ГлавнаяПоэзияКрупные формыЦиклы стихов → Евгений Онегин - 2. Опыт поэтической парафразы ( 8 ).

 

Евгений Онегин - 2. Опыт поэтической парафразы ( 8 ).

19 декабря 2011 - Александр Яминский

 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ


1
В блаженстве юности, когда-то,
с раскрытой книгой, пред собой,
внимал я Лирике собрата,
и стих, в ней, нравился любой...,
а, в чтении, время пролетало,
но жизнь, свой опыт ( в дар ) вручала
и поэтический балласт,
во мне копился, словно пласт...,
и до поры, всё зрело семя,
незрим всегда, в нём, был Поэт,
но, по прошествии многих лет,
Романом разрешилось бремя,
сюжет и форма где, А.С.,
но стиль где, мой, верша Прогресс!
2
Вкушай Роман...- О, Мой Читатель!
Для Творчества — преграды нет!
По «барабану», нам, Издатель!
И, в том, поможет Интернет!
...............................................................
...............................................................
…...........................................................
…...........................................................
..... ( пропуск, как у Пушкина ) .............
................................................................
................................................................
................................................................
................................................................
................................................................
3
Подруга Лира, как подмога...-
судьбе давая чувств глоток,
ведь думам, без неё, убого...,
ну, а она, как лепесток,
на ниве мысли необъятной...,
но, только ей, тропой понятной,
ведёт, с собой, от прозы зол
( Где коммунальный произвол
«завис» над душами, навечно! ),
маня в Интим, где скуки нет
( А то — стихам — почти обет! ),
но ЖЭУ — давит, бессердечно,
мешая нам, всё нал прося,
и должников — не вынося!
4
Забросил я расчёты бесов,
чья жизнь, давно, не по счетам...,
себя лишая интересов -
оплачивать — по их мечтам...,
ведь от долгов, коль пил бы — спился,
а может — просто б отравился...,
но тема — в жизни сей — была,
и, в ней, Евтерпа помогла,
спасая от «друзей» ненужных,
кто вереницей стлались, вдаль,
зовя в забвение, чрез печаль...,
но Муза — отстраняла чуждых,
своей блистая остротой,
и поражая — красотой!
5
И вместе мы ( как схоронившись... ),
в прострации земных идей,
так на «Реформы» обозлившись
( Ведь оным: Сдохли б все, скорей! ),
упали в Мир интровертивный...,
что столь бездонен ( Верь, наивный! )...,
к Поэзии призвал коль, рок,
минуя жертвенный наскок
того, кто чтил жаргон..., замашки...-
«въезжая» в Рынок, как в бреду,
куда вошли — на поводу,
и вот — в Кумирах — Промокашки,
меж сходок, свадеб и смертей,
через посылы всех «Вестей»!
6
Промчались годы боевые...,
но без подполья — не война,
а кто, всё ж, выжил, те — святые...,
и им — в застолье — пить до дна...-
за тех, кто сгинул..., что обидно...,
и пухом сим земля... Солидно -
их замещают братаны...-
крутых формаций пацаны,
с публичными, порой, речами,
верша, тусовкой, шумный пир,
но оный — Уголовный Мир -
аж по уши, в крови, с руками...,
и мы, с Евтерпой, среди них,
изгоями — в стране глухих...
7
Так и возникли Олигархи,
как шайку эту, все зовут...,
хоть интеллектом — не Плутархи,
но «бабки схапать» - Мудрость чтут,
а возле них — гвалт молодёжи
( Ведь деток — как похожи рожи! ),
но чьи глаза смогли застыть -
в толпе ( Его — да позабыть?! )...:
«Онегин — чёрт его дери!» -
«Евгений?» - «Но откуда взялся?» -
«Не въехал в дозу?» - «Не...- нажрался!
Шары на лбу...- ты посмотри!»,
и сплетни, аж по всем углам,
бурлят... и создают бедлам!
8
Неужто, вновь, он — в заморочках,
в которых был ещё вчера?
Как будто в фиговых листочках,
явлением где, словес игра,
что покрывает разум, мраком,
а он, как щёголь, модным фраком,
вороной чёрной снизойдя,
столь нудный монолог ведя,
как тешится — другим во злобу,
в плену своих дилемм..., проблем...,
иль кибернетики систем...,
и ( Что скрывать? ) «фуфло» ( на пробу ),
желали — юноше набить...,
вопрос минуя: «Быть..., не быть...?»
9
Звучит, о нём, предубеждение,
среди молвы, в упрёках злых,
где люди любят осуждение,
без состраданий, столь простых...,
где за сочувствием — едкость скрыта,
в ухмылках — по судьбе, что бита,
когда душе — житьё, как грех
( А лицемерности — успех! ),
но слыть, в идеях отвлечённых,
по факту: призрачный Почёт,
в котором «светит», лишь учёт,
в местах, для психов «просвещённых»,
а там, приложат массу сил,
чтоб Дух твой — вовсе не сквозил!
10
Счастливым быть — ума не надо,
ведь умничать, порой, то — вред,
а вот людей любить — награда,
чтоб ( по Карнеги ) жить без бед...,
и надо ль, с юности, грузиться ( ? )
и с глупостью своей носиться,
всю жизнь — коту под хвост кидать,
и всё судьбину проклинать,
ища причины, ненароком...,
где мифы, лишь подмогой, в том,
чтоб чушь ловить, открытым ртом,
при встрече с явным лжепророком
( А наскрести ль — горбом — ума,
коль в голове — сплошная тьма? )...
11
Как не беги...- обгонит время...,
а оное — не обмануть...,
но молодое мчится, племя,
в пылу отстаивая суть,
во имя призрачной свободы...,
но где, напрасно, часто, годы -
встречают, чрез потоки слёз,
и, в памяти, счастливых грёз,
не так уж много...- жизнь проходит,
ступая прозой, в каждый день...,
где злых привычек, дребедень,
порядок жёсткий, свой, наводит,
и взгляды..., мнения...- круша,
на возраст давит, срок верша!
12
Инакомыслие — не в моде,
а большинство, так просто, злит...,
ведь есть брожение — в народе -
всегда... Но он ли разрешит,
слыть чудом в перьях, обормотом,
или ходячим анекдотом,
как пустомеля-дурагон -
Емеля с печки — фармазон?
Но, здесь, к Онегина судьбине,
нам, словно снизойти, резон,
а для него, уж жизнь, как стон
( Ведь двадцать шесть, уже, мужчине! ),
а он же — всё баклуши бьёт,
средь дней беспечных, напролёт.
13
Так, ни к чему и не приткнувшись,
все цели, в жизни, потеряв,
и, оттого, вконец замкнувшись,
понёс, его беспутный нрав,
блуждать по свету... Благо средства
( как составная часть наследства... ),
всегда имелись — и с лихвой,
а к оным — женский пол — гурьбой,
примчался, в наглых притязаниях
( Ведь деньги — им, как пчёлам — мёд! ),
чрез мерзость действий ( Вот народ! ),
но к чёрту всех послал! В стенаниях -
друг мёртвый, Демоном вставал,
грозя ему..., с собою звал!
14
И вот, Евгений, средь бедлама,
не помня, как сюда попал...,
мелькнула где, пред взором, дама,
и он признал лица овал...,
но с ней — очкарик ( нам знакомый ),
да и Онегину — не новый,
учились вместе коль, они,
в спецшколе, в их былые дни...,
но всё внимание — к ней — бесспорно,
кто выглядит, совсем не так,
как окружения кавардак,
кой постоянно ржёт, притворно...,
в дурных манерах всё резвясь,
и от потех своих - «тащась»!
15
Вокруг неё — не люди...- тени,
настоль она, средь них, видна,
а мысли неких..., про колени,
нелепы, здесь... Душа, одна,
влечёт их, к ней, но женский фактор,
по факту: мщения что, реактор,
икру аж мечет, ставши злей,
да и банкир, в очках, пред ней,
свою особу занижает...
«И как, с её-то красотой,
поймать такого?» - «Молодой!» -
вот оттого-то и страдает -
вульгарный бабий Сплетсовет,
коль алчен женский Пиетет!
16
Вульгарность — духа директива
( Но наглость — в счастье — хороша! ),
ну, а нутро же, коль спесиво -
не скрыть в глазах..., ведь там — душа,
собой являет сокровенность,
а выражает откровенность...,
и — в подтверждение — доброта,
