ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Старая сказка в новом формате

 

Старая сказка в новом формате

23 сентября 2013 - Юрий Ерыкалин
article160760.jpg
Старая сказка в новом формате
Юрий Ерыкалин
Мини поэма
Совместное творчество
Авторский тандем

Юрий Ерыкалин
и
Елена Картунова

Ссылки на каждую часть в отдельности
http://www.stihi.ru/2012/08/21/4953
http://www.stihi.ru/2012/11/21/10563
http://www.stihi.ru/2012/11/30/5505
http://www.stihi.ru/2012/12/01/8624
http://www.stihi.ru/2012/12/10/86

ГЛАВА -1-

БАБА ЯГАдка
Юрий Ерыкалин

Туристами, что делали привал,
В лесу потерян глянцевый журнал.
Валялся на опушке, под сосной
И найден был там Бабкою Ягой.
Журнал пестрел от разных новостей.
Про звезд, гламур и силикон грудей.
Яга прочла рекламную статью.
Запричитала на судьбу свою.
Осточертело Бабкою скакать,
Решила свою внешность поменять.
Морщинист лоб, горбатый нос крючком,
А груди - уши пса, висят мешком.
Не женщина, а чистый сухофрукт.
Уж триста лет все Бабкою зовут.
И трудно в то поверить, вот дела,
Что и Яга молоденькой была!
Ее тогда все Ягодкою звали.
И Вишенкою Спелой величали.
Поток времен назад не воротить.
И молодильных яблок не добыть.
За триста лет всю пенсию взяла,
К хирургу ринопластики пошла.
И вот Яга явилась на прием.
А бабушка, как видно, с юморком
Решив сказали: "Проходите. Плиз.
За ваши деньги - ваш любой каприз.
Подтяжка, липосакция, имплант.
Все в лучшем виде, коль клиент богат.
Проходит нужный срок. Яга домой
Вернулась с гордо поднятой главой.
И выглядит на целый миллион!
Хирург был мастер, как Пигмалион.
Жемчужный ряд зубов, уста коралл,
Подправлен нос, еще лица овал.
Шикарны груди, бедра - все при ней.
И с плеч спадают локоны кудрей.
Хороший макияж и маникюр.
И платье, тоже видно, от кутюр.
Изба ее завидев - на земь хрясь.
Сидит куриной лапою крестясь.
А Леший завопил издавши стон:
"Секс бомба в миллионы килотонн!"
Она ж ему с прищуром отвечала:
"Я снова спелой ягодкою стала.
Младое тело. Опыт трех веков.
Ох, доберусь теперь до мужиков!"
Да, сексапильна - тут не дать, не взять.
Но кто ж захочет с ведьмою то спать?
Чуть что не так - лопатой в лоб и в печь!
Хорош финал для романтичных встреч.
Яга красива, склочна и вредна.
И от того живет в лесу одна.
За триста лет так не смогла понять,
Что тело смысла нет тюнинговать.
Когда в душе гуляет суховей.
Как жить цветам любви среди камней?

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112082104953

ГЛАВА -2-

ЯГА У КОЩЕЯ
Елена Картунова

Кручинится Яга в своей избе.
Метла в упор ее не признает.
У ступы - шок. А в пятницу, в обед
к кикиморе ушел любимый кот.

Лишь зеркало волшебное одно
без умолку болтает, мол - краса!
и лучше нет на свете белом, но
бездарно пропадают телеса.

Кто в глушь придет такую? Лишь Иван.
Ну да, дурак... но все-таки - мужик!
А как зазвать, готов шикарный план!
Иначе Ваня вечность пролежит.

Иди-ка ты к Кащею на поклон.
Пусть Ванькину Маруську украдет.
А голод скрутит, Ванька с печки - вон,
за Машкой, хошь-не хошь, пойдет в поход.

Яга вздохнула. Пусть Кащей и брат
троюродный и бабник - тот еще,
навряд ли будет просьбе слишком рад.
Характер вздорный и предъявит счет.

Заломит цену так, что вздрогнет лес.
Но ежели приспичило, то тут
и ведьму закружИт на вертеле.
И - бес в ребро, и чувства душу жмут.

Пошла с визитом - шагом от бедра.
Русалки на ветвях плюются в след:
- Смотри ка! Расфуфырилась с утра!
как будто среди нас красивей нет.

Кащей в халате пестром (сущий хан),
вальяжный, у фонтана. А гарем
(из лучших девок, что таить греха)
вокруг него курлычет во дворе.

И выпятив двенадцатый размер,
Яга продефилировала.
- Стоп!
Куда? - спросил Кащей, жуя эклер,
без всяких предисловий, прямо в лоб.

