Свадьба

26 января 2018 - Сергей Шевцов
article408042.jpg
                                              
        Та зима выдалась особенно холодной. А может, в моей памяти сложилось такое впечатление оттого, что в тот декабрьский вечер меня, последнего из посетителей роддома выгнали на лютый мороз из тёплого помещения больницы.
        – Хватит тут торчать, не мешай работать. Утром приходи, сегодня всё равно никто уже рожать не будет, – сказала строгая медсестра, выталкивая меня за порог приёмного отделения. – Ночь на дворе. Все доктора давно ушли домой, остался только дежурный врач, так что придётся твоей супруге потерпеть до утра.
        – Как это потерпеть?! – возмутился я, растерянно глядя на захлопывающиеся перед моим носом двери. – У жены недавно были схватки!
        – Ну и что, что были? Ещё будут не одни схватки, так часто бывает. Ты, папаша, не переживай, иди домой. Такое состояние у женщины может продолжаться несколько дней. В случае чего, у нас есть, кому за ней присмотреть и принять роды. Твой телефон записан в журнале. Когда всё произойдёт, мы тебе сообщим, – ответил недовольный голос непреклонной тётки из-за быстро закрывшейся двери.
        «Никуда не пойду! – твёрдо решил я, мгновенно съёжившись от пронизывающего насквозь ледяного ветра. – Буду стоять здесь, как оловянный солдатик, и время от времени колотить в эти проклятые ворота, чтобы выяснить ситуацию».
        Несмотря на пританцовывание от холода, я сильно замёрз,  но каждые полчаса упрямо барабанил в деревянную створку, оббитую оцинкованной жестью, чтобы узнать, как там моя благоверная. После третьей попытки переговоров через закрытую дверь жестокая медичка сообщила прокурорским тоном, что если я не утихомирюсь и немедленно не уйду, она вызовет наряд милиции, и мне придётся провести остаток ночи в «обезьяннике» вместе с другими дебоширами, нарушающими общественный порядок и покой несчастных рожениц.
        Продрогший до костей и смирившийся со своим поражением в схватке с непримиримой медработницей, я уныло побрёл домой.
        На следующий день, не дождавшись заветного звонка, я пошёл в проектный институт, где работал по распределению после окончания вуза. Меня встретил начальник архитектурно-конструкторской мастерской, который сообщил, что ему телефонировали из роддома, поскольку ко мне в общежитие дозвониться практически невозможно. У меня родилась дочь, так что я должен срочно бежать в больницу, а вернуться на работу могу после того, как куплю цветы и повидаюсь с любимой женой, а также налюбуюсь новорождённой наследницей, хотя никакими существенными материальными ценностями, которые можно было бы передать по наследству, я ещё не обладал.
        После того исторического события моей возросшей до трёх человек семье выделили отдельную комнату в общежитии. Наконец-то! Сколько можно нам с женой скитаться по разным общагам и жить отдельно друг от друга? Для начала я соорудил в нашей «пещере» с двумя кроватями и тумбочками раздвижную штору из простыней, делящую каморку на две отдельные зоны. Первая «грязная часть» возле входной двери служила прихожей, гардеробом, кладовкой и даже мастерской мелкого бытового ремонта, в общем, помещением многофункционального назначения.
        Второй отсек считался стерильным и жилым, он освещался большим окном, открывавшим «роскошный» вид на другое общежитие. Расстояние между зданиями было таким, что я мог читать надписи на настенном календаре в чужой горнице. Дабы пресечь ответное любопытство со стороны соседей, мне пришлось организовать ещё одни кулисы на окне, закрывающие наши суверенные «сценические подмостки» от расположенного напротив пятиэтажного зрительного зала.
        Потом я принялся за техническое обустройство семейного гнезда. Две большие авоськи, набитые скоропортящимися продуктами и вывешенные за оконную форточку превратились в неплохой сезонный холодильник. Но до весны я рассчитывал накопить на подержанный отечественный агрегат «Донбасс» или «Днепр» из комиссионки. Импровизированная микропечка, сделанная из куска чугунной сантехнической трубы, работающая на таблетках сухого горючего позволила разогревать в стакане с водой бутылочки детской молочной смеси и тарелки вчерашнего супа. Там же можно было вскипятить кружку чая. Это избавило нас от постоянной беготни на общественную кухню, расположенную в конечной точке длинного коридора. Я изо всех сил старался сделать всё, чтобы превратить наш домашний шалаш в подобие земного рая.
        Ради достойной встречи Нового года, я, маскируясь под Джеймса Бонда, ночью тайком прокрался к местному райисполкому и аккуратно срезал с одной из растущих рядом голубых елей небольшую ветку с тремя шишками. Вставленная в стеклянную банку с песком и украшенная изображавшими снег маленькими клочками ваты, а также вырезанными из бумаги снежинками, ворованная ветвь преобразилась в настоящую миниатюрную новогоднюю ёлку.
        Шампанское в праздничную ночь я выходил открывать подальше в коридор, чтобы, не дай Бог, выстрелом из бутылки не разбудить спящую дочку. Новый год мы встретили в полной тишине при свечах, не зажигая свет. Но торжество прошло отлично, хотя никаких особых разносолов на нашем столе не было, а тосты и пожелания произносились очень тихим шёпотом. Чокаясь при этом, мы мягко ударялись пальцами, сжимающими гранёные стаканы, заменяющие традиционные фужеры – так нам удалось избежать звона стекла.
        Жена почти не пила, а только смачивала губы, ей периодически приходилось отрываться от застолья, чтобы покормить грудью с криком просыпающегося младенца, который лежал в потрепанной старой коляске. Этот передвижной раритет нам «по эстафете» арендовала комендант общежития, так как мы ещё не успели обзавестись своей детской кроваткой. Молодость и любовь – вот и всё наше богатство, которым мы с супругой тогда обладали, но это не страшно – остальное дело наживное.
