ГлавнаяСтихиКрупные формыЦиклы стихов → «Дубровский - 2». Повесть в стихах. Мой вариант ( 15 ).

«Дубровский - 2». Повесть в стихах. Мой вариант ( 15 ).

ГЛАВА 15

1

Луна июльская сияла,

а ночь совсем тиха была,

но ветерка душа дышала…

и думкой, изредка, влекла…,

где, временами, лёгкий шорох,

создав кручин шумящих ворох,

по саду пробегал всему...

и пробуждал от спячки тьму,

что облекала властной сенью,

испуг красавицы младой,

кто, столь известною тропой,

ступая, словно лёгкой тенью,

приблизилась, в урочный час,

к свидания месту…, ждал где, спас!  

2

Ещё никто не появился…,

но тут, из-за беседки, вдруг,

пред ней Дубровский очутился

( Едва ль убавивши испуг! )

и голосом сказал ей, тайным

( звучал кой, тихим и печальным ):

«Я знаю всё…- но Ваш ответ

( Что для меня – святой обет! ),

призвал прийти на помощь к доле

( Чрез обещание Ваших слов…-

А я, чтя их, на всё готов! ),

зажатой жизнью…, поневоле,

чтоб Вас, в надежде, защитить,

и справедливость тем свершить!»

3

«Вы предлагаете ( Я знала! )…,

мне, покровительство своё…,-

пространно Маша отвечала,

впадая в яви забытьё…,-

но я прошу Вас, не сердитесь,

а лишь подробней объяснитесь…,

ведь это слово, столь храня,

пугает, всё-таки, меня…

Да и тем более, скажите,

а как Вы сможете помочь?» -

«Но я бы мог ( Ужель Вы прочь? )

избавить ( Только прикажите! )

от человека, кто, судьбой,

так ненавистен, Вам, душой!»

4

«А я прошу Вас, ради бога,

не трогайте его, ничуть…

И месть, избравши, вслед предлога,

вершить не смейте, впавши в жуть ( ! ),

хотя бы по простой причине,

что любите меня…- Отныне,

я не хочу виновной слыть…-

А ужаса – не исключить!» -

«Но я его совсем не трону,

ведь воля Ваша для меня,

стезёй нетленного огня,

сродни священному закону,

а с оным, в злобу впасть…, сиречь,

как будто жизнью пренебречь!

5

Он станет жизнью Вам обязан…

А со злодейством, никогда,

не будет облик Ваш увязан…-

Да не спадёт, слезой, беда ( ! ),

тем более, на имя Ваше…

А Вы же, Маша, розы краше,

должны, душою, быть чисты,

и даже к ликам пустоты,

в моих нелепых преступлениях…

Но как же Вас тогда спасти,

когда отец Ваш, на пути,

в своих жестоких проявлениях ( ? ),

кто выбор сам определил

и за родную дочь решил!»

6

«Ах…, есть ещё одна надежда…

И я надеюсь, что смогу…

Хоть он упрям…, увы, невежда

( Не пожелаешь аж врагу! )…,

но любит так меня, душевно…

А я, слезами, пусть чуть гневно
( Да чрез отчаяния накал! ),

попробую…, чтоб осознал!» -

«Но не надейтесь по пустому:

ведь в этих, именно, слезах,

увидит он обычный страх,

как к заключению простому,

где отвращение и боязнь,

лишь подтверждают неприязнь…

7

То – общее…- Скажу я… Вам уж…

и тем всем девушкам младым,

когда они выходят замуж,

вне страсти…- с вИдением иным,

из благородного расчёта;

А если здесь, в зачёт почёта,

отец, вдруг, в голову возьмёт,

Вам счастье сделать, без забот,

но и без Вашего участия?

И Вам, по сути, вопреки!

А вот тогда ( В тисках тоски! ),

под злой венец, в обряд причастия,

Вас…, уж насильно поведут…-

И выбора не будет тут!

