ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Зимняя сказка.

 

УютДом: лучшая химчистка ковров . Химчистка в СПб
химчисткаспб.рф

Зимняя сказка.

7 апреля 2012 - Ульяна Ульянова


   ..............Что же ты, черёмуха, сердишься-грустишь?
   ..............Разве ты, черёмуха, сердце не простишь,
   ..............Что предательств таинства не смогло забыть -
   ..............Не смогло предательства сердце полюбить...
  
  
   Волшебства прекрасною зимнею порой
   Над снегами белыми пелся волчий вой.
   И волчица белая, растворясь в снегах,
   Кошкой белой нежилась во моих ногах.
   Шерстью мягкой, шёлковой заслоняла, чтоб
   Ноженькам Морозушко не слепил бы гроб.
   Словно я - волчицею и сама была.
   Словно снегом слитая, став белым-бела.
   Словно мне Морозушко в зиму стал отец.
   И снега, что брошены, на земле венец.
  
   Месяц разудалостью дали освещал.
   И мороз, крещаючи, землю освящал.
   В этой тайной магии щедрости дорог
   Путник, одиночеством прежде занемог,
   Зорко озирается - где, в каких краях
   Счастье улыбается, сидя на ветвях?!
   Где сердцами встретится древняя Душа,
   Что по свету в поисках? Жизнью хороша,
   Ласкова, приветлива спящая земля,
   Под снегами нежными дочь-Весну тая,
   Таинство слоняется, свой неся мотив
   К тем сердцам, кто сказкою и богат, и жив.
  
   Дальнею дорогою путник (может, я?),
   Вдохновлённый Песнею, пьёт из забытья
   Чувства, коих равными нет чредою дней.
   Ищет Сказку прежнюю - раствориться в ней.
   Ночь сменилась таинством утренней зари.
   На ветвях, как яблоки, пламень-снегири.
   Солнышко, проснувшися, нежится в снегах,
   Как смущенье летнее плещется в стогах.
   Путник - я. Дорогою - постоялый двор.
   За столом, во теплище, странный разговор,
   Что весною надо бы землю осиять.
   Только как уснувшую раздобыть и взять?
  
   Я молчу, не вмешивать голос свой чтоб в речь.
   Дальше: - Чтобы счастие во дворе сберечь,
   Нужно нынче к вечеру от весны - воды.
   Либо не избавиться нам большой беды.
   Тихо, осторожностью, мыслью проникать
   Начинаю в головы, чтобы суть узнать.
   Оказалось - девица, редкая краса
   При смерти неможется из-за подлеца:
   Он-де ей рассказывал про любовь и страсть,
   Чтоб девица юная под него - да пасть
   На постель, что жаркою воспылала им.
   И одним лишь суженным бредила за сим.
   Он же, парень, резвостью исполнял обет,
   Что её - да суженной, краше в свете нет.
   Что беречь сподобится ту, с какою лечь.
   Что пылины сдуются со роскошных плеч.
   Девица раскрылася перед ним цветком -
   Жадно поживился он нежным лепестком.
   А затем замаялся - дальнему пути
   Вслед за солнцем яростным вновь вперёд идти.
   - Будешь ли ты любушкой ждать возврата дней? -
   Наклонился ласковым путником над ней:
   - Я за непременностью ворочусь к тебе -
   Ты одна, как солнышко, есть в моей судьбе!
  
   Не успела девица окрестить вослед,
   Как растаял, льдинкою по весне что, след.
   С той поры неможится девице-красе,
   А вослед тревожатся любящие все,
   Чтоб забыла брошенность и могла вставать,
   Нужно бы весеннюю радость отыскать!
  
   Я гляжу за бросившим зелено зерно...
   Мне просторы явлены были чрез оно:
   Тот, кто звался суженным, был им сотни раз,
   Ибо запрещался им во любви отказ.
   Так, по свету белому, наплодил он мест,
   Где, от время к времени, навещал "невест",
   Где божился-тешился во большой "любви"
   Страстью разжигаемый вновь огонь в крови.
   Были при голубушках детушки его,
   Чтобы, значит, мыслили только одного -
   Ждали и тревожились лишь о нём. В судьбе
   Он же был единственным только лишь себе.
  
   Жалко стало глупую, как жену-вдову:
   Заплуталась чувствами в сети, как в траву,
   Из которой выбраться может только маг.
   Он и вил же сетушки, когда был с ней наг.
   Что ж, дорога дальняя после (сладким) сна,
   Повела заснеженной степию меня.
   И на постоялом же, но другом, двору
   Вот что мне поведали жители к утру:
   "Сказка" прежней девицы. И детали те,
   Были что услышаны прежней на версте.
   Так, от града к городу, маг шагал и пел,
   Что в сетях магических брал, кого хотел.
  