        Моей небольшой зарплаты и копеечных декретных жены на жизнь катастрофически не хватало. Наши родители, конечно, помогали, но мы старались, как говорится, «по одёжке протягивать ножки». Да и правы были незабвенные Ильф и Петров, когда утверждали, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Мы сознательно уехали от своих пап и мам в другой город, чтобы доказать окружающим, но прежде всего себе, что каждый из нас может жить самостоятельно и всего добьётся без посторонней помощи. Вот такой юношеский максимализм. Я, как единственный мужчина в доме, должен был решить проблему финансов и жилья. Однако, чтобы получить продвижение по службе и выбить квартиру вне очереди, нужно убедить руководство, что ты самый лучший и достоин этих благ. Трудности меня не пугали, а упрямства, честолюбия, наглости и работоспособности мне было не занимать.
        И вот я уже ведущий архитектор с максимальным для этой должности окладом, который въезжает с семьёй хоть и в обшарпанную однокомнатную, но свою собственную квартиру. Чтобы привести жильё в нормальный вид, началось освоение новых профессий – сантехника, столяра, плотника, электрика и штукатура-маляра. Однако мебель и бытовую технику нужно было покупать в магазине. И снова встал вопрос: где взять деньги? Хорошо, что профессия зодчего позволяет иметь дополнительный заработок. Во-первых, это участие в архитектурных конкурсах с денежными призами, но там обязательно нужно было победить, что я с успехом и делал. Во-вторых, это «халтуры». Разработка во внерабочее время перепланировок и интерьеров квартир, а также проектов индивидуальных жилых домов стоили немалых денег. Финансовая проблема была решена. А вскоре у нас родилась вторая дочь.
        Чтобы дети нормально развивались, мы с женой решили, что она бросит работу и займется их воспитанием, а также будет хранительницей домашнего очага. На меня возлагалась обязанность добытчика. Это касалось не только денег, но также продуктов, одежды и прочего, что составляло в те годы тотальный дефицит. Однако для этого пришлось работать почти круглые сутки, но такой темп жизни принес свои результаты. Семья ни в чём не нуждалась, и мы могли позволить себе даже выезжать на отдых за границу.
        Приоритетом в нашей семье всегда было воспитание детей. Себя мы тоже не обижали, но на первом плане стояли дочки. Конечно, деньги и приобретённые связи избавили нас от многих проблем. Но всё равно мне пришлось сильно покрутиться, чтобы сначала выбить места в детском саду, а потом устроить девочек в первую открывшуюся в нашем городе специализированную школу с углублённым изучением иностранных языков. Дальше был престижный гуманитарный лицей, да и при поступлении детей в высшие учебные заведения им нужны были наши помощь и поддержка.
        Размышляя на фоне этих мытарств про жизнь своих и жены родителей, я думал, что у них не было всех тех возможностей, которыми сейчас обладали мы с супругой. Дети войны, познавшие голод, ужас бомбёжек, кошмар оккупации и тяготы жизни в эвакуации, несмотря ни на что, сумели в послевоенные годы создать крепкие семьи и в непростых условиях «периода застоя» сделать всё, чтобы наше детство было радостным и беззаботным. Они воспитали нас, подготовив к первым самостоятельным шагам. Поэтому всё, чего мы добились, это в первую очередь заслуга наших родителей.
        Однако жизнь и нас с супругой окунула в сложное время разрушительной «перестройки». Это была жестокая проверка на прочность человеческих отношений и стойкость характеров. Но мы мужественно выдержали все испытания, сумев воспитать детей так, что наши девочки выросли честными, целеустремлёнными и вполне самодостаточными людьми. Старшая дочь пошла по моим стопам, став востребованным дизайнером. Младшая занялась экономикой и, окончив университет, ещё год училась в Америке. Мы с женой с гордостью наблюдали, как наши дочери начали уверено шагать по жизни, быстро завоёвывая авторитет в фирмах, где им пришлось работать.
        На земле не было людей счастливее нас. Дружная семья, где царят любовь, достаток и взаимопонимание, что может быть лучше? Жизнь удалась и продолжается, рисуя на горизонте радужные надежды. Даже, когда распался СССР, казалось, что, если у тебя есть способности и желание работать, то всего можно добиться. Лишь бы не было войны! Мы все думали, что в двадцать первом веке в цивилизованной Европе никто уже не будет выяснять отношения при помощи оружия, тем более в разрезанном на суверенные делянки спокойном регионе, бывшем совсем недавно единой сплочённой страной под названием Советский Союз. Как же мы ошибались!
        Киевский майдан разорвал Украину на два противоборствующих лагеря. Но власть в державе захватило агрессивное националистическое меньшинство, силой принудив всех остальных подчиниться своей воле. Юг и юго-восток страны восстали против творящегося беспредела, поддерживаемого Америкой и Евросоюзом, без помощи которых не удалось бы совершить государственный переворот в «незалежной». Крым откололся к России, а на несговорчивый Донбасс хунта бросила для усмирения танки и боевую авиацию.
        Кроме объявленной войсковой антитеррористической операции, которая сразу встретила жёсткий отпор сплотившихся жителей, националистическая Украина решила задушить мятежный островок свободы тотальной экономической блокадой. Была прекращена деятельность всех банков и других подконтрольных Киеву государственных и коммерческих структур. На территории, отказавшейся подчиняться майдановскому режиму, была изъята вся наличная гривна, и только российский рубль позволил сохранить денежные расчёты в непокорном регионе. Аэропорты и железнодорожные вокзалы, оставшиеся у повстанцев, разбомбила авиация ВСУ, окончательно уничтожив все транспортные связи с Украиной.
        В создавшихся условиях многие коммерческие структуры не смогли продолжить свою деятельность. Перед ними стоял выбор – закрыться или выехать из заблокированной зоны. Можно было, конечно, перерегистрироваться в самопровозглашённых, но не признанных республиках, однако тогда все контакты и раскрутку приходилось начинать с нуля, зная при этом, что на Украину и за границу путь им категорически отрезан. Фирмы, в которых работали мои дети, предпочли перебраться в Киев вместе с имуществом и сотрудниками. Таким образом, мы с женой и наши дочери оказались по разные стороны «линии соприкосновения». В таком же положении были многие семьи, и не только у нас в Донбассе, но и по всей Украине.
        Гражданское население не собиралось прекращать контакты со своими родственниками, находящимися по другую сторону условной границы. Невзирая ни на что, люди всеми доступными им средствами посещали своих родных и близких. Такие поездки были связаны со значительными сложностями и рисками, но запретить такое общение не могла даже самопровозглашённая майдановская власть, иначе произойдёт взрыв народного протеста, который приведёт к непредсказуемым последствиям.
