Зарождение Московии ( трилогия )

article270318.jpg


Москва построена на древнем капище.
https://www.facebook.com/groups/208139045887928/permalink/769813399720487/

Гой - еси, добры молодцы,
Ой, поведаю, расскажу отцы,
И вам, девицы, что как солнышки,
Повесть длинную - ваши думушки.

О прекрасном том, где живёт мечта,
Что исполнится, коль хотеть любя!
Так должно ведь быть, как без этого?
Это дарит свет мира ясного.

Было, было то, верьте мне во всём,
Я ж ведь сказочник, не совру ни в чём.
Вот и слушайте, вот и ведайте,
Было это всё, было - слушайте:

Эх, состарился, позабыл уж год,
А история, прямо сладкий мёд.
Потому так всё, что чиста она,
Потому всё так, что зовёт любя.

Ну и вот начну, так с чего постой?
А начну с того, эх забор густой!
На родной земле, да в Московии,
Что же было там в той истории?

Было место там, что для трёх дорог,
Где река течёт, что для трёх ветров,
И дубы росли, тёмный лес шумел,
Вона, вона как! Снова я запел: 

Жили люди здесь только русские,
Голубы глаза, светло русые.
Здесь дедов всегда чтили – славили,
Берегли их ум и не ранили.

Он ведь всё хранил, им земной поклон,
В нём исток родной и Родов Закон.
Тот Закон Любви, где лишь знания,
Где любовь во всём и стремления.

К той мечте святой, где сознание,
Да и здравый смысл с пониманием.
Там, где вечность вся, да и мудрость слов,
Где Закон Творца и других Богов.

Где в свободе жизнь только славилась, 
Где любовь с мечтой честно ладилась.
Тут всегда жила радость гордая,
Где хранилась честь – вера твёрдая!

Всё закончен сказ, как все жили тут,
А начну с того, что душой все ждут.
Было это всё у одной семьи,
Где достаток был и лари полны.

То, что нужно им, всем амбар забит,
Это знали все, дом всегда открыт.
Для друзей – гостей и родни родной,
Кто желал добра, к ним и шел с душой.

Так жила семья, а чего не жить?
Только деток им, не пришлось растить.
Долго было так, и не год, не два,
Закручинились. Эх, тоска, тоска!

Как же быть им с тем, для чего же быть,
Для чего им всё, как мечту взрастить?
Что же делать им, ведь в любви живут,
Что сказать им тут? А всё ждут и ждут.

И решили вдруг, что пойдут к Волхву,
Вместе, за руки и пошли к нему.
Взялись поутру, чтоб к ночи дойти,
Долго ль, коротко? Но дошли, смогли.

Во дремучий лес довела тропа,
Где стоит изба и журчит вода,
Где творит добро мудрость вечная,
Где святая честь, безупречная.

Где стоят дубы, аж седые все,
Где горит огонь, что зовёт к себе,
Да и роща где, что святее нет,
Ведь она мечтам дарит истин свет.

Тут дышать легко, осветился лик,
Вышел с посохом к ним седой старик.
Что же детушки вы ко мне пришли?
Знаю, знаю с чем – это стон души.

И ушел от них, знать случилось что. 
Что им делать то? А, уж всё равно.
Ведь решились же, дожидаются, 
А глаза глядят - расширяются!

Зарябило, заискрило, 
Посмотрите, что за диво!
Побежали звёзды – искры, 
Прямо жар от зноя птицы!

Это, как бы опустилось, 
Вспыхнуло и озарилось.
Появилось, ожило, 
Проявилось Божество!

Светлый образ, ярче Солнца, 
Где бушуют света кольца,
И мороз и наважденье, 
От всех сил есть проявленье.

То Перун спустился с неба, 
Повлияла видно треба.
Волхв хвалину произнёс, 
И дары огню поднёс.

Ритуал весь совершил, 
Ну и сам чуть попросил.
Всё исполнил по закону, 
Вот и Бог с небес ко трону.

Волхв, он ведь волшебник знатный,
Знает всё, ум необъятный.
Понял, что с детьми случилось, 
Это же не год копилось.

Веды с этим помогли, 
Это знания Земли!
Как жить нужно, что, как делать, 
Как любить, как правдой мерить.

Что искать, куда стремиться, 
Истиной тут говорится!
Это то, что знать должны, 
Кто достоин, в ком мечты.

Вот и всё, таков урок, 
Кто трудился, с тем и Бог!
Тем Он будет помогать, 
И любить, и вдохновлять.

Ну а тот, кто всех достойней, 
Кто в учение проник,
Тот и должен быть Волхвом, 
Как бы  Богоестеством!