и дамы нашей, в том, черта,
разительный пример, красоткам,
кто столь прекрасны — при свечах,
но так глупы — в своих речах,
к их пышной вычурности, сходкам,
в манерах..., жестах..., да сверх мер,
красивых, но пустых, Венер!
17
«Она? И здесь...? Да быть не может!
Иль «съехал» я? Балде — хана!» -
и сонм сомнений — душу гложет -
Евгения, кто, вмиг, вина
хлебнул для ясности, раскисший,
в раздумьях о былом, «зависший»,
где — в памяти — пейзажа даль...,
Провинция... Но, вновь, в печаль
вогнал очкарик черноокий...
«Банкир, ты в курсе, кто она?» -
«Онегин, знай! Моя жена
( И тут, Евгений, Мир жестокий,
познал сполна! )...- А в сей же час,
пойдём..., я познакомлю вас!»
18
«Давно женат ты?» - «Два уж года...» -
«Семья же кара...» - «Люди врут!» -
«Однако... Ну..., а как свобода?» -
«Оставь, старик...- то прелесть пут!»,
и он, Евгения, подводит
к Татьяне..., разговор заводит...
«А, всё ж, Онегин — не простак...-
Чета банкиров, как-никак...» -
звучат, вмиг, сплетни..., но Татьяна
пространно смотрит, на него,
а взгляд же — вовсе ничего -
не выражает ( без обмана ),
на фоне такта, в коем — слог -
прервал их скучный диалог...
19
Нежданно, вновь увидев друга,
предвосхищая душ порыв,
иль раздражение, от испуга,
иль, от восторга, страстный взрыв,
Евгений встретил безразличие,
где, фактом, женское двуличие,
пред ним предстало, как стена,
ведь та Богиня — не она,
кто был, в обличье светском, ныне...,
кого — совсем не понимал...,
и..., слушая её, молчал...,
никчёмность чувствуя, в гордыне,
среди осколков прошлых лет,
где он — не должный дал ответ...
20
Она ль была, пред ним, однако,
иль некий образ ( столь — иной... ) -
не прежний, кой, так не двояко,
внимал его слова, душой...,
но их значение упуская,
и чувствам, только, доверяя,
включая SMS, к нему,
с признанием..., но увы..., тому,
кто ей явился, озарением...,
средь прозы жизни...- на беду,
поскольку, встретившись в саду,
он оттолкнул... сим откровением,
тогда..., не думая о ней...,
а ныне — смена их ролей!
21
И он домой спешит, скорее,
где легче, боль перенести...,
но лик Татьяны, став яснее,
спать не даёт, ему, почти...,
а тут, банкир ( Кто из масонов... )
зовёт на Пир ( Во Честь Канонов! ),
через послание SMS:
// Старик, давай! А то — исчез... //,
и, вмиг, Евгений отвечает,
хоть мысль — другим поглощена...,
где, их Любви, встаёт волна,
где, вновь, душа его пылает...,
и где она — в мечтах, как тень,
как будто шлёт вчерашний день!
22
Часы медлительны в томлении,
а встречи сей, Евгений, ждёт...,
и только вечер ( В промедлении? ) -
как пуля мчится! - Не идёт...,
встречая, враз, Татьяну, в доме
( Чрез созерцание, аж в истоме! ),
молчанием что, прервав ей речь,
зависло..., как дамоклов меч...,
Онегин где, средь размышлений...,
на фоне всех нелепых фраз,
но познаёт, на этот раз,
что пропасть, словно, поколений,
возникла..., в душах сих, двоих,
разверзнув, всё же, судьбы их!
23
И тут, банкир, вошедший шумно,
прервал, их грустный диалог...,
от мысли хохоча, безумно,
что, будто, уплатил налог,
съязвив: «Как хохма? Не похоже?
А месть народная — по роже -
хлестала рыжего ( «Достал»! )?»,
и, здесь, Онегин поддержал,
смеялись коль... Тут, гости, вскоре,
заполнили, собой, весь дом,
создав притон, и тот — вверх дном,
и ржали все уж, в этой своре,
вкусив последний анекдот:
«В России, ныне, тьма Свобод!»
24
Суть элитарная, Столицы,
собой являла явный срез,
где «папики» и их девицы,
мажоры, коих — не в обрез,
а к ним — Поэты и артисты,
и архитекторы-садисты,
и театральный режиссёр,
и, даже, средневес-боксёр...,
а с ним: ТВ-обозреватель -
по политическим делам...,
миллиардер, средь юных дам,
и самых модных книг издатель...,
где, всяк, своим умом играл,
а жизнь — иначе понимал...
25
Средь них мелькали и кретины,
да с выражением, на лице...,
а в дополнение сей картины,
их знания, словно в образце,
интеллигентов — в абсолюте...,
где, словно в призрачном салюте,
суждения стлались обо всём,
но, в большей мере, ни о чём...
.................................................................
.................................................................
..... ( пропуск, как у Пушкина ) ...............
.................................................................
.................................................................
….............................................................
26
Зашел и неплохой писатель,
клеймящий Власть: «... от Сатаны!»,
по Сталину кто, воздыхатель,
а с ним — защитник всей Страны!
И Кутюрье был, от природы,
кто как Диор ( Но Русской Моды! )...-
с улыбкой солнечной, своей,
зовя в Салоны будто, ей!
И Фёдор, вкупе, ненароком,
по факту: с корабля на бал
( И где он только не бывал!? ),
спустился, выглядя Пророком,
ценя стиль жизни, удалой,
но удививший, бородой!
27
Онегин же, здесь пребывавший,
всё за Татьяной наблюдал...
и вид её, столь всех застлавший,
его, безмерно, поражал...,
ведь как-никак, уже — банкирша,
а не какая-то кассирша...,
и факт сей — дерзок, для иных,
кто так упёрт, средь нагло-злых!
А посему: Свобода — в бане,
где нет — ни званий, ни наград,
но только — тел нагих парад,
а то — не лица — на экране,
которые, всё ж, видел ты,
не замечая наготы...
28
А от Татьяны, той, осталось,
едва лишь имя — суть её,
но, в ней, по Марксу, проявлялось
сознание..., где житьё-бытьё,
лишь опосредовано чину
( И, здесь, процессов сих, причину,
ищите в строе государств,
империй, королевств да царств... ),
а с ним, она — сменив осанку...,
а с ней — и голос..., да и взгляд...,
уже познав, сей жизни, ад
( поняв, вконец, её изнанку ),
не видит, более, чудес,
утратив к чувствам интерес...
29
Чем старше, тем любовь сложнее,
чтоб чувства длились для двоих,
да и от браков — жизнь страшнее,
коль кровь, так портится от них...,
ведь бесшабашность — зла уловка,
где страсть и глупость ловят, ловко,
а значит, вывод: младше чем -
не городи, себе, проблем,
тем паче, да в интим-желаниях...,
поскольку годы, что вода...,
в своих стремлениях в никуда,
опустошая в воздаяниях,
уходят — чувства унося,
а с ними — страсти ( Столь гася! )...
30
Влюблён, в Татьяну, наш Евгений,
её, повсюду, ищет..., ждёт...,
живя вчерашним, их мгновений,
а день насущный — не в зачёт,
ведь он — к жене чужой стремится
( И, словно, потерять боится! ),
о всех приличиях, как забыв,
тем, кривотолки «раскрутив»,
её преследует...- звонками...,
где чувства пыл — на высоте,
но сердце, всё же, в тесноте,
знать — он — всё рвётся за мечтами,
стремясь вернуться во вчера,
в ночи страдая, до утра...
31
Татьяна, внешне, безразлична,
коль случай сводит их, порой...,
ведь речь, к Евгению, безлична
( как будто он — совсем чужой ),
в звучании своём нежданном,
а он, в желании непрестанном,
всё в домогательствах искрит,
но видя холодность...- сердит,
а, с тем, и хворь...- не спит ночами...,
всё думая: «Любовь — страшна,
когда взаимность не видна...»,
и — нудные часы — с врачами,
ну, а у тех — один совет:
«На море, в Сочи...» - весь ответ.
32
Едва ль, курорты, сердце просит,
коль дух его, почти зачах,
ведь страсть мужская — ум заносит
( Знаком ли Девам, этот страх? ),
а он, в идею, аж упёрся -
ослом упрямым...- весь извёлся,
вот и в него вселился Бес,
через штамповку SMS,
где — дрожь руки, а с нею — пальца,
что буквы вводит на экран,
столь обостряя их «роман»,
вопросом Гамлета - «страдальца»,
вмиг отправляет... Нас же ждёт -
отнюдь не пошлый анекдот!

