ГлавнаяСтихиКрупные формыЦиклы стихов → «Дубровский - 2». Повесть в стихах. Мой вариант ( 18 ).

«Дубровский - 2». Повесть в стихах. Мой вариант ( 18 ).

1 сентября 2013 - Александр Яминский
ГЛАВА 18
1
А Троекуров, вновь, по зале,
взад и вперёд ( Во зле! ) ходил...
и песнь свою ( Душа — в аврале! )
насвистывал ( Что было сил! )...,
но..., громче..., чем обыкновенно...,
а между тем, самозабвенно,
в движении бурлил весь дом,
где слуги бегали кругом
и девки суетились, в гаме,
а кучерА, в сарае, в тон,
карету ( Что там, фаэтон! ),
гурьбой, закладывали к драме,
когда Руси неравный брак
на Деву ниспадал, как мрак...
2
В своём обычном состоянии
народ толпился на дворе,
а перед зеркалом, в деянии,
в уборной барышни, к поре,
среди служанок окружения,
творила дама, изощрения,
кто Марью, бледную в чертах,
и неподвижную, чрез страх,
искусно, к браку убирала,
но вот невесты голова
клонилась, словно трын-трава
( Ведь Дева — видом не блистала! ),
где взор её, в столь «праздный» час,
под тяжестью бриллиантов гас...
3
Она задумчиво молчала
и вздрагивала ( лишь слегка... ),
когда случайность проявляла
неосторожная рука,
её укалывая больно...,
а Маша, в зеркало, невольно,
увы, бессмысленно глядясь,
смотрела скорбно..., но, не злясь...
И, вдруг, отцовский глас, у двери,
раздался: «Скоро ли?», как гром ( ! ),
а дама, позабыв о всём,
враз, отвечала ( Не до Мэри! ):
«Сию минуту!» …, тут же, к ней,
любезность выразив, скорей ( ! ):
4
«Вы встаньте, Маша... Посмотритесь;
И всё ли хорошо ( ? ), для Вас...»
И Дева встала ( Слёзы...- рвитесь ( ! )
из глаз несчастных — в «праздный» час... ),
но ничего не отвечала...
А тут ( Как жаждая сигнала! )
и двери отворились, в такт...,
где дама, свой свершивши акт,
отцу сказала, что: «Невеста,
давно готова ( То есть, ждёт! )...
и, дабы подчеркнуть почёт,
в уместности словес..., для места,
добавила...- В карету, бишь,
садиться прикажите, лишь...»
5
«Ну..., с богом...- отвечал Родитель
и, образ взявши со стола,
сказал ( Хоть и судьбы Вершитель! ),
но гласом тронутым..., вне зла...-
Ты подойди ко мне..., взываю...
Ведь я тебя благословляю...»
И бедной девушки настрой
прорвался ( Ей ли брак такой?! ),
кто, вмиг, отцу упала в ноги
и зарыдала ( Аж навзрыд! ),
средь слёз потока от обид:
«Ах, папенька... За что ж так стрОги?!» - 
в звучании гласа, что дрожал
и, в тяжбе долгой, замирал...
6
А папенька, вне всех сомнений,
спешил её благословить,
и Машу ( До её ль воззрений? ),
усугубляя доле жить,
по сути, подняли к ответу,
и понесли почти, в карету,
где с нею села, чтящей Стать,
мать посажёная, как Знать
и, к обстоятельствам, служанка,
да и к обычаям Руси,
когда ( О, боже упаси! ),
хоть и по крови — не дворянка,
но на подхвате быть должна
и роль её, тогда, важна! 
7
И в церковь ( для известной цели )
они поехали, скорей...,
а там, жених ( Чьи очи млели ( ! ),
средь блеска свадебных свечей... )
уж ожидал их, в беспокойстве...,
хотя ( Какое там...- в расстройстве! )...,
имевший столь довольный взор,
но, только вышел он на двор,
навстречу «радостной» невесты,
узрев её, был поражён,
от бледности, впадавшей в стон ( ! )
и вида странного, чрез жесты...,
кто из кареты ( Доля...- мгла! )
одна сойти...- едва ль смогла...