Избирает его Бог, посвящает, признаёт, 
Правь для разума даёт!
Волхв и вызвал, знанья с ним, 
Но не справится один. 

Бог всё может, Он могуч, 
Он такой, как молний Луч!
Правду любит и любовь, 
Коли вызвали, знать боль.

Знает горю, чем помочь, 
Подарю ка я вам дочь»!
Закружилась голова, 
Нет тут слов, одна хвала!

Засияли. Дева в слёзы. 
Ничего, мечты дары.
На душе, так всё пригоже, 
Просто Райские цветы!

Слёзы эти умиленья,
Благодарность от явленья. 
Бог исчез, ушел на небо, 
Сердце радостью запело.

Появился снова старец 
И сказал, ища румянец:
«Дети, радуюсь за вас, 
С вами Бог, услышал нас!

Вот, испейте-ка водицы. 
И подал им из криницы.
А водица не простая, 
То настой, она живая!

Тут вода с семи ключей, 
А восьмое - Дух свечей!
И замешана трезубцем, 
Солнца свет, но не безумцам.

В ней живая сила Яви, 
Вот, какая, честь от Прави!
И испили, снизошло,
Как бы светом проняло.

Зарумянились, вспотели,
Каждой клеточкой запели!
Глазки ожили, сияют, 
Как бы светом озаряют!

И летать вдруг захотелось,
Тело нежностью согрелось.
Поклонились: «Благу дар, 
Не скудей любви алтарь»!

Волхв, им показал дорогу: 
«Убирай из глаз тревогу!
На пути вас счастье ждёт, 
То, где радости полёт»!

Там с хитринкою игрушка, 
Детства ласковая дружка.
Терем встал, они у дома, 
Накатили и истома!

Тут родное всё своё, 
Да, а дома хорошо!!!
Время побежало быстро, 
Сказочно, и в мыслях чисто.

Не успели оглянуться, 
Даже вроде окунуться.
Жонушка, дитё зачала. 
Вот, какое набежало!

Выстрадана и нужна, 
Значит, станет, как Княжна!
Кто придумал, что Княжна? 
Думаю народ сперва.

Ведь кругом же, рядом люди,
И добра хотят, не судьи.
Честь, по чести всё идёт, 
Что ни день, живот растёт!

Быстро очень, не беда. 
Лишь бы родила! Когда?
И пришли, Творец решил,
И без боли, без кручин.

Раз и всё, на ясный свет, 
Девочка, как майский цвет!
Златокудрая уже, 
Да и глазки к красоте.

Радуются все кругом, 
Красотулечка же в дом!
Родилась, и засияло, 
Новой жизни тут начало!

Все хотят её увидеть, 
Приласкать и не обидеть.
Почему? Да вся в любви, 
Выстраданы же мечты!

Вот и дивное явленье,
Вот ребёнок – загляденье! 
Быстро, быстро подросла,
За день и на два вершка! 

Во, но как! А, что не так?
Врет, что ль скажете мастак? 
Нет, не вру, ведь Явь живая,
Выросла, коса густая.

И лицо, и стать видна,
И пригожа, и бела. 
Лик, как ласка, а глаза, 
Да, как просто Синь - Вода!

Ну, а брови? - Как ужалят,
А улыбка? – Звёздным дарит.
Да и талия, и грудь,
Просто восхищенья суть. 

Грация, как у природы, 
Нет касаний непогоды.
А, как песню запоёт?
Соловей смолкает, вот!

Он не знает, как посметь, 
Лишь молчит, чтобы узреть.
Да и знает очень много, 
И писать, читать без слога. 

И считать, и вышивать, 
Всё умеет, не отнять.  
Да и травница ещё, 
Да и мало ли чего. 

Да, такой живой красе 
Нужен Княжич к красоте!
Где его сыскать такого, 
Чтобы мил и удалого?

Есть, конечно, молодцы, 
Для кого то и Венцы.
Но не смотрит, глаз не кажет, 
Просто ждёт, что сердце скажет.

Вот какая, вот напасть!
Всё в ней есть, кому же страсть?
Видно любит то, что любит, 
А не нужное не будит.

Да, характер. Так и надо,
Ведь достойна и отрада.
Верит, что найдёт, придёт 
Тут от звёзд желаний счёт.

Во на как! Да что ей нужно? 
А что нужно, не наружно.
Вот, как всё, для правды дверь,
Только любому постель.

А тем временем на Вече, 
Где вся честь и мудрость речи,
Собрались Отцы живые, 
Где защитники родные.

Кто уже осмыслил твёрдо, 
Кто он, что он, что достойно,
Кто хозяин, где есть дети, 
И хозяйство, правды клети.

