ГлавнаяПоэзияКрупные формыЦиклы стихов → «Дубровский - 2». Повесть в стихах. Мой вариант ( 17 ).

 

«Дубровский - 2». Повесть в стихах. Мой вариант ( 17 ).

 

ГЛАВА 17

1

Она проснулась, вне желаний,

и с первой мыслью, в мраке грёз,

представился ей…- лик попраний

( к обильному потоку слёз… ),

а то – весь ужас положения,

судьбы где, горькие стечения,

её, заложницей избрав,

лишали человечьих прав,

что, чрез отцовские причуды,

во нравах «любящей» души…,

но ( Толи от житья в глуши? )

напоминали стиль Иуды,

когда предательства порыв,

ей, «счастья строил позитив»!

2

Она немедля позвонила

и девка сразу к ней вошла,

кто Маше мигом объяснила,

как в доме обстоят дела…

и, отвечая на вопросы,

сказала ( Девы чтя расспросы… ),

что «ездил вечером отец

в Арбатово…- в пылу, вконец…

и очень поздно возвратился

( А был Кирилл Петрович хмур! ),

но приказание, чрез прищур

( Где нрав суровый проявился! ),

прислуге ( Всех построив! ) дал,

впав в громогласности аврал ( ! ),

3

а Машу, за ёё капризы,

из комнаты не выпускать,

чтоб некие - «любви маркизы» -

не норовили посещать…

и с ней ( Тем паче! ) говорили…»

А что до свадьбы ( К мукам Были! )…,

то – в пустоте тоскливых лет,

на мир, как будто, спал обет…,

не ощущавший праздник, вскоре…,

ведь не было, средь лиц простых,

приготовлений никаких…,

чтоб веселиться на просторе,

в особенностях русских благ,

для жизней – вечных бедолаг…

4

«Но вот попу, хозяин, лично,

чрез наставления, велел,

мол, из деревни ( Как обычно! )

не отлучался чтоб ( «Для дел…» ),

да чтоб ни под каким предлогом ( ! )…» -

и девка, здесь ( факт, эпилогом ),

стиль завершив известий сих,

вернулась в лоно прав своих,

оставив Машу под надзором

( Ведь снова двери заперла! ),

а жизнь – стезёю прозы шла…,

но почему-то с мрачным взором,

к невесте…, чей печальный лик,

до невозможного поник…

5

Её слова ожесточили

младой затворницы настрой,

где, мысли, разум, вмиг, затмили,

впадая в думок разнобой,

ведь голова её кипела,

а кровь – аж вырваться хотела,

ввергая душу Девы в боль

и Маша ( Обречённо столь! )

дать знать, Дубровскому, решилась

( И, непременно, обо всём! ),

и стала думать, поделом, 

как способ ей искать ( Взмолилась! )…,

кольцо отправить в хлад дупла,

заветность дуба чтоб спасла…

6

А в это время ( Пусть незвано! )

ударился в её окно

нежданный камешек ( Желанно! ),

провидцем ставши ( Суждено! )…,

столь залихватски…- слишком смело -

стекло где – громко зазвенело…,

а Дева, лишь взглянув на двор

( Но как, надежду, жаждал взор! ),

узрела маленького Сашу…,

кто знаки тайные вершил,

где детских лет искрился пыл

( немало удивляя Машу… ),

желавший что-то ей сказать

и, очевидно, поддержать…

7

А Маша, безусловно, знала

его привязанность к себе

и в радость, несказанно, впала

( К досаде ль жизни ( ? )…- по судьбе! ),

сказав ( окно лишь отворила… ):

«Ну, здравствуй Саша…- вопросила.-

А вот зачем зовёшь меня?» -

«Да я, сестрица…, всё ж, родня…,

пришёл узнать от Вас, невольной…,

не надобно ли Вам чего…

А запертою, от всего,

не очень-то…, чтоб быть довольной,

когда наш папенька сердит,

а Вам, назло как будто, мстит…

8

Он запретил ( Всему, аж дому! )

Вас слушаться… и посещать…

Но Вы велите мне, родному…,

лишь Вашу волю исполнять…,

чтоб сделать то, что Вам угодно…

И я свершу всё…- благородно!»

А Маша, выслушав едва,

во странность впала, чрез слова:

«Ах, Сашенька…, спасибо, милый…

Но слушай: знаешь старый дуб…

с дуплом…, ветвей чей шорох груб…,

что у беседки…, столь унылый…,

где ты гулял…, весёлый, впрок…» -

«Сестрица, знаю!» - брат изрёк…

9

«А если ты, меня, так любишь,
то сбегай к дубу, поскорей

( Но коль откажешься…- погубишь ( ! )

и здесь…- аж не до жизни всей... ),

и положи в дупло, ты знаешь…,

кольцо… вот это ( Знак…- вникаешь? ),

но только так, чтоб ( Ни за что! )

тебя там не видал, никто…»

И с этим словом, Маша, сразу,

вслед, бросила ему кольцо,

а Саша, вытянув лицо,

произнести хотел, лишь фразу…,

но Дева, в мрачном типаже,

окошко заперла уже…

10

А мальчик, влёт, кольцо поднявши,

пустился ( Во весь дух! ) бежать

и в три минуты ( Долг познавши! )

достиг заветной цели…- Знать,

близ дуба очутился…- древа

( что привечало мраком чрева )…

и тут остановился он

( чуть-чуть утративши фасон )…,

чтоб, задыхаясь, оглянуться…,

страшась слегка, по сторонам,

и, доверяя лишь глазам,

тайник ища ( Не обмануться! ),

как только хлад затмил тепло,

колечко положил в дупло…

11

Окончив дело, столь достойно

( Благополучием рока мня! ),

хотел он тот же час, спокойно,

назад вернуться, с вестью дня,

и донести о том Марии…,

как, вдруг, какой-то ( Бес Стихии! ),

по факту: рыжий и косой,

и ( Однозначно! ), что чужой,

а то – оборванный мальчишка,

мелькнул из-за беседки, тут,

и к дубу кинулся ( Как спрут! ),

а руку ( Вот же шалунишка! ),

в дупло по локоть запустил,

но Саша – волю проявил!

12

Он бросился, быстрее белки,

мальчишку силясь упредить,

за воровские чтоб, проделки

( Не церемонясь! ), отомстить…

и Саша, с гневными глазами,

схватив ( Обеими руками! ),

вмиг, зацепился за него,

сказавши грозно, оттого:

«Ты что здесь делаешь ( ? ), негодный!» -

Но и мальчишка ( Кой – не трус! ),

стараясь…, рвался, чрез искус:

«Тебе какое дело ( ? ), сбродный!» -

небрежно Саше отвечал,

а сам освобождаться стал…

13

«Оставь колечко…- заяц рыжий! -

мальчишке Саша зло кричал.-

Иль проучу тебя, бесстыжий,

а то – по-свойски! Вот нахал!»,

но вместо должного ответа,

воришка ( Где там, до Эстета?! ),

ударил Сашу кулаком

( Да по лицу! )… и с лютым злом ( ! )…,

но и барчонок был – не промах

( его не выпустив из рук ),

во горло всё завыл, от мук

( ведь проживал-то он в хоромах… ),

где: «Воры, воры! Все сюда!»,

неслось, как: «Бьёт…, рабов среда…!!!»