8
И вместе ( До чего ж неспешно! )
они вошли в «священный» храм,
где холод с пустотой, безгрешно,
как будто звали прочь, от драм...
Но двери заперли за ними...
И тут, священник ( с заказными ),
лишь вышел сей из алтаря,
и тотчас начал..., втихаря...,
чрез Троекурова веление,
союз сердечный заключать,
где силился он назидать,
чтя «божеское откровение»,
в речах своих, почти «святых»,
но, большей частью, деловых...
9
А Маша двигалась забвенно,
ведь не видала ничего...
и не слыхала...- Доля, бренно,
виски сжимала..., оттого...
А Дева думала, в тревоге,
лишь об одном; когда ж, в итоге
( чтоб от несчастий всех спасти ),
Дубровский сможет к ней прийти...
А вот его-то, как и прежде,
но, ныне, с самого утра...,
она ждала...- И скорбь-пора,
в её, столь трепетной надежде,
не покидала юность грёз,
ни на минуту..., к прозе слёз!
10
Когда ж священник, гласом зычным,
к ней обратился, речь свершив,
с вопросом, в общем-то обычным,
услышать чтоб души порыв...,
она, не дюже содрогнувшись,
вмиг, обмерла...- В себе замкнувшись,
всё ж, медлила..., согласие дать...,
ведь ожидала...; божья ж тать,
её ответа не дождавшись,
враз, произнёс ( Увы..., заказ! -
Чтя троекуровский указ! 
И с делом, в целом, распрощавшись... )
невозвратимых слов резон,
а брак свершился, чрез Закон!
11
Обряд был кончен..., а супруга,
холодный поцелуй познав,
супруга, кой не мил ( Не друга! ),
забылась, вовсе..., средь забав,
где поздравления звучали,
гостей пришедших..., но..., в печали,
их, Маша слышала, едва...,
а, чрез весёлые слова,
всё не могла ещё поверить,
что жизнь её обречена
( Причём, навеки! )..., а она -
окована... И как ей верить ( ? ),
Дубровскому ( прервал кто нить... ),
не прилетев освободить...
12
Князь обратился к ней, тирадой,
из ласковых словес любви...,
но Маша ( Муж ли, ты, отрадой ( ? )...-
Так хоть сознание не гневи! )
не поняла их содержания...
И вот, свершив обряд венчания,
они, супружеской четой,
из церкви вышли..., в час «святой»,
на паперти узрев скопление,
крестьян Покровского села...
и Маши взор ( Жизнь...- довела! )
их обежал..., чрез замедление...
и снова, оказавши блик,
в бесчувственности прежней сник...
13
И молодые сели вместе,
в карету, общею судьбой,
в Арбатово чтоб ( Факт, к Фиесте! ),
поехать свадебной тропой...
И Троекуров, в антураже,
отправился скорей туда же,
ну..., дабы встретить молодых,
там..., самым главным из родных ( ! ),
хотя..., порочность свадьбы оной,
в сердцах, вполне осознавал...-
Но скупердяйству ль злой оскал ( ? ),
да чрез зазнайство! ...- Здесь, персоной,
на равных, с князем, он, теперь! …
А чувствам дочки...- зря, не верь!
14
А князь же, с молодой женою,
наедине ( к досугу грёз... ),
смущён ( В блаженстве-то, душою?! )
нимало не был, чрез курьёз,
узрев её с холодным видом...
Но он ( О..., жизни опыт...- гидом! )
не стал супруге докучать...-
Ведь тут, беседы, не под стать,
из приторности изъяснений,
с восторгами смешными, к ним...
А князь, по факту, стал раним,
к судьбине...- в юности сомнений...,
где простота его словес
едва ль ждала ответов вес...
15
И образом таким, степенно,
с десяток вёрст, в тиши-глуши,
они проехали..., забвенно
( О, Русь...- простора рок верши! ),
где, быстро, лошади, по кочкам,
неслись..., как бабочки к цветочкам,
просёлочной дороги, в даль...
Но вот карета — не в печаль
( Чего скрывать? ), одним лишь видом ( ! ),
вгоняла..., чрез английский стиль,
а уж в пути, почти что штиль
( Ведь не качалась инвалидом! ),
в ней ощущался ( Да без ссор! ),
в приятных чувствах...- от рессор!