Яга ему, мол, друг мой, так и так...
твою услугу щедро оплачу,
ведь ты на похищения мастак
(и бюстом прижимается к плечу).

- Ну ладно-ладно... веский аргумент.
Маруську, говоришь? Боюсь, потом
прилипнет, и не выгонишь
- Да нет!
Маруська дальше, как бы, ни при чем.
Мне надо лишь Ивана получить.
Пойдет искать, наткнется на меня.
Его тропинки узенькая нить
толкнет в объятья, полные огня.

© Copyright: Елена Картунова, 2012
Свидетельство о публикации №112112110563

ГЛАВА -3-

КОЩЕЙ И МАРЬЯ
Юрий Ерыкалин

Кощей не молод, только, что с того,
Ему года и вечность - ничего.
Он фору даст любому молодцу,
В любовном деле, мачо и самцу.
И потому содержит он гарем,
Что с дамами неутомим совсем.
Молва твердит, секрет его - в яйце,
Запрятанное в дорогом ларце.
В подробностях запутался народ.
И баб теперь сам Леший не поймет.
Кощей для всех был воплощенье зла,
Теперь к нему любая бы пошла.
Со всех концов слетелась лимита.
Он, мол, старик, преклонные лета.
Шикарный дом, богат, ну словно шах.
Банкир, землевладелец, олигарх.
А как помрет - то вдовушки потом
Растащат все, что нажито "трудом".
В гареме были девки всех мастей,
Красоточки из разных областей
Блондинки и брюнетки на подбор,
И каждая по своему мила,
Любая мужика б с ума свела!
Так развлекался старый дуралей
В забавах эротических затей.
А тут к нему является Яга,
С порога хвать бычару за рога.
"Послушай, братец, есть коварный план:
Мне нужен по зарез Дурак-Иван,
А у Ивана Марьюшка жена,
Тебе ж в гарем искусница нужна.
Она одна заменит целый взвод,
Накормит, обстирает, приберет.
Дородна телом, барышня в соку.
Не даст скучать ночами мужику.
К тому же если кризис всех прижмет
Забацает на вилле огород."
Кощей напряг извилины: "Ведь да,
На кой мне хрен держать гарем тогда.
И в миг охране он дает указ
Иванову жену найти тот час
И с почестями привести к нему.
Ивана бы сослать на Колыму,
Да вот беда не ссориться ж с Ягой,
Пусть забирает дурака с собой.
Гарем бы - разогнать! Поднимут вой,
Замыслить пакость могут за спиной.
Отправлю их турецкому паше,
Что у меня гостил как атташе.
Вот лысый черт безмерно будет рад.
Он глуповат, но все-таки богат."
Кощей нетерпеливый, как юнец,
Марусю отыскали наконец.
На рынке продавщицей пирожков,
Что с мужа взять коль он из дураков!
Лежит Иван все время на печи,
Боками полирует кирпичи.
И вот она российская краса,
Роскошна ее русая коса.
Объемны формы. Стройный, гибкий стан!
Кощей пред ней застыл как истукан.
Ни слова молвить, ни вдохнуть нет сил.
Амур любви его стрелой сразил.
Глаз синева уносит к небесам.
Везет несправедливо дуракам.
Маруся, огляделась делово,
К Кощею подошла: "Ну ты чего?
Скажи, дедок, зачем меня искал
И упырей своих ко мне послал?
Клиенты разбежались от страшил.
Мне не продать сегодня беляши.
А может ты оголодал, милок,
Решил купить меня и пирожок?"
"Мысля была!" - признался ей Кощей.
"Но только не по поводу харчей.
Хочу тебе, Маруся, предложить
Красу твою достойно оценить,
Чтоб бриллиант мог гранями играть
Его достойно нужно оформлять.
Забудь краса нужду и тяжкий труд.
Несметные богатства тебя ждут.
А по ночам утехи до утра -
Азартная любовная игра!"
"Постой, Кощей, а как же твой гарем?"
"Его я распустил давно совсем!
Одной тебе принадлежу, мадам,
Владей чем хочешь! Все тебе отдам!"
Маруся тут смекнула, что к чему
И брачный договор сует ему.
"Подпишешь, право, буду жить с тобой.
Тебе хорошей стану я женой.
Не пожалеешь, милый, ни о чем!
Ты только одари меня ключом
От потайных сокровищниц своих,
Мой дорогой, богатенький жених."
Кощея видно раздолбал маразм,
Не усмотрел подвоха он всех фраз
И подписал заверенный контракт!
Когда ж все понял получил, инфаркт
Теперь лежит не мертвый, не живой.
Бессмертный - да, но очень уж больной.
Маруся в шоколаде, но при нем.
Она ж слывет искусницей во всем.
А у Кощея чешется рука
Поправиться, намять Яге бока.