8

И вот тогда, судьбу навеки,

другому предадут, во власть…,

кто старый муж ( О…, жизни реки! )…-

Ужели беспредельна страсть?» -

«Но делать нечего…- Очнитесь!

А Вы тогда, тогда явитесь…,

освободить меня, судьбой…

и стану Вашей я женой…»

И здесь, Дубровский, в смысл вникая,

от оных слов затрепетал,

а бледного лица овал,

черты румянцем покрывая,

вмиг, приобрел багровый цвет

и он задумался в ответ…

9

Но в ту же самую минуту

лицо опять сменило лик

и стало ( К доле ль неуюту? )

бледнее прежнего…- Он сник…,

в молчании долгом пребывая…,

где, на раздумья уповая,

потупя голову, сказал:

«А чтобы лучший день настал,

отныне, Маша, соберитесь,

со всеми силами души

и, умоляя ( Рок верши! )…,

просите, требуйте, молитесь…

иль бросьтесь к батюшки ногам,
но объясните жизни срам!

10

И ужас весь ему представьте,

что Ваше будущее ждёт…
и с горечью притом, добавьте,

что тщетно молодость пройдёт,

близ старика, кто хил, развратен,
а в увядании – неприятен…,

но если папа не поймёт,

то действуйте, чрез злой расчёт,

в жестокость, впавши, объяснения,
решившись, смело, на него,

ведь Ваша жизнь – не для того,

кто претендует, вне стеснения,

судьбою юной овладеть…

и ей позволить только тлеть!

11

А далее, отцу скажите,

коль будет он неумолим,

то ( Маша, правильно поймите! )…,

что можно совладать и с ним,
найдя ужасную защиту…

и слёз добавив волокиту,

скажите, что богатств набор,

на жизнь не изменяет взор,

и ни одной минуты счастья,
Вам не доставит для души…,

а роскошь – только барыши,

что бедность тешит в час ненастья…-

и то – лишь с непривычки, вмиг…-

А нищий люд, сей мир, постиг!

12

И от него не отставайте,

и не пугайтесь ни угроз,

ни гнева ( Духом – зло встречайте! ),

но действуйте без слёз, всерьёз ( ! ),

пока останется, пристрастной,

хоть тень надежды ( Пусть, неясной! ),

но ради бога, в знак всего,

не отставайте от него!

А если же другого средства,
уже не будет…, то тогда…»

И тут, Дубровский ( О…, среда! ),

лицо, руками ( Вне кокетства! ),

закрыл, как будто спрятав стыд,

а Маша плакала…, навзрыд!

13

А он, казалось, задыхался,

но, горько выдохнув, сказал:

«Ах, участь бедная…- признался…-

За что меня Господь призвал?! -

Ведь я отдал бы жизнь, бесспорно!

А видеть Вас…, смотря, покорно,

хотя бы издали… желал…

И час счастливый, вдруг, настал!

А уж руки коснуться Вашей

( О…, это было лишь мечтой! )…,

где Вы, как утренней звездой,

в провинции, возникши, нашей,

вмиг, изменили бытиё…,

чрез упоение моё…

14

И вот тогда, когда возможность,

мне открывается, судьбой,

прижать Вас к сердцу ( В непреложность! ),

своей волнуемой душой,

чтоб в это самое мгновение,

поняв рассудка откровение,

сказать: О, ангел, мы умрём!

Но бедный…, должен ( Поделом! )

остерегаться от блаженства,

и должен отдалять его…,

но что печальнее всего,

то я и облик совершенства,

обязан гнать из головы,

со всеми силами, увы…

15

К ногам же Вашим я не смею,

в стремлениях искренности пасть,

чтоб долей скорбною, моею,

благодарить, тем, неба власть,

за непонятную награду,

а та ( Ужель за зла браваду? ),

столь незаслуженно дана…

Но ненавидеть ( И сполна! ),

как должен я того?…- Отныне

( И это чувствую теперь… ),

во мне утихнул, будто зверь,

а гнев стяжает дух в помине,

и в сердце места боле нет,

чтоб ненависть вершить в ответ!»

