ГлавнаяПоэзияСвободные формыБелый и вольный стих → ВОЗВРАЩЕНИЕ.(Из "Чернобыльских блокнотов").

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ.(Из "Чернобыльских блокнотов").

21 апреля 2012 - Калита Сергей
article44096.jpg

За ромашковым полем,

где небес синева,

и такое раздолье,

а по пояс трава –

есть огромная пустошь.

Там никто не живёт.

Только ветер-бродяга

песню скорби поёт.

И зверьё там не бродит,

птиц оборван полёт.

Мгла и мрак хороводят.

Смерть по кругу идёт…

 

Невозможно – в возможном.

И вот раз напрямик,

миновав раздорожье,

вышел к полю старик.

Долго брёл, пробираясь,

чрез овраги, кусты,

иногда наклоняясь,

чтоб понюхать цветы.

Слушал небо и утро,

воздух прянный вдыхал.

И вдруг замер, как будто

он кого повстречал.

Словно вот оно, это -

к чему так он спешил.

Не желал, а - вернулся.

Словно раньше здесь жил… 

 

 

Впереди – тьма и пустошь.

 

Впереди – ветра гул.

Но, крестом осенившись,

словно в бездну шагнул.

 

Шаг за шагом – втянулся.

Даже ветер притих:

неужели вернулся

кто-то с тех, неживых,

кто тогда порой чёрной

вдруг не сгинул-пропал,

чтоб не чахнуть средь горя

в свет далёкий сбежал?

Себя прятал от боли,

Так же в боли той жил.

Всё искал лучшей доли.

Тех, кто знал, пережил…

 

Чёрный быльник сминало

под ногами старечи.

Вдруг обрыв – и завала.

Руки деда и плечи

задрожали. И слёзы

на глаза набежали.

На погосте в печали

шелестели берёзы…

 

Так и плакал небога,

преклонивши колени,

отмоливши у Бога

путь к родному селенью,

где когда-то родился,

где был счастлив, любил,

слепо Богу молился

и, случалось, грешил.

Пусть ветра здесь гуляют

в чёрной быльник-траве,

он в тоске и печали

догорюет свой век.

Лишь бы солнышко грело

И не тиснул мороз,

И душа не болела…  

 

Там, где быльник порос,

вновь парят птичьи стаи,

Рык зверей. Жизни ход.

И дорогой страданий

снова кто-то идёт…

 

 

Оригинал. Победитель Международного Литературного Конкурса за 2010 год. «Мир без войны». Номинация (ПОЭЗИЯ).  

ВЯРТАННЕ.
 

 

За валошкавым полем,

там, дзе  неба  блакiт,

i такое раздолле –

ад ракi да ракi,  -

ёсць вялiкая пустка.

Там нiхто  не жыве.

Толькi вецер гуляе

у быльнiк траве.

Там звяры не палююць,

птушкам лёту няма,

змрок i ценi вандруюць.

Што  нi дзень - то зiма.

 

 

Немагчыма - у магчымым. 

I таму незнарок

неяк раз  з пуцявiны

скрочыу нейкі дзядок.

Доуга блукау  старэча

сярод хмызу, - i вось

перад дзедам пустэча

разляглася. Здалось,

ён  дасюль i iмкнууся,

збiушы  ногi аб глей.

Не жадау, а  вярнууся, -

нiбы жыу тут  раней. 
 

 

Азiрнууся нябога 
 

на далёкi блакiт.

Не  стамiла дарога, -

i ступiу у нябыт.

Крок  за крокам – уцягнууся.

Вецер нават  прыцiх:

няужо хтосьцi вярнууся,

з тых, апошнiх. жывых?

Хто калiсьцi у зморак

не загiнуу i хто,

каб не жыць сярод гора

у свет вялiкi  сышоу ,  

Хто ад болю хавауся, 

але у болi  i жыу,   

хто з

нядоляй змагауся, 

усiх, хто  знау - перажыу.

Чорны быльнiк змiнала

пад хадою старэчы.

Але раптам – завала.

Рукi дзеда i плечы

задрыжэлi. Па твару 

пакацiлiся слёзы.

За лагчынай  над ярам  

шапацелi бярозы...  

 
 

Так i  плакау нябога, 

нiц прыпаушы ля дрэвау,

нiбы дзякавау Богу,

што знайшоу сваё крэва.

Хай вятры тут гуляюць

i нiхто  не жыве,

ён у гэтым адчаю

дагаруе свой век.

Абы сонейка грэла

i не цiснуу мароз,

i  душа не балела...

 

 

Там,  дзе быльнiк парос  

зноу  птушыныя спевы,

рык звяроу i блакiт.

I, здаецца, да крэва

зноу  iдуць  праз нябыт. 

 

© Copyright: Калита Сергей, 2012

Регистрационный номер №0044096

от 21 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0044096 выдан для произведения:

За ромашковым полем,

где небес синева,

и такое раздолье,

а по пояс трава –

есть огромная пустошь.

Там никто не живёт.

Только ветер-бродяга

песню скорби поёт.