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112113005505

ГЛАВА -4-

РАЗОЧАРОВАНИЕ ЯГИ
Елена Картунова

Иван проснулся – мыслям тяжело,
во рту – большой «кошачий туалет».
И как всегда, как будто бы на зло –
ни Машки, ни рассола рядом нет!

Сполз нехотя. Как лошадь, жадно пил.
Взглянул на отражение – «Тьфу, черт!
Опухший с перепоя гомодрил,
наверно, покрасивше… ежкин кот!»

- Маруська! -
Тишина… Открыта дверь.
На кухне куры бродят под столом.
Записка – «Не скучай! Штаны померь!
Купила в скупке – ездила в село.
Рассол – на полке. Ешь… В кастрюле – щи.
Ну что еще? … Меня забрал Кощей.
Поэтому, Ванюша, не ищи.
А к вечеру отваришь вермишель».

Иван стоял и тупо мял листок.
«Как будто бы кручин особых нет…»
Потягиваясь, вышел на порог,
достал заначку с парой сигарет.

«Да Бог бы с ней, с Маруськой, только вот…
народ ведь не поймет, начнут корить.
Идти за ней? … Ох, не было забот…
Покоя нету… мать ее итить.
Придется…».
И Иван, надев штаны –
обнову от Маруськи, вышел вон.
«Молва людская – хуже сатаны,
Уж лучше сгинуть! … Как же клонит в сон…»

Иван идет, куда глаза глядят.
Тропинки нет давно, стемнело, жуть.
Отчаялся. Немного погодя
он выбрался на странно ровный путь.

Увидел дворик, домик небольшой.
На окнах занавесочки в цветах.
Иван, не долго думая, пошел,
шатаясь на измученных ногах.

Легонько стукнул в дверь, толкнул ее
и обмер… «Ничего себе, дела!»
Пред ним стоит девица – «ё-маё!»
раздетая почти что до гола.

Ни писка, ни смущения… А взгляд!
У Вани челюсть съехала на грудь.
Он вроде из приличия – назад,
но мысль вернула – «к черту дальний путь!»

И, рухнув от бессилия на стул,
Иван надел личину дурака
(так проще жить) и, радостно вздохнул,
почувствовав желания накал.

Он умницей-Маруськой сыт давно.
Хозяйка хороша, претензий нет.
Но где любви пьянящее вино?
Он с лаской - ей вставать всегда чуть свет.
Потом – мигрень… критические дни…
То Муза прилетела, то – дела.
А он – мужик! От Машкиной фигни
в его душе измученной – зола!

А здесь – не баба! – бешеный огонь!
Он чувствует (живой еще инстинкт) -
ее сейчас слегка мизинцем тронь –
вулкан взорвется! – зверский «аппетит».

Короче, Ваня к небу взвел глаза
(на жалость надавить – хороший ход).
Яга – к нему, пылая и в слезах.
А дальше – предсказуемый исход…

У Вани – праздник. Снова – на печи.
Яга хлопочет, целый день в делах…
Проходит время… взгляд не так лучист
и больше не витает в облаках.

И страсти поугасли, и задор.
С утра – одно и то же, быт заел.
А в Ванькином лице – немой укор –
«и что не так? где прежняя постель?»

Яга в раздумьях. Снова на поклон
к Кощею, чтобы Машку воротил?
Но он расправы жаждет… - не резон.
А Ваньку надо сбагрить – нету сил…

Она тайком за зеркало – «Скажи,
что делать дальше? Веришь? – «ни-ма-гу»!
Кощей, пожалуй, более мужик,
чем этот... Не желаю и врагу!»

А зеркало в ответ: «Идея есть!
Кикиморе отдай, и все дела.
Изящная и маленькая месть –
«от щедрости души», а не со зла…

И, зельем опоённый, по утру
Иван продрал глаза, а рядом – ох! –
Кикимора! Предания не врут,
такой кошмар увидеть не дай Бог!

- А где Яга, - отбросив липкий страх,
Иван ее спросил.
- Теперь – ты – мой!
И «чучело» в зеленых волосах,
связав, поволокло его домой.