Вот такие собрались, 
Чтоб решить и обсудить.
Как дружину создавать, 
Для чего её сзывать? 

От врагов хранить устои, 
От напастей и застоя.
Нужно войско, хватит порознь, 
Ведь в единстве силы поросль.

Нужен Город – Слобода,  
Там, где ратные дела.
Чтоб в учёбе преуспели,
Чтоб мечи держать умели.

Палицы, копьё, стрелу, 
Чтоб учились мастерству!
Да и как их прокормить,
Кто там должен дело чтить?

Значит, нужен им начальник,
Дела ратного охранник.
Князь – Защитник, кто такой? 
И нашли такого – свой!

Глянулся, ведь всем удал,  
Смел и мудр, сметлив, не стар.
Знает много, повидал,
И в баталиях бывал.

Вольный, правда, но немного,
Знает грань, с душой дорога. 
Добр, отзывчив, но и строг,
Чуть не так, на век урок!

Разум, явно не в года, 
Да и воля есть всегда.
Честь и сила у него, 
Уважают, есть за что! 

Вот какой, да подойдёт,
Что ж решили, он взойдет. 
Князем будет, сам достиг,
Ну, а Волхв пусть подтвердит. 

Он ведь с Правью, пусть решит,
Ритуал же довершит.
С этим примет Светлый Сан,
А огонь дочистит храм. 

Ну, а Боги всё учтут,
Новоё в нём создадут! 
Порешили, и дошли, 
Принесли Родам дары.

Кто прошел огонь и воду, 
Честь и слава от народа.
Подошли к Волхву с поклоном, 
Бьют челом, умом – каноном.

Рассказали, что к чему, 
Он в ответ: «Ведите, жду»!
Привели, а парень бравый, 
Но смущается бывалый.

А чего не засмущаться? 
Привели с Богами знаться!
Да, ответственность большая,
Рвётся сердце понимая.

Поклонился молодец, 
Ждёт, что будет удалец.
Правильно себя ведёт, 
Знает, страх не загрызёт.

Потому, что честен, здрав, 
Да и замыслами прав.
Сам решил, а это всё, 
Только так, а как ещё?

А никак, лишь только так, 
Сделан выбор, с верой шаг!
Волхв спокойно призывает, 
И с собой его ведёт.

К ритуальному огню, 
К всем Кумирам, Божеству,
К Капищу, где воля Божья, 
Где мечты без бездорожья.

Вечность здесь и бесконечность, 
Но в единстве беспредельность.
Здесь и начат ритуал, 
Голос светом зазвучал.

Обращение к Творцу, 
В нём хваление Отцу. 
С ним Стопы до неба встали,
Ввысь поднялись, засияли. 

Как громады, горы, мысль,
Вот тут как, лишь сам держись!
Голос громом прозвучал:
«Ты зачем меня призвал»?

Волхв с поклоном: «Бог, прости,
Но народ тебя просил.
Твои дети, весь твой мир». 
Бог сказал: « Достоин лир! 

Начинай, пусть всё пройдёт,
Так, чтоб понял, в чём почёт,
А затем вручи, что нужно». 
И пропал, но лишь наружно. 

А Кумиры всё стоят,
Разгорается их взгляд. 
Охраняют, дела ждут,
Начинается их суд. 

И огонь, как сам восход,
Осветил весь небосвод! 
Страшен он в своём желанье,
Выполняет заклинанье.

Что ж, ступай в него избранник,
А иначе ты изгнанник! 
Во но, как? Да, только так!
Уничтожь в себе свой мрак. 

Нечего тут отступать,
И бояться, убегать. 
Нырк в жаровню, был таков,
Правда здесь для храбрецов.
 
Всё сгорает – грязь и мусор,
Это место не для трусов! 
Даже мысли изменились, 
Новые в огне родились.

Вышел из огня - хорош,
Весь, ну точно злата брошь!
Изменился, стал другим,
В нём родился господин! 

Стать достойна, всем пригож,
Силища, с Перуном схож.
Кожа мягкая, как воск,
И одежда точно лоск.

Волос изменился тоже, 
Не сгорел, а стал пригоже, 
Как солома, цвет в неё,
Как осеннее жнивьё.

Но улыбка поутихла,
Новое в чертах возникло. 
Мудрость Яви в ум вошла,
Вот такие вот дела.

Взгляд стал строже, ясный Сокол, 
А скорее всё ж Орёл.
Да, вошел, был не таким. 
Ну, а вышел, стал другим.

Мысли кто–то изменил. 
О себе почти забыл.
Имя прошлое ушло, 
Всплыло новое, не то! 