14

Мальчишка всё-таки пытался,

отделаться любым путём…,

а Сашу вовсе не боялся,

ведь старше был он… и, притом,

на года два… да и сильнее

( Причём, гораздо! )…, но, смелее,

слыл ( Однозначно! ) барский пыл,

а Саша ( знаем… ) долг вершил,

в своей увёртливости ловкой…

и несколько минут, подряд,

они боролись, вне преград,

но рыжий мальчик ( Факт – сноровкой! ),

всё ж, наконец-то, одолел…,

где визави – стал не у дел!

15

Он, Сашу, наземь поваливши,

схватил за горло…, стал душить,

но в это время ( Спас, возникши! ),

помог ( по сути )…, дальше жить ( ! ),

где сильная рука Степана,
схвативши местного «смутьяна»,

вцепилась в волосы его,

и рыжий цвет их, оттого,

аж ощетинился, «тинктурой»…,

а жест, садовник оный, знал,

ведь шалопая приподнял

( Жуть – неприятной процедурой! )

на пол-аршина от земли…-

Степанов, во глуши…, не зли!

16

«Ах, бестия, ты – рыже-модный,-

садовник гневно говорил,-

да как ты смеешь бить, негодный,

младого барина ( ? )…- дебил!»…,

а Саша, кто успел, мгновенно,

вскочить…, оправился, степенно

( О…, как в нём стих борьбы накал! ),

кой, в оправдание, лишь сказал:

«А ты схватил меня, нечестно,

ну…, под-силкИ…- Что – не в зачёт!

И если бы не мой просчёт,

то никогда бы ( Всем известно! ),

меня бы ты не повалил…

И прав Степан, здесь…- Ты – дебил! …

17

А потому, кольцо, по праву,

отдай хозяину, сейчас,

и убирайся… Иль расправу

жди от отца…- Он «любит» вас!»…

Но рыжий отвечал, спокойно:

«Да как не так!» - чей взор, достойно,

не выражая страха грёз,

как будто мстил ( Но без угроз! ),

где сам он, на одном лишь месте,

перевернувшись, вдруг, юлой,

щетин своих, извечный рой

( Зажатый, словно при аресте,

чрез жест Степановой руки! ),

освободил…- Вот так-таки!

18

Тут он бежать пустился было,

но Саша, вмиг, догнал его

( В ком – раздражение сквозило! )

и он, «вражину», оттого,

толкнул ( Довольно ловко! ) в спину,

и сей мальчишка, впав в кручину,

упал, споткнувшись, со всех ног;

а тут садовник, вновь подмог,

схватив его двумя руками

( И то – уже наверняка! ),

но с применением кушака,
связавши рыжего узлами,

что боле, тот, не убежал…

А Саша, тут же, закричал:

19

«Отдай кольцо, по доброй воле!»,

но здесь, Степан, ему сказал:

«Ты, барин, погоди…, доколе,

а мы, по делу, сменим план,

сведя его, как на расправу,

к приказчику…- да и по праву!»

и пленника на барский двор

Степан повёл…, а Сашин взор

сопровождал «врага», победно…,

но с беспокойством созерцал

своей одежды «карнавал»,
где шаровары ( Столь безбедно! ),

чрез маркость зелени земли,

разорванностью ран, цвели!

20

Но, вдруг, все трое очутились,

пред Троекуровым, кто шёл

( Видать, желания проявились…,

где внешним видом – тоже «цвёл»! )

осматривать свою конюшню…

и он, увидев «тройку-люшню»,

спросил Степана: «Это что?»…,

а тот ( Садовник, лишь… ), зато,

в словах коротких ( Но, правдиво! )

о происшествии сказал,

где все детали описал,

как говорится…- столь учтиво…,

со взглядом рабским, что раним…-

ведь был Хозяин, перед ним!

21

Кирилл Петрович, со вниманием,

его суждениям внимал,

а выслушав, с особым чаянием,

вдруг ( к Саше обратясь ), сказал:

«А ты, повеса, всё ж, нарвался! …

Ну, и за что ты с ним связался?» -

«Ах, папенька…- Он, из дупла,

кольцо украл… А Вы, без зла,

отдать его, лишь прикажите…» -

«А ты ответь, что за кольцо?

И почему таишь лицо!? …-

Уж, «Ваша Светлость», поясните…

А проще: Что здесь за бедлам?!

И, из дупла, какой там хлам?» …

22

«Да мне Кирилловна…, ну…, Марья…,

сестрица…- Саша лепетал…-

Да то кольцо…- Тут, Саши «ария»,

чуть поутихла…, смяв «вокал»…,

где сам он спутался…, смутившись,

а вот Кирилла, разозлившись,

нахмурился…и, вняв «душой»,

сказал, качая головой:

«А…- тут и Марья замешалась!?

Так признавайся мне во всём!

А нет…, так отдеру ремнём

( Чтоб жизнь блаженной не казалась! ),

иль розгой, так, что всех святых,

ты не узнаешь, как своих!» -

23

«Ей-богу, папенька…, проверьте…,

что Марья мне…, сестрица кто…,

Кирилловна… Но Вы поверьте…-

О, папенька…- Да ни за что,

она бы приказать не смела…»

Но папенька, к познанию дела,

Степану, в мрачности сказал:

«А знаешь…, дабы он не врал,

ступай-ка ты, скорей, за розгой,

да срежь с берёзы свежачка…-

Чтоб он не строил дурачка,

в каденциях брехни безмозглой…,

а с тем, меня ( Каков нахал! ),

за бестолочь не принимал…» -

24

«Постойте, папенька…, я, право,

Вам расскажу всё…, в сей же час ( ! ),

как я сегодня бегал, здраво…,

но, будто бы, услышал глас…,

а то – Кирилловна…, ну…, Марья…

сестрица кто…- Неслась, вновь, «ария»…,

стезёй придурковатых фраз…,

где Саша, продолжая «сказ»,

цвёл, будто, в жанре ахинеи…-

Открыла кто окошко, вдруг,

и ( Не нарочно! ), чрез испуг,

кольцо…, вот это ( Без затеи! )…

и уронила… Ну…, а я…
его присвоил…, для себя!

25

Ну…, а затем, его я спрятал…

вот в это самое дупло…

и ce crapule fatal* «сосватал»…,

ну…, рыжий мальчик ( Зло нашло! )…,

на бой…, но права не имея…-

Ведь он, кольцо ( Ужель идея? ),

украсть хотел…», но папа, тут,

небрежно вставил: «Ну, и плут…

Чтоб не нарочно уронила…-

вновь, он ( Уж хмурясь! ), проронил…-

И будто на лету схватил,

желая спрятать…- Вот, чудила! …

А ты, Степан, для дурки сей,  

ступай за розгами…, быстрей!» -

 

* - Этот роковой негодяй.

26

«Постойте, папенька… Не нужно!