16

И тихо, с нежностью порыва,

он обнял стройный стан её,

и так же тихо, в такт позыва

( Ступая, словно в забытьё,

невинной девушки, сознания… ),

привлёк её, из сострадания,

степенно, к сердцу своему…,

а Маша, на плечо ему,

склонила голову, беспечно…,

но и доверчиво, вполне,

ведь будучи наедине,  

она, беседу, столь сердечно,

с разбойником младым вела,
знать, защищённою была!

17

Молчали оба…- Ночь же, мглисто,

как будто предъявляла счёт,

летело время, коль, игристо,

и совершенно без забот…,

но Маша, долго кто молчала:

«Пора…» - в неспешности сказала,

Дубровский где, напрягши слух,

очнулся будто…, во весь дух,

как выходя из усыпления…,

а после, руку взяв её,

он, под раздумье лишь своё,

но, их, сопоставляя мнения,

надел на палец ей кольцо

и пристально взглянул в лицо…

18

«Решитесь если…, по причине…-

сказал, в задумчивости, он…-

ко мне прибегнуть…, чтоб, мужчине,

найти и Право…, и Закон…,

то оное кольцо храните,

и к дубу сразу принесите,

в дупло его, чтоб опустить,

и тем меня оповестить…,

и буду знать я, непременно,

что делать…», здесь, он замолчал,

но руку Маши, нежно взял,

поцеловавши упоенно…

и меж деревьев, в час ночной,

исчез в безвестности…- Герой!

 

 

© Copyright: Александр Яминский, 2013

Регистрационный номер №0120473

от 1 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0120473 выдан для произведения:

ГЛАВА 15

1

Луна июльская сияла,

а ночь совсем тиха была,

но ветерка душа дышала…

и думкой, изредка, влекла…,

где, временами, лёгкий шорох,

создав кручин шумящих ворох,

по саду пробегал всему...

и пробуждал от спячки тьму,

что облекала властной сенью,

испуг красавицы младой,

кто, столь известною тропой,

ступая, словно лёгкой тенью,

приблизилась, в урочный час,

к свидания месту…, ждал где, спас!  

2

Ещё никто не появился…,

но тут, из-за беседки, вдруг,

пред ней Дубровский очутился

( Едва ль убавивши испуг! )

и голосом сказал ей, тайным

( звучал кой, тихим и печальным ):

«Я знаю всё…- но Ваш ответ

( Что для меня – святой обет! ),

призвал прийти на помощь к доле

( Чрез обещание Ваших слов…-

А я, чтя их, на всё готов! ),

зажатой жизнью…, поневоле,

чтоб Вас, в надежде, защитить,

и справедливость тем свершить!»

3

«Вы предлагаете ( Я знала! )…,

мне, покровительство своё…,-

пространно Маша отвечала,

впадая в яви забытьё…,-

но я прошу Вас, не сердитесь,

а лишь подробней объяснитесь…,

ведь это слово, столь храня,

пугает, всё-таки, меня…

Да и тем более, скажите,

а как Вы сможете помочь?» -

«Но я бы мог ( Ужель Вы прочь? )

избавить ( Только прикажите! )

от человека, кто, судьбой,

так ненавистен, Вам, душой!»

4

«А я прошу Вас, ради бога,

не трогайте его, ничуть…

И месть, избравши, вслед предлога,

вершить не смейте, впавши в жуть ( ! ),

хотя бы по простой причине,

что любите меня…- Отныне,

я не хочу виновной слыть…-

А ужаса – не исключить!» -

«Но я его совсем не трону,

ведь воля Ваша для меня,

стезёй нетленного огня,

сродни священному закону,

а с оным, в злобу впасть…, сиречь,

как будто жизнью пренебречь!