16
Вдруг, крики раздались погони,
нарушив жизни плавный ход,
и, всуе, аж заржали кони,
остановившись..., а народ,
в лице толпы вооружённой,
карету окружил..., а к оной
их человек ( Всё ж, произвол! ),
вмиг, в полумаске подошёл...,
кто, дверцы, знающей рукою
( и с той, понятно, стороны,
где млели милые черты,
княгини молодой, судьбою... ),
лишь отворив, взгляд задержал...,
но, с чувством долга, ей сказал:
17
«А вот теперь-то Вы свободны!
И выходите..., поскорей!»
Но князь ( Как мнения не сходны! ),
не чтя разбойника речей,
враз, закричал ( Зло вопрошая! ):
«Что это значит? ( Факт, не зная... ).
И кто такой ты ( ? )...- В маске шут!»
Но помогла княгиня, тут,
сказавши: «Князь..., Дубровский это...» -
тем, разъяснивши «фарс-сеанс»,
чтоб не ввергать супруга в транс,
во прозе ( Для него...- не где-то...-
а здесь! ), чрез жизненный застой,
ведь «смерть пришла...- с косой ( Ну..., той! )...»
18
А князь, сознания не теряя
( Чрез дух...- присутствием в душе! ),
знать, чувствам долю доверяя,
готовым был ( Но — не к «туше»! )...
и из кармана бокового
он вынул ( Смертью...- для любого! ),
увы..., дорожный пистолет
и выстрелил ( ! )..., где, силуэт
( а то — разбойника фактура,
в замаскированной судьбе,
отдавши, словно дань борьбе,
чрез низвержение ажура... )
отринул..., поумерив пыл...-
Аж дым, от выстрела, застыл!
19
Княгиня вздрогнула, устами,
и, с ужасом, лицо закрыв,
к тоске, обеими руками,
душой явила нервный срыв...,
хотя..., Дубровский был лишь ранен,
но к взору ( стал кой чуть туманен )
кровь показалась на плече...
А князь, в подобнейшем ключе,
бишь, не теряя ни минуты,
верша, по сути, месть-дуплет
( А здесь: Эстету ль Этикет ( ? ),
когда разбойники столь люты! )...
и пистолет другой, чрез рок,
он вынул...- впрок, добить порок!
20
Но князю времени не дали,
для выстрела..., напав толпой,
да так, что дверцы застонали ( ! )
и растворились..., ведь, с лихвой,
Плебс, поделом, его схвативший
и ранги, тут, совсем не чтивший,
где несколько ( Столь сильных! ) рук
( В зачёт: Народа, вечность мук! ),
из княжеской златой кареты,
вмиг, вытащили ( На убой! )...
и, вырвав пистолет другой,
над ним взлетели пируэты,
во зле сверкающих ножей...,
вне оправдательных речей!
21
«А вот его не трогать, черти!» -
Дубровский грозно закричал...
и отступили, в круговерти
( Забывши мрачности накал! ),
его сообщники, послушно...,
а он, впав в такт, великодушно,
знать, обращаясь ( Долю чтя... )
к княгине бледной ( О..., дитя! ),
вновь, продолжал: «Теперь..., свободны!»,
но странное услышав: «Нет! -
и дале...- Поздно ( «Жёг» ответ! )...,
а мне — все грёзы...- безысходны...,
но, чрез венчание..., честна...
и, ныне, князя..., я, жена!»
22
«Да что Вы говорите ( ? ), Маша! -
Дубровский снова закричал
( Отчаяния иссякла чаша! ),
но, чуть спокойней, он сказал.-
О, нет...- словам..., к пустой причине...,
Вы — не жена его, отныне ( ! ),
ведь приневолены, судьбой,
Вы были..., будучи святой ( ! )...,
а потому, и согласиться
Вы не могли бы никогда ( ! )...
И вот теперь, когда беда
исчезла...». Но сердцам ли слиться ( ? ),
средь возражений твёрдых фраз,
что Маша изрекла в сей раз:
23
«Я согласилась... Здесь, Вы прАвы...
И даже клятву я дала...