А я же расскажу всё…, Вам…-

Как мне сестрица ( Столь радужно! )

велела сбегать, по делам…,

ну…, к дубу этому…, понятно

( вновь, Саша, фразы плёл, «занятно» )…,-

в дупло, кольцо чтоб, положить…,

а я…, не смел ей возразить…,

и сбегал…, положив, украдкой…,

а этот скверный мальчик… вот…»

Но папа ( Кто – не идиот!!! ),

давно познав цель схватки «сладкой»,

к мальчишке взор свой обратил

и грозным голосом спросил:

27

«Так чей ты ( ? ), рыжий…» - «Я дворовый,

господ Дубровских, человек!» -

тот отвечал…, чей лик суровый,

врезался в память ( Имярек… ),

но вот к Кирилле зло явилось

( лицо где, вовсе, омрачилось… ),

узревши недруга фасон,

хоть отвечал спокойно он:

«А ты, кажись, и господином,

меня совсем не признаёшь?

И, значимо, добра не ждёшь…

А что ты делал, властелином,

в моём саду?» - «Малину крал…» -

тот равнодушно отвечал…

28

«Ага…, да ты, происхождением,

слуга…, но в барина пошёл,

и, значимо, с особым рвением,

вершишь нахальный произвол ( ! )…,

но поделом, здесь, понимание,

ведь поп каков ( Как на заклание! ),

таков, естественно, приход…

А ты, нелепейший приплод,

ответь, по поводу малины:

Иль на дубах она растёт?

А может ты и свой налёт

сварганил для моей кручины ( ? ),

лихвою чтобы раздражить…

Так отвечай! Чего юлить?»

29

Но мальчик ( Коль он – в вольнодумиях! ),

в такт, ничего не отвечал…

А тут и Саша, факт – в безумиях,

отцу, немедленно, сказал:

«А Вы же, папенька, не ждите,

а по-простому прикажите,

ему отдать кольцо…, ну…, мне…» -

«Ты, Александр, молчи, вдвойне! -

вновь, отвечал Кирилла, гневно…-

И, между прочим, не забудь,

что и с тобою ( Вот же чудь! )

я собираюсь ( Не напевно! )

разделаться…, да по-мужски!

А то – в соплях, ты, весь…- с тоски!

30

И в комнату свою, отныне,

без препирательства, ступай!

А ты, косой…, ты, к сей причине,

кажись, не промах…, шалопай ( ! ),

хотя и малый…- Впрочем, ладно…-

Отдай кольцо…- А то, нескладно!

Да и ступай, скорей, домой!» …

Но мальчик, с «чистою душой»,

разжал кулак…, при ясном взоре,

и, преспокойно, показал,

что не было ( Каков нахал!? ),

в его руке ( Причиной – к ссоре! ),

по факту: ровно ничего

( И как тут обвинять его? )…

31

«А если ты мне…, без обмана,

во всём признаешься, сейчас,

так я тебя, пусть и смутьяна,

вне показательных прикрас,

не высеку…, за все огрехи…

и дам ещё, ну…, на орехи,

пятак…- немало, как-никак…

А если нет…, то, запростяк,

с тобою разберусь по-свойски…

И сделаю, пожалуй, то,

чего ты, в общем, ни за что,

не ожидаешь, столь геройски!

Да ты, по сути, не в плену,

молчать чтоб… Отвечай же… Ну!»

32

Но мальчик, не сказав ни слова,

потУпя голову, стоял…,

витая ( Явно! ) в муках Иова,

не отвечал…, а размышлял…

и на себя приняв, блаженно,
вид дурачка ( Столь совершенно! ),

из настоящей их среды

( А тут – так близко – до беды! )…,

но, вмиг: «Добро!» - сказал Кирилла,

познавши, втуне, на лету,

что если вступит в суету,

с мальчишкой ( Корчит кой, дебила! ),

то раздражится ( Уж устал… ),

и он, спокойно, продолжал:

33

«А запереть его, меж делом,

куда-нибудь… и с глаз долой!

Но вот держать, как под прицелом,

чтоб он не убежал…, лихой!

А улизнёт…, тогда пеняйте!   

Я, со всего аж дома, знайте,

всю шкуру, медленно, спущу!

Причём, совсем не загрущу…»

И барина, учтя послание,

Степан, на голубятню, вмиг,

отвёл мальчишку ( Чтоб, вне книг,

тот, тишей осознал лобзание… ),

и сам же запер его там,

как говорится: по делам…

34

А вот смотреть за ним приставил

Агафью…- мастерицу бдеть ( ! ),

кого, пожалуй, Рок заставил,

сознание трезвое иметь,

к набору качеств старых птичниц…

и данная ( О…, дух отличниц! ),

степенно, вахту приняла ( ! )…,

а вот Кириллу жизнь гнала,

сказал кто: «В город ехать нужно…

Да за исправником… Сейчас!

И чтобы оный ( «Божий спас»! ),

по долгу службы, не натужно,

приехав, влез в сей лес затей,

и, по возможности, скорей!»

35

А мальчика, в «надзор отдавши»,

и лишь глазами проводив,

Кирилла, прозу жизни знавши,

узрел в ней, сразу, негатив,

вслед размышления простого…:

«Тут нет сомнения никакого,

что все сношения, с тех пор…,

на фоне чувств их ( Вот позор! ),

она, конечно, сохранила…

с Дубровским, прОклятым судьбой…

Но неужели ж, сей «герой»

( Вот мне «услада» подвалила! ),

и в самом деле, в меру сил,

на помощь, ею позван был?»

36

Так думал Троекуров, «томно»,

в пылу, расхаживая…, злым,

а в комнате гремел, объёмно,

сердитом басом ( Неземным! )

мотив известный «Гром победы»

( Ведь он насвистывал, чтя «беды»… ),

где: «Может быть…, я, наконец,

нашёл ( Чрез их «союз сердец»! ),

вдруг, на его ( Да сколько ж грабить? ),

судьбы, горячие следы…

и он от нас ( Лишим среды! )

не увернётся…- вновь похабить…,

тем, жизнь в округе бередить,

да на сознания давить!

37

А мы воспользуемся этим…

Ну…, случаем…- Сполна, причём ( ! ),

его поймать чтоб… Чу! Приветим…-

То, колокольчик…- Поделом!

А это, значимо, исправник,

от властных, якобы наставник,

кой, слава богу, снизошёл…

и, вроде, вникнет в произвол…» -

воскликнув - «Гей! Давай, живее!

Мальчишку привести сюда…

Ну…, что поймали «господа»,

того…, «погрязшего в затее»,

кто, из-за некого кольца,

в идеях корчится, борца!»

38

А между тем, тележка, с шиком,

неспешно въехала на двор,

и нам уже знакомый, ликом

( Исправник, лично, пряча взор… ),

вмиг, в комнату вошёл, согбенный,

весь запылённый и смиренный,

кому, Кирилла ( Власти ль, Честь? ),

сказал, надменно ( Словно в месть! ):

«А весть-то славная, служивый…

Ведь я Дубровского поймал!»

и, влёт, исправник поддержал,

впадая в стиль ( По жизни – льстивый! ),

с обрадованным видом, кой,

изрёк, «распахнутой душой»:

39

«О, Ваша Светлость, слава богу!

Но покажите мне…- Где ж он?» -

«Ну, то есть, я приврал, к итогу,

чтоб, так сказать, поверить в сон…,

пусть не Дубровского схвативши,

а некого…, кой, «долг вершивши»,

попался, всё же…- Лоботряс ( ! ),

из шайки кто, его...- Сейчас,

и приведут сюда…- Прикинем…

Ведь он поймать нам пособит

( Да без затратных волокит…-

Ну…, в западне мешок накинем! )

и атамана самого…

А вот и привели его!