Моск, откуда-то взялось. 
Что за страсть, а может гвоздь? 
Точно знает, что его. 
И сказал, а что с того?

Волхв услышал, понял сразу, 
Видно опытному глазу:
Посвящение прошел, 
Имя новое обрёл.

Это Бог его назвал,
Всем и небу показал. 
Значит, кликать нужно так:
Княже - Моск, в нём света знак.

Так и будет – Новый Сан,
В нём надежды талисман.
Что же имя означает,
Что оно всем предвещает?

Мир, Основы и Княженье,
Воинское назначенье.
Защищать и побеждать,
Всё по совести решать.

Тут основы словно сталь,
Меч заветный и мораль.
Тяжела, конечно, ноша,
Но она всё ж не галоша.

Не одеть ого так просто,
В нем есть сила и упорство.
Мощь, желанье, как булат, 
Это образ, где собрат.

В общем можно, так сказать:
Имя это - Божья Власть.
Справедливая всегда, 
А нарушишь, то беда. 

Во на как? Аж Волхв присвистнул. 
Во на, как? И жезл свой стиснул.
Рассказал он Князю это. 
Тот опешил от Завета.

Значит надо так, ну что же,
Взялся, значит, это сможет.
Есть теперь одна дорога,
Где и вьюги, и тревога.

Что ж, ответственность большая,
Справлюсь, это твёрдо знаю.
Власти мне, такой не надо. 
Надо то, что только надо.

Вот ответ достойный Мужа, 
Не остудит сердце стужа!
Спохватившись Волхв сказал: 
«Вновь продолжим ритуал.

На ка вот, испей водицы, 
А потом волью живицы,
Чтоб узнал, какая смерть, 
А потом чтоб жизнь воспеть.

Выпил Князь и рухнул наземь, 
Как дубок, а может камень.
Появились трупны пятна, 
Вот аж как? Да, неприятно.

Дед полил его живой, 
Ожил голубь молодой.
Он открыл глаза, в них ясно, 
Жизнь вошла, как же прекрасно!

«Одевайся»! - Лишь сказал: 
«Будет новый ритуал»
Посвящение на сон, 
Жадность, алчность и позор».

Вмиг оделся:  «Испытай, 
Как захочешь, хоть пытай»!
Волхв подстилку подстелил, 
Молодцу так услужил.

Закрывай, прекрасны очи. 
Почему? Готовься к ночи.
Начал медленно читать, 
Монотонно, как не спать?

Парень в дрёму окунулся, 
Чуть, и тут же встрепенулся.
А его ко сну, ко сну, 
Тянет словно в пустоту.

Но осилил всё же сон,
Выдержал, отторг затон.
И по новой, и ещё,
Всё прошел, а с тем и всё.

Устоял, перетерпел,
Заслужил и не сробел.
Молодец, хвала герою,
Будет Слава удалою!

Заслужил с тем и награду,
Получай, бери преграды!
Вот тебе шелом и меч,
Да и щит, чтоб уберечь.

А ещё стрела калёна,
Лук тугой, что не из клёна,
И уздечка для коня,
Выдержит теперь тебя.

Станет другом для походов,
Уберёт строптивый норов.
Вынесет из под огня,
Так полюбит лишь тебя.

Чуть подумал и опять, 
Дал, что не хотел давать.
Это Скатерть - Самобранка, 
Да и Гусли - Перебранка.

И сказал: «Иди-ка, с Богом, 
Ратная твоя дорога,
Трудная, но вся твоя, 
Эх, крутые берега!

Ты заступник для народа, 
Для него твоя и доля.
Ты судья врагу живому,
А с разбитым по иному.

Сердце камнем пусть не станет,
Справедливость только знает,
По заслугам и сполна,
По вине и все дела.

Принял и хвалу воздал, 
Благодарствую сказал!
Поклонился низко в пояс,
Распрямился улыбаясь.

А народ уже ликует,
Чуть почти, что не пирует,
Знает, что произошло,
Видели, что снизошло.

Поздравляют, но учтиво,
На душе у всех счастливо!
Ведь такое совершили,
Новое нашли, решили!

Распрощались, Князь остался, 
Захотел, не удержался.
Он к Волхву, а тот уж знает, 
С добротой его встречает.

Знаю, знаю, что ты хочешь, 
Скоро ты найдёшь и очень!
Знаю, веришь, да и ждёшь,
Сердцем девицу зовёшь.

А она и недалече,
Вся такая же для встречи.
Доведёт тропинка эта,
Улыбнись с поклоном свету.

Князь опешил от такого,
Сразу же узнал, без слова!
Поклонился, что тут скажешь,
С знающим и не слукавишь.