        Так случилось, что в это время мою тёщу разбил паралич, и мы с женой забрали её к себе. Из-за этого прискорбного события нам пришлось отказаться от поездок на «ту сторону», так как пожилая женщина нуждалась в постоянном присмотре и уходе, а оставить её даже на короткое время было не с кем. Но дочери навещали нас регулярно, используя любую возможность. Кроме того мы ежедневно связывались с ними по телефону или в скайпе. Интернет оказался спасительной паутинкой, не давая порваться последним связям с родными, близкими и друзьями – тех, кто остался с теми, кому пришлось уехать.
        У младшей дочери был жених, с которым они уже давно встречались. Узнав, что его возлюбленная уезжает в Киев, он всё бросил и отправился следом за ней. Это известие очень обрадовало нас с супругой – теперь наши девочки будут под надёжной мужской защитой в чужом городе.
        С тех пор прошло два года. Мы с детьми жили, будто в разных странах. Только вместо визы для пересечения «границы» требовалось разрешение службы безопасности Украины. Но дочери к нам регулярно приезжали – то старшая нагрянет с визитом, то младшая наведается с женихом. Постепенно мы привыкли к этому, ведь в своё время и мы с женой так же уехали от своих родителей, чтобы начать самостоятельную жизнь. Правда, теперь был совершенно другой случай, но, видать, такова судьба.
        Однако для любви не существует никаких преград и границ, уж мы-то с женой это хорошо знали. Когда младшая дочь сообщила, что выходит замуж, мы сначала очень обрадовались, но потом возникли вопросы. А где состоится свадьба? Собрать гостей и родственников вряд ли удастся после того, как все родные, близкие, друзья и знакомые, спасаясь от бомбежек, разлетелись в разные стороны подальше от войны. Был ещё один немаловажный нюанс: официально зарегистрироваться и получить свидетельство о браке можно только на Украине. Документы, выданные в непризнанных республиках, не имеют должной юридической силы, кроме как на этих территориях. Оставался единственный выход – свадьба в Киеве.
        – Ну, и как мы поступим? – спросила меня жена, когда мы обсуждали этот вопрос. – Ты же знаешь, что маму мне оставить не на кого. Кроме меня никто не сможет за ней нормально ухаживать, даже тебе я не могу доверить этот процесс. Как насчёт того, что ты сам съездишь?
        – Для меня это может оказаться поездка в один конец, – грустно усмехнулся я, – после моих статей о майдане и нынешней Украине, меня взяла на заметку СБУ. Мне раньше было не известно об этом, но друзья из Киева вовремя предупредили, чтобы я пока воздержался от поездок в «незалежную».
        – После свадьбы молодые обещали приехать к нам, но мы же не можем их не поздравить в день бракосочетания? Неужели обойдёмся телефонным звонком? А может им как-то передать деньги и подарок?
        – Не волнуйся, дорогая, – успокоил я супругу, – безвыходных ситуаций не бывает, что-нибудь придумаем. Твоя подруга, работающая в Киеве, регулярно передаёт деньги своим матери и сестре, которые осталась здесь. Созвонись с ней, пусть она отдаст нужную сумму нашей старшей дочери, а мы потом вёрнем деньги родственникам твоей подруги.
        Покопавшись в интернете на киевских сайтах, я связался с фирмой, занимающейся подарками и цветами, а также с актёром одного из театров, давшим объявление об услугах аниматора на свадьбах и прочих торжествах. После этого наша старшая дочь выступила в роли моей помощницы для координации действий привлечённых специалистов.
        Во дворце бракосочетания и на самой свадьбе, которую отмечали в одном из киевских кафе, присутствовали всего четыре человека. Это были жених, невеста и двое их свидетелей. Праздничные фуршеты для коллег по работе намечались на следующий день. Свидетелями выступали наша старшая дочь и ухаживающий за ней парень, который одновременно выступал в роли фотографа и видеооператора.
        В кафе царила спокойная непринуждённая обстановка. На две пары, пришедшие с букетами цветов и разместившиеся за столиком у стены, никто даже не обратил внимания, здесь часто праздновали различные события. Невесту, как правило, узнают по фате и белому подвенечному платью, в данном случае ничего подобного не было. То, что здесь отмечается свадьба, знали только эти четверо.
        На сцене маленький ансамбль играл приятный развлекательный мотив, время танцевальной музыки ещё не наступило. Вдруг из-за кулисы вышло огромное красное сердце. Это был аниматор, переодетый в столь экзотичный костюм. Взяв микрофон, он запел бархатным голосом «сердце, тебе не хочется покоя». Никто не заметил, когда оркестр успел перейти на эту мелодию. Возбуждённый зал во все глаза наблюдал за необычным певцом, а тот, заканчивая первый куплет, начал спускаться с эстрады. Подойдя к столику, где отмечалась свадьба-инкогнито, он допел свой романс, пристально глядя на молодую супружескую пару.
        Обалдевшая аудитория взорвалась бурными аплодисментами, все были заинтригованы разворачивающимся действом. Ничего не понявшие молодожёны, подумали, что их втягивают в какое-то местное представление. Только, когда гигантская кукла начала зачитывать спич, над которым я корпел несколько дней, супруги сообразили, что это привет издалека от родителей, посланный через линию фронта. Возникшие из ниоткуда корзина роз и пакет с подарком окончательно убедили их в этом. И тут к торжеству подключился весь зал. Со всех сторон посыпались поздравления и пожелания любви и счастья. В этот вечер всё кафе отмечало неожиданную импровизированную свадьбу, заставляя молодожёнов вновь и вновь целоваться под неутихающие крики «горько!»
        На следующий день нам по интернету поступил фото-видео-отчёт об этом событии, присланный старшей дочерью.
        – Как думаешь, им понравилось? – спросила у меня жена.
        – А ты посмотри на их счастливые лица, – улыбаясь, ответил я.
        Мы потом долго с супругой пересматривали эту необычную свадьбу нашей младшей дочери. Нас там не было, но наши сердца на торжестве точно присутствовали. Интересно, какой будет свадьба нашей старшей дочери?