© Copyright: Елена Картунова, 2012
Свидетельство о публикации №112120108624

ГЛАВА -5-

ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ ИВАНА
Юрий Ерыкалин

Кикимора - беззлобное дитя
И пакостит, по мелочи, шутя.
Покрасит лохмы в изумрудный цвет,
Покажет средний палец всем - привет.
А тут, ты глянь, что стала вытворять,
Средь бела дня Ивана повязать!!!
И словно куль свезла к себе домой.
Ну прям рабовладельческий настрой.
А дома у нее такой бедлам!
Сплошное запустенье, грязь и хлам,
Ну не жилье - пристанище бомжей.
Приют для тараканов, крыс и вшей.
Лежит Иван на тюфяке в углу
Тоскуя по уюту и теплу.
Послышались шаги из далека.
Явилась Смерть - дошло до дурака.
Душа Ивана обретет покой
Когда она взмахнет своей косой.
То Леший был с Кикиморой вдвоем
Заполнили собой дверной проем.
И Леший прохрипел умерив бас:
"Ты, Ваня, не серчай за зря на нас.
Связали мы тебя не по злобЕ,
А чтоб немного пособить тебе.
Яге ты Ваня смог поднадоесть.
Она ж тебя намеревалась съесть!
И ей уже заморский каннибал
Свой фирменный рецепт передавал.
Но я вмешаться все таки успел
Предотвратить подобный беспредел.
Страдать невинно, за чужой каприз,
Несправедливо - как не оглянись.
Ты, Вань, дурак, но судя по всему
Сам разобраться сможешь, что к чему.
Освободили, вывели во двор
И заключили с Ваней уговор -
Он корень своих бед должОн сыскать,
Виновных непременно наказать.
Побрел Иван к Кощею. Сгоряча
С собою прихватил пол кирпича.
Весомый пролетарский аргумент
В великий исторический момент.
Нашел таки Кощеев особняк.
Забор, охрана - это все пустяк.
Преодолев заслоны и кардон
В Кощеев кабинет заходит он.
Там в кресле сидит дряхленький старик,
Сухой сморчок на лысине парик,
Раздолбанный болезнью в пух и прах.
Видать бессмертник здорово зачах.
"Ну, коль пришел, чего стоишь, Иван,
Приткни свой зад на кожаный диван,
Хлебни ка вон с лимончиком чайку.
Врагов я нажил на своем веку!
Но вот тебя, Иван, не обижал,
Марусеньку твою не похищал.
Она ж меня вкруг пальца обвела!
Не зря во всем искусницей слыла.
И я остался нищий и больной.
В постели без виагры - никакой.
Яга всему виною, чтоб ты знал.
Связался с нею . Черт меня побрал.
Как я хочу добраться до Яги,
Но мне, как видишь, это не с руки."
Иван с досады плюнул на ковер,
Затылок почесал и в лес попер.
Бредет Иван знакомою тропой.
Усталый и голодный, очень злой.
И вот она опушка. Вот изба.
Где беспричинно сломана судьба
И не одна. По прихоти Яги.
Что женщины - коварные враги
Иван, до селе, не подозревал
И зла от них никак не ожидал.
К Яге подходит яростно сопя,
От возмущенья, просто, вне себя:
"Ну ты, змеюка, черная душа
Идеи свои подлые верша.
Из за тебя разрушилась моя,
Пусть не совсем удачная, семья!
С Марусей не хватал я лиха фунт.
Она же не устраивала бунт,
Что иногда налево бегал я,
Да напивался часто как свинья.
Терпела все, не видя перспектив,
Не говоря ни слова супротив.
Ну, а теперь, она уж леди-босс,
А я Иван-дурак безродный пес.
Маруську мне назад не воротить.
Так хоть тебя, заразу, придушить!"
"Ты что, Иван? Попортишь макияж!" -
Яга вскричала прячась за трельяж.
Перекрестилась, господи прости:
"Тебя я не желала извести.
Мечтала мужика себе сыскать,
Чтоб красоте за зря не пропадать.
Ну не ужились мы с тобой Иван.
Сам виноват! Храпишь когда ты пьян!
План действий разработало оно
Вот это вот болтливое трюмо.
Я тут, как будто, даже не причем.
Ну хочешь - вдарь по роже кирпичом.
Нет нет! Не мне, а все таки ему
Зеркальному коварному уму."
"Ванюша, бей! Не привыкать же нам
Кривым, косым, прыщавым зеркалам.
Коль если в голове не дать не взять
Привыкли все на зеркало пенять.
Приму удар, судьбину не кляня." -
И задрожало тоненько звеня.
Да ну вас всех - махнул Иван рукой,
Проматерился и пошел домой.
С дружками выпив водки на обед,
Он отыскал причину своих бед.
Разгадана загадка, вот финал
Виновен в бедах глянцевый журнал.