Вот тут как, таки дела, 
Молодцу жена нужна,
А всё нету по душе,
Но надежда есть уже.

Новость эта окрылила
И в дорогу снарядила,
Ноги сами побежали,
Остаются сзади дали.

 А ступил на ту тропинку, 
Где та девица картинка.
Помните о ком глаголил,
Но не красил, правдой холил.

Вот туда и припустился,
Князь наш бравый, что решился.
Вмиг, до терема добрался.
Как так быстро оказался?

Дом стоит и всё в достатке, 
Но играют с ним тут в прятки.
Постучался, никого,
Грустно стало вдруг с того.

Что же Волхв, куда направил, 
Может, что ещё добавил?
С тем присел на кряж у дома 
И запел, как непогода.

Но красиво, да и складно, 
То, что из души, туманно.
Про берёзы, что у дома, 
И про грусть, что так знакома.

Как тоскует, как он ищет! 
Ту, которую разыщет,
Та, которая желанна, 
Что для сердца долгожданна.

Так выводит, сердце стонет, 
Так поёт, с собой уводит.
Вторят птицы, понимая,
Ветерок притих вздыхая.

Вдруг раздался голос звонкий,
Отозвался нотой тонкой,
Да такой, что дух заняло, 
Новоё с ним зазвучало.

Так красив, что слух ласкает, 
Так созвучно отвечает.
То один, затем другой, 
Так общается любовь.

Вот всё как, не то, что нынче, 
Грязь и мерзость, да и в клинче.
Ну, а песня льётся, льётся. 
Словно соловьём поётся.

Двое вмиг её сложили. 
Ждали видно, заслужили.
Порень встал, идёт туда. 
Там, где голос, где судьба.

Видит роща, там девица. 
Да такая, и не снится!
Обмер весь, стал камнем чёрным, 
Не таким, а восхищённым.

Что сказать? И сам не знает, 
Только очи округляет.
Словно пень, бывает право, 
Так краса тут величава.

Ну, а девица краснеет, 
То бледнеет, то алеет.
Словно лебедь красота, 
Как Жар – Птица лепота.

Первым ожил молодец, 
Слово выдал наконец:
«Я не знаю, чья такая? 
Но я знаю, что родная»!

Сердце встало, в страхе ждёт, 
Что ответит, вдруг уйдёт?
Нет, осталась улыбаясь, 
Прячет, глазки, так стесняясь.

Слушает, но вид не кажет, 
А ресничка сказку вяжет.
И сама вся расцвела, 
Неподдельна красота!

Никогда с ней не бывало, 
Чтобы так прекрасно стало.
Полюбился, вот и всё, 
Глянулся, нашла своё.

Только, только увидала,
Поняла, о нём мечтала!
Да, вот так, а не иначе, 
Ждали же и счёт оплачен.

Парень тоже, аж взопрел, 
Чуть остыл и вновь запел:
«Ты люба мне, вот и всё, 
Ждал тебя уже давно.

Что мне скажешь? Говори,
Если мил, то подтверди».
Руку к сердцу приложил, 
Ну, а сам, так еле жив!

Ситуация, бывает,  
И любовь об этом знает.
Сразу всё, не может быть?
Может, коль огонь возник.

Девица, с улыбкой дивной,
Вдруг ответила невинно.
Говорит: «А я же знала, 
Только лишь тебя желала»!

Вот, бывает же такое? 
Чудеса, безбрежно море!
Прямо сразу, без знакомства? 
Нет же в этом вероломства.

Взялись за руки, пошли, 
Как же сказочно милы!
Поняли, они едины,
Никогда не разделимы!

Так желанны друг для друга, 
Что любовь им лишь подруга!
Вот всё как, да так и только, 
Нет того, что станет колко!

Вместе же, да и с огнём, 
А, чего? – Любовь во всём!
И в ненастье, и тревоге, 
И в прекрасном на дороге.

А их ждут, пора пришла,
Новая взошла заря.
Там, где Папа, да и Мама,
Где родня, народа слава. 

Что же, быль уже к концу, 
Думайте, а я засну.
Так устал, что изнемог, 
Много истоптал дорог.

Тяжела бывает правда, 
Верьте мне, устал изрядно.
Что, хотите продолженья? 
Будет ваше утешенье.

Но о чём? Скажите сами,
Но следите за часами.
А то так распетушусь,
Что не скоро к вам примчусь. 

Ну, прощайте, чуть вздремну,
Отдохну и вновь начну.
Про забытые века, 
Про любовь, да и дела.

А пока, вы ждите, ждите.
И пишите, говорите.
Ну, а я пока закончил, 
Сон сморил, как он настойчив!