40

Исправник, Чудо ожидавший

( Разбойник грозный – на слуху! ),

был изумлён…, в досаду впавший,

увидев нечто…- на духу…,

где, лет тринадцати, мальчишка,

с наружностью ( Вне черт излишка! )

довольно слабой…- Посему,

служивый ( С видом: «Не пойму!» )

с недоумением обратился

к Кирилл Петровичу, в момент

( Мол, «Что за странный элемент,

да и откуда сей явился?» ),

и объяснения ждал, скорей,

дрожа за службу ( С долей, в ней! )…

41

Стал Троекуров, тут же, «гостю»,  

рассказывать о всех делах

( случились утром что… ), со злостью,

и с ярым отблеском в очах…,

но вот о дочке ( Кровь родная! -

Чтоб слухов не витала стая… ),

однако ж, не упоминал…-

А раздувать былой скандал

считал занятием чрезмерным ( ! )…

и строил речь из общих фраз,

где слыл мальчишка, средь проказ

( Зато, с заданием планомерным! ),

кто с целью в сад его проник,

от атамана…- напрямик!

42

Исправник, пусть из долга службы,  

всё ж, выслушал его, всёрьёз…-

Бишь, со вниманием, вне дружбы

( Тем паче, через праздность грёз… ),

и взглядывал ( Аж поминутно! )

на негодяя…, кой, уютно

( Хоть и по возрасту был мал! ),

дипломатично восседал…,

где, враз, прикинувшись, столь славно,

суть – однозначным дурачком,

казалось ( Искренне, причём! )

внимания никакого ( Явно! ),

на то, что близ него идёт,

не обращал ( Как идиот! )…

43

«Позвольте, Ваша Светлость, лично…-

сказал исправник, наконец.-

Наедине ( Столь, нелогично,

услышит если, сей «гонец»! )…,

мне переговорить лишь…, с Вами…»

И, в гневности, блеснув очами,

его, Кирилла ( Дом-то…- Дол! ),

в другую комнату повёл

и запер двери за собою…

Чтоб выйти, через полчаса,

ведь зазвучали их гласа,

опять, по залу…, где, судьбою,

невольник участь ожидал…,

в раздумьях туповатых жал!

44

Сказал ему исправник: «Барин,

хотел тебя, в порядке мер,

привлечь ( Хоть ты и не «боярин»! )

к понятиям неким…, без химер,

и, значит, посадить… по праву

( Ответом, на твою забаву… ),

немедля, в городской острог,

где ( Чтоб душой почуять смог! )

и выстегать плетьми, умело,

да и сослать, потом, к чертям ( ! ),

на поселение…, а там…..

Но я вступился…, вникнув в дело…

и выпросил, тебе – в удел,

прощение барское…- пострел!

45

А развязать его…» - и люди

мальчишку развязали, враз,

и тут, исправник, «божьей чуди»,

опять внушая вескость фраз,

сказал: «Ты подойди поближе… 

Ну…, барина благодари же!»,

и к Троекурову ( Кто зол! ),

покорно, мальчик подошёл

и руку у него, поспешно

( Чрез жест Руси! ), поцеловал…,

что чтил Кирилла, кто сказал:

«Ступай себе домой, безгрешно,

да впредь малины, вертопрах,

не крадь по дуплам, на дубах!»

46

А мальчик вышел «на свободу»

и спрыгнув весело с крыльца,

бегом пустился на природу,

с довольным обликом лица,

где, не оглядываясь, боле,

он, в Кистенёвку, через поле,

душой стремился, вне дубрав,

а до деревни добежав,

остановился у избушки,

чей развалившийся каркас…-

наполовину ( Без прикрас! )…-

едва ль красою слыл опушки,

да первой с края…- Не в урон -

в окошко постучался он…

47

Окошко поднялось со скрипом

и показалась ( Факт – судьбой! )…-

старуха…- мрачноватым типом

( С «подругой» верною…- клюкой! ),

а мальчик, вдоволь подуставший:

«Мне, хлеба, бабушка…- сказавший,

добавил…- Ничего, с утра…,

не ел я ( С ними ж…- не игра! )…,

но с голоду, аж умираю ( ! )…» -

«Ах, Митя, это ты…, шалун…

Да где ж ты пропадал, игрун ( ? )...-

бесёнок, право…- Я-то знаю!» -

в весёлом предвкушении бед,

старуха отвечала, вслед…

48

«Я, бабушка, тебе, об этом,

пожалуй…, после расскажу…

Но, ради бога, как обетом,

дай хлеба мне…» - «Спешишь, гляжу…

Да ты войди ж в избу… С дороги…» -

«А…, некогда…- Потерпят ноги ( ! )…,

ведь надо сбегать ( И скорей! )

ещё ( Чтоб упредить людей! ),

в одно, известное мне, место…

Христа же ради, хлеба дай!» -

«Ах, экой, всё же, шалопай

и непосед…- Зато – не тесто! … -

старуха проворчала лишь…,

спросивши…- Хлеба, говоришь? -

49

и, всуе, сунула в окошко,

от хлеба чёрного ломоть,

съязвивши…- На вот, хоть немножко,

тебе ломотик… помолоть…»,  

а мальчик, хлеб вкусивши, жадно

( Томимый голодом…- нещадно! ),

его жуя, спешил уйти…

и, мигом, будучи в пути,

отправился…- к заветной цели…

А тут ( К судьбе ли, чрез недуг? )

смеркаться начинало, вдруг…

и тени, стлавшись, багровели…,

в чьих тленах призрачных угроз,

пространность кралась мрачных гроз…

50

И Митя пробирался, тихо

( ему, известною тропой… ),

овины где, мелькали лихо,

средь огородов, чередой…,

а роща, Кистенёвской тайной,

извечной истиной печальной,

ждала как будто бы, судьбу…,

и он, познав души мольбу

( чрез жизнь Руси, в просторе-горе ),

дошедши, в мгле, до сосен двух

( стоящих стражами…, старух…-

Зато…- в передовом дозоре ( ! ),

кто в рощу преграждали путь… ),

остановился…, отдохнуть…

51

Он оглянулся…, явно ждавши…-

знать, посмотрел по сторонам…

и свистнул свистом ( Бор пугавши! ),

ведь редким звук был, деревам…,

звеня пронзительным раскатом,

но и отрывисто…, откатом…,

и слушать стал… в сплошной тиши…

и лёгкий свист, в лесной глуши,

в столь продолжительной манере,         

послышался ему в ответ,

и кто-то ( встречи чтя обет… ),

из рощи вышел, в полной вере,

приветив Митю, через тьму…,

в ночи приблизился к нему…

 

© Copyright: Александр Яминский, 2013

Регистрационный номер №0146518

от 11 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0146518 выдан для произведения:

 

ГЛАВА 17

1

Она проснулась, вне желаний,

и с первой мыслью, в мраке грёз,

представился ей…- лик попраний

( к обильному потоку слёз… ),

а то – весь ужас положения,

судьбы где, горькие стечения,

её, заложницей избрав,

лишали человечьих прав,

что, чрез отцовские причуды,

во нравах «любящей» души…,

но ( Толи от житья в глуши? )

напоминали стиль Иуды,

когда предательства порыв,

ей, «счастья строил позитив»!