SMS Онегина Татьяне

Послание это получив,
предвижу Ваше удивление...,
но чашу мук, до дна, испив,
прошу услышать объяснение!
В сумбуре фраз — не слыть эстетом,
где я — с пороков — гнев взыщу,
а Вас — не тороплю с ответом,
хоть, от него, уже ропщу!

Судьба свела нас, своевольно...
Но почему, душе, так больно,
от искренности Ваших слов,
что мне явились откровением?
Где я, ведомый лет гонением,
уж не был к чистоте готов!
Разлуки есть ещё причина...,
погиб коль Ленский, глупо, вдруг...
Для Вас — товарищ, хоть мужчина,
а для меня, так просто — друг!
И одиночеству, в угоду,
и без стремления, ни к чему,
я — счастью — предпочёл тюрьму,
душевной муки, чрез свободу!

Но рядом быть хочу, всегда,
чтоб, вовсе, избежать страданий...,
и пусть Вы — в браке...- не беда,
ведь страсть — не знает оправданий,
в кой, столь довлея, Этикет -
городит вечности, с запретом,
но мне не ясен Ваш ответ,
что ждёт душа...- приоритетом!

День целый, иль хотя бы час,
не видеть милых очертаний...,
но терпеливости запас,
предел имеет ожиданий,
что чувств отягощают груз,
прервать способных наш союз...
А если так...- судьба, уныло,
к закату жизни поведёт,
минуя сердце, что остыло,
в небытие душа уйдёт...

Иллюзий нет... и не до шуток,
с их пошлостью, гнобят что дух,
ведь был я, к юности, не чуток,
а, к Вашим чувствам, вовсе глух...
Но обстоятельств — скорбна, воля,
что, через жизнь, нас, вновь свела...,
и где, с укором словно, доля,
всё ж к Вам, в надежде, привела...
И пусть взаимность будет, мнимо,
ютиться, средь печали круч,
но где Любви моей, незримо,
найдёт дорогу, счастья луч,
что взгляд не выразит, бесцельный,
ведь страсть, нельзя изображать,
притворства чтоб, не выражать...
Но это — разговор отдельный...