5

Он станет жизнью Вам обязан…

А со злодейством, никогда,

не будет облик Ваш увязан…-

Да не спадёт, слезой, беда ( ! ),

тем более, на имя Ваше…

А Вы же, Маша, розы краше,

должны, душою, быть чисты,

и даже к ликам пустоты,

в моих нелепых преступлениях…

Но как же Вас тогда спасти,

когда отец Ваш, на пути,

в своих жестоких проявлениях ( ? ),

кто выбор сам определил

и за родную дочь решил!»

6

«Ах…, есть ещё одна надежда…

И я надеюсь, что смогу…

Хоть он упрям…, увы, невежда

( Не пожелаешь аж врагу! )…,

но любит так меня, душевно…

А я, слезами, пусть чуть гневно
( Да чрез отчаяния накал! ),

попробую…, чтоб осознал!» -

«Но не надейтесь по пустому:

ведь в этих, именно, слезах,

увидит он обычный страх,

как к заключению простому,

где отвращение и боязнь,

лишь подтверждают неприязнь…

7

То – общее…- Скажу я… Вам уж…

и тем всем девушкам младым,

когда они выходят замуж,

вне страсти…- с вИдением иным,

из благородного расчёта;

А если здесь, в зачёт почёта,

отец, вдруг, в голову возьмёт,

Вам счастье сделать, без забот,

но и без Вашего участия?

И Вам, по сути, вопреки!

А вот тогда ( В тисках тоски! ),

под злой венец, в обряд причастия,

Вас…, уж насильно поведут…-

И выбора не будет тут!

8

И вот тогда, судьбу навеки,

другому предадут, во власть…,

кто старый муж ( О…, жизни реки! )…-

Ужели беспредельна страсть?» -

«Но делать нечего…- Очнитесь!

А Вы тогда, тогда явитесь…,

освободить меня, судьбой…

и стану Вашей я женой…»

И здесь, Дубровский, в смысл вникая,

от оных слов затрепетал,

а бледного лица овал,

черты румянцем покрывая,

вмиг, приобрел багровый цвет

и он задумался в ответ…

9

Но в ту же самую минуту

лицо опять сменило лик

и стало ( К доле ль неуюту? )

бледнее прежнего…- Он сник…,

в молчании долгом пребывая…,

где, на раздумья уповая,

потупя голову, сказал:

«А чтобы лучший день настал,

отныне, Маша, соберитесь,

со всеми силами души

и, умоляя ( Рок верши! )…,

просите, требуйте, молитесь…

иль бросьтесь к батюшки ногам,
но объясните жизни срам!

10

И ужас весь ему представьте,

что Ваше будущее ждёт…
и с горечью притом, добавьте,

что тщетно молодость пройдёт,

близ старика, кто хил, развратен,
а в увядании – неприятен…,

но если папа не поймёт,

то действуйте, чрез злой расчёт,

в жестокость, впавши, объяснения,
решившись, смело, на него,

ведь Ваша жизнь – не для того,

кто претендует, вне стеснения,

судьбою юной овладеть…

и ей позволить только тлеть!

11

А далее, отцу скажите,

коль будет он неумолим,

то ( Маша, правильно поймите! )…,

что можно совладать и с ним,
найдя ужасную защиту…

и слёз добавив волокиту,

скажите, что богатств набор,

на жизнь не изменяет взор,

и ни одной минуты счастья,
Вам не доставит для души…,

а роскошь – только барыши,

что бедность тешит в час ненастья…-

и то – лишь с непривычки, вмиг…-

А нищий люд, сей мир, постиг!

12

И от него не отставайте,

и не пугайтесь ни угроз,

ни гнева ( Духом – зло встречайте! ),

но действуйте без слёз, всерьёз ( ! ),

пока останется, пристрастной,

хоть тень надежды ( Пусть, неясной! ),

но ради бога, в знак всего,

не отставайте от него!