Но князь — мой муж! А ваши нравы -
лишь лихоимству зла — хвала!
И, значимо, Вы прикажите,
освободить его! … Поймите,
что князь — супруг ( ! )..., наш брак ценя...-
Вот и оставьте с ним меня!
И..., чтоб не объясняться боле:
Я не обманывала... Нет!
Ведь я ждала Вас..., чрез обет,
с минутой крайнею, доколе...
Но...- поздно...- Говорю сейчас...
Всё... поздно... нам... Пустите нас!»
24
Но и Дубровский, впав в сомнения,
уже не слышал её слов...,
где сильные души волнения
и раны боль ( О, жизнь...- вне снов! ),
его, совсем, лишили силы...
и он, «чтя» Машины посылы,
упал...- вблизи у колеса...,
но тут, разбойников гласа,
явились, вдруг, к их атаману,
признавшим окружения «рать»,
кому успел, едва сказать,
лишь несколько словес, к дурману,
сознание кой заполонил,
туманной прозою могил...
25
Его, разбойники подняли,
на лошадь посадив верхом,
и двое, с ликами печали,
не торопясь, пошли пешком,
его поддерживая крепко,
а третий же взял лошадь цепко
( Чтоб не «чудила»! ) под уздцы
и в сторону, в тоске, бойцы
поехали, судьбой единой,
но не заботясь о былом...,
где и карету ( Словно лом! ),
довольно странною картиной,
в лесу, за тридевять земель,
оставя для шальных Емель...
26
Что до иных...- из драмы этой:
В разбое, связанных людей,
имущества ( Как песни спетой... )
и отпряжённых лошадей,
то, здесь, разбойники, вне злобы,
для целей выгоды-утробы,
в азарте пыла своего...,
но не разграбя ничего
и ни единой капли крови
за атамана не пролив
( Хотя..., признаться, был порыв! ),
в отмщение...- лишь, хмуря брови,
«лесной братвою», через сан,
нарушили обычный план...

© Copyright: Александр Яминский, 2013

Регистрационный номер №0155881

от 1 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155881 выдан для произведения:
ГЛАВА 18
1
А Троекуров, вновь, по зале,
взад и вперёд ( Во зле! ) ходил...
и песнь свою ( Душа — в аврале! )
насвистывал ( Что было сил! )...,
но..., громче..., чем обыкновенно...,
а между тем, самозабвенно,
в движении бурлил весь дом,
где слуги бегали кругом
и девки суетились, в гаме,
а кучерА, в сарае, в тон,
карету ( Что там, фаэтон! ),
гурьбой, закладывали к драме,
когда Руси неравный брак
на Деву ниспадал, как мрак...
2
В своём обычном состоянии
народ толпился на дворе,
а перед зеркалом, в деянии,
в уборной барышни, к поре,
среди служанок окружения,
творила дама, изощрения,
кто Марью, бледную в чертах,
и неподвижную, чрез страх,
искусно, к браку убирала,
но вот невесты голова
клонилась, словно трын-трава
( Ведь Дева — видом не блистала! ),
где взор её, в столь «праздный» час,
под тяжестью бриллиантов гас...
3
Она задумчиво молчала
и вздрагивала ( лишь слегка... ),
когда случайность проявляла
неосторожная рука,
её укалывая больно...,
а Маша, в зеркало, невольно,
увы, бессмысленно глядясь,
смотрела скорбно..., но, не злясь...
И, вдруг, отцовский глас, у двери,
раздался: «Скоро ли?», как гром ( ! ),
а дама, позабыв о всём,
враз, отвечала ( Не до Мэри! ):
«Сию минуту!» …, тут же, к ней,
любезность выразив, скорей ( ! ):
4
«Вы встаньте, Маша... Посмотритесь;
И всё ли хорошо ( ? ), для Вас...»
И Дева встала ( Слёзы...- рвитесь ( ! )
из глаз несчастных — в «праздный» час... ),
но ничего не отвечала...
А тут ( Как жаждая сигнала! )
и двери отворились, в такт...,
где дама, свой свершивши акт,
отцу сказала, что: «Невеста,
давно готова ( То есть, ждёт! )...