Итак, итогом — Ваше мнение...,
ведь без него, судьбе — не жить,
и поделом: «Быть... иль не быть?»,
чтоб, сим продлить, Любви мгновение...
33
Евгений ждёт..., но нет ответа...,
а лишь молчание... Снова шлёт...,
но — тишина ( Как песня спета! )...,
и, вновь, он в Ресторан бредёт...,
но дар, зайдя, теряет речи,
от неожиданной, с ней, встречи...,
Татьяна где, узнав его,
не выражает ничего...,
представ степенно, пред глазами,
и здесь, Евгений, ошалел,
ведь оказался — не у дел,
хотя...- страдал, в ночи, часами...,
но встретил чувство, что без грёз,
преподнесло, ему, курьёз!
34
Раздумьями не загружает,
Онегин, мнение своё:
«Она, себе, значение знает...,
а оттого, моё нытьё -
совсем не в тему... Мир — условен,
но столь, в злословии, полнокровен...,
ведь Статус..., а к нему, супруг,
а я тут, с Лирикой, к ней, вдруг!»
И всю любовь послав, вульгарно,
Бомонд, при этом, не забыв,
опять он дома..., захандрив,
скучает...- фактом: аж угарно -
дымя сигарой..., водку пьёт...,
ну, прозаически живёт...
35
С тоски, вновь чтением увлёкся,
но тяжек, был ему, Сократ...,
и он — к Спинозе, но осёкся...,
а успокоил — Дюрренматт,
затем, к Гельвеция Доктрине...-
устав..., «завис» на Ибн Сине...,
а Истый столь, Философ, Юм,
добил его уставший ум!
Но оставались детективы,
в избытке, женский где, роман,
и где сюжет один — обман -
в мужской измене... Как красивы,
здесь, заключения сих «умов»,
коль жизни их — во сфере снов!!!
36
Затем, какие-то журналы
листал...- упав до ерунды...,
всё поражаясь на завалы,
сей мути, в доме, как бурды...,
но к чтиву сердце не лежало,
да и сознание, всё ж, витало,
идя, чрез мысли, в мир иной,
и он — их следуя тропой,
стремился весь, к переживаниям,
из снов фрагментов, чьих-то слов,
иносказаний, тайн основ,
от зависти, да к состраданиям,
где возвышался Идеал,
а, перед ним, Поэт вставал...
37
Иль от рассеянности силы,
он путал: вечер, утро, ночь...,
или от градусов Текилы,
но разум, как умчался, прочь!
А с ним — и явь переменилась,
и чёрти что, уже и снилось...,
мертвец из гроба коль, встаёт -
с угрозами..., но песнь поёт,
средь сумрака..., но лик где, женский...,
и две косы...- одна, в руке...,
и тут же праздник, но в тоске -
стриптиз...- мужик где ( Но, не Ленский! ),
мораль, через очки, всё шлёт...,
жена ж — всем деньги раздаёт!
38
В поток сознания, как в обнову,
увлёкшись разума игрой
( на лад заморский — it is Show,
по-нашему ж — простой запой... ),
он впал, не мудрствуя лукаво...,
а то ль — приятная забава,
но лишь познавшие...- поймут
( Ведь было море тары, тут!!! ),
да под стрельбу — из пистолета,
когда, попав, он так кричал,
а насладившись...- в сон впадал,
согласно мании Аскета...,
храпя — в дыму от сигарет...,
но дом — не превратил в рассвет!
39
Сезон вошёл во звон капели,
то бишь — российская зима,
но пьянка, в призрачности цели,
всё ж прекратилась, словно тьма,
да и повеяло весною...,
и он, с больною головою,
качаясь, снизошёл во двор,
и был его печален взор...,
но, сразу, к Чуду-Мерседесу
( Ведь, в жизни, важен интерес! ),
Невы потомок — Светский Бес,
а значит: и согласно весу,
уж мчится, через грязь и снег,
ворон лишая «тёплых» нег!
40
«Куда, куда...?» - изрёк бы Гений,
но нам-то — очевиден путь,
коль пулею летит, Евгений,
а ране, что на сердце — жуть,
а с солью — однозначно — больно
( И как сказать — самодовольно!? ),
ведь парень скромен, аж убог
( но лишь, немного, занемог... ),
ступая...- робкими шагами -
по дому... и Татьяну, вдруг,
он замечает ( Сердца друг! )...,
с кругами впадин, под глазами,
где мук следы, как слёз закон,
а в кулаке же — телефон...
41
Банкирша то, иль кто иная,
ведь шарм официоза смыт,
а макияж размазан, тая...
и здесь, ответ, в тиши гласит:
Ведь та, Татьяна, а не эта...
«За что, такая мне вендетта?!» -
изрёк Евгений, вдруг, упав,
сознание, верно, потеряв,
от неожиданной развязки...,
но взор поднял, очнувшись, свой
( «А всё же — есть, в Любви, Герой?
Иль это заблуждения? Сказки?» )...,
теряясь в мыслях и мечтах,
что вызывали, только, страх!
42
Лежать, Онегин, продолжая,
как и упал, бишь — на полу,
едва лишь свет и мглу сличая,
Татьяну видит, всё ж, в углу,
кто, молча, выглядит достойно,
платок в руке, лицо спокойно...
и речь, что в паузе висит,
как эхо, для него, звучит:
«Ну что ж, настало объяснение,
приходит если часа срок...,
и я внимала Ваш урок,
что ужаснул, в одно мгновение,
а ныне, слушайте меня...
Да встаньте ж, говорю, Вам, я!
43
Застыла в памяти, навечно,
та встреча... Я любви ждала...
Но юность, как же ты, беспечно,
в своей наивности, цвела!
И что, в ответ, я получила?
Ведь Ваша холодность — сразила!
А для меня, кто были Вы?
Но оказались, так черствы...
И мне ль, Онегин, до укора,
коль Вас понять могу, сполна,
чрез исповедь, что так честна,
в порядочности, вне позора...
А выбор, вряд ли, был у Вас...
Мне ж жизнь открылась, без прикрас!
44
С любовью я своей пристала...,
но не нужна была, тогда,
девчонка, страстью кто пылала...
А ныне..., Вам, я не чужда?
И чувства Ваши, мне понятны...,
но, в них, желания, так невнятны,
в посылах дерзких, фраз лихих,
без уважения душ других...,
ведь сквернословие, мигом, зреет,
коль муж — Ваш друг, но он — банкир,
а Обществу — скандал — Кумир,
знать, Ваша роль, предел имеет,
средь этой скуки, чьих-то драм,
и мне, ненужных столь, реклам!
45
От прежней жизни, что осталось?
Вы — образ помните иной...
Мне ж, Ваша речь, тогда казалась,
словесности, игрою злой,
составленной из фраз избитых,
а для любви, из чувств открытых,
что в непорочности взросла,
та встреча — ужасом была...
И пусть Вы, столь благоразумно,
раскрылись юности моей...,
от доброты души своей...
Но ныне! - Что же так безумно,
Вы всё стремитесь в день былой,
где Вас не ждёт судьбы покой?
46
Вся эта жизнь, как в паутине...,
ведь не рвалась, к ней, никогда,
где лоск, как манекен в витрине,
а на поверку — ерунда,
и суета кругом..., да в чванстве,
приличием выбран, как в убранстве,
людей зомбированных, ряд,
в ком, «плюрализм», как общий взгляд...
А я б, давно, всё променяла
на сердцу, милых мест, покой,
средь книг-друзей... и где, судьбой,
я, Вас, Онегин, повстречала...,
где отчий дом..., круг лиц родных...
Жаль бабушки, уж нет, в живых...
47
И в опрометчивости шага,
нет ощущения, от вины...,
ведь чья-то суть — одна отвага,
а для меня...- средь тишины,
её влияниям быть подвластной...
Здесь, мамой, столь не безучастной,
был выбор сделан... Жизнь браня,
достойна ль уважения я,
в своих глазах, по крайней мере...?
Супруг... Но я — судьба его...
И этим жить... Вас, одного,
люблю... А мой, уж грех, в потере,
смогу укрыть от злой молвы...
Расстаться мы должны, увы...»
48
Она умолкла..., удалившись...,
но он застыл, как монумент...,
а речь её, так проявившись,
весомость где, как аргумент,
его в отчаяние повергла,
нежданно, как огонь из жерла,
прервал, бродя по дому..., муж,
и слог его ( Истом — к тому ж! ),
в разборках их, приостановим,
чтоб снизошла, как с плеч, гора,
ведь завершить сюжет, пора,
и суть романа обусловим,
чтоб с тем, Читатель — Друг ты мой,
душевный обрести покой!
49
Однако, как, порой, заносит! -
И худо-бедно ( Но — Роман! ),
чужое имя, пусть возносит,
через стихи ( А.С. где, план )...,
но ты, Читатель, в них, блаженство,
меж строк ищи, где совершенство
найдёшь, а посему: внимай,
когда ж тоскливо — суть вкушай...,
иль плачь от смеха, что удача,
и пусть, в том, Автора вина,
кто так старался ( И сполна! ),
чтоб Творчества была отдача...,
но и за сложности, мой слог,
прости...- иначе, я не мог!
50
Прощайте ж, темы, все Герои,
хотя, признаюсь, к вам привык,
а души наши — как изгои...,
пусть не впадут, прощаясь, в рык
истерики, при расставании...,
ведь мощь эмоций — в их терзании...,
где Проза неких — то — судьба,
но где Поэзия — мольба
в стихах... и здесь — соавтор-Гений,
кому — спасибо — за сюжет,
а в нём — Татьяна — в неге лет,
а к ней — потерянный Евгений...,
ведь, сим двоим, я, столько сил,
но не напрасно посвятил!
51
Пусть те прочтут, Романа Главы,
кто прежде, мне не доверял,
а я не жду признания..., славы...,
стихи ведь, лишь душой слагал...
А как творить их, по заказу? -
Чеканкой ли монет, за фразу?! -
Но разум, сразу, свергнет слог,
являя чахлый монолог...
И срок всему свой, и видение,
коль бренны: пламень, лёд, вода...,
а с ними: в памяти года...,
но, всё ж, прекрасное мгновение,
застынь, в сознании, навсегда...
и остальное — не беда!