2

Она немедля позвонила

и девка сразу к ней вошла,

кто Маше мигом объяснила,

как в доме обстоят дела…

и, отвечая на вопросы,

сказала ( Девы чтя расспросы… ),

что «ездил вечером отец

в Арбатово…- в пылу, вконец…

и очень поздно возвратился

( А был Кирилл Петрович хмур! ),

но приказание, чрез прищур

( Где нрав суровый проявился! ),

прислуге ( Всех построив! ) дал,

впав в громогласности аврал ( ! ),

3

а Машу, за ёё капризы,

из комнаты не выпускать,

чтоб некие - «любви маркизы» -

не норовили посещать…

и с ней ( Тем паче! ) говорили…»

А что до свадьбы ( К мукам Были! )…,

то – в пустоте тоскливых лет,

на мир, как будто, спал обет…,

не ощущавший праздник, вскоре…,

ведь не было, средь лиц простых,

приготовлений никаких…,

чтоб веселиться на просторе,

в особенностях русских благ,

для жизней – вечных бедолаг…

4

«Но вот попу, хозяин, лично,

чрез наставления, велел,

мол, из деревни ( Как обычно! )

не отлучался чтоб ( «Для дел…» ),

да чтоб ни под каким предлогом ( ! )…» -

и девка, здесь ( факт, эпилогом ),

стиль завершив известий сих,

вернулась в лоно прав своих,

оставив Машу под надзором

( Ведь снова двери заперла! ),

а жизнь – стезёю прозы шла…,

но почему-то с мрачным взором,

к невесте…, чей печальный лик,

до невозможного поник…

5

Её слова ожесточили

младой затворницы настрой,

где, мысли, разум, вмиг, затмили,

впадая в думок разнобой,

ведь голова её кипела,

а кровь – аж вырваться хотела,

ввергая душу Девы в боль

и Маша ( Обречённо столь! )

дать знать, Дубровскому, решилась

( И, непременно, обо всём! ),

и стала думать, поделом, 

как способ ей искать ( Взмолилась! )…,

кольцо отправить в хлад дупла,

заветность дуба чтоб спасла…

6

А в это время ( Пусть незвано! )

ударился в её окно

нежданный камешек ( Желанно! ),

провидцем ставши ( Суждено! )…,

столь залихватски…- слишком смело -

стекло где – громко зазвенело…,

а Дева, лишь взглянув на двор

( Но как, надежду, жаждал взор! ),

узрела маленького Сашу…,

кто знаки тайные вершил,

где детских лет искрился пыл

( немало удивляя Машу… ),

желавший что-то ей сказать

и, очевидно, поддержать…

7

А Маша, безусловно, знала

его привязанность к себе

и в радость, несказанно, впала

( К досаде ль жизни ( ? )…- по судьбе! ),

сказав ( окно лишь отворила… ):

«Ну, здравствуй Саша…- вопросила.-

А вот зачем зовёшь меня?» -

«Да я, сестрица…, всё ж, родня…,

пришёл узнать от Вас, невольной…,

не надобно ли Вам чего…

А запертою, от всего,

не очень-то…, чтоб быть довольной,

когда наш папенька сердит,

а Вам, назло как будто, мстит…

8

Он запретил ( Всему, аж дому! )

Вас слушаться… и посещать…

Но Вы велите мне, родному…,

лишь Вашу волю исполнять…,

чтоб сделать то, что Вам угодно…

И я свершу всё…- благородно!»

А Маша, выслушав едва,

во странность впала, чрез слова:

«Ах, Сашенька…, спасибо, милый…

Но слушай: знаешь старый дуб…

с дуплом…, ветвей чей шорох груб…,

что у беседки…, столь унылый…,

где ты гулял…, весёлый, впрок…» -

«Сестрица, знаю!» - брат изрёк…

9

«А если ты, меня, так любишь,
то сбегай к дубу, поскорей

( Но коль откажешься…- погубишь ( ! )

и здесь…- аж не до жизни всей... ),

и положи в дупло, ты знаешь…,

кольцо… вот это ( Знак…- вникаешь? ),

но только так, чтоб ( Ни за что! )

тебя там не видал, никто…»

И с этим словом, Маша, сразу,

вслед, бросила ему кольцо,

а Саша, вытянув лицо,

произнести хотел, лишь фразу…,

но Дева, в мрачном типаже,

окошко заперла уже…

10

А мальчик, влёт, кольцо поднявши,

пустился ( Во весь дух! ) бежать

и в три минуты ( Долг познавши! )

достиг заветной цели…- Знать,

близ дуба очутился…- древа

( что привечало мраком чрева )…

и тут остановился он

( чуть-чуть утративши фасон )…,

чтоб, задыхаясь, оглянуться…,

страшась слегка, по сторонам,

и, доверяя лишь глазам,

тайник ища ( Не обмануться! ),

как только хлад затмил тепло,

колечко положил в дупло…

11

Окончив дело, столь достойно

( Благополучием рока мня! ),

хотел он тот же час, спокойно,

назад вернуться, с вестью дня,

и донести о том Марии…,

как, вдруг, какой-то ( Бес Стихии! ),

по факту: рыжий и косой,

и ( Однозначно! ), что чужой,

а то – оборванный мальчишка,

мелькнул из-за беседки, тут,

и к дубу кинулся ( Как спрут! ),

а руку ( Вот же шалунишка! ),

в дупло по локоть запустил,

но Саша – волю проявил!

12

Он бросился, быстрее белки,

мальчишку силясь упредить,

за воровские чтоб, проделки

( Не церемонясь! ), отомстить…

и Саша, с гневными глазами,

схватив ( Обеими руками! ),

вмиг, зацепился за него,

сказавши грозно, оттого:

«Ты что здесь делаешь ( ? ), негодный!» -

Но и мальчишка ( Кой – не трус! ),

стараясь…, рвался, чрез искус:

«Тебе какое дело ( ? ), сбродный!» -

небрежно Саше отвечал,

а сам освобождаться стал…

13

«Оставь колечко…- заяц рыжий! -

мальчишке Саша зло кричал.-

Иль проучу тебя, бесстыжий,

а то – по-свойски! Вот нахал!»,

но вместо должного ответа,

воришка ( Где там, до Эстета?! ),

ударил Сашу кулаком

( Да по лицу! )… и с лютым злом ( ! )…,

но и барчонок был – не промах

( его не выпустив из рук ),

во горло всё завыл, от мук

( ведь проживал-то он в хоромах… ),

где: «Воры, воры! Все сюда!»,

неслось, как: «Бьёт…, рабов среда…!!!»

14

Мальчишка всё-таки пытался,

отделаться любым путём…,

а Сашу вовсе не боялся,

ведь старше был он… и, притом,

на года два… да и сильнее

( Причём, гораздо! )…, но, смелее,

слыл ( Однозначно! ) барский пыл,

а Саша ( знаем… ) долг вершил,

в своей увёртливости ловкой…

и несколько минут, подряд,

они боролись, вне преград,

но рыжий мальчик ( Факт – сноровкой! ),

всё ж, наконец-то, одолел…,

где визави – стал не у дел!