 
     

© Copyright: Сергей Шевцов, 2018

Регистрационный номер №0408042

от 26 января 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0408042 выдан для произведения:                                               
        Та зима выдалась особенно холодной. А может, в моей памяти сложилось такое впечатление оттого, что в тот декабрьский вечер меня, последнего из посетителей роддома выгнали на лютый мороз из тёплого помещения больницы.
        – Хватит тут торчать, не мешай работать. Утром приходи, сегодня всё равно никто уже рожать не будет, – сказала строгая медсестра, выталкивая меня за порог приёмного отделения. – Ночь на дворе. Все доктора давно ушли домой, остался только дежурный врач, так что придётся твоей супруге потерпеть до утра.
        – Как это потерпеть?! – возмутился я, растерянно глядя на захлопывающиеся перед моим носом двери. – У жены недавно были   схватки!
        – Ну и что, что были? Ещё будут не одни схватки, так часто бывает. Ты, папаша, не переживай, иди домой. Такое состояние у женщины может продолжаться несколько дней. В случае чего, у нас есть, кому за ней присмотреть и принять роды. Твой телефон записан в журнале. Когда всё произойдёт, мы тебе сообщим, – ответил недовольный голос непреклонной тётки из-за быстро закрывшейся двери.
        «Никуда не пойду! – твёрдо решил я, мгновенно съёжившись от пронизывающего насквозь ледяного ветра. – Буду стоять здесь, как оловянный солдатик, и время от времени колотить в эти проклятые ворота, чтобы выяснить ситуацию».
        Несмотря на пританцовывание от холода, я сильно замёрз,  но каждые полчаса упрямо барабанил в деревянную створку, оббитую оцинкованной жестью, чтобы узнать, как там моя благоверная. После третьей попытки переговоров через закрытую дверь жестокая медичка сообщила прокурорским тоном, что если я не утихомирюсь и немедленно не уйду, она вызовет наряд милиции, и мне придётся провести остаток ночи в «обезьяннике» вместе с другими дебоширами, нарушающими общественный порядок и покой несчастных рожениц.
        Продрогший до костей и смирившийся со своим поражением в схватке с непримиримой медработницей, я уныло побрёл домой.
        На следующий день, не дождавшись заветного звонка, я пошёл в проектный институт, где работал по распределению после окончания вуза. Меня встретил начальник архитектурно-конструкторской мастерской, который сообщил, что ему телефонировали из роддома, поскольку ко мне в общежитие дозвониться практически невозможно. У меня родилась дочь, так что я должен срочно бежать в больницу, а вернуться на работу могу после того, как куплю цветы и повидаюсь с любимой женой, а также налюбуюсь новорождённой наследницей, хотя никакими существенными материальными ценностями, которые можно было бы передать по наследству, я ещё не обладал.
        После того исторического события моей возросшей до трёх   человек семье выделили отдельную комнату в общежитии. Наконец-то! Сколько можно нам с женой скитаться по разным общагам и жить отдельно друг от друга? Для начала я соорудил в нашей «пещере» с двумя кроватями и тумбочками раздвижную штору из простыней, делящую каморку на две отдельные зоны. Первая «грязная часть» возле входной двери служила прихожей, гардеробом, кладовкой и даже мастерской мелкого бытового ремонта, в общем, помещением многофункционального назначения.
        Второй отсек считался стерильным и жилым, он освещался большим окном, открывавшим «роскошный» вид на другое общежитие. Расстояние между зданиями было таким, что я мог читать надписи на настенном календаре в чужой горнице. Дабы пресечь ответное любопытство со стороны соседей, мне пришлось организовать ещё одни кулисы на окне, закрывающие наши суверенные «сценические подмостки» от расположенного напротив пятиэтажного зрительного зала.
        Потом я принялся за техническое обустройство семейного гнезда. Две большие авоськи, набитые скоропортящимися продуктами и вывешенные за оконную форточку превратились в неплохой сезонный холодильник. Но до весны я рассчитывал накопить на подержанный отечественный агрегат «Донбасс» или «Днепр» из комиссионки. Импровизированная микропечка, сделанная из куска чугунной сантехнической трубы, работающая на таблетках сухого горючего позволила разогревать в стакане с водой бутылочки детской молочной смеси и тарелки вчерашнего супа. Там же можно было вскипятить кружку чая. Это избавило нас от постоянной беготни на общественную кухню, расположенную в конечной точке длинного коридора. Я изо всех сил старался сделать всё, чтобы превратить наш домашний шалаш в подобие земного рая.
        Ради достойной встречи Нового года, я, маскируясь под Джеймса Бонда, ночью тайком прокрался к местному райисполкому и аккуратно срезал с одной из растущих рядом голубых елей небольшую ветку с тремя шишками. Вставленная в стеклянную банку с песком и украшенная изображавшими снег маленькими клочками ваты, а также вырезанными из бумаги снежинками, ворованная ветвь преобразилась в настоящую миниатюрную новогоднюю ёлку.
        Шампанское в праздничную ночь я выходил открывать подальше в коридор, чтобы, не дай Бог, выстрелом из бутылки не разбудить спящую дочку. Новый год мы встретили в полной тишине при свечах, не зажигая свет. Но торжество прошло отлично, хотя никаких особых разносолов на нашем столе не было, а тосты и пожелания произносились очень тихим шёпотом. Чокаясь при этом, мы мягко ударялись пальцами, сжимающими гранёные стаканы, заменяющие традиционные фужеры – так нам удалось избежать звона стекла.
        Жена почти не пила, а только смачивала губы, ей периодически приходилось отрываться от застолья, чтобы покормить грудью с криком просыпающегося младенца, который лежал в потрепанной старой коляске. Этот передвижной раритет нам «по эстафете» арендовала комендант общежития, так как мы ещё не успели обзавестись своей детской кроваткой. Молодость и любовь – вот и всё наше богатство, которым мы с супругой тогда обладали, но это не страшно – остальное дело наживное.