   Зимушка-красавица мне - родная мать.
   Мне ли сокровенностей от неё не знать?!
   Движется дорогою путь мой вновь вперёд -
   Плачется-неможится брошенный народ.
   Только нитке долгою сколько не бывать -
   Ко двору, ко вечеру, буду ночевать.
   Мёду мне и кушанья ставит сам корчмарь,
   Заведя историю, что узнала встарь.
   А в корчме - два путника - я и кто другой,
   Мёдом напивается в шубе дорогой.
   Время нынче позднее - время почивать.
   Поднимаюсь лестницей в комнату - кровать
   Выстлана и свежая. Только вот на ней,
   Что вторым за ужином... Позапрошлых дней
   Тот, ковал кто "гнёздышки" в разных городах,
   Предо мной склоняется на ночных снегах.
  
   Воздух не встревоживши, мысленно ему:
   - Что забыл, прохожий, здесь? - Скучно одному, -
   Он мне так же мысленно отвечает вслед.
   А за ним... от брошенных гнило-скользкий след.
   И сетями прежними обнимать меня,
   Чтобы разжигалось в нём более огня...
   Только мне-то ведома вся его игра.
   Да устала крохою, мне и спать пора.
   Он же мне во любушке обещает ночь.
   Мне противно сделалось. И гоню я прочь.
   Только он не ведает во любви отказ -
   Сыплет мне под ноженьки, да словесных, страз.
   Мною страз не видано ль?! - Я их в пыль в ответ.
   Ненавистью полнится в нём глазами свет.
   Я его, по ниточкам, расплетаю сеть -
   Нитям этим надобно, чтоб любою снедь!
   Их и направляю я на его чело,
   А они в мгновение - вкруг его зело.
   Встал он на коленушки, да ко мне с мольбой:
   - Я мечтал во вечности быть и только твой!
   Мне, средь ночи вольныя, глаз не закрывать,
   Коли нет голубушки, чтоб со мною спать!
  
   Усмехнулась ласково я ему в ответ:
   - Ты сетями спутывал много долгих лет.
   Не нужны мне клейкие стразы из гнилья.
   Ты уже сложился всем, что есть жизнь твоя.
   Господи, и этого я искала здесь?
   Чтобы жёлчно-клейкою повстречалась спесь?
   Мне не нужно, Господи, тех гнилых утех,
   Коими одаривал предыдущих всех.
   Где и взяться ль Верою к тем, кто сердцем глух?
  
   Ноченькою серою прокричал петух...
  
   11.01.10
  

© Copyright: Ульяна Ульянова, 2012

Регистрационный номер №0040514

от 7 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0040514 выдан для произведения:


   ..............Что же ты, черёмуха, сердишься-грустишь?
   ..............Разве ты, черёмуха, сердце не простишь,
   ..............Что предательств таинства не смогло забыть -
   ..............Не смогло предательства сердце полюбить...
  
  
   Волшебства прекрасною зимнею порой
   Над снегами белыми пелся волчий вой.
   И волчица белая, растворясь в снегах,
   Кошкой белой нежилась во моих ногах.
   Шерстью мягкой, шёлковой заслоняла, чтоб
   Ноженькам Морозушко не слепил бы гроб.
   Словно я - волчицею и сама была.
   Словно снегом слитая, став белым-бела.
   Словно мне Морозушко в зиму стал отец.
   И снега, что брошены, на земле венец.
  
   Месяц разудалостью дали освещал.
   И мороз, крещаючи, землю освящал.
   В этой тайной магии щедрости дорог
   Путник, одиночеством прежде занемог,
   Зорко озирается - где, в каких краях
   Счастье улыбается, сидя на ветвях?!
   Где сердцами встретится древняя Душа,
   Что по свету в поисках? Жизнью хороша,
   Ласкова, приветлива спящая земля,
   Под снегами нежными дочь-Весну тая,
   Таинство слоняется, свой неся мотив
   К тем сердцам, кто сказкою и богат, и жив.
  
   Дальнею дорогою путник (может, я?),
   Вдохновлённый Песнею, пьёт из забытья
   Чувства, коих равными нет чредою дней.
   Ищет Сказку прежнюю - раствориться в ней.
   Ночь сменилась таинством утренней зари.
   На ветвях, как яблоки, пламень-снегири.
   Солнышко, проснувшися, нежится в снегах,
   Как смущенье летнее плещется в стогах.
   Путник - я. Дорогою - постоялый двор.
   За столом, во теплище, странный разговор,
   Что весною надо бы землю осиять.
   Только как уснувшую раздобыть и взять?
  