КОНЕЦ

10 декабря 2012 года


© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112121000086



© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112082104953
 
© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112121206105
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0103360 от 26 февраля 2013 в 14:25

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2013

Регистрационный номер №0160760

от 23 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0160760 выдан для произведения: Старая сказка в новом формате
Юрий Ерыкалин
Мини поэма
Совместное творчество
Авторский тандем

Юрий Ерыкалин
и
Елена Картунова

Ссылки на каждую часть в отдельности
http://www.stihi.ru/2012/08/21/4953
http://www.stihi.ru/2012/11/21/10563
http://www.stihi.ru/2012/11/30/5505
http://www.stihi.ru/2012/12/01/8624
http://www.stihi.ru/2012/12/10/86

ГЛАВА -1-

БАБА ЯГАдка
Юрий Ерыкалин

Туристами, что делали привал,
В лесу потерян глянцевый журнал.
Валялся на опушке, под сосной
И найден был там Бабкою Ягой.
Журнал пестрел от разных новостей.
Про звезд, гламур и силикон грудей.
Яга прочла рекламную статью.
Запричитала на судьбу свою.
Осточертело Бабкою скакать,
Решила свою внешность поменять.
Морщинист лоб, горбатый нос крючком,
А груди - уши пса, висят мешком.
Не женщина, а чистый сухофрукт.
Уж триста лет все Бабкою зовут.
И трудно в то поверить, вот дела,
Что и Яга молоденькой была!
Ее тогда все Ягодкою звали.
И Вишенкою Спелой величали.
Поток времен назад не воротить.
И молодильных яблок не добыть.
За триста лет всю пенсию взяла,
К хирургу ринопластики пошла.
И вот Яга явилась на прием.
А бабушка, как видно, с юморком
Решив сказали: "Проходите. Плиз.
За ваши деньги - ваш любой каприз.
Подтяжка, липосакция, имплант.
Все в лучшем виде, коль клиент богат.
Проходит нужный срок. Яга домой
Вернулась с гордо поднятой главой.
И выглядит на целый миллион!
Хирург был мастер, как Пигмалион.
Жемчужный ряд зубов, уста коралл,
Подправлен нос, еще лица овал.
Шикарны груди, бедра - все при ней.
И с плеч спадают локоны кудрей.
Хороший макияж и маникюр.
И платье, тоже видно, от кутюр.
Изба ее завидев - на земь хрясь.
Сидит куриной лапою крестясь.
А Леший завопил издавши стон:
"Секс бомба в миллионы килотонн!"
Она ж ему с прищуром отвечала:
"Я снова спелой ягодкою стала.
Младое тело. Опыт трех веков.
Ох, доберусь теперь до мужиков!"
Да, сексапильна - тут не дать, не взять.
Но кто ж захочет с ведьмою то спать?
Чуть что не так - лопатой в лоб и в печь!
Хорош финал для романтичных встреч.
Яга красива, склочна и вредна.
И от того живет в лесу одна.
За триста лет так не смогла понять,
Что тело смысла нет тюнинговать.
Когда в душе гуляет суховей.
Как жить цветам любви среди камней?

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112082104953

ГЛАВА -2-

ЯГА У КОЩЕЯ
Елена Картунова

Кручинится Яга в своей избе.
Метла в упор ее не признает.
У ступы - шок. А в пятницу, в обед
к кикиморе ушел любимый кот.

Лишь зеркало волшебное одно
без умолку болтает, мол - краса!
и лучше нет на свете белом, но
бездарно пропадают телеса.

Кто в глушь придет такую? Лишь Иван.
Ну да, дурак... но все-таки - мужик!
А как зазвать, готов шикарный план!
Иначе Ваня вечность пролежит.

Иди-ка ты к Кащею на поклон.
Пусть Ванькину Маруську украдет.
А голод скрутит, Ванька с печки - вон,
за Машкой, хошь-не хошь, пойдет в поход.

Яга вздохнула. Пусть Кащей и брат
троюродный и бабник - тот еще,
навряд ли будет просьбе слишком рад.
Характер вздорный и предъявит счет.

Заломит цену так, что вздрогнет лес.
Но ежели приспичило, то тут
и ведьму закружИт на вертеле.
И - бес в ребро, и чувства душу жмут.

Пошла с визитом - шагом от бедра.
Русалки на ветвях плюются в след:
- Смотри ка! Расфуфырилась с утра!
как будто среди нас красивей нет.

Кащей в халате пестром (сущий хан),
вальяжный, у фонтана. А гарем
(из лучших девок, что таить греха)
вокруг него курлычет во дворе.

И выпятив двенадцатый размер,
Яга продефилировала.
- Стоп!
Куда? - спросил Кащей, жуя эклер,
без всяких предисловий, прямо в лоб.

Яга ему, мол, друг мой, так и так...
твою услугу щедро оплачу,
ведь ты на похищения мастак
(и бюстом прижимается к плечу).