и, дабы подчеркнуть почёт,
в уместности словес..., для места,
добавила...- В карету, бишь,
садиться прикажите, лишь...»
5
«Ну..., с богом...- отвечал Родитель
и, образ взявши со стола,
сказал ( Хоть и судьбы Вершитель! ),
но гласом тронутым..., вне зла...-
Ты подойди ко мне..., взываю...
Ведь я тебя благословляю...»
И бедной девушки настрой
прорвался ( Ей ли брак такой?! ),
кто, вмиг, отцу упала в ноги
и зарыдала ( Аж навзрыд! ),
средь слёз потока от обид:
«Ах, папенька... За что ж так стрОги?!» - 
в звучании гласа, что дрожал
и, в тяжбе долгой, замирал...
6
А папенька, вне всех сомнений,
спешил её благословить,
и Машу ( До её ль воззрений? ),
усугубляя доле жить,
по сути, подняли к ответу,
и понесли почти, в карету,
где с нею села, чтящей Стать,
мать посажёная, как Знать
и, к обстоятельствам, служанка,
да и к обычаям Руси,
когда ( О, боже упаси! ),
хоть и по крови — не дворянка,
но на подхвате быть должна
и роль её, тогда, важна! 
7
И в церковь ( для известной цели )
они поехали, скорей...,
а там, жених ( Чьи очи млели ( ! ),
средь блеска свадебных свечей... )
уж ожидал их, в беспокойстве...,
хотя ( Какое там...- в расстройстве! )...,
имевший столь довольный взор,
но, только вышел он на двор,
навстречу «радостной» невесты,
узрев её, был поражён,
от бледности, впадавшей в стон ( ! )
и вида странного, чрез жесты...,
кто из кареты ( Доля...- мгла! )
одна сойти...- едва ль смогла...
8
И вместе ( До чего ж неспешно! )
они вошли в «священный» храм,
где холод с пустотой, безгрешно,
как будто звали прочь, от драм...
Но двери заперли за ними...
И тут, священник ( с заказными ),
лишь вышел сей из алтаря,
и тотчас начал..., втихаря...,
чрез Троекурова веление,
союз сердечный заключать,
где силился он назидать,
чтя «божеское откровение»,
в речах своих, почти «святых»,
но, большей частью, деловых...
9
А Маша двигалась забвенно,
ведь не видала ничего...
и не слыхала...- Доля, бренно,
виски сжимала..., оттого...
А Дева думала, в тревоге,
лишь об одном; когда ж, в итоге
( чтоб от несчастий всех спасти ),
Дубровский сможет к ней прийти...
А вот его-то, как и прежде,
но, ныне, с самого утра...,
она ждала...- И скорбь-пора,
в её, столь трепетной надежде,
не покидала юность грёз,
ни на минуту..., к прозе слёз!
10
Когда ж священник, гласом зычным,
к ней обратился, речь свершив,
с вопросом, в общем-то обычным,
услышать чтоб души порыв...,
она, не дюже содрогнувшись,
вмиг, обмерла...- В себе замкнувшись,
всё ж, медлила..., согласие дать...,
ведь ожидала...; божья ж тать,
её ответа не дождавшись,
враз, произнёс ( Увы..., заказ! -
Чтя троекуровский указ! 
И с делом, в целом, распрощавшись... )
невозвратимых слов резон,
а брак свершился, чрез Закон!
11
Обряд был кончен..., а супруга,
холодный поцелуй познав,
супруга, кой не мил ( Не друга! ),
забылась, вовсе..., средь забав,
где поздравления звучали,
гостей пришедших..., но..., в печали,
их, Маша слышала, едва...,
а, чрез весёлые слова,
всё не могла ещё поверить,
что жизнь её обречена
( Причём, навеки! )..., а она -
окована... И как ей верить ( ? ),
Дубровскому ( прервал кто нить... ),
не прилетев освободить...
12
Князь обратился к ней, тирадой,
из ласковых словес любви...,
но Маша ( Муж ли, ты, отрадой ( ? )...-
Так хоть сознание не гневи! )
не поняла их содержания...
И вот, свершив обряд венчания,
они, супружеской четой,
из церкви вышли..., в час «святой»,
на паперти узрев скопление,
крестьян Покровского села...