А если же другого средства,
уже не будет…, то тогда…»

И тут, Дубровский ( О…, среда! ),

лицо, руками ( Вне кокетства! ),

закрыл, как будто спрятав стыд,

а Маша плакала…, навзрыд!

13

А он, казалось, задыхался,

но, горько выдохнув, сказал:

«Ах, участь бедная…- признался…-

За что меня Господь призвал?! -

Ведь я отдал бы жизнь, бесспорно!

А видеть Вас…, смотря, покорно,

хотя бы издали… желал…

И час счастливый, вдруг, настал!

А уж руки коснуться Вашей

( О…, это было лишь мечтой! )…,

где Вы, как утренней звездой,

в провинции, возникши, нашей,

вмиг, изменили бытиё…,

чрез упоение моё…

14

И вот тогда, когда возможность,

мне открывается, судьбой,

прижать Вас к сердцу ( В непреложность! ),

своей волнуемой душой,

чтоб в это самое мгновение,

поняв рассудка откровение,

сказать: О, ангел, мы умрём!

Но бедный…, должен ( Поделом! )

остерегаться от блаженства,

и должен отдалять его…,

но что печальнее всего,

то я и облик совершенства,

обязан гнать из головы,

со всеми силами, увы…

15

К ногам же Вашим я не смею,

в стремлениях искренности пасть,

чтоб долей скорбною, моею,

благодарить, тем, неба власть,

за непонятную награду,

а та ( Ужель за зла браваду? ),

столь незаслуженно дана…

Но ненавидеть ( И сполна! ),

как должен я того?…- Отныне

( И это чувствую теперь… ),

во мне утихнул, будто зверь,

а гнев стяжает дух в помине,

и в сердце места боле нет,

чтоб ненависть вершить в ответ!»

16

И тихо, с нежностью порыва,

он обнял стройный стан её,

и так же тихо, в такт позыва

( Ступая, словно в забытьё,

невинной девушки, сознания… ),

привлёк её, из сострадания,

степенно, к сердцу своему…,

а Маша, на плечо ему,

склонила голову, беспечно…,

но и доверчиво, вполне,

ведь будучи наедине,  

она, беседу, столь сердечно,

с разбойником младым вела,
знать, защищённою была!

17

Молчали оба…- Ночь же, мглисто,

как будто предъявляла счёт,

летело время, коль, игристо,

и совершенно без забот…,

но Маша, долго кто молчала:

«Пора…» - в неспешности сказала,

Дубровский где, напрягши слух,

очнулся будто…, во весь дух,

как выходя из усыпления…,

а после, руку взяв её,

он, под раздумье лишь своё,

но, их, сопоставляя мнения,

надел на палец ей кольцо

и пристально взглянул в лицо…

18

«Решитесь если…, по причине…-

сказал, в задумчивости, он…-

ко мне прибегнуть…, чтоб, мужчине,

найти и Право…, и Закон…,

то оное кольцо храните,

и к дубу сразу принесите,

в дупло его, чтоб опустить,

и тем меня оповестить…,

и буду знать я, непременно,

что делать…», здесь, он замолчал,

но руку Маши, нежно взял,

поцеловавши упоенно…

и меж деревьев, в час ночной,

исчез в безвестности…- Герой!

 

 

Рейтинг: +1 245 просмотров
Комментарии (2)
Денис Маркелов # 1 марта 2013 в 20:33 0
Что ж. Александр Пушкин был бы доволен.
Александр Яминский # 12 апреля 2013 в 09:25 0
Спасибо!

 

Популярные стихи за месяц
139
133
129
104
102
99
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
91
78
78
77
76
76
70
69
67
67
65
65
62
60
МУЗА 27 августа 2017 (Константин Батурин)
59
59
56
53
53
52
51
50
47
35