- Ну ладно-ладно... веский аргумент.
Маруську, говоришь? Боюсь, потом
прилипнет, и не выгонишь
- Да нет!
Маруська дальше, как бы, ни при чем.
Мне надо лишь Ивана получить.
Пойдет искать, наткнется на меня.
Его тропинки узенькая нить
толкнет в объятья, полные огня.

© Copyright: Елена Картунова, 2012
Свидетельство о публикации №112112110563

ГЛАВА -3-

КОЩЕЙ И МАРЬЯ
Юрий Ерыкалин

Кощей не молод, только, что с того,
Ему года и вечность - ничего.
Он фору даст любому молодцу,
В любовном деле, мачо и самцу.
И потому содержит он гарем,
Что с дамами неутомим совсем.
Молва твердит, секрет его - в яйце,
Запрятанное в дорогом ларце.
В подробностях запутался народ.
И баб теперь сам Леший не поймет.
Кощей для всех был воплощенье зла,
Теперь к нему любая бы пошла.
Со всех концов слетелась лимита.
Он, мол, старик, преклонные лета.
Шикарный дом, богат, ну словно шах.
Банкир, землевладелец, олигарх.
А как помрет - то вдовушки потом
Растащат все, что нажито "трудом".
В гареме были девки всех мастей,
Красоточки из разных областей
Блондинки и брюнетки на подбор,
И каждая по своему мила,
Любая мужика б с ума свела!
Так развлекался старый дуралей
В забавах эротических затей.
А тут к нему является Яга,
С порога хвать бычару за рога.
"Послушай, братец, есть коварный план:
Мне нужен по зарез Дурак-Иван,
А у Ивана Марьюшка жена,
Тебе ж в гарем искусница нужна.
Она одна заменит целый взвод,
Накормит, обстирает, приберет.
Дородна телом, барышня в соку.
Не даст скучать ночами мужику.
К тому же если кризис всех прижмет
Забацает на вилле огород."
Кощей напряг извилины: "Ведь да,
На кой мне хрен держать гарем тогда.
И в миг охране он дает указ
Иванову жену найти тот час
И с почестями привести к нему.
Ивана бы сослать на Колыму,
Да вот беда не ссориться ж с Ягой,
Пусть забирает дурака с собой.
Гарем бы - разогнать! Поднимут вой,
Замыслить пакость могут за спиной.
Отправлю их турецкому паше,
Что у меня гостил как атташе.
Вот лысый черт безмерно будет рад.
Он глуповат, но все-таки богат."
Кощей нетерпеливый, как юнец,
Марусю отыскали наконец.
На рынке продавщицей пирожков,
Что с мужа взять коль он из дураков!
Лежит Иван все время на печи,
Боками полирует кирпичи.
И вот она российская краса,
Роскошна ее русая коса.
Объемны формы. Стройный, гибкий стан!
Кощей пред ней застыл как истукан.
Ни слова молвить, ни вдохнуть нет сил.
Амур любви его стрелой сразил.
Глаз синева уносит к небесам.
Везет несправедливо дуракам.
Маруся, огляделась делово,
К Кощею подошла: "Ну ты чего?
Скажи, дедок, зачем меня искал
И упырей своих ко мне послал?
Клиенты разбежались от страшил.
Мне не продать сегодня беляши.
А может ты оголодал, милок,
Решил купить меня и пирожок?"
"Мысля была!" - признался ей Кощей.
"Но только не по поводу харчей.
Хочу тебе, Маруся, предложить
Красу твою достойно оценить,
Чтоб бриллиант мог гранями играть
Его достойно нужно оформлять.
Забудь краса нужду и тяжкий труд.
Несметные богатства тебя ждут.
А по ночам утехи до утра -
Азартная любовная игра!"
"Постой, Кощей, а как же твой гарем?"
"Его я распустил давно совсем!
Одной тебе принадлежу, мадам,
Владей чем хочешь! Все тебе отдам!"
Маруся тут смекнула, что к чему
И брачный договор сует ему.
"Подпишешь, право, буду жить с тобой.
Тебе хорошей стану я женой.
Не пожалеешь, милый, ни о чем!
Ты только одари меня ключом
От потайных сокровищниц своих,
Мой дорогой, богатенький жених."
Кощея видно раздолбал маразм,
Не усмотрел подвоха он всех фраз
И подписал заверенный контракт!
Когда ж все понял получил, инфаркт
Теперь лежит не мертвый, не живой.
Бессмертный - да, но очень уж больной.
Маруся в шоколаде, но при нем.
Она ж слывет искусницей во всем.
А у Кощея чешется рука
Поправиться, намять Яге бока.

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112113005505

ГЛАВА -4-

РАЗОЧАРОВАНИЕ ЯГИ
Елена Картунова

Иван проснулся – мыслям тяжело,
во рту – большой «кошачий туалет».
И как всегда, как будто бы на зло –
ни Машки, ни рассола рядом нет!