 

© Copyright: Александр Яминский, 2011

Регистрационный номер №0006580

от 19 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0006580 выдан для произведения:

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
1
В блаженстве юности, когда-то,
с раскрытой книгой, пред собой,
внимал я Лирику, собрата,
и стих, в ней, нравился любой...,
а, в чтении, время пролетало,
но жизнь, свой опыт ( в дар ) вручала
и поэтический балласт,
во мне копился, словно пласт...,
и до поры, всё зрело семя,
незрим всегда, в нём, был Поэт,
но, по прошествии многих лет,
Романом разрешилось бремя,
сюжет и форма где, А.С.,
но стиль где, мой, верша Прогресс!
2
Вкушай Роман...- О, Мой Читатель!
Для Творчества — преграды нет!
По «барабану», нам, Издатель!
И, в том, поможет Интернет!
...............................................................
...............................................................
…...........................................................
…...........................................................
..... ( пропуск, как у Пушкина ) ........
................................................................
................................................................
................................................................
................................................................
................................................................
3
Подруга Лира, как подмога...-
судьбе давая чувств глоток,
ведь думам, без неё, убого...,
ну, а она, как лепесток,
на ниве мысли необъятной...,
но, только ей, тропой понятной,
ведёт, с собой, от прозы зол
( Где коммунальный произвол
«завис» над душами, навечно! ),
маня в Интим, где скуки нет
( А то — стихам — почти обет! ),
но ЖЭУ — давит, бессердечно,
мешая нам, всё нал прося,
и должников — не вынося!
4
Забросил я расчёты бесов,
чья жизнь, давно, не по счетам...,
себя лишая интересов -
оплачивать — по их мечтам...,
ведь от долгов, коль пил бы — спился,
а может — просто б отравился...,
но тема — в жизни сей — была,
и, в ней, Евтерпа помогла,
спасая от «друзей» ненужных,
кто вереницей стлались, вдаль,
зовя в забвение, чрез печаль...,
но Муза — отстраняла чуждых,
своей блистая остротой,
и поражая — красотой!
5
И вместе мы ( как схоронившись... ),
в прострации земных идей,
так на «Реформы» обозлившись
( Ведь оным: Сдохли б все, скорей! ),
упали в Мир интровертивный...,
что столь бездонен ( Верь, наивный! )...,
к Поэзии призвал коль, рок,
минуя жертвенный наскок
того, кто чтил жаргон..., замашки...-
«въезжая» в Рынок, как в бреду,
куда вошли — на поводу,
и вот — в Кумирах — Промокашки,
меж сходок, свадеб и смертей,
через посылы всех «Вестей»!
6
Промчались годы боевые...,
но без подполья — не война,
а кто, всё ж, выжил, те — святые...,
и им — в застолье — пить до дна...-
за тех, кто сгинул..., что обидно...,
и пухом сим земля... Солидно -
их замещают братаны...-
крутых формаций пацаны,
с публичными, порой, речами,
верша, тусовкой, шумный пир,
но оный — Уголовный Мир -
аж по уши, в крови, с руками...,
и мы, с Евтерпой, среди них,
изгоями — в стране глухих...
7
Так и возникли Олигархи,
как шайку эту, все зовут...,
хоть интеллектом — не Плутархи,
но «бабки схапать» - Мудрость чтут,
а возле них — гвалт молодёжи
( Ведь деток — как похожи рожи! ),
но чьи глаза смогли застыть -
в толпе ( Его — да позабыть?! )...:
«Онегин — чёрт его дери!» -
«Евгений?» - «Но откуда взялся?» -
«Не въехал в дозу?» - «Не...- нажрался!
Шары на лбу...- ты посмотри!»,
и сплетни, аж по всем углам,
бурлят... и создают бедлам!
8
Неужто, вновь, он — в заморочках,
в которых был ещё вчера?
Как будто в фиговых листочках,
явлением где, словес игра,
что покрывает разум, мраком,
а он, как щёголь, модным фраком,
вороной чёрной снизойдя,
столь нудный монолог ведя,
как тешится — другим во злобу,
в плену своих дилемм..., проблем...,
иль кибернетики систем...,
и ( Что скрывать? ) «фуфло» ( на пробу ),
желали — юноше набить...,
вопрос минуя: «Быть..., не быть...?»
9
Звучит, о нём, предубеждение,
среди молвы, в упрёках злых,
где люди любят осуждение,
без состраданий, столь простых...,
где за сочувствием — едкость скрыта,
в ухмылках — по судьбе, что бита,
когда душе — житьё, как грех
( А лицемерности — успех! ),
но слыть, в идеях отвлечённых,
по факту: призрачный Почёт,
в котором «светит», лишь учёт,
в местах, для психов «просвещённых»,
а там, приложат массу сил,
чтоб Дух твой — вовсе не сквозил!
10
Счастливым быть — ума не надо,
ведь умничать, порой, то — вред,
а вот людей любить — награда,
чтоб ( по Карнеги ) жить без бед...,
и надо ль, с юности, грузиться ( ? )
и с глупостью своей носиться,
всю жизнь — коту под хвост кидать,
и всё судьбину проклинать,
ища причины, ненароком...,
где мифы, лишь подмогой, в том,
чтоб чушь ловить, открытым ртом,
при встрече с явным лжепророком
( А наскрести ль — горбом — ума,
коль в голове — сплошная тьма? )...
11
Как не беги...- обгонит время...,
а оное — не обмануть...,
но молодое мчится, племя,
в пылу отстаивая суть,
во имя призрачной свободы...,
но где, напрасно, часто, годы -
встречают, чрез потоки слёз,
и, в памяти, счастливых грёз,
не так уж много...- жизнь проходит,
ступая прозой, в каждый день...,
где злых привычек, дребедень,
порядок жёсткий, свой, наводит,
и взгляды..., мнения...- круша,
на возраст давит, срок верша!
12
Инакомыслие — не в моде,
а большинство, так просто, злит...,
ведь есть брожение — в народе -
всегда... Но он ли разрешит,
слыть чудом в перьях, обормотом,
или ходячим анекдотом,
как пустомеля-дурагон -
Емеля с печки — фармазон?
Но, здесь, к Онегина судьбине,
нам, словно снизойти, резон,
а для него, уж жизнь, как стон
( Ведь двадцать шесть, уже, мужчине! ),
а он же — всё баклуши бьёт,
средь дней беспечных, напролёт.
13
Так, ни к чему и не приткнувшись,
все цели, в жизни, потеряв,
и, оттого, вконец замкнувшись,
понёс, его беспутный нрав,
блуждать по свету... Благо средства
( как составная часть наследства... ),
всегда имелись — и с лихвой,
а к оным — женский пол — гурьбой,
примчался, в наглых притязаниях
( Ведь деньги — им, как пчёлам — мёд! ),
чрез мерзость действий ( Вот народ! ),
но к чёрту всех послал! В стенаниях -
друг мёртвый, Демоном вставал,
грозя ему..., с собою звал!
14
И вот, Евгений, средь бедлама,
не помня, как сюда попал...,
мелькнула где, пред взором, дама,
и он признал лица овал...,
но с ней — очкарик ( нам знакомый ),
да и Онегину — не новый,
учились вместе коль, они,
в спецшколе, в их былые дни...,
но всё внимание — к ней — бесспорно,
кто выглядит, совсем не так,
как окружения кавардак,
кой постоянно ржёт, притворно...,
в дурных манерах всё резвясь,
и от потех своих - «тащась»!
15
Вокруг неё — не люди...- тени,
настоль она, средь них, видна,
а мысли неких..., про колени,
нелепы, здесь... Душа, одна,
влечёт их, к ней, но женский фактор,
по факту: мщения что, реактор,
икру аж мечет, ставши злей,
да и банкир, в очках, пред ней,
свою особу занижает...
«И как, с её-то красотой,
поймать такого?» - «Молодой!» -
вот оттого-то и страдает -
вульгарный бабий Сплетсовет,
коль алчен женский Пиетет!
16
Вульгарность — духа директива
( Но наглость — в счастье — хороша! ),
ну, а нутро же, коль спесиво -
не скрыть в глазах..., ведь там — душа,
собой являет сокровенность,
а выражает откровенность...,
и — в подтверждение — доброта,