И зверьё там не бродит,

птиц оборван полёт.

Мгла и мрак хороводят.

Смерть по кругу идёт…

 

Невозможно – в возможном.

И вот раз напрямик,

миновав раздорожье,

вышел к полю старик.

Долго брёл, пробираясь,

чрез овраги, кусты,

иногда наклоняясь,

чтоб понюхать цветы.

Слушал небо и утро,

воздух прянный вдыхал.

И вдруг замер, как будто

он кого повстречал.

Словно вот оно, это -

к чему так он спешил.

Не желал, а - вернулся.

Словно раньше здесь жил…

 

 

 

 

Впереди – тьма и пустошь.

 

 

 

Впереди – ветра гул.

Но, крестом осенившись,

словно в бездну шагнул.

 

Шаг за шагом – втянулся.

Даже ветер притих:

неужели вернулся

кто-то с тех, неживых,

кто тогда порой чёрной

вдруг не сгинул-пропал,

чтоб не чахнуть средь горя

в свет далёкий сбежал?

Себя прятал от боли,

Так же в боли той жил.

Всё искал лучшей доли.

Тех, кто знал, пережил…

 

Чёрный быльник сминало

под ногами старечи.

Вдруг обрыв – и завала.

Руки деда и плечи

задрожали. И слёзы

на глаза набежали.

На погосте в печали

шелестели берёзы…

 

Так и плакал небога,

преклонивши колени,

отмоливши у Бога

путь к родному селенью,

где когда-то родился,

где был счастлив, любил,

слепо Богу молился

и, случалось, грешил.

Пусть ветра здесь гуляют

в чёрной быльник-траве,

он в тоске и печали

догорюет свой век.

Лишь бы солнышко грело

И не тиснул мороз,

И душа не болела…

 

 

 

 

Там, где быльник порос,

 

 

 

вновь парят птичьи стаи,

Рык зверей. Жизни ход.

И дорогой страданий

снова кто-то идёт…

 

 

Оригинал. Победитель Международного Литературного Конкурса за 2010 год. «Мир без войны». Номинация (ПОЭЗИЯ).

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЯРТАННЕ.

За валошкавым полем,

там, дзе  неба  блакiт,

i такое раздолле –

ад ракi да ракi,  -

ёсць вялiкая пустка.

Там нiхто  не жыве.

Толькi вецер гуляе

у быльнiк траве.

Там звяры не палююць,

птушкам лёту няма,

змрок i ценi вандруюць.

Што  нi дзень - то зiма.

 

 

 

Немагчыма - у магчымым.

 

I таму незнарок

неяк раз  з пуцявiны

скрочыу нейкі дзядок.

Доуга блукау  старэча

сярод хмызу, - i вось

перад дзедам пустэча

разляглася. Здалось,

ён  дасюль i iмкнууся,

збiушы  ногi аб глей.

Не жадау, а  вярнууся, -

нiбы жыу тут  раней.

 

 

 

 

 

 

 

Азiрнууся нябога 

на далёкi блакiт.

Не  стамiла дарога, -

i ступiу у нябыт.

Крок  за крокам – уцягнууся.

Вецер нават  прыцiх:

няужо хтосьцi вярнууся,

з тых, апошнiх. жывых?

Хто калiсьцi у зморак

не загiнуу i хто,

каб не жыць сярод гора

у свет вялiкi  сышоу.

 

 

 

Хто ад болю хавауся, 

але у болi  i жыу,

 

 

хто з

нядоляй змагауся, 

усiх, хто  знау - перажыу.

Чорны быльнiк змiнала

пад хадою старэчы.

Але раптам – завала.

Рукi дзеда i плечы

 

 

 

задрыжэлi. Па твару 

пакацiлiся слёзы.

За лагчынай  над ярам

 

 

 

шапацелi бярозы. 

 

 

 

Так i  плакау нябога,

 

нiц прыпаушы ля дрэвау,

нiбы дзякавау Богу,

што знайшоу сваё крэва.

Хай вятры тут гуляюць

i нiхто  не жыве,

ён у гэтым адчаю

дагаруе свой век.

Абы сонейка грэла

i не цiснуу мароз,

i  душа не балела...

 

 

Там,  дзе быльнiк парос

 

зноу  птушыныя спевы,

рык звяроу i блакiт.

I, здаецца, да крэва

зноу  iдуць  праз нябыт.

 

Рейтинг: +3 191 просмотр
Комментарии (4)
Татьяна Лютько # 22 апреля 2012 в 08:44 +2
Еще долго будут там болеть земля и люди...
Даже если ничего уже не будет...


Спасибо Вам. Разделите и со мной боль, считая шаги http://parnasse.ru/poetry/free/white/maior-solnce.html
Калита Сергей # 22 апреля 2012 в 11:43 +1
Спасибо, Татьяна!
Татьяна Мерзлякова # 23 июня 2012 в 18:57 +1
Сильный художественный образ!
Калита Сергей # 23 июня 2012 в 20:49 0
Спасибо, Татьяна! elka2