Яков Быль  18.02.2010

***
Продолжение: http://www.stihi.ru/2010/02/23/4691, http://www.stihi.ru/2011/09/22/558

© Copyright: Яков Соломонович Быль - Смоленский, 2015

Регистрационный номер №0270318

от 9 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0270318 выдан для произведения:

Москва построена на древнем капище.
https://www.facebook.com/groups/208139045887928/permalink/769813399720487/

Гой - еси, добры молодцы,
Ой, поведаю, расскажу отцы,
И вам, девицы, что как солнышки,
Повесть длинную - ваши думушки.

О прекрасном том, где живёт мечта,
Что исполнится, коль хотеть любя!
Так должно ведь быть, как без этого?
Это дарит свет мира ясного.

Было, было то, верьте мне во всём,
Я ж ведь сказочник, не совру ни в чём.
Вот и слушайте, вот и ведайте,
Было это всё, было - слушайте:

Эх, состарился, позабыл уж год,
А история, прямо сладкий мёд.
Потому так всё, что чиста она,
Потому всё так, что зовёт любя.

Ну и вот начну, так с чего постой?
А начну с того, эх забор густой!
На родной земле, да в Московии,
Что же было там в той истории?

Было место там, что для трёх дорог,
Где река течёт, что для трёх ветров,
И дубы росли, тёмный лес шумел,
Вона, вона как! Снова я запел: 

Жили люди здесь только русские,
Голубы глаза, светло русые.
Здесь дедов всегда чтили – славили,
Берегли их ум и не ранили.

Он ведь всё хранил, им земной поклон,
В нём исток родной и Родов Закон.
Тот Закон Любви, где лишь знания,
Где любовь во всём и стремления.

К той мечте святой, где сознание,
Да и здравый смысл с пониманием.
Там, где вечность вся, да и мудрость слов,
Где Закон Творца и других Богов.

Где в свободе жизнь только славилась, 
Где любовь с мечтой честно ладилась.
Тут всегда жила радость гордая,
Где хранилась честь – вера твёрдая!

Всё закончен сказ, как все жили тут,
А начну с того, что душой все ждут.
Было это всё у одной семьи,
Где достаток был и лари полны.

То, что нужно им, всем амбар забит,
Это знали все, дом всегда открыт.
Для друзей – гостей и родни родной,
Кто желал добра, к ним и шел с душой.

Так жила семья, а чего не жить?
Только деток им, не пришлось растить.
Долго было так, и не год, не два,
Закручинились. Эх, тоска, тоска!

Как же быть им с тем, для чего же быть,
Для чего им всё, как мечту взрастить?
Что же делать им, ведь в любви живут,
Что сказать им тут? А всё ждут и ждут.

И решили вдруг, что пойдут к Волхву,
Вместе, за руки и пошли к нему.
Взялись поутру, чтоб к ночи дойти,
Долго ль, коротко? Но дошли, смогли.

Во дремучий лес довела тропа,
Где стоит изба и журчит вода,
Где творит добро мудрость вечная,
Где святая честь, безупречная.

Где стоят дубы, аж седые все,
Где горит огонь, что зовёт к себе,
Да и роща где, что святее нет,
Ведь она мечтам дарит истин свет.

Тут дышать легко, осветился лик,
Вышел с посохом к ним седой старик.
Что же детушки вы ко мне пришли?
Знаю, знаю с чем – это стон души.

И ушел от них, знать случилось что. 
Что им делать то? А, уж всё равно.
Ведь решились же, дожидаются, 
А глаза глядят - расширяются!

Зарябило, заискрило, 
Посмотрите, что за диво!
Побежали звёзды – искры, 
Прямо жар от зноя птицы!

Это, как бы опустилось, 
Вспыхнуло и озарилось.
Появилось, ожило, 
Проявилось Божество!

Светлый образ, ярче Солнца, 
Где бушуют света кольца,
И мороз и наважденье, 
От всех сил есть проявленье.

То Перун спустился с неба, 
Повлияла видно треба.
Волхв хвалину произнёс, 
И дары огню поднёс.

Ритуал весь совершил, 
Ну и сам чуть попросил.
Всё исполнил по закону, 
Вот и Бог с небес ко трону.

Волхв, он ведь волшебник знатный,
Знает всё, ум необъятный.
Понял, что с детьми случилось, 
Это же не год копилось.

Веды с этим помогли, 
Это знания Земли!
Как жить нужно, что, как делать, 
Как любить, как правдой мерить.

Что искать, куда стремиться, 
Истиной тут говорится!
Это то, что знать должны, 
Кто достоин, в ком мечты.