и дамы нашей, в том, черта,
разительный пример, красоткам,
кто столь прекрасны — при свечах,
но так глупы — в своих речах,
к их пышной вычурности, сходкам,
в манерах..., жестах..., да сверх мер,
красивых, но пустых, Венер!
17
«Она? И здесь...? Да быть не может!
Иль «съехал» я? Балде — хана!» -
и сонм сомнений — душу гложет -
Евгения, кто, вмиг, вина
хлебнул для ясности, раскисший,
в раздумьях о былом, «зависший»,
где — в памяти — пейзажа даль...,
Провинция... Но, вновь, в печаль
вогнал очкарик черноокий...
«Банкир, ты в курсе, кто она?» -
«Онегин, знай! Моя жена
( И тут, Евгений, Мир жестокий,
познал сполна! )...- А в сей же час,
пойдём..., я познакомлю вас!»
18
«Давно женат ты?» - «Два уж года...» -
«Семья же кара...» - «Люди врут!» -
«Однако... Ну..., а как свобода?» -
«Оставь, старик...- то прелесть пут!»,
и он, Евгения, подводит
к Татьяне..., разговор заводит...
«А, всё ж, Онегин — не простак...-
Чета банкиров, как-никак...» -
звучат, вмиг, сплетни..., но Татьяна
пространно смотрит, на него,
а взгляд же — вовсе ничего -
не выражает ( без обмана ),
на фоне такта, в коем — слог -
прервал их скучный диалог...
19
Нежданно, вновь увидев друга,
предвосхищая душ порыв,
иль раздражение, от испуга,
иль, от восторга, страстный взрыв,
Евгений встретил безразличие,
где, фактом, женское двуличие,
пред ним предстало, как стена,
ведь та Богиня — не она,
кто был, в обличье светском, ныне...,
кого — совсем не понимал...,
и..., слушая её, молчал...,
никчёмность чувствуя, в гордыне,
среди осколков прошлых лет,
где он — не должный дал ответ...
20
Она ль была, пред ним, однако,
иль некий образ ( столь — иной... ) -
не прежний, кой, так не двояко,
внимал его слова, душой...,
но их значение упуская,
и чувствам, только, доверяя,
включая SMS, к нему,
с признанием..., но увы..., тому,
кто ей явился, озарением...,
средь прозы жизни...- на беду,
поскольку, встретившись в саду,
он оттолкнул... сим откровением,
тогда..., не думая о ней...,
а ныне — смена их ролей!
21
И он домой спешит, скорее,
где легче, боль перенести...,
но лик Татьяны, став яснее,
спать не даёт, ему, почти...,
а тут, банкир ( Кто из масонов... )
зовёт на Пир ( Во Честь Канонов! ),
через послание SMS:
// Старик, давай! А то — исчез... //,
и, вмиг, Евгений отвечает,
хоть мысль — другим поглощена...,
где, их Любви, встаёт волна,
где, вновь, душа его пылает...,
и где она — в мечтах, как тень,
как будто шлёт вчерашний день!
22
Часы медлительны в томлении,
а встречи сей, Евгений, ждёт...,
и только вечер ( В промедлении? ) -
как пуля мчится! - Не идёт...,
встречая, враз, Татьяну, в доме
( Чрез созерцание, аж в истоме! ),
молчанием что, прервав ей речь,
зависло..., как дамоклов меч...,
Онегин где, средь размышлений...,
на фоне всех нелепых фраз,
но познаёт, на этот раз,
что пропасть, словно, поколений,
возникла..., в душах сих, двоих,
разверзнув, всё же, судьбы их!
23
И тут, банкир, вошедший шумно,
прервал, их грустный диалог...,
от мысли хохоча, безумно,
что, будто, уплатил налог,
съязвив: «Как хохма? Не похоже?
А месть народная — по роже -
хлестала рыжего ( «Достал»! )?»,
и, здесь, Онегин поддержал,
смеялись коль... Тут, гости, вскоре,
заполнили, собой, весь дом,
создав притон, и тот — вверх дном,
и ржали все уж, в этой своре,
вкусив последний анекдот:
«В России, ныне, тьма Свобод!»
24
Суть элитарная, Столицы,
собой являла явный срез,
где «папики» и их девицы,
мажоры, коих — не в обрез,
а к ним — Поэты и артисты,
и архитекторы-садисты,
и театральный режиссёр,
и, даже, средневес-боксёр...,
а с ним: ТВ-обозреватель -
по политическим делам...,
миллиардер, средь юных дам,
и самых модных книг издатель...,
где, всяк, своим умом играл,
а жизнь — иначе понимал...
25
Средь них мелькали и кретины,
да с выражением, на лице...,
а в дополнение сей картины,
их знания, словно в образце,
интеллигентов — в абсолюте...,
где, словно в призрачном салюте,
суждения стлались обо всём,
но, в большей мере, ни о чём...
.................................................................
.................................................................
..... ( пропуск, как у Пушкина ) .........
.................................................................
.................................................................
….............................................................
26
Зашел и неплохой писатель,
клеймящий Власть: «... от Сатаны!»,
по Сталину кто, воздыхатель,
а с ним — защитник всей Страны!
И Кутюрье был, от природы,
кто как Диор ( Но Русской Моды! )...-
с улыбкой солнечной, своей,
зовя в Салоны будто, ей!
И Фёдор, вкупе, ненароком,
по факту: с корабля на бал
( И где он только не бывал!? ),
спустился, выглядя Пророком,
ценя стиль жизни, удалой,
но удививший, бородой!
27
Онегин же, здесь пребывавший,
всё за Татьяной наблюдал...
и вид её, столь всех застлавший,
его, безмерно, поражал...,
ведь как-никак, уже — банкирша,
а не какая-то кассирша...,
и факт сей — дерзок, для иных,
кто так упёрт, средь нагло-злых!
А посему: Свобода — в бане,
где нет — ни званий, ни наград,
но только — тел нагих парад,
а то — не лица — на экране,
которые, всё ж, видел ты,
не замечая наготы...
28
А от Татьяны, той, осталось,
едва лишь имя — суть её,
но, в ней, по Марксу, проявлялось
сознание..., где житьё-бытьё,
лишь опосредовано чину
( И, здесь, процессов сих, причину,
ищите в строе государств,
империй, королевств да царств... ),
а с ним, она — сменив осанку...,
а с ней — и голос..., да и взгляд...,
уже познав, сей жизни, ад
( поняв, вконец, её изнанку ),
не видит, более, чудес,
утратив к чувствам интерес...
29
Чем старше, тем любовь сложнее,
чтоб чувства длились для двоих,
да и от браков — жизнь страшнее,
коль кровь, так портится от них...,
ведь бесшабашность — зла уловка,
где страсть и глупость ловят, ловко,
а значит, вывод: младше чем -
не городи, себе, проблем,
тем паче, да в интим-желаниях...,
поскольку годы, что вода...,
в своих стремлениях в никуда,
опустошая в воздаяниях,
уходят — чувства унося,
а с ними — страсти ( Столь гася! )...
30
Влюблён, в Татьяну, наш Евгений,
её, повсюду, ищет..., ждёт...,
живя вчерашним, их мгновений,
а день насущный — не в зачёт,
ведь он — к жене чужой стремится
( И, словно, потерять боится! ),
о всех приличиях, как забыв,
тем, кривотолки «раскрутив»,
её преследует...- звонками...,
где чувства пыл — на высоте,
но сердце, всё же, в тесноте,
знать — он — всё рвётся за мечтами,
стремясь вернуться во вчера,
в ночи страдая, до утра...
31
Татьяна, внешне, безразлична,
коль случай сводит их, порой...,
ведь речь, к Евгению, безлична
( как будто он — совсем чужой ),
в звучании своём нежданном,
а он, в желании непрестанном,
всё в домогательствах искрит,
но видя холодность...- сердит,
а, с тем, и хворь...- не спит ночами...,
всё думая: «Любовь — страшна,
когда взаимность не видна...»,
и — нудные часы — с врачами,
ну, а у тех — один совет:
«На море, в Сочи...» - весь ответ.
32
Едва ль, курорты, сердце просит,
коль дух его, почти зачах,
ведь страсть мужская — ум заносит
( Знаком ли Девам, этот страх? ),
а он, в идею, аж упёрся -
ослом упрямым...- весь извёлся,
вот и в него вселился Бес,
через штамповку SMS,
где — дрожь руки, а с нею — пальца,
что буквы вводит на экран,
столь обостряя их «роман»,
вопросом Гамлета - «страдальца»,
вмиг отправляет... Нас же ждёт -
отнюдь не пошлый анекдот!