и Маши взор ( Жизнь...- довела! )
их обежал..., чрез замедление...
и снова, оказавши блик,
в бесчувственности прежней сник...
13
И молодые сели вместе,
в карету, общею судьбой,
в Арбатово чтоб ( Факт, к Фиесте! ),
поехать свадебной тропой...
И Троекуров, в антураже,
отправился скорей туда же,
ну..., дабы встретить молодых,
там..., самым главным из родных ( ! ),
хотя..., порочность свадьбы оной,
в сердцах, вполне осознавал...-
Но скупердяйству ль злой оскал ( ? ),
да чрез зазнайство! ...- Здесь, персоной,
на равных, с князем, он, теперь! …
А чувствам дочки...- зря, не верь!
14
А князь же, с молодой женою,
наедине ( к досугу грёз... ),
смущён ( В блаженстве-то, душою?! )
нимало не был, чрез курьёз,
узрев её с холодным видом...
Но он ( О..., жизни опыт...- гидом! )
не стал супруге докучать...-
Ведь тут, беседы, не под стать,
из приторности изъяснений,
с восторгами смешными, к ним...
А князь, по факту, стал раним,
к судьбине...- в юности сомнений...,
где простота его словес
едва ль ждала ответов вес...
15
И образом таким, степенно,
с десяток вёрст, в тиши-глуши,
они проехали..., забвенно
( О, Русь...- простора рок верши! ),
где, быстро, лошади, по кочкам,
неслись..., как бабочки к цветочкам,
просёлочной дороги, в даль...
Но вот карета — не в печаль
( Чего скрывать? ), одним лишь видом ( ! ),
вгоняла..., чрез английский стиль,
а уж в пути, почти что штиль
( Ведь не качалась инвалидом! ),
в ней ощущался ( Да без ссор! ),
в приятных чувствах...- от рессор!
16
Вдруг, крики раздались погони,
нарушив жизни плавный ход,
и, всуе, аж заржали кони,
остановившись..., а народ,
в лице толпы вооружённой,
карету окружил..., а к оной
их человек ( Всё ж, произвол! ),
вмиг, в полумаске подошёл...,
кто, дверцы, знающей рукою
( и с той, понятно, стороны,
где млели милые черты,
княгини молодой, судьбою... ),
лишь отворив, взгляд задержал...,
но, с чувством долга, ей сказал:
17
«А вот теперь-то Вы свободны!
И выходите..., поскорей!»
Но князь ( Как мнения не сходны! ),
не чтя разбойника речей,
враз, закричал ( Зло вопрошая! ):
«Что это значит? ( Факт, не зная... ).
И кто такой ты ( ? )...- В маске шут!»
Но помогла княгиня, тут,
сказавши: «Князь..., Дубровский это...» -
тем, разъяснивши «фарс-сеанс»,
чтоб не ввергать супруга в транс,
во прозе ( Для него...- не где-то...-
а здесь! ), чрез жизненный застой,
ведь «смерть пришла...- с косой ( Ну..., той! )...»
18
А князь, сознания не теряя
( Чрез дух...- присутствием в душе! ),
знать, чувствам долю доверяя,
готовым был ( Но — не к «туше»! )...
и из кармана бокового
он вынул ( Смертью...- для любого! ),
увы..., дорожный пистолет
и выстрелил ( ! )..., где, силуэт
( а то — разбойника фактура,
в замаскированной судьбе,
отдавши, словно дань борьбе,
чрез низвержение ажура... )
отринул..., поумерив пыл...-
Аж дым, от выстрела, застыл!
19
Княгиня вздрогнула, устами,
и, с ужасом, лицо закрыв,
к тоске, обеими руками,
душой явила нервный срыв...,
хотя..., Дубровский был лишь ранен,
но к взору ( стал кой чуть туманен )
кровь показалась на плече...
А князь, в подобнейшем ключе,
бишь, не теряя ни минуты,
верша, по сути, месть-дуплет
( А здесь: Эстету ль Этикет ( ? ),
когда разбойники столь люты! )...
и пистолет другой, чрез рок,
он вынул...- впрок, добить порок!