Вот и всё, таков урок, 
Кто трудился, с тем и Бог!
Тем Он будет помогать, 
И любить, и вдохновлять.

Ну а тот, кто всех достойней, 
Кто в учение проник,
Тот и должен быть Волхвом, 
Как бы  Богоестеством!

Избирает его Бог, посвящает, признаёт, 
Правь для разума даёт!
Волхв и вызвал, знанья с ним, 
Но не справится один. 

Бог всё может, Он могуч, 
Он такой, как молний Луч!
Правду любит и любовь, 
Коли вызвали, знать боль.

Знает горю, чем помочь, 
Подарю ка я вам дочь»!
Закружилась голова, 
Нет тут слов, одна хвала!

Засияли. Дева в слёзы. 
Ничего, мечты дары.
На душе, так всё пригоже, 
Просто Райские цветы!

Слёзы эти умиленья,
Благодарность от явленья. 
Бог исчез, ушел на небо, 
Сердце радостью запело.

Появился снова старец 
И сказал, ища румянец:
«Дети, радуюсь за вас, 
С вами Бог, услышал нас!

Вот, испейте-ка водицы. 
И подал им из криницы.
А водица не простая, 
То настой, она живая!

Тут вода с семи ключей, 
А восьмое - Дух свечей!
И замешана трезубцем, 
Солнца свет, но не безумцам.

В ней живая сила Яви, 
Вот, какая, честь от Прави!
И испили, снизошло,
Как бы светом проняло.

Зарумянились, вспотели,
Каждой клеточкой запели!
Глазки ожили, сияют, 
Как бы светом озаряют!

И летать вдруг захотелось,
Тело нежностью согрелось.
Поклонились: «Благу дар, 
Не скудей любви алтарь»!

Волхв, им показал дорогу: 
«Убирай из глаз тревогу!
На пути вас счастье ждёт, 
То, где радости полёт»!

Там с хитринкою игрушка, 
Детства ласковая дружка.
Терем встал, они у дома, 
Накатили и истома!

Тут родное всё своё, 
Да, а дома хорошо!!!
Время побежало быстро, 
Сказочно, и в мыслях чисто.

Не успели оглянуться, 
Даже вроде окунуться.
Жонушка, дитё зачала. 
Вот, какое набежало!

Выстрадана и нужна, 
Значит, станет, как Княжна!
Кто придумал, что Княжна? 
Думаю народ сперва.

Ведь кругом же, рядом люди,
И добра хотят, не судьи.
Честь, по чести всё идёт, 
Что ни день, живот растёт!

Быстро очень, не беда. 
Лишь бы родила! Когда?
И пришли, Творец решил,
И без боли, без кручин.

Раз и всё, на ясный свет, 
Девочка, как майский цвет!
Златокудрая уже, 
Да и глазки к красоте.

Радуются все кругом, 
Красотулечка же в дом!
Родилась, и засияло, 
Новой жизни тут начало!

Все хотят её увидеть, 
Приласкать и не обидеть.
Почему? Да вся в любви, 
Выстраданы же мечты!

Вот и дивное явленье,
Вот ребёнок – загляденье! 
Быстро, быстро подросла,
За день и на два вершка! 

Во, но как! А, что не так?
Врет, что ль скажете мастак? 
Нет, не вру, ведь Явь живая,
Выросла, коса густая.

И лицо, и стать видна,
И пригожа, и бела. 
Лик, как ласка, а глаза, 
Да, как просто Синь - Вода!

Ну, а брови? - Как ужалят,
А улыбка? – Звёздным дарит.
Да и талия, и грудь,
Просто восхищенья суть. 

Грация, как у природы, 
Нет касаний непогоды.
А, как песню запоёт?
Соловей смолкает, вот!

Он не знает, как посметь, 
Лишь молчит, чтобы узреть.
Да и знает очень много, 
И писать, читать без слога. 

И считать, и вышивать, 
Всё умеет, не отнять.  
Да и травница ещё, 
Да и мало ли чего. 

Да, такой живой красе 
Нужен Княжич к красоте!
Где его сыскать такого, 
Чтобы мил и удалого?

Есть, конечно, молодцы, 
Для кого то и Венцы.
Но не смотрит, глаз не кажет, 
Просто ждёт, что сердце скажет.

Вот какая, вот напасть!
Всё в ней есть, кому же страсть?
Видно любит то, что любит, 
А не нужное не будит.

Да, характер. Так и надо,
Ведь достойна и отрада.
Верит, что найдёт, придёт 
Тут от звёзд желаний счёт.

Во на как! Да что ей нужно? 
А что нужно, не наружно.
Вот, как всё, для правды дверь,
Только любому постель.