        Моей небольшой зарплаты и копеечных декретных жены на жизнь катастрофически не хватало. Наши родители, конечно, помогали, но мы старались, как говорится, «по одёжке протягивать ножки». Да и правы были незабвенные Ильф и Петров, когда утверждали, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Мы сознательно уехали от своих пап и мам в другой город, чтобы доказать окружающим, но прежде всего себе, что каждый из нас может жить самостоятельно и всего добьётся без посторонней помощи. Вот такой юношеский максимализм. Я, как единственный мужчина в доме, должен был решить проблему финансов и жилья. Однако, чтобы получить продвижение по службе и выбить квартиру вне очереди, нужно убедить руководство, что ты самый лучший и достоин этих благ. Трудности меня не пугали, а упрямства, честолюбия, наглости и работоспособности мне было не занимать.
        И вот я уже ведущий архитектор с максимальным для этой должности окладом, который въезжает с семьёй хоть и в обшарпанную однокомнатную, но свою собственную квартиру. Чтобы привести жильё в нормальный вид, началось освоение новых профессий – сантехника, столяра, плотника, электрика и штукатура-маляра. Однако мебель и бытовую технику нужно было покупать в магазине. И снова встал вопрос: где взять деньги? Хорошо, что профессия зодчего позволяет иметь дополнительный заработок. Во-первых, это участие в архитектурных конкурсах с денежными призами, но там обязательно нужно было победить, что я с успехом и делал. Во-вторых, это «халтуры». Разработка во внерабочее время перепланировок и интерьеров квартир, а также проектов индивидуальных жилых домов стоили немалых денег. Финансовая проблема была решена. А вскоре у нас родилась вторая дочь.
        Чтобы дети нормально развивались, мы с женой решили, что она бросит работу и займется их воспитанием, а также будет хранительницей домашнего очага. На меня возлагалась обязанность добытчика. Это касалось не только денег, но также продуктов, одежды и прочего, что составляло в те годы тотальный дефицит. Однако для этого пришлось работать почти круглые сутки, но такой темп жизни принес свои результаты. Семья ни в чём не нуждалась, и мы могли позволить себе даже выезжать на отдых за границу.
        Приоритетом в нашей семье всегда было воспитание детей. Себя мы тоже не обижали, но на первом плане стояли дочки. Конечно, деньги и приобретённые связи избавили нас от многих проблем. Но всё равно мне пришлось сильно покрутиться, чтобы сначала выбить места в детском саду, а потом устроить девочек в первую открывшуюся в нашем городе специализированную школу с углублённым изучением иностранных языков. Дальше был престижный гуманитарный лицей, да и при поступлении детей в высшие учебные заведения им нужны были наши помощь и поддержка.
        Размышляя на фоне этих мытарств про жизнь своих и жены родителей, я думал, что у них не было всех тех возможностей, которыми сейчас обладали мы с супругой. Дети войны, познавшие голод, ужас бомбёжек, кошмар оккупации и тяготы жизни в эвакуации, несмотря ни на что, сумели в послевоенные годы создать крепкие семьи и в непростых условиях «периода застоя» сделать всё, чтобы наше детство было радостным и беззаботным. Они воспитали нас, подготовив к первым самостоятельным шагам. Поэтому всё, чего мы добились, это в первую очередь заслуга наших родителей.
        Однако жизнь и нас с супругой окунула в сложное время разрушительной «перестройки». Это была жестокая проверка на прочность человеческих отношений и стойкость характеров. Но мы мужественно выдержали все испытания, сумев воспитать детей так, что наши девочки выросли честными, целеустремлёнными и вполне самодостаточными людьми. Старшая дочь пошла по моим стопам, став востребованным дизайнером. Младшая занялась экономикой и, окончив университет, ещё год училась в Америке. Мы с женой с гордостью наблюдали, как наши дочери начали уверено шагать по жизни, быстро завоёвывая авторитет в фирмах, где им пришлось работать.
        На земле не было людей счастливее нас. Дружная семья, где царят любовь, достаток и взаимопонимание, что может быть лучше? Жизнь удалась и продолжается, рисуя на горизонте радужные надежды. Даже, когда распался СССР, казалось, что, если у тебя есть способности и желание работать, то всего можно добиться. Лишь бы не было войны! Мы все думали, что в двадцать первом веке в цивилизованной Европе никто уже не будет выяснять отношения при помощи оружия, тем более в разрезанном на суверенные делянки спокойном регионе, бывшем совсем недавно единой сплочённой страной под названием Советский Союз. Как же мы ошибались!
        Киевский майдан разорвал Украину на два противоборствующих лагеря. Но власть в державе захватило агрессивное националистическое меньшинство, силой принудив всех остальных подчиниться своей воле. Юг и юго-восток страны восстали против творящегося беспредела, поддерживаемого Америкой и Евросоюзом, без помощи которых не удалось бы совершить государственный переворот в «незалежной». Крым откололся к России, а на несговорчивый Донбасс хунта бросила для усмирения танки и боевую авиацию.
        Кроме объявленной войсковой антитеррористической операции, которая сразу встретила жёсткий отпор сплотившихся жителей, националистическая Украина решила задушить мятежный островок свободы тотальной экономической блокадой. Была прекращена деятельность всех банков и других подконтрольных Киеву государственных и коммерческих структур. На территории, отказавшейся подчиняться майдановскому режиму, была изъята вся наличная гривна, и только российский рубль позволил сохранить денежные расчёты в непокорном регионе. Аэропорты и железнодорожные вокзалы, оставшиеся у повстанцев, разбомбила авиация ВСУ, окончательно уничтожив все транспортные связи с Украиной.
        В создавшихся условиях многие коммерческие структуры не смогли продолжить свою деятельность. Перед ними стоял выбор – закрыться или выехать из заблокированной зоны. Можно было, конечно, перерегистрироваться в самопровозглашённых, но не признанных республиках, однако тогда все контакты и раскрутку приходилось начинать с нуля, зная при этом, что на Украину и за границу путь им категорически отрезан. Фирмы, в которых работали мои дети, предпочли перебраться в Киев вместе с имуществом и сотрудниками. Таким образом, мы с женой и наши дочери оказались по разные стороны «линии соприкосновения». В таком же положении были многие семьи, и не только у нас в Донбассе, но и по всей Украине.