SMS Онегина Татьяне

Послание это получив,
предвижу Ваше удивление...,
но чашу мук, до дна, испив,
прошу услышать объяснение!
В сумбуре фраз — не слыть эстетом,
где я — с пороков — гнев взыщу,
а Вас — не тороплю с ответом,
хоть, от него, уже ропщу!

Судьба свела нас, своевольно...
Но почему, душе, так больно,
от искренности Ваших слов,
что мне явились откровением?
Где я, ведомый лет гонением,
уж не был к чистоте готов!
Разлуки есть ещё причина...,
погиб коль Ленский, глупо, вдруг...
Для Вас — товарищ, хоть мужчина,
а для меня, так просто — друг!
И одиночеству, в угоду,
и без стремления, ни к чему,
я — счастью — предпочёл тюрьму,
душевной муки, чрез свободу!

Но рядом быть хочу, всегда,
чтоб, вовсе, избежать страданий...,
и пусть Вы — в браке...- не беда,
ведь страсть — не знает оправданий,
в кой, столь довлея, Этикет -
городит вечности, с запретом,
но мне не ясен Ваш ответ,
что ждёт душа...- приоритетом!

День целый, иль хотя бы час,
не видеть милых очертаний...,
но терпеливости запас,
предел имеет ожиданий,
что чувств отягощают груз,
прервать способных наш союз...
А если так...- судьба, уныло,
к закату жизни поведёт,
минуя сердце, что остыло,
в небытие душа уйдёт...

Иллюзий нет... и не до шуток,
с их пошлостью, гнобят что дух,
ведь был я, к юности, не чуток,
а, к Вашим чувствам, вовсе глух...
Но обстоятельств — скорбна, воля,
что, через жизнь, нас, вновь свела...,
и где, с укором словно, доля,
всё ж к Вам, в надежде, привела...
И пусть взаимность будет, мнимо,
ютиться, средь печали круч,
но где Любви моей, незримо,
найдёт дорогу, счастья луч,
что взгляд не выразит, бесцельный,
ведь страсть, нельзя изображать,
притворства чтоб, не выражать...
Но это — разговор отдельный...