15

Он, Сашу, наземь поваливши,

схватил за горло…, стал душить,

но в это время ( Спас, возникши! ),

помог ( по сути )…, дальше жить ( ! ),

где сильная рука Степана,
схвативши местного «смутьяна»,

вцепилась в волосы его,

и рыжий цвет их, оттого,

аж ощетинился, «тинктурой»…,

а жест, садовник оный, знал,

ведь шалопая приподнял

( Жуть – неприятной процедурой! )

на пол-аршина от земли…-

Степанов, во глуши…, не зли!

16

«Ах, бестия, ты – рыже-модный,-

садовник гневно говорил,-

да как ты смеешь бить, негодный,

младого барина ( ? )…- дебил!»…,

а Саша, кто успел, мгновенно,

вскочить…, оправился, степенно

( О…, как в нём стих борьбы накал! ),

кой, в оправдание, лишь сказал:

«А ты схватил меня, нечестно,

ну…, под-силкИ…- Что – не в зачёт!

И если бы не мой просчёт,

то никогда бы ( Всем известно! ),

меня бы ты не повалил…

И прав Степан, здесь…- Ты – дебил! …

17

А потому, кольцо, по праву,

отдай хозяину, сейчас,

и убирайся… Иль расправу

жди от отца…- Он «любит» вас!»…

Но рыжий отвечал, спокойно:

«Да как не так!» - чей взор, достойно,

не выражая страха грёз,

как будто мстил ( Но без угроз! ),

где сам он, на одном лишь месте,

перевернувшись, вдруг, юлой,

щетин своих, извечный рой

( Зажатый, словно при аресте,

чрез жест Степановой руки! ),

освободил…- Вот так-таки!

18

Тут он бежать пустился было,

но Саша, вмиг, догнал его

( В ком – раздражение сквозило! )

и он, «вражину», оттого,

толкнул ( Довольно ловко! ) в спину,

и сей мальчишка, впав в кручину,

упал, споткнувшись, со всех ног;

а тут садовник, вновь подмог,

схватив его двумя руками

( И то – уже наверняка! ),

но с применением кушака,
связавши рыжего узлами,

что боле, тот, не убежал…

А Саша, тут же, закричал:

19

«Отдай кольцо, по доброй воле!»,

но здесь, Степан, ему сказал:

«Ты, барин, погоди…, доколе,

а мы, по делу, сменим план,

сведя его, как на расправу,

к приказчику…- да и по праву!»

и пленника на барский двор

Степан повёл…, а Сашин взор

сопровождал «врага», победно…,

но с беспокойством созерцал

своей одежды «карнавал»,
где шаровары ( Столь безбедно! ),

чрез маркость зелени земли,

разорванностью ран, цвели!

20

Но, вдруг, все трое очутились,

пред Троекуровым, кто шёл

( Видать, желания проявились…,

где внешним видом – тоже «цвёл»! )

осматривать свою конюшню…

и он, увидев «тройку-люшню»,

спросил Степана: «Это что?»…,

а тот ( Садовник, лишь… ), зато,

в словах коротких ( Но, правдиво! )

о происшествии сказал,

где все детали описал,

как говорится…- столь учтиво…,

со взглядом рабским, что раним…-

ведь был Хозяин, перед ним!

21

Кирилл Петрович, со вниманием,

его суждениям внимал,

а выслушав, с особым чаянием,

вдруг ( к Саше обратясь ), сказал:

«А ты, повеса, всё ж, нарвался! …

Ну, и за что ты с ним связался?» -

«Ах, папенька…- Он, из дупла,

кольцо украл… А Вы, без зла,

отдать его, лишь прикажите…» -

«А ты ответь, что за кольцо?

И почему таишь лицо!? …-

Уж, «Ваша Светлость», поясните…

А проще: Что здесь за бедлам?!

И, из дупла, какой там хлам?» …

22

«Да мне Кирилловна…, ну…, Марья…,

сестрица…- Саша лепетал…-

Да то кольцо…- Тут, Саши «ария»,

чуть поутихла…, смяв «вокал»…,

где сам он спутался…, смутившись,

а вот Кирилла, разозлившись,

нахмурился…и, вняв «душой»,

сказал, качая головой:

«А…- тут и Марья замешалась!?

Так признавайся мне во всём!

А нет…, так отдеру ремнём

( Чтоб жизнь блаженной не казалась! ),

иль розгой, так, что всех святых,

ты не узнаешь, как своих!» -

23

«Ей-богу, папенька…, проверьте…,

что Марья мне…, сестрица кто…,

Кирилловна… Но Вы поверьте…-

О, папенька…- Да ни за что,

она бы приказать не смела…»

Но папенька, к познанию дела,

Степану, в мрачности сказал:

«А знаешь…, дабы он не врал,

ступай-ка ты, скорей, за розгой,

да срежь с берёзы свежачка…-

Чтоб он не строил дурачка,

в каденциях брехни безмозглой…,

а с тем, меня ( Каков нахал! ),

за бестолочь не принимал…» -

24

«Постойте, папенька…, я, право,

Вам расскажу всё…, в сей же час ( ! ),

как я сегодня бегал, здраво…,

но, будто бы, услышал глас…,

а то – Кирилловна…, ну…, Марья…

сестрица кто…- Неслась, вновь, «ария»…,

стезёй придурковатых фраз…,

где Саша, продолжая «сказ»,

цвёл, будто, в жанре ахинеи…-

Открыла кто окошко, вдруг,

и ( Не нарочно! ), чрез испуг,

кольцо…, вот это ( Без затеи! )…

и уронила… Ну…, а я…
его присвоил…, для себя!

25

Ну…, а затем, его я спрятал…

вот в это самое дупло…

и ce crapule fatal* «сосватал»…,

ну…, рыжий мальчик ( Зло нашло! )…,

на бой…, но права не имея…-

Ведь он, кольцо ( Ужель идея? ),

украсть хотел…», но папа, тут,

небрежно вставил: «Ну, и плут…

Чтоб не нарочно уронила…-

вновь, он ( Уж хмурясь! ), проронил…-

И будто на лету схватил,

желая спрятать…- Вот, чудила! …

А ты, Степан, для дурки сей,  

ступай за розгами…, быстрей!» -

 

* - Этот роковой негодяй.

26

«Постойте, папенька… Не нужно!

А я же расскажу всё…, Вам…-

Как мне сестрица ( Столь радужно! )

велела сбегать, по делам…,

ну…, к дубу этому…, понятно

( вновь, Саша, фразы плёл, «занятно» )…,-

в дупло, кольцо чтоб, положить…,

а я…, не смел ей возразить…,

и сбегал…, положив, украдкой…,

а этот скверный мальчик… вот…»

Но папа ( Кто – не идиот!!! ),

давно познав цель схватки «сладкой»,

к мальчишке взор свой обратил

и грозным голосом спросил:

27

«Так чей ты ( ? ), рыжий…» - «Я дворовый,

господ Дубровских, человек!» -

тот отвечал…, чей лик суровый,

врезался в память ( Имярек… ),

но вот к Кирилле зло явилось

( лицо где, вовсе, омрачилось… ),

узревши недруга фасон,

хоть отвечал спокойно он:

«А ты, кажись, и господином,

меня совсем не признаёшь?

