Тайна вдохновения

5 января 2015 - Олег Гарандин
С вершины горного ключа набег,
Иная  страсть устанет греть и камень,
Условного не знает откровенья,
Не выговорить слов – разумные слова
Роскошного молчания не стоят.
Прозрачный катится под камнями ручей:
Одно условие – законы света
Нарушить не должны.
                                  Веками
Здесь блещет вниз печальная   река
Излучиной такого отраженья!
Несметной дымкой
                                 вдаль уйти бесследно
Густой томит волной.
И  даль дороги  беглым не видна,
Воочию цветет полынь-трава,
Темно не днем, а ночью – ночь безбрежна,
Бег времени не старит эту свежесть.
Здесь старина овражья, даль широка,
В лесную чащу наклонила гроздь,
И полна очарованных видений,
Движеньем удивительных  ветвей
Вниз наклонила  кроны.   
Здесь властвует природы исполин ветвистый дуб –
В его душе  угадана надежда
На долгий,  длительный, годам не властный  век.
Его скрижаль украсит  даже ветхость,
Отроческим сознанием корней,
Её тяжелой обвивая кроной, 
Разумным назначеньем лет –
Тому молчать, кто смысл не знает   слова –
Мир всевозможных таинств, а в душе
Жилище певчих, соловья и иволги                                                               
                                                             глубоко
По жилам тем течет живительный елей,
Ручей дает им сокровенное дыханье.
 
На острие дамоклова меча
Закат поет молитвою покоя.
В том сердце скрыта вожделенной красотой
Туманность мира!
                           Тонут берега,
Размытые дорожною   химерой, 
Разубеждая в плоскости земли
Раздумий тщетных о тщете раздумий
И беготни за смыслом бытия.
О старости пути  в  изгнаньях вечных
За долгим взглядом речь не  донести
До мира  слишком ясных откровений –
Нельзя  дочерних.
                               Но предугадать,
Предугадать  его пути  возможно,
Сей ход неторопливый
Имеет час и год.
Под ним река, сверкая,
Живет прозревшей жизнью –
Тот пламень поит розные поля
И час и год!
И чуется великое прозренье.
Раскаяньям утопическим и догмам,
Оплошностью мирскою суеты,
Всегда поспешным, не всегда угодным.
Ответным чувством он отдохновенен,
А властность проявляет строго
                                           над  равнодушным –
                                                                              признавай                                 
Всегда его,
                    встречая и прощаясь.
 
От чьей ли крови, плоскости стола?
Лжи  первозданной, переизданной заботой,
Влеченьем быть без должного старенья
У вековечных крон  ствола,
Состарится не временем  утроба
Размеренным, насущным содержаньем
В изустно утомительную серость,
Не слыша бег  ростка в иной связи,
У малого – мгновенье это  вечность,
Великому – подвластна немота…
Простейший звук – в нем слышится волненье,
В нем музыки  заученный урок,
Нагорный ль водопад, иль сточный лед
Оплакивают бурю.
Иль, просто, слышно за окном
Простую песнь крестьянки, 
                                               сбирающей венок.
Сочувствием неизъяснимым живо все –
В том тайна вдохновенья.
                               

1986


http://zzgame.ru/2305439-oleg-garandin-poeziya-yunosti/

© Copyright: Олег Гарандин, 2015

Регистрационный номер №0263293

от 5 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0263293 выдан для произведения: С вершины горного ключа набег,
Иная  страсть устанет греть и камень,
Условного не знает откровенья,
Не выговорить слов – разумные слова
Роскошного молчания не стоят.
Прозрачный катится под камнями ручей:
Одно условие – законы света
Нарушить не должны.
                                  Веками
Здесь блещет вниз печальная   река
Излучиной такого отраженья!
Несметной дымкой
                                 вдаль уйти бесследно
Густой томит волной.
И  даль дороги  беглым не видна,
Воочию цветет полынь-трава,
Темно не днем, а ночью – ночь безбрежна,
Бег времени не старит эту свежесть.
Здесь старина овражья, даль широка,
В лесную чащу наклонила гроздь,
И полна очарованных видений,
Движеньем удивительных  ветвей
Вниз наклонила  кроны.   
Здесь властвует природы исполин ветвистый дуб –
В его душе  угадана надежда
На долгий,  длительный, годам не властный  век.
Его скрижаль украсит  даже ветхость,
Отроческим сознанием корней,
Её тяжелой обвивая кроной, 
Разумным назначеньем лет –
Тому молчать, кто смысл не знает   слова –
Мир всевозможных таинств, а в душе
Жилище певчих, соловья и иволги                                                               
                                                             глубоко
По жилам тем течет живительный елей,
Ручей дает им сокровенное дыханье.
 
На острие дамоклова меча
Закат поет молитвою покоя.
В том сердце скрыта вожделенной красотой
Туманность мира!
                           Тонут берега,
Размытые дорожною   химерой, 
Разубеждая в плоскости земли
Раздумий тщетных о тщете раздумий
И беготни за смыслом бытия.
О старости пути  в  изгнаньях вечных
За долгим взглядом речь не  донести
До мира  слишком ясных откровений –
Нельзя  дочерних.
                               Но предугадать,
Предугадать  его пути  возможно,
Сей ход неторопливый
Имеет час и год.
Под ним река, сверкая,
Живет прозревшей жизнью –
Тот пламень поит розные поля
И час и год!
И чуется великое прозренье.
Раскаяньям утопическим и догмам,
Оплошностью мирскою суеты,
Всегда поспешным, не всегда угодным.
Ответным чувством он отдохновенен,
А властность проявляет строго
                                           над  равнодушным –
                                                                              признавай                                 
Всегда его,
                    встречая и прощаясь.
 
От чьей ли крови, плоскости стола?
Лжи  первозданной, переизданной заботой,
Влеченьем быть без должного старенья
У вековечных крон  ствола,
Состарится не временем  утроба
Размеренным, насущным содержаньем
В изустно утомительную серость,
Не слыша бег  ростка в иной связи,
У малого – мгновенье это  вечность,
Великому – подвластна немота…
Простейший звук – в нем слышится волненье,
В нем музыки  заученный урок,
Нагорный ль водопад, иль сточный лед
Оплакивают бурю.
Иль, просто, слышно за окном
Простую песнь крестьянки, 
                                               сбирающей венок.
Сочувствием неизъяснимым живо все –
В том тайна вдохновенья.
                               

1986
Рейтинг: 0 147 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!