   Я молчу, не вмешивать голос свой чтоб в речь.
   Дальше: - Чтобы счастие во дворе сберечь,
   Нужно нынче к вечеру от весны - воды.
   Либо не избавиться нам большой беды.
   Тихо, осторожностью, мыслью проникать
   Начинаю в головы, чтобы суть узнать.
   Оказалось - девица, редкая краса
   При смерти неможется из-за подлеца:
   Он-де ей рассказывал про любовь и страсть,
   Чтоб девица юная под него - да пасть
   На постель, что жаркою воспылала им.
   И одним лишь суженным бредила за сим.
   Он же, парень, резвостью исполнял обет,
   Что её - да суженной, краше в свете нет.
   Что беречь сподобится ту, с какою лечь.
   Что пылины сдуются со роскошных плеч.
   Девица раскрылася перед ним цветком -
   Жадно поживился он нежным лепестком.
   А затем замаялся - дальнему пути
   Вслед за солнцем яростным вновь вперёд идти.
   - Будешь ли ты любушкой ждать возврата дней? -
   Наклонился ласковым путником над ней:
   - Я за непременностью ворочусь к тебе -
   Ты одна, как солнышко, есть в моей судьбе!
  
   Не успела девица окрестить вослед,
   Как растаял, льдинкою по весне что, след.
   С той поры неможится девице-красе,
   А вослед тревожатся любящие все,
   Чтоб забыла брошенность и могла вставать,
   Нужно бы весеннюю радость отыскать!
  
   Я гляжу за бросившим зелено зерно...
   Мне просторы явлены были чрез оно:
   Тот, кто звался суженным, был им сотни раз,
   Ибо запрещался им во любви отказ.
   Так, по свету белому, наплодил он мест,
   Где, от время к времени, навещал "невест",
   Где божился-тешился во большой "любви"
   Страстью разжигаемый вновь огонь в крови.
   Были при голубушках детушки его,
   Чтобы, значит, мыслили только одного -
   Ждали и тревожились лишь о нём. В судьбе
   Он же был единственным только лишь себе.
  
   Жалко стало глупую, как жену-вдову:
   Заплуталась чувствами в сети, как в траву,
   Из которой выбраться может только маг.
   Он и вил же сетушки, когда был с ней наг.
   Что ж, дорога дальняя после (сладким) сна,
   Повела заснеженной степию меня.
   И на постоялом же, но другом, двору
   Вот что мне поведали жители к утру:
   "Сказка" прежней девицы. И детали те,
   Были что услышаны прежней на версте.
   Так, от града к городу, маг шагал и пел,
   Что в сетях магических брал, кого хотел.
  
   Зимушка-красавица мне - родная мать.
   Мне ли сокровенностей от неё не знать?!
   Движется дорогою путь мой вновь вперёд -
   Плачется-неможится брошенный народ.
   Только нитке долгою сколько не бывать -
   Ко двору, ко вечеру, буду ночевать.
   Мёду мне и кушанья ставит сам корчмарь,
   Заведя историю, что узнала встарь.
   А в корчме - два путника - я и кто другой,
   Мёдом напивается в шубе дорогой.
   Время нынче позднее - время почивать.
   Поднимаюсь лестницей в комнату - кровать
   Выстлана и свежая. Только вот на ней,
   Что вторым за ужином... Позапрошлых дней
   Тот, ковал кто "гнёздышки" в разных городах,
   Предо мной склоняется на ночных снегах.
  
   Воздух не встревоживши, мысленно ему:
   - Что забыл, прохожий, здесь? - Скучно одному, -
   Он мне так же мысленно отвечает вслед.
   А за ним... от брошенных гнило-скользкий след.
   И сетями прежними обнимать меня,
   Чтобы разжигалось в нём более огня...
   Только мне-то ведома вся его игра.
   Да устала крохою, мне и спать пора.
   Он же мне во любушке обещает ночь.
   Мне противно сделалось. И гоню я прочь.
   Только он не ведает во любви отказ -
   Сыплет мне под ноженьки, да словесных, страз.
   Мною страз не видано ль?! - Я их в пыль в ответ.
   Ненавистью полнится в нём глазами свет.
   Я его, по ниточкам, расплетаю сеть -
   Нитям этим надобно, чтоб любою снедь!
   Их и направляю я на его чело,
   А они в мгновение - вкруг его зело.
   Встал он на коленушки, да ко мне с мольбой:
   - Я мечтал во вечности быть и только твой!
   Мне, средь ночи вольныя, глаз не закрывать,
   Коли нет голубушки, чтоб со мною спать!
  
   Усмехнулась ласково я ему в ответ:
   - Ты сетями спутывал много долгих лет.
   Не нужны мне клейкие стразы из гнилья.
   Ты уже сложился всем, что есть жизнь твоя.
   Господи, и этого я искала здесь?
   Чтобы жёлчно-клейкою повстречалась спесь?
   Мне не нужно, Господи, тех гнилых утех,
   Коими одаривал предыдущих всех.
   Где и взяться ль Верою к тем, кто сердцем глух?
  
   Ноченькою серою прокричал петух...
  
   11.01.10
  

Рейтинг: 0 1226 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!