Сполз нехотя. Как лошадь, жадно пил.
Взглянул на отражение – «Тьфу, черт!
Опухший с перепоя гомодрил,
наверно, покрасивше… ежкин кот!»

- Маруська! -
Тишина… Открыта дверь.
На кухне куры бродят под столом.
Записка – «Не скучай! Штаны померь!
Купила в скупке – ездила в село.
Рассол – на полке. Ешь… В кастрюле – щи.
Ну что еще? … Меня забрал Кощей.
Поэтому, Ванюша, не ищи.
А к вечеру отваришь вермишель».

Иван стоял и тупо мял листок.
«Как будто бы кручин особых нет…»
Потягиваясь, вышел на порог,
достал заначку с парой сигарет.

«Да Бог бы с ней, с Маруськой, только вот…
народ ведь не поймет, начнут корить.
Идти за ней? … Ох, не было забот…
Покоя нету… мать ее итить.
Придется…».
И Иван, надев штаны –
обнову от Маруськи, вышел вон.
«Молва людская – хуже сатаны,
Уж лучше сгинуть! … Как же клонит в сон…»

Иван идет, куда глаза глядят.
Тропинки нет давно, стемнело, жуть.
Отчаялся. Немного погодя
он выбрался на странно ровный путь.

Увидел дворик, домик небольшой.
На окнах занавесочки в цветах.
Иван, не долго думая, пошел,
шатаясь на измученных ногах.

Легонько стукнул в дверь, толкнул ее
и обмер… «Ничего себе, дела!»
Пред ним стоит девица – «ё-маё!»
раздетая почти что до гола.

Ни писка, ни смущения… А взгляд!
У Вани челюсть съехала на грудь.
Он вроде из приличия – назад,
но мысль вернула – «к черту дальний путь!»

И, рухнув от бессилия на стул,
Иван надел личину дурака
(так проще жить) и, радостно вздохнул,
почувствовав желания накал.

Он умницей-Маруськой сыт давно.
Хозяйка хороша, претензий нет.
Но где любви пьянящее вино?
Он с лаской - ей вставать всегда чуть свет.
Потом – мигрень… критические дни…
То Муза прилетела, то – дела.
А он – мужик! От Машкиной фигни
в его душе измученной – зола!

А здесь – не баба! – бешеный огонь!
Он чувствует (живой еще инстинкт) -
ее сейчас слегка мизинцем тронь –
вулкан взорвется! – зверский «аппетит».

Короче, Ваня к небу взвел глаза
(на жалость надавить – хороший ход).
Яга – к нему, пылая и в слезах.
А дальше – предсказуемый исход…

У Вани – праздник. Снова – на печи.
Яга хлопочет, целый день в делах…
Проходит время… взгляд не так лучист
и больше не витает в облаках.

И страсти поугасли, и задор.
С утра – одно и то же, быт заел.
А в Ванькином лице – немой укор –
«и что не так? где прежняя постель?»

Яга в раздумьях. Снова на поклон
к Кощею, чтобы Машку воротил?
Но он расправы жаждет… - не резон.
А Ваньку надо сбагрить – нету сил…

Она тайком за зеркало – «Скажи,
что делать дальше? Веришь? – «ни-ма-гу»!
Кощей, пожалуй, более мужик,
чем этот... Не желаю и врагу!»

А зеркало в ответ: «Идея есть!
Кикиморе отдай, и все дела.
Изящная и маленькая месть –
«от щедрости души», а не со зла…

И, зельем опоённый, по утру
Иван продрал глаза, а рядом – ох! –
Кикимора! Предания не врут,
такой кошмар увидеть не дай Бог!

- А где Яга, - отбросив липкий страх,
Иван ее спросил.
- Теперь – ты – мой!
И «чучело» в зеленых волосах,
связав, поволокло его домой.