        Гражданское население не собиралось прекращать контакты со своими родственниками, находящимися по другую сторону условной границы. Невзирая ни на что, люди всеми доступными им средствами посещали своих родных и близких. Такие поездки были связаны со значительными сложностями и рисками, но запретить такое общение не могла даже самопровозглашённая майдановская власть, иначе произойдёт взрыв народного протеста, который приведёт к непредсказуемым последствиям.
        Так случилось, что в это время мою тёщу разбил паралич, и мы с женой забрали её к себе. Из-за этого прискорбного события нам пришлось отказаться от поездок на «ту сторону», так как пожилая женщина нуждалась в постоянном присмотре и уходе, а оставить её даже на короткое время было не с кем. Но дочери навещали нас регулярно, используя любую возможность. Кроме того мы ежедневно связывались с ними по телефону или в скайпе. Интернет оказался спасительной паутинкой, не давая порваться последним связям с родными, близкими и друзьями – тех, кто остался с теми, кому пришлось уехать.
        У младшей дочери был жених, с которым они уже давно встречались. Узнав, что его возлюбленная уезжает в Киев, он всё бросил и отправился следом за ней. Это известие очень обрадовало нас с супругой – теперь наши девочки будут под надёжной мужской защитой в чужом городе.
        С тех пор прошло два года. Мы с детьми жили, будто в разных странах. Только вместо визы для пересечения «границы» требовалось разрешение службы безопасности Украины. Но дочери к нам регулярно приезжали – то старшая нагрянет с визитом, то младшая наведается с женихом. Постепенно мы привыкли к этому, ведь в своё время и мы с женой так же уехали от своих родителей, чтобы начать самостоятельную жизнь. Правда, теперь был совершенно другой случай, но, видать, такова судьба.
        Однако для любви не существует никаких преград и границ, уж мы-то с женой это хорошо знали. Когда младшая дочь сообщила, что выходит замуж, мы сначала очень обрадовались, но потом возникли вопросы. А где состоится свадьба? Собрать гостей и родственников вряд ли удастся после того, как все родные, близкие, друзья и знакомые, спасаясь от бомбежек, разлетелись в разные стороны подальше от войны. Был ещё один немаловажный нюанс: официально зарегистрироваться и получить свидетельство о браке можно только на Украине. Документы, выданные в непризнанных республиках, не имеют должной юридической силы, кроме как на этих территориях. Оставался единственный выход – свадьба в Киеве.
        – Ну, и как мы поступим? – спросила меня жена, когда мы обсуждали этот вопрос. – Ты же знаешь, что маму мне оставить не на кого. Кроме меня никто не сможет за ней нормально ухаживать, даже тебе я не могу доверить этот процесс. Как насчёт того, что ты сам съездишь?
        – Для меня это может оказаться поездка в один конец, – грустно усмехнулся я, – после моих статей о майдане и нынешней Украине, меня взяла на заметку СБУ. Мне раньше было не известно об этом, но друзья из Киева вовремя предупредили, чтобы я пока воздержался от поездок в «незалежную».
        – После свадьбы молодые обещали приехать к нам, но мы же не можем их не поздравить в день бракосочетания? Неужели обойдёмся телефонным звонком? А может им как-то передать деньги и подарок?
        – Не волнуйся, дорогая, – успокоил я супругу, – безвыходных ситуаций не бывает, что-нибудь придумаем. Твоя подруга, работающая в Киеве, регулярно передаёт деньги своим матери и сестре, которые осталась здесь. Созвонись с ней, пусть она отдаст нужную сумму нашей старшей дочери, а мы потом вёрнем деньги родственникам твоей подруги.
        Покопавшись в интернете на киевских сайтах, я связался с фирмой, занимающейся подарками и цветами, а также с актёром одного из театров, давшим объявление об услугах аниматора на свадьбах и прочих торжествах. После этого наша старшая дочь выступила в роли моей помощницы для координации действий привлечённых специалистов.
        Во дворце бракосочетания и на самой свадьбе, которую отмечали в одном из киевских кафе, присутствовали всего четыре человека. Это были жених, невеста и двое их свидетелей. Праздничные фуршеты для коллег по работе намечались на следующий день. Свидетелями выступали наша старшая дочь и ухаживающий за ней парень, который одновременно выступал в роли фотографа и видеооператора.
        В кафе царила спокойная непринуждённая обстановка. На две пары, пришедшие с букетами цветов и разместившиеся за столиком у стены, никто даже не обратил внимания, здесь часто праздновали различные события. Невесту, как правило, узнают по фате и белому подвенечному платью, в данном случае ничего подобного не было. То, что здесь отмечается свадьба, знали только эти четверо.
        На сцене маленький ансамбль играл приятный развлекательный мотив, время танцевальной музыки ещё не наступило. Вдруг из-за кулисы вышло огромное красное сердце. Это был аниматор, переодетый в столь экзотичный костюм. Взяв микрофон, он запел бархатным голосом «сердце, тебе не хочется покоя». Никто не заметил, когда оркестр успел перейти на эту мелодию. Возбуждённый зал во все глаза наблюдал за необычным певцом, а тот, заканчивая первый куплет, начал спускаться с эстрады. Подойдя к столику, где отмечалась свадьба-инкогнито, он допел свой романс, пристально глядя на молодую супружескую пару.
        Обалдевшая аудитория взорвалась бурными аплодисментами, все были заинтригованы разворачивающимся действом. Ничего не понявшие молодожёны, подумали, что их втягивают в какое-то местное представление. Только, когда гигантская кукла начала зачитывать спич, над которым я корпел несколько дней, супруги сообразили, что это привет издалека от родителей, посланный через линию фронта. Возникшие из ниоткуда корзина роз и пакет с подарком окончательно убедили их в этом. И тут к торжеству подключился весь зал. Со всех сторон посыпались поздравления и пожелания любви и счастья. В этот вечер всё кафе отмечало неожиданную импровизированную свадьбу, заставляя молодожёнов вновь и вновь целоваться под неутихающие крики «горько!»
        На следующий день нам по интернету поступил фото-видео-отчёт об этом событии, присланный старшей дочерью.
        – Как думаешь, им понравилось? – спросила у меня жена.
        – А ты посмотри на их счастливые лица, – улыбаясь, ответил я.
        Мы потом долго с супругой пересматривали эту необычную свадьбу нашей младшей дочери. Нас там не было, но наши сердца на торжестве точно присутствовали. Интересно, какой будет свадьба нашей старшей дочери?

