы ещё не вымерли, как класс,

Но по всем фронтам и направленьям

Слабый пол теснит нещадно нас.

Вот уже и выглядим мы куце,

И полно лысеющих голов...

Но мужчины всё же не сдаются –

Бьют «врага» со всех своих стволов!

Больше века длится поединок...

Что там Сектор Газа и Бейрут...

.......................................................

Ладно, всё! Пока! Пора на рынок,

А не то букеты разберут…

 

 

 

Рейтинг: +1 665 просмотров
Комментарии (1)
Андрей Черных # 29 сентября 2014 в 12:33 0
54f2dd4c6a9f614a0b77ae8acc61df9c