© Copyright: Елена Картунова, 2012
Свидетельство о публикации №112120108624

ГЛАВА -5-

ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ ИВАНА
Юрий Ерыкалин

Кикимора - беззлобное дитя
И пакостит, по мелочи, шутя.
Покрасит лохмы в изумрудный цвет,
Покажет средний палец всем - привет.
А тут, ты глянь, что стала вытворять,
Средь бела дня Ивана повязать!!!
И словно куль свезла к себе домой.
Ну прям рабовладельческий настрой.
А дома у нее такой бедлам!
Сплошное запустенье, грязь и хлам,
Ну не жилье - пристанище бомжей.
Приют для тараканов, крыс и вшей.
Лежит Иван на тюфяке в углу
Тоскуя по уюту и теплу.
Послышались шаги из далека.
Явилась Смерть - дошло до дурака.
Душа Ивана обретет покой
Когда она взмахнет своей косой.
То Леший был с Кикиморой вдвоем
Заполнили собой дверной проем.
И Леший прохрипел умерив бас:
"Ты, Ваня, не серчай за зря на нас.
Связали мы тебя не по злобЕ,
А чтоб немного пособить тебе.
Яге ты Ваня смог поднадоесть.
Она ж тебя намеревалась съесть!
И ей уже заморский каннибал
Свой фирменный рецепт передавал.
Но я вмешаться все таки успел
Предотвратить подобный беспредел.
Страдать невинно, за чужой каприз,
Несправедливо - как не оглянись.
Ты, Вань, дурак, но судя по всему
Сам разобраться сможешь, что к чему.
Освободили, вывели во двор
И заключили с Ваней уговор -
Он корень своих бед должОн сыскать,
Виновных непременно наказать.
Побрел Иван к Кощею. Сгоряча
С собою прихватил пол кирпича.
Весомый пролетарский аргумент
В великий исторический момент.
Нашел таки Кощеев особняк.
Забор, охрана - это все пустяк.
Преодолев заслоны и кардон
В Кощеев кабинет заходит он.
Там в кресле сидит дряхленький старик,
Сухой сморчок на лысине парик,
Раздолбанный болезнью в пух и прах.
Видать бессмертник здорово зачах.
"Ну, коль пришел, чего стоишь, Иван,
Приткни свой зад на кожаный диван,
Хлебни ка вон с лимончиком чайку.
Врагов я нажил на своем веку!
Но вот тебя, Иван, не обижал,
Марусеньку твою не похищал.
Она ж меня вкруг пальца обвела!
Не зря во всем искусницей слыла.
И я остался нищий и больной.
В постели без виагры - никакой.
Яга всему виною, чтоб ты знал.
Связался с нею . Черт меня побрал.
Как я хочу добраться до Яги,
Но мне, как видишь, это не с руки."
Иван с досады плюнул на ковер,
Затылок почесал и в лес попер.
Бредет Иван знакомою тропой.
Усталый и голодный, очень злой.
И вот она опушка. Вот изба.
Где беспричинно сломана судьба
И не одна. По прихоти Яги.
Что женщины - коварные враги
Иван, до селе, не подозревал
И зла от них никак не ожидал.
К Яге подходит яростно сопя,
От возмущенья, просто, вне себя:
"Ну ты, змеюка, черная душа
Идеи свои подлые верша.
Из за тебя разрушилась моя,
Пусть не совсем удачная, семья!
С Марусей не хватал я лиха фунт.
Она же не устраивала бунт,
Что иногда налево бегал я,
Да напивался часто как свинья.
Терпела все, не видя перспектив,
Не говоря ни слова супротив.
Ну, а теперь, она уж леди-босс,
А я Иван-дурак безродный пес.
Маруську мне назад не воротить.
Так хоть тебя, заразу, придушить!"
"Ты что, Иван? Попортишь макияж!" -
Яга вскричала прячась за трельяж.
Перекрестилась, господи прости:
"Тебя я не желала извести.
Мечтала мужика себе сыскать,
Чтоб красоте за зря не пропадать.
Ну не ужились мы с тобой Иван.
Сам виноват! Храпишь когда ты пьян!
План действий разработало оно
Вот это вот болтливое трюмо.
Я тут, как будто, даже не причем.
Ну хочешь - вдарь по роже кирпичом.
Нет нет! Не мне, а все таки ему
Зеркальному коварному уму."
"Ванюша, бей! Не привыкать же нам
Кривым, косым, прыщавым зеркалам.
Коль если в голове не дать не взять
Привыкли все на зеркало пенять.
Приму удар, судьбину не кляня." -
И задрожало тоненько звеня.
Да ну вас всех - махнул Иван рукой,
Проматерился и пошел домой.
С дружками выпив водки на обед,
Он отыскал причину своих бед.
Разгадана загадка, вот финал
Виновен в бедах глянцевый журнал.

КОНЕЦ

10 декабря 2012 года


© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112121000086



© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112082104953
 
© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112121206105
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0103360 от 26 февраля 2013 в 14:25
Рейтинг: 0 248 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная поэзия
+328 + 281 = 609
+312 + 204 = 516
+260 + 195 = 455
+243 + 198 = 441
+211 + 167 = 378
+201 + 173 = 374
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+168 + 122 = 290
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+129 + 107 = 236
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+113 + 89 = 202
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+106 + 95 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+110 + 79 = 189
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+107 + 78 = 185
+108 + 76 = 184
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+107 + 69 = 176
+116 + 60 = 176
+146 + 18 = 164