И, значимо, добра не ждёшь…

А что ты делал, властелином,

в моём саду?» - «Малину крал…» -

тот равнодушно отвечал…

28

«Ага…, да ты, происхождением,

слуга…, но в барина пошёл,

и, значимо, с особым рвением,

вершишь нахальный произвол ( ! )…,

но поделом, здесь, понимание,

ведь поп каков ( Как на заклание! ),

таков, естественно, приход…

А ты, нелепейший приплод,

ответь, по поводу малины:

Иль на дубах она растёт?

А может ты и свой налёт

сварганил для моей кручины ( ? ),

лихвою чтобы раздражить…

Так отвечай! Чего юлить?»

29

Но мальчик ( Коль он – в вольнодумиях! ),

в такт, ничего не отвечал…

А тут и Саша, факт – в безумиях,

отцу, немедленно, сказал:

«А Вы же, папенька, не ждите,

а по-простому прикажите,

ему отдать кольцо…, ну…, мне…» -

«Ты, Александр, молчи, вдвойне! -

вновь, отвечал Кирилла, гневно…-

И, между прочим, не забудь,

что и с тобою ( Вот же чудь! )

я собираюсь ( Не напевно! )

разделаться…, да по-мужски!

А то – в соплях, ты, весь…- с тоски!

30

И в комнату свою, отныне,

без препирательства, ступай!

А ты, косой…, ты, к сей причине,

кажись, не промах…, шалопай ( ! ),

хотя и малый…- Впрочем, ладно…-

Отдай кольцо…- А то, нескладно!

Да и ступай, скорей, домой!» …

Но мальчик, с «чистою душой»,

разжал кулак…, при ясном взоре,

и, преспокойно, показал,

что не было ( Каков нахал!? ),

в его руке ( Причиной – к ссоре! ),

по факту: ровно ничего

( И как тут обвинять его? )…

31

«А если ты мне…, без обмана,

во всём признаешься, сейчас,

так я тебя, пусть и смутьяна,

вне показательных прикрас,

не высеку…, за все огрехи…

и дам ещё, ну…, на орехи,

пятак…- немало, как-никак…

А если нет…, то, запростяк,

с тобою разберусь по-свойски…

И сделаю, пожалуй, то,

чего ты, в общем, ни за что,

не ожидаешь, столь геройски!

Да ты, по сути, не в плену,

молчать чтоб… Отвечай же… Ну!»

32

Но мальчик, не сказав ни слова,

потУпя голову, стоял…,

витая ( Явно! ) в муках Иова,

не отвечал…, а размышлял…

и на себя приняв, блаженно,
вид дурачка ( Столь совершенно! ),

из настоящей их среды

( А тут – так близко – до беды! )…,

но, вмиг: «Добро!» - сказал Кирилла,

познавши, втуне, на лету,

что если вступит в суету,

с мальчишкой ( Корчит кой, дебила! ),

то раздражится ( Уж устал… ),

и он, спокойно, продолжал:

33

«А запереть его, меж делом,

куда-нибудь… и с глаз долой!

Но вот держать, как под прицелом,

чтоб он не убежал…, лихой!

А улизнёт…, тогда пеняйте!   

Я, со всего аж дома, знайте,

всю шкуру, медленно, спущу!

Причём, совсем не загрущу…»

И барина, учтя послание,

Степан, на голубятню, вмиг,

отвёл мальчишку ( Чтоб, вне книг,

тот, тишей осознал лобзание… ),

и сам же запер его там,

как говорится: по делам…

34

А вот смотреть за ним приставил

Агафью…- мастерицу бдеть ( ! ),

кого, пожалуй, Рок заставил,

сознание трезвое иметь,

к набору качеств старых птичниц…

и данная ( О…, дух отличниц! ),

степенно, вахту приняла ( ! )…,

а вот Кириллу жизнь гнала,

сказал кто: «В город ехать нужно…

Да за исправником… Сейчас!

И чтобы оный ( «Божий спас»! ),

по долгу службы, не натужно,

приехав, влез в сей лес затей,

и, по возможности, скорей!»

35

А мальчика, в «надзор отдавши»,

и лишь глазами проводив,

Кирилла, прозу жизни знавши,

узрел в ней, сразу, негатив,

вслед размышления простого…:

«Тут нет сомнения никакого,

что все сношения, с тех пор…,

на фоне чувств их ( Вот позор! ),

она, конечно, сохранила…

с Дубровским, прОклятым судьбой…

Но неужели ж, сей «герой»

( Вот мне «услада» подвалила! ),

и в самом деле, в меру сил,

на помощь, ею позван был?»

36

Так думал Троекуров, «томно»,

в пылу, расхаживая…, злым,

а в комнате гремел, объёмно,

сердитом басом ( Неземным! )

мотив известный «Гром победы»

( Ведь он насвистывал, чтя «беды»… ),

где: «Может быть…, я, наконец,

нашёл ( Чрез их «союз сердец»! ),

вдруг, на его ( Да сколько ж грабить? ),

судьбы, горячие следы…

и он от нас ( Лишим среды! )

не увернётся…- вновь похабить…,

тем, жизнь в округе бередить,

да на сознания давить!

37

А мы воспользуемся этим…

Ну…, случаем…- Сполна, причём ( ! ),

его поймать чтоб… Чу! Приветим…-

То, колокольчик…- Поделом!

А это, значимо, исправник,

от властных, якобы наставник,

кой, слава богу, снизошёл…

и, вроде, вникнет в произвол…» -

воскликнув - «Гей! Давай, живее!

Мальчишку привести сюда…

Ну…, что поймали «господа»,

того…, «погрязшего в затее»,

кто, из-за некого кольца,

в идеях корчится, борца!»

38

А между тем, тележка, с шиком,

неспешно въехала на двор,

и нам уже знакомый, ликом

( Исправник, лично, пряча взор… ),

вмиг, в комнату вошёл, согбенный,

весь запылённый и смиренный,

кому, Кирилла ( Власти ль, Честь? ),

сказал, надменно ( Словно в месть! ):

«А весть-то славная, служивый…

Ведь я Дубровского поймал!»

и, влёт, исправник поддержал,

впадая в стиль ( По жизни – льстивый! ),

с обрадованным видом, кой,

изрёк, «распахнутой душой»:

39

«О, Ваша Светлость, слава богу!

Но покажите мне…- Где ж он?» -

«Ну, то есть, я приврал, к итогу,

чтоб, так сказать, поверить в сон…,

пусть не Дубровского схвативши,

а некого…, кой, «долг вершивши»,

попался, всё же…- Лоботряс ( ! ),

из шайки кто, его...- Сейчас,

и приведут сюда…- Прикинем…

Ведь он поймать нам пособит

( Да без затратных волокит…-

Ну…, в западне мешок накинем! )

и атамана самого…

А вот и привели его!