 
   
Рейтинг: +12 245 просмотров
Комментарии (26)
Людмила Комашко-Батурина # 31 января 2018 в 19:19 +2
Счастливая старость - это взаимопонимание с детьми.Я довольна общением со своими сыновьями, хотя в некоторых вопросах мы по разному смотрим на жизнь. Мне понравился ваш задушевный рассказ.
Сергей Шевцов # 31 января 2018 в 21:28 +1
Спасибо, Людмила, за добрый отзыв. Когда есть взаимопонимание с детьми, значит их правильно воспитали.
Леонид Зеленский # 1 февраля 2018 в 16:56 +2
Прочитал Ваш рассказ о прекрасном событии, о свадьбе дочери, о чудесном подарке, который Вы сделали молодожёнам, подарив им праздник, и хотелось бы порадоваться за всех. Но не могу в полной мере, ибо, как бы всё хорошо не произошло, папа с мамой не присуствовали. А по чьей вине? По вине уроддивого, бесчеловечного, бандитского режима на Украине. Думали ли мы несколько лет тому назад, что поездка на Украину будет столь опасна, а то и невоможна вообще.Конечно, нет. Интресно, а дочери Ваши не стали такими же врагами России, каких много, к сожалению, среди молодёжи.Изваините за такой впрос?Зомбирование идёт полным ходом. Не шнаю, но эту "раковую опухоль" простыми лекарствами не излечишь. Нужны другие методы лечения, более эффективные.Ведь фашизм на Украине с каждым днём набирает силу. Как бы не проспали, как в 33 годах прошлого столетия.С почтением 30
Сергей Шевцов # 1 февраля 2018 в 18:23 +1
Вы правы, Леонид, зомбирование в "незалежной" идёт полным ходом. Скажу больше, немало дончан, выехавших вместе с моими дочерьми в Киев, стали русофобами. Мои дети стараются держать свои мысли при себе, иначе можно подвергнуться агрессивной атаке даже со стороны некоторых сослуживцев из родного города.
Остап Ибрагимыч Задунайский-Нетудыхата # 2 февраля 2018 в 08:49 +2
Сергей:
Такие поездки были связаны со значительными сложностями и рисками


— Сергей, а эти сложности и риски никак не связаны со "Сталкерами из города Моспино"? Ох и непростой вы народ, архитекторы зодчие!
— Так я тебе и рассказал всё, Ибрагимыч!


