ГлавнаяСтихиСвободные формыБелый и вольный стих → ВОЗВРАЩЕНИЕ.(Из "Чернобыльских блокнотов").

ВОЗВРАЩЕНИЕ.(Из "Чернобыльских блокнотов").

21 апреля 2012 - Калита Сергей
article44096.jpg

За ромашковым полем,

где небес синева,

и такое раздолье,

а по пояс трава –

есть огромная пустошь.

Там никто не живёт.

Только ветер-бродяга

песню скорби поёт.

И зверьё там не бродит,

птиц оборван полёт.

Мгла и мрак хороводят.

Смерть по кругу идёт…

 

Невозможно – в возможном.

И вот раз напрямик,

миновав раздорожье,

вышел к полю старик.

Долго брёл, пробираясь,

чрез овраги, кусты,

иногда наклоняясь,

чтоб понюхать цветы.

Слушал небо и утро,

воздух прянный вдыхал.

И вдруг замер, как будто

он кого повстречал.

Словно вот оно, это -

к чему так он спешил.

Не желал, а - вернулся.

Словно раньше здесь жил… 

 

 

Впереди – тьма и пустошь.

 

Впереди – ветра гул.

Но, крестом осенившись,

словно в бездну шагнул.

 

Шаг за шагом – втянулся.

Даже ветер притих:

неужели вернулся

кто-то с тех, неживых,

кто тогда порой чёрной

вдруг не сгинул-пропал,

чтоб не чахнуть средь горя

в свет далёкий сбежал?

Себя прятал от боли,

Так же в боли той жил.

Всё искал лучшей доли.

Тех, кто знал, пережил…

 

Чёрный быльник сминало

под ногами старечи.

Вдруг обрыв – и завала.

Руки деда и плечи

задрожали. И слёзы

на глаза набежали.

На погосте в печали

шелестели берёзы…

 

Так и плакал небога,

преклонивши колени,

отмоливши у Бога

путь к родному селенью,

где когда-то родился,

где был счастлив, любил,

слепо Богу молился

и, случалось, грешил.

Пусть ветра здесь гуляют

в чёрной быльник-траве,

он в тоске и печали

догорюет свой век.

Лишь бы солнышко грело

И не тиснул мороз,

И душа не болела…  

 

Там, где быльник порос,

вновь парят птичьи стаи,

Рык зверей. Жизни ход.

И дорогой страданий

снова кто-то идёт…

 

 

Оригинал. Победитель Международного Литературного Конкурса за 2010 год. «Мир без войны». Номинация (ПОЭЗИЯ).  

ВЯРТАННЕ.
 

 

За валошкавым полем,

там, дзе  неба  блакiт,

i такое раздолле –

ад ракi да ракi,  -

ёсць вялiкая пустка.

Там нiхто  не жыве.

Толькi вецер гуляе

у быльнiк траве.

Там звяры не палююць,

птушкам лёту няма,

змрок i ценi вандруюць.

Што  нi дзень - то зiма.

 

 

Немагчыма - у магчымым. 

I таму незнарок

неяк раз  з пуцявiны

скрочыу нейкі дзядок.

Доуга блукау  старэча

сярод хмызу, - i вось

перад дзедам пустэча

разляглася. Здалось,

ён  дасюль i iмкнууся,

збiушы  ногi аб глей.

Не жадау, а  вярнууся, -

нiбы жыу тут  раней. 
 

 

Азiрнууся нябога 
 

на далёкi блакiт.

Не  стамiла дарога, -

i ступiу у нябыт.

Крок  за крокам – уцягнууся.

Вецер нават  прыцiх:

няужо хтосьцi вярнууся,

з тых, апошнiх. жывых?

Хто калiсьцi у зморак

не загiнуу i хто,

каб не жыць сярод гора

у свет вялiкi  сышоу ,  

Хто ад болю хавауся, 

але у болi  i жыу,   

хто з

нядоляй змагауся, 

усiх, хто  знау - перажыу.

Чорны быльнiк змiнала

пад хадою старэчы.

Але раптам – завала.

Рукi дзеда i плечы

задрыжэлi. Па твару 

пакацiлiся слёзы.

За лагчынай  над ярам  

шапацелi бярозы...  

 
 

Так i  плакау нябога, 

нiц прыпаушы ля дрэвау,

нiбы дзякавау Богу,

што знайшоу сваё крэва.

Хай вятры тут гуляюць

i нiхто  не жыве,

ён у гэтым адчаю

дагаруе свой век.

Абы сонейка грэла

i не цiснуу мароз,

i  душа не балела...

 

 

Там,  дзе быльнiк парос  

зноу  птушыныя спевы,

рык звяроу i блакiт.

I, здаецца, да крэва

зноу  iдуць  праз нябыт. 

 

© Copyright: Калита Сергей, 2012

Регистрационный номер №0044096

от 21 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0044096 выдан для произведения:

За ромашковым полем,

где небес синева,

и такое раздолье,

а по пояс трава –

есть огромная пустошь.

Там никто не живёт.

Только ветер-бродяга

песню скорби поёт.

И зверьё там не бродит,

птиц оборван полёт.

Мгла и мрак хороводят.