40

Исправник, Чудо ожидавший

( Разбойник грозный – на слуху! ),

был изумлён…, в досаду впавший,

увидев нечто…- на духу…,

где, лет тринадцати, мальчишка,

с наружностью ( Вне черт излишка! )

довольно слабой…- Посему,

служивый ( С видом: «Не пойму!» )

с недоумением обратился

к Кирилл Петровичу, в момент

( Мол, «Что за странный элемент,

да и откуда сей явился?» ),

и объяснения ждал, скорей,

дрожа за службу ( С долей, в ней! )…

41

Стал Троекуров, тут же, «гостю»,  

рассказывать о всех делах

( случились утром что… ), со злостью,

и с ярым отблеском в очах…,

но вот о дочке ( Кровь родная! -

Чтоб слухов не витала стая… ),

однако ж, не упоминал…-

А раздувать былой скандал

считал занятием чрезмерным ( ! )…

и строил речь из общих фраз,

где слыл мальчишка, средь проказ

( Зато, с заданием планомерным! ),

кто с целью в сад его проник,

от атамана…- напрямик!

42

Исправник, пусть из долга службы,  

всё ж, выслушал его, всёрьёз…-

Бишь, со вниманием, вне дружбы

( Тем паче, через праздность грёз… ),

и взглядывал ( Аж поминутно! )

на негодяя…, кой, уютно

( Хоть и по возрасту был мал! ),

дипломатично восседал…,

где, враз, прикинувшись, столь славно,

суть – однозначным дурачком,

казалось ( Искренне, причём! )

внимания никакого ( Явно! ),

на то, что близ него идёт,

не обращал ( Как идиот! )…

43

«Позвольте, Ваша Светлость, лично…-

сказал исправник, наконец.-

Наедине ( Столь, нелогично,

услышит если, сей «гонец»! )…,

мне переговорить лишь…, с Вами…»

И, в гневности, блеснув очами,

его, Кирилла ( Дом-то…- Дол! ),

в другую комнату повёл

и запер двери за собою…

Чтоб выйти, через полчаса,

ведь зазвучали их гласа,

опять, по залу…, где, судьбою,

невольник участь ожидал…,

в раздумьях туповатых жал!

44

Сказал ему исправник: «Барин,

хотел тебя, в порядке мер,

привлечь ( Хоть ты и не «боярин»! )

к понятиям неким…, без химер,

и, значит, посадить… по праву

( Ответом, на твою забаву… ),

немедля, в городской острог,

где ( Чтоб душой почуять смог! )

и выстегать плетьми, умело,

да и сослать, потом, к чертям ( ! ),

на поселение…, а там…..

Но я вступился…, вникнув в дело…

и выпросил, тебе – в удел,

прощение барское…- пострел!

45

А развязать его…» - и люди

мальчишку развязали, враз,

и тут, исправник, «божьей чуди»,

опять внушая вескость фраз,

сказал: «Ты подойди поближе… 

Ну…, барина благодари же!»,

и к Троекурову ( Кто зол! ),

покорно, мальчик подошёл

и руку у него, поспешно

( Чрез жест Руси! ), поцеловал…,

что чтил Кирилла, кто сказал:

«Ступай себе домой, безгрешно,

да впредь малины, вертопрах,

не крадь по дуплам, на дубах!»

46

А мальчик вышел «на свободу»

и спрыгнув весело с крыльца,

бегом пустился на природу,

с довольным обликом лица,

где, не оглядываясь, боле,

он, в Кистенёвку, через поле,

душой стремился, вне дубрав,

а до деревни добежав,

остановился у избушки,

чей развалившийся каркас…-

наполовину ( Без прикрас! )…-

едва ль красою слыл опушки,

да первой с края…- Не в урон -

в окошко постучался он…

47

Окошко поднялось со скрипом

и показалась ( Факт – судьбой! )…-

старуха…- мрачноватым типом

( С «подругой» верною…- клюкой! ),

а мальчик, вдоволь подуставший:

«Мне, хлеба, бабушка…- сказавший,

добавил…- Ничего, с утра…,

не ел я ( С ними ж…- не игра! )…,

но с голоду, аж умираю ( ! )…» -

«Ах, Митя, это ты…, шалун…

Да где ж ты пропадал, игрун ( ? )...-

бесёнок, право…- Я-то знаю!» -

в весёлом предвкушении бед,

старуха отвечала, вслед…

48

«Я, бабушка, тебе, об этом,

пожалуй…, после расскажу…

Но, ради бога, как обетом,

дай хлеба мне…» - «Спешишь, гляжу…

Да ты войди ж в избу… С дороги…» -

«А…, некогда…- Потерпят ноги ( ! )…,

ведь надо сбегать ( И скорей! )

ещё ( Чтоб упредить людей! ),

в одно, известное мне, место…

Христа же ради, хлеба дай!» -

«Ах, экой, всё же, шалопай

и непосед…- Зато – не тесто! … -

старуха проворчала лишь…,

спросивши…- Хлеба, говоришь? -

49

и, всуе, сунула в окошко,

от хлеба чёрного ломоть,

съязвивши…- На вот, хоть немножко,

тебе ломотик… помолоть…»,  

а мальчик, хлеб вкусивши, жадно

( Томимый голодом…- нещадно! ),

его жуя, спешил уйти…

и, мигом, будучи в пути,

отправился…- к заветной цели…

А тут ( К судьбе ли, чрез недуг? )

смеркаться начинало, вдруг…

и тени, стлавшись, багровели…,

в чьих тленах призрачных угроз,

пространность кралась мрачных гроз…

50

И Митя пробирался, тихо

( ему, известною тропой… ),

овины где, мелькали лихо,

средь огородов, чередой…,

а роща, Кистенёвской тайной,

извечной истиной печальной,

ждала как будто бы, судьбу…,

и он, познав души мольбу

( чрез жизнь Руси, в просторе-горе ),

дошедши, в мгле, до сосен двух

( стоящих стражами…, старух…-

Зато…- в передовом дозоре ( ! ),

кто в рощу преграждали путь… ),

остановился…, отдохнуть…

51

Он оглянулся…, явно ждавши…-

знать, посмотрел по сторонам…

и свистнул свистом ( Бор пугавши! ),

ведь редким звук был, деревам…,

звеня пронзительным раскатом,

но и отрывисто…, откатом…,

и слушать стал… в сплошной тиши…

и лёгкий свист, в лесной глуши,

в столь продолжительной манере,         

послышался ему в ответ,

и кто-то ( встречи чтя обет… ),

из рощи вышел, в полной вере,

приветив Митю, через тьму…,

в ночи приблизился к нему…

 

Рейтинг: 0 276 просмотров
Комментарии (6)
Добрый Хью # 11 июля 2013 в 17:45 0
Слишком много букоф - надо бы попорционно выдавать!..имхо, конечно... 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Александр Яминский # 11 июля 2013 в 18:04 0
Что означают оные слова: "букоф", "попорционально", "имхо"? ...
Добрый Хью # 11 июля 2013 в 18:26 0
Яндекс Вам в помощь, милейший...)
Александр Яминский # 11 июля 2013 в 22:35 0
А Вам, милейший, в помощь, Грамматика Русского Языка...
Добрый Хью # 11 июля 2013 в 23:33 0
Сделайте лицо попроще и читатели к Вам потянутся, о Учитель!)
Александр Яминский # 12 июля 2013 в 14:30 0
В ваших советах ( Лучше, внимательней взгляните на своё лицо! )...- не нуждаюсь! Как и в заботе о Моих Читателях...- Оные у меня есть!