— Теперь о серьёзном. Вы рассказываете о своём ("Постепенно мы привыкли к этому, ведь в своё время и мы с женой так же уехали от своих родителей, чтобы начать самостоятельную жизнь."), а я, как, наверное, и многие другие читатели, вспоминал свой, чем-то схожий, период становления новой семью. Мы с женой и маленьким сыном улетели с Дальнего Востока в мой казахстанский город Актюбинск, оставив тёщу. Решение было моим, а жена...как говорят "куда иголка, туда и нитка"...Прошли годы. Теперь настала очередь наша, моя и жены, расстаться с дочкой и внуками - они уезжают на постоянное место жительство в Подмосковный городок...Уже этим летом...


— Это будто месть судьбы такая - когда-то я отнял у бабушки любимого внука, а теперь...Теперь я очень даже понимаю состояние тёщи, когда мы уезжали в далёкий Казахстан...Се-ля-ви, как говорят на Западе...Такова жизнь, говорят у нас...
Сергей Шевцов # 2 февраля 2018 в 08:59 +2
Всё верно, Валера - се-ля-ви. yesyes
Анна Гирик # 2 февраля 2018 в 20:54 +2

Очень интересный рассказ. Сколько Вам пришлось пережить...
А свадьба, и правда, была необычная.
Желаю, Серёжа, Вашим детям и Вам счастья, здоровья,
добра и мира!!

Сергей Шевцов # 2 февраля 2018 в 21:39 0
Спасибо, Анна! Вам также счастья, удачи, мира и любви!
Эльвира Ищенко # 9 февраля 2018 в 14:29 +1
ЗАХВАТЫВАЮЩИЙ РАССКАЗ НА ЗЛОБУ ДНЯ,ПРОНИКНОВЕННЫЙ ДО ГЛУБИНЫ ДУШИ,
У МЕНЯ ТОЖЕ ЕСТЬ ЗНАКОМЫЕ НА УКРАИНЕ И Я ЗНАЮ КАК ВСЁ ЭТО ТЯЖЕЛО ... flower
Сергей Шевцов # 9 февраля 2018 в 17:23 0
Спасибо, Эльвира, за понимание! rose
Элиана Долинная # 10 февраля 2018 в 11:48 +1
Да... в жизни всё не так просто...
Рассказ понравился, успеха Вам в конкурсе!
Сергей Шевцов # 10 февраля 2018 в 11:51 0
Спасибо, Элиана! Вам также удачи и вдохновения! rose
Нина Колганова # 15 февраля 2018 в 09:39 +1
Очень интересные мемуары. Жаль, что политики разъединяют родных людей. Вам помогли современные средства коммуникации. Свадьбе мало отведено места, но о ней рассказано выразительно. НЕобычная свадьба, точно! Спасибо, Серёжа. flo
Сергей Шевцов # 15 февраля 2018 в 09:47 +2
У нас, Нина, сейчас всё необычно. Через год после этой свадьбы мы с супругой ездили в Киев посмотреть на новорождённого внука. Помнишь, как Штирлиц переправлял радистку Кэт через границу? Наша поездка была не менее "весёлой")))
joke rose
Нина Колганова # 15 февраля 2018 в 10:12 +2
Как не помнить Штирлица и радистку Кэт.Но вас не представляю.Ужасно!!!Я бы не смогла так. Вы там все ГЕРОИ. Правда!Хоть благополучно вернулись.)))
Сергей Шевцов # 15 февраля 2018 в 10:27 +2
Вернулись благополучно, иначе как бы я мог рассказать о поездке))) Мы не герои, просто, как и все приспосабливаемся к сложившимся обстоятельствам. Герои - это те, кто сражается на передовой. Сейчас на линии соприкосновения более-менее спокойно. А во времена активной фазы на одного ополченца приходилось до десяти солдат ВСУ, плюс артиллерия, "грады" и бронетехника. Мы не просто выстояли, но создали множество "котлов", где могли полностью уничтожить врага. Все минские соглашения - это вопль Украины к мировому сообществу и России о пощаде и заступничестве. Если-бы не Минск, ополченцы давно были бы уже в Киеве. Но крови пролилось бы не мало.
Марина Попова # 24 февраля 2018 в 08:47 +1
Сергей, умеешь ты пронять читателя... спасибо за рассказ. Всего самого доброго! Удачи! smayliki-prazdniki-34
Сергей Шевцов # 24 февраля 2018 в 08:50 +1
Спасибо, Марина, рад тебя видеть! Тебе также удачи и всего доброго! rose
Вероника Подольская # 12 марта 2018 в 12:22 +1
Рассказ написан убедительно и ярко, я читала с интересом. Зима, описанная вами, в чём-то похожа на нынешнюю. Она и морозная, и уходить не торопится.)
Солнечной вам, доброй весны!

Сергей Шевцов # 12 марта 2018 в 13:03 0
Спасибо, Вероника! Вам также солнечной и доброй весны! soln rose
Вячеслав Светлов # 18 марта 2018 в 19:48 +1
Замечательно написано!
В удивительное время живём...
Счастья, здоровья, успехов, радости и всего самого-самого лучшего Вам!

С солнечным теплом! soln
Сергей Шевцов # 18 марта 2018 в 20:42 +1
Да, Вячеслав, живём в удивительное время. Спасибо за добрые пожелания, Вам также всего самого хорошего! c0411
Виктор Бекк # 13 июня 2018 в 21:02 +1
Мне понравился ваш рассказ,Сергей. c0137
И
Сергей Шевцов # 13 июня 2018 в 21:07 0
Что самое интересное, Виктор, это реальный случай. c0411
Ивушка # 13 июня 2018 в 21:32 +1
увлекательный жизненный рассказ
любви и счастья молодым buket4
Сергей Шевцов # 14 июня 2018 в 07:43 +1
Спасибо, Ивушка! smayliki-prazdniki-34