Итак, итогом — Ваше мнение...,
ведь без него, судьбе — не жить,
и поделом: «Быть... иль не быть?»,
чтоб, сим продлить, Любви мгновение...
33
Евгений ждёт..., но нет ответа...,
а лишь молчание... Снова шлёт...,
но — тишина ( Как песня спета! )...,
и, вновь, он в Ресторан бредёт...,
но дар, зайдя, теряет речи,
от неожиданной, с ней, встречи...,
Татьяна где, узнав его,
не выражает ничего...,
представ степенно, пред глазами,
и здесь, Евгений, ошалел,
ведь оказался — не у дел,
хотя...- страдал, в ночи, часами...,
но встретил чувство, что без грёз,
преподнесло, ему, курьёз!
34
Раздумьями не загружает,
Онегин, мнение своё:
«Она, себе, значение знает...,
а оттого, моё нытьё -
совсем не в тему... Мир — условен,
но столь, в злословии, полнокровен...,
ведь Статус..., а к нему, супруг,
а я тут, с Лирикой, к ней, вдруг!»
И всю любовь послав, вульгарно,
Бомонд, при этом, не забыв,
опять он дома..., захандрив,
скучает...- фактом: аж угарно -
дымя сигарой..., водку пьёт...,
ну, прозаически живёт...
35
С тоски, вновь чтением увлёкся,
но тяжек, был ему, Сократ...,
и он — к Спинозе, но осёкся...,
а успокоил — Дюрренматт,
затем, к Гельвеция Доктрине...-
устав..., «завис» на Ибн Сине...,
а Истый столь, Философ, Юм,
добил его уставший ум!
Но оставались детективы,
в избытке, женский где, роман,
и где сюжет один — обман -
в мужской измене... Как красивы,
здесь, заключения сих «умов»,
коль жизни их — во сфере снов!!!
36
Затем, какие-то журналы
листал...- упав до ерунды...,
всё поражаясь на завалы,
сей мути, в доме, как бурды...,
но к чтиву сердце не лежало,
да и сознание, всё ж, витало,
идя, чрез мысли, в мир иной,
и он — их следуя тропой,
стремился весь, к переживаниям,
из снов фрагментов, чьих-то слов,
иносказаний, тайн основ,
от зависти, да к состраданиям,
где возвышался Идеал,
а, перед ним, Поэт вставал...
37
Иль от рассеянности силы,
он путал: вечер, утро, ночь...,
или от градусов Текилы,
но разум, как умчался, прочь!
А с ним — и явь переменилась,
и чёрти что, уже и снилось...,
мертвец из гроба коль, встаёт -
с угрозами..., но песнь поёт,
средь сумрака..., но лик где, женский...,
и две косы...- одна, в руке...,
и тут же праздник, но в тоске -
стриптиз...- мужик где ( Но, не Ленский! ),
мораль, через очки, всё шлёт...,
жена ж — всем деньги раздаёт!
38
В поток сознания, как в обнову,
увлёкшись разума игрой
( на лад заморский — it is Show,
по-нашему ж — простой запой... ),
он впал, не мудрствуя лукаво...,
а то ль — приятная забава,
но лишь познавшие...- поймут
( Ведь было море тары, тут!!! ),
да под стрельбу — из пистолета,
когда, попав, он так кричал,
а насладившись...- в сон впадал,
согласно мании Аскета...,
храпя — в дыму от сигарет...,
но дом — не превратил в рассвет!
39
Сезон вошёл во звон капели,
то бишь — российская зима,
но пьянка, в призрачности цели,
всё ж прекратилась, словно тьма,
да и повеяло весною...,
и он, с больною головою,
качаясь, снизошёл во двор,
и был его печален взор...,
но, сразу, к Чуду-Мерседесу
( Ведь, в жизни, важен интерес! ),
Невы потомок — Светский Бес,
а значит: и согласно весу,
уж мчится, через грязь и снег,
ворон лишая «тёплых» нег!
40
«Куда, куда...?» - изрёк бы Гений,
но нам-то — очевиден путь,
коль пулею летит, Евгений,
а ране, что на сердце — жуть,
а с солью — однозначно — больно
( И как сказать — самодовольно!? ),
ведь парень скромен, аж убог
( но лишь, немного, занемог... ),
ступая...- робкими шагами -
по дому... и Татьяну, вдруг,
он замечает ( Сердца друг! )...,
с кругами впадин, под глазами,
где мук следы, как слёз закон,
а в кулаке же — телефон...
41
Банкирша то, иль кто иная,
ведь шарм официоза смыт,
а макияж размазан, тая...
и здесь, ответ, в тиши гласит:
Ведь та, Татьяна, а не эта...
«За что, такая мне вендетта?!» -
изрёк Евгений, вдруг, упав,
сознание, верно, потеряв,
от неожиданной развязки...,
но взор поднял, очнувшись, свой
( «А всё же — есть, в Любви, Герой?
Иль это заблуждения? Сказки?» )...,
теряясь в мыслях и мечтах,
что вызывали, только, страх!
42
Лежать, Онегин, продолжая,
как и упал, бишь — на полу,
едва лишь свет и мглу сличая,
Татьяну видит, всё ж, в углу,
кто, молча, выглядит достойно,
платок в руке, лицо спокойно...
и речь, что в паузе висит,
как эхо, для него, звучит:
«Ну что ж, настало объяснение,
приходит если часа срок...,
и я внимала Ваш урок,
что ужаснул, в одно мгновение,
а ныне, слушайте меня...
Да встаньте ж, говорю, Вам, я!
43
Застыла в памяти, навечно,
та встреча... Я любви ждала...
Но юность, как же ты, беспечно,
в своей наивности, цвела!
И что, в ответ, я получила?
Ведь Ваша холодность — сразила!
А для меня, кто были Вы?
Но оказались, так черствы...
И мне ль, Онегин, до укора,
коль Вас понять могу, сполна,
чрез исповедь, что так честна,
в порядочности, вне позора...
А выбор, вряд ли, был у Вас...
Мне ж жизнь открылась, без прикрас!
44
С любовью я своей пристала...,
но не нужна была, тогда,
девчонка, страстью кто пылала...
А ныне..., Вам, я не чужда?
И чувства Ваши, мне понятны...,
но, в них, желания, так невнятны,
в посылах дерзких, фраз лихих,
без уважения душ других...,
ведь сквернословие, мигом, зреет,
коль муж — Ваш друг, но он — банкир,
а Обществу — скандал — Кумир,
знать, Ваша роль, предел имеет,
средь этой скуки, чьих-то драм,
и мне, ненужных столь, реклам!
45
От прежней жизни, что осталось?
Вы — образ помните иной...
Мне ж, Ваша речь, тогда казалась,
словесности, игрою злой,
составленной из фраз избитых,
а для любви, из чувств открытых,
что в непорочности взросла,
та встреча — ужасом была...
И пусть Вы, столь благоразумно,
раскрылись юности моей...,
от доброты души своей...
Но ныне! - Что же так безумно,
Вы всё стремитесь в день былой,
где Вас не ждёт судьбы покой?
46
Вся эта жизнь, как в паутине...,
ведь не рвалась, к ней, никогда,
где лоск, как манекен в витрине,
а на поверку — ерунда,
и суета кругом..., да в чванстве,
приличием выбран, как в убранстве,
людей зомбированных, ряд,
в ком, «плюрализм», как общий взгляд...
А я б, давно, всё променяла
на сердцу, милых мест, покой,
средь книг-друзей... и где, судьбой,
я, Вас, Онегин, повстречала...,
где отчий дом..., круг лиц родных...
Жаль бабушки, уж нет, в живых...
47
И в опрометчивости шага,
нет ощущения, от вины...,
ведь чья-то суть — одна отвага,
а для меня...- средь тишины,
её влияниям быть подвластной...
Здесь, мамой, столь не безучастной,
был выбор сделан... Жизнь браня,
достойна ль уважения я,
в своих глазах, по крайней мере...?
Супруг... Но я — судьба его...
И этим жить... Вас, одного,
люблю... А мой, уж грех, в потере,
смогу укрыть от злой молвы...
Расстаться мы должны, увы...»
48
Она умолкла..., удалившись...,
но он застыл, как монумент...,
а речь её, так проявившись,
весомость где, как аргумент,
его в отчаяние повергла,
нежданно, как огонь из жерла,
прервал, бродя по дому..., муж,
и слог его ( Истом — к тому ж! ),
в разборках их, приостановим,
чтоб снизошла, как с плеч, гора,
ведь завершить сюжет, пора,
и суть романа обусловим,
чтоб с тем, Читатель — Друг ты мой,
душевный обрести покой!
49
Однако, как, порой, заносит! -
И худо-бедно ( Но — Роман! ),
чужое имя, пусть возносит,
через стихи ( А.С. где, план )...,
но ты, Читатель, в них, блаженство,
меж строк ищи, где совершенство
найдёшь, а посему: внимай,
когда ж тоскливо — суть вкушай...,
иль плачь от смеха, что удача,
и пусть, в том, Автора вина,
кто так старался ( И сполна! ),
чтоб Творчества была отдача...,
но и за сложности, мой слог,
прости...- иначе, я не мог!
50
Прощайте ж, темы, все Герои,
хотя, признаюсь, к вам привык,
а души наши — как изгои...,
пусть не впадут, прощаясь, в рык
истерики, при расставании...,
ведь мощь эмоций — в их терзании...,
где Проза неких — то — судьба,
но где Поэзия — мольба
в стихах... и здесь — соавтор-Гений,
кому — спасибо — за сюжет,
а в нём — Татьяна — в неге лет,
а к ней — потерянный Евгений...,
ведь, сим двоим, я, столько сил,
но не напрасно посвятил!
51
Пусть те прочтут, Романа Главы,
кто прежде, мне не доверял,
а я не жду признания..., славы...,
стихи ведь, лишь душой слагал...
А как творить их, по заказу? -
Чеканкой ли монет, за фразу?! -
Но разум, сразу, свергнет слог,
являя чахлый монолог...
И срок всему свой, и видение,
коль бренны: пламень, лёд, вода...,
а с ними: в памяти года...,
но, всё ж, прекрасное мгновение,
застынь, в сознании, навсегда...
и остальное — не беда!

Рейтинг: +1 468 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная поэзия
+328 + 281 = 609
+312 + 204 = 516
+259 + 194 = 453
+243 + 198 = 441
+211 + 167 = 378
+201 + 173 = 374
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+168 + 122 = 290
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+128 + 107 = 235
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+113 + 89 = 202
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+106 + 95 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+110 + 79 = 189
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+107 + 78 = 185
+108 + 76 = 184
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+107 + 69 = 176
+116 + 60 = 176
+146 + 18 = 164