Смерть по кругу идёт…

 

Невозможно – в возможном.

И вот раз напрямик,

миновав раздорожье,

вышел к полю старик.

Долго брёл, пробираясь,

чрез овраги, кусты,

иногда наклоняясь,

чтоб понюхать цветы.

Слушал небо и утро,

воздух прянный вдыхал.

И вдруг замер, как будто

он кого повстречал.

Словно вот оно, это -

к чему так он спешил.

Не желал, а - вернулся.

Словно раньше здесь жил…

 

 

 

 

Впереди – тьма и пустошь.

 

 

 

Впереди – ветра гул.

Но, крестом осенившись,

словно в бездну шагнул.

 

Шаг за шагом – втянулся.

Даже ветер притих:

неужели вернулся

кто-то с тех, неживых,

кто тогда порой чёрной

вдруг не сгинул-пропал,

чтоб не чахнуть средь горя

в свет далёкий сбежал?

Себя прятал от боли,

Так же в боли той жил.

Всё искал лучшей доли.

Тех, кто знал, пережил…

 

Чёрный быльник сминало

под ногами старечи.

Вдруг обрыв – и завала.

Руки деда и плечи

задрожали. И слёзы

на глаза набежали.

На погосте в печали

шелестели берёзы…

 

Так и плакал небога,

преклонивши колени,

отмоливши у Бога

путь к родному селенью,

где когда-то родился,

где был счастлив, любил,

слепо Богу молился

и, случалось, грешил.

Пусть ветра здесь гуляют

в чёрной быльник-траве,

он в тоске и печали

догорюет свой век.

Лишь бы солнышко грело

И не тиснул мороз,

И душа не болела…

 

 

 

 

Там, где быльник порос,

 

 

 

вновь парят птичьи стаи,

Рык зверей. Жизни ход.

И дорогой страданий

снова кто-то идёт…

 

 

Оригинал. Победитель Международного Литературного Конкурса за 2010 год. «Мир без войны». Номинация (ПОЭЗИЯ).

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЯРТАННЕ.

За валошкавым полем,

там, дзе  неба  блакiт,

i такое раздолле –

ад ракi да ракi,  -

ёсць вялiкая пустка.

Там нiхто  не жыве.

Толькi вецер гуляе

у быльнiк траве.

Там звяры не палююць,

птушкам лёту няма,

змрок i ценi вандруюць.

Што  нi дзень - то зiма.

 

 

 

Немагчыма - у магчымым.

 

I таму незнарок

неяк раз  з пуцявiны

скрочыу нейкі дзядок.

Доуга блукау  старэча

сярод хмызу, - i вось

перад дзедам пустэча

разляглася. Здалось,

ён  дасюль i iмкнууся,

збiушы  ногi аб глей.

Не жадау, а  вярнууся, -

нiбы жыу тут  раней.

 

 

 

 

 

 

 

Азiрнууся нябога 

на далёкi блакiт.

Не  стамiла дарога, -

i ступiу у нябыт.

Крок  за крокам – уцягнууся.

Вецер нават  прыцiх:

няужо хтосьцi вярнууся,

з тых, апошнiх. жывых?

Хто калiсьцi у зморак

не загiнуу i хто,

каб не жыць сярод гора

у свет вялiкi  сышоу.

 

 

 

Хто ад болю хавауся, 

але у болi  i жыу,

 

 

хто з

нядоляй змагауся, 

усiх, хто  знау - перажыу.

Чорны быльнiк змiнала

пад хадою старэчы.

Але раптам – завала.

Рукi дзеда i плечы

 

 

 

задрыжэлi. Па твару 

пакацiлiся слёзы.

За лагчынай  над ярам

 

 

 

шапацелi бярозы. 

 

 

 

Так i  плакау нябога,

 

нiц прыпаушы ля дрэвау,

нiбы дзякавау Богу,

што знайшоу сваё крэва.

Хай вятры тут гуляюць

i нiхто  не жыве,

ён у гэтым адчаю

дагаруе свой век.

Абы сонейка грэла

i не цiснуу мароз,

i  душа не балела...

 

 

Там,  дзе быльнiк парос

 

зноу  птушыныя спевы,

рык звяроу i блакiт.

I, здаецца, да крэва

зноу  iдуць  праз нябыт.

 

Рейтинг: +3 219 просмотров
Комментарии (4)
Татьяна Лютько # 22 апреля 2012 в 08:44 +2
Еще долго будут там болеть земля и люди...
Даже если ничего уже не будет...


Спасибо Вам. Разделите и со мной боль, считая шаги http://parnasse.ru/poetry/free/white/maior-solnce.html
Калита Сергей # 22 апреля 2012 в 11:43 +1
Спасибо, Татьяна!
Татьяна Мерзлякова # 23 июня 2012 в 18:57 +1
Сильный художественный образ!
Калита Сергей # 23 июня 2012 в 20:49 0
Спасибо, Татьяна! elka2

 

Популярные стихи за месяц
137
129
104
98
88
85
78
77
76
74
72
65
65
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
65
64
63
63
62
62
61
60
МУЗА 27 августа 2017 (Константин Батурин)
59
59
58
56
55
54
53
53
35