20
Но князю времени не дали,
для выстрела..., напав толпой,
да так, что дверцы застонали ( ! )
и растворились..., ведь, с лихвой,
Плебс, поделом, его схвативший
и ранги, тут, совсем не чтивший,
где несколько ( Столь сильных! ) рук
( В зачёт: Народа, вечность мук! ),
из княжеской златой кареты,
вмиг, вытащили ( На убой! )...
и, вырвав пистолет другой,
над ним взлетели пируэты,
во зле сверкающих ножей...,
вне оправдательных речей!
21
«А вот его не трогать, черти!» -
Дубровский грозно закричал...
и отступили, в круговерти
( Забывши мрачности накал! ),
его сообщники, послушно...,
а он, впав в такт, великодушно,
знать, обращаясь ( Долю чтя... )
к княгине бледной ( О..., дитя! ),
вновь, продолжал: «Теперь..., свободны!»,
но странное услышав: «Нет! -
и дале...- Поздно ( «Жёг» ответ! )...,
а мне — все грёзы...- безысходны...,
но, чрез венчание..., честна...
и, ныне, князя..., я, жена!»
22
«Да что Вы говорите ( ? ), Маша! -
Дубровский снова закричал
( Отчаяния иссякла чаша! ),
но, чуть спокойней, он сказал.-
О, нет...- словам..., к пустой причине...,
Вы — не жена его, отныне ( ! ),
ведь приневолены, судьбой,
Вы были..., будучи святой ( ! )...,
а потому, и согласиться
Вы не могли бы никогда ( ! )...
И вот теперь, когда беда
исчезла...». Но сердцам ли слиться ( ? ),
средь возражений твёрдых фраз,
что Маша изрекла в сей раз:
23
«Я согласилась... Здесь, Вы прАвы...
И даже клятву я дала...
Но князь — мой муж! А ваши нравы -
лишь лихоимству зла — хвала!
И, значимо, Вы прикажите,
освободить его! … Поймите,
что князь — супруг ( ! )..., наш брак ценя...-
Вот и оставьте с ним меня!
И..., чтоб не объясняться боле:
Я не обманывала... Нет!
Ведь я ждала Вас..., чрез обет,
с минутой крайнею, доколе...
Но...- поздно...- Говорю сейчас...
Всё... поздно... нам... Пустите нас!»
24
Но и Дубровский, впав в сомнения,
уже не слышал её слов...,
где сильные души волнения
и раны боль ( О, жизнь...- вне снов! ),
его, совсем, лишили силы...
и он, «чтя» Машины посылы,
упал...- вблизи у колеса...,
но тут, разбойников гласа,
явились, вдруг, к их атаману,
признавшим окружения «рать»,
кому успел, едва сказать,
лишь несколько словес, к дурману,
сознание кой заполонил,
туманной прозою могил...
25
Его, разбойники подняли,
на лошадь посадив верхом,
и двое, с ликами печали,
не торопясь, пошли пешком,
его поддерживая крепко,
а третий же взял лошадь цепко
( Чтоб не «чудила»! ) под уздцы
и в сторону, в тоске, бойцы
поехали, судьбой единой,
но не заботясь о былом...,
где и карету ( Словно лом! ),
довольно странною картиной,
в лесу, за тридевять земель,
оставя для шальных Емель...
26
Что до иных...- из драмы этой:
В разбое, связанных людей,
имущества ( Как песни спетой... )
и отпряжённых лошадей,
то, здесь, разбойники, вне злобы,
для целей выгоды-утробы,
в азарте пыла своего...,
но не разграбя ничего
и ни единой капли крови
за атамана не пролив
( Хотя..., признаться, был порыв! ),
в отмщение...- лишь, хмуря брови,
«лесной братвою», через сан,
нарушили обычный план...

Рейтинг: 0 244 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярные стихи за месяц
125
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
93
91
91
83
71
70
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
57
56
55
Красота 25 октября 2017 (Ольга Боровикова)
52
Осеннее 11 ноября 2017 (Нина Колганова)
50
49
49
46
45
44
Наши мысли... 10 ноября 2017 (Виктор Лидин)
43
41
41
40
39
38
38
37
В ДОРОГЕ 1 ноября 2017 (Рената Юрьева)