А тем временем на Вече, 
Где вся честь и мудрость речи,
Собрались Отцы живые, 
Где защитники родные.

Кто уже осмыслил твёрдо, 
Кто он, что он, что достойно,
Кто хозяин, где есть дети, 
И хозяйство, правды клети.

Вот такие собрались, 
Чтоб решить и обсудить.
Как дружину создавать, 
Для чего её сзывать? 

От врагов хранить устои, 
От напастей и застоя.
Нужно войско, хватит порознь, 
Ведь в единстве силы поросль.

Нужен Город – Слобода,  
Там, где ратные дела.
Чтоб в учёбе преуспели,
Чтоб мечи держать умели.

Палицы, копьё, стрелу, 
Чтоб учились мастерству!
Да и как их прокормить,
Кто там должен дело чтить?

Значит, нужен им начальник,
Дела ратного охранник.
Князь – Защитник, кто такой? 
И нашли такого – свой!

Глянулся, ведь всем удал,  
Смел и мудр, сметлив, не стар.
Знает много, повидал,
И в баталиях бывал.

Вольный, правда, но немного,
Знает грань, с душой дорога. 
Добр, отзывчив, но и строг,
Чуть не так, на век урок!

Разум, явно не в года, 
Да и воля есть всегда.
Честь и сила у него, 
Уважают, есть за что! 

Вот какой, да подойдёт,
Что ж решили, он взойдет. 
Князем будет, сам достиг,
Ну, а Волхв пусть подтвердит. 

Он ведь с Правью, пусть решит,
Ритуал же довершит.
С этим примет Светлый Сан,
А огонь дочистит храм. 

Ну, а Боги всё учтут,
Новоё в нём создадут! 
Порешили, и дошли, 
Принесли Родам дары.

Кто прошел огонь и воду, 
Честь и слава от народа.
Подошли к Волхву с поклоном, 
Бьют челом, умом – каноном.

Рассказали, что к чему, 
Он в ответ: «Ведите, жду»!
Привели, а парень бравый, 
Но смущается бывалый.

А чего не засмущаться? 
Привели с Богами знаться!
Да, ответственность большая,
Рвётся сердце понимая.

Поклонился молодец, 
Ждёт, что будет удалец.
Правильно себя ведёт, 
Знает, страх не загрызёт.

Потому, что честен, здрав, 
Да и замыслами прав.
Сам решил, а это всё, 
Только так, а как ещё?

А никак, лишь только так, 
Сделан выбор, с верой шаг!
Волхв спокойно призывает, 
И с собой его ведёт.

К ритуальному огню, 
К всем Кумирам, Божеству,
К Капищу, где воля Божья, 
Где мечты без бездорожья.

Вечность здесь и бесконечность, 
Но в единстве беспредельность.
Здесь и начат ритуал, 
Голос светом зазвучал.

Обращение к Творцу, 
В нём хваление Отцу. 
С ним Стопы до неба встали,
Ввысь поднялись, засияли. 

Как громады, горы, мысль,
Вот тут как, лишь сам держись!
Голос громом прозвучал:
«Ты зачем меня призвал»?

Волхв с поклоном: «Бог, прости,
Но народ тебя просил.
Твои дети, весь твой мир». 
Бог сказал: « Достоин лир! 

Начинай, пусть всё пройдёт,
Так, чтоб понял, в чём почёт,
А затем вручи, что нужно». 
И пропал, но лишь наружно. 

А Кумиры всё стоят,
Разгорается их взгляд. 
Охраняют, дела ждут,
Начинается их суд. 

И огонь, как сам восход,
Осветил весь небосвод! 
Страшен он в своём желанье,
Выполняет заклинанье.

Что ж, ступай в него избранник,
А иначе ты изгнанник! 
Во но, как? Да, только так!
Уничтожь в себе свой мрак. 

Нечего тут отступать,
И бояться, убегать. 
Нырк в жаровню, был таков,
Правда здесь для храбрецов.
 
Всё сгорает – грязь и мусор,
Это место не для трусов! 
Даже мысли изменились, 
Новые в огне родились.

Вышел из огня - хорош,
Весь, ну точно злата брошь!
Изменился, стал другим,
В нём родился господин! 

Стать достойна, всем пригож,
Силища, с Перуном схож.
Кожа мягкая, как воск,
И одежда точно лоск.

Волос изменился тоже, 
Не сгорел, а стал пригоже, 
Как солома, цвет в неё,
Как осеннее жнивьё.

Но улыбка поутихла,
Новое в чертах возникло. 
Мудрость Яви в ум вошла,
Вот такие вот дела.

Взгляд стал строже, ясный Сокол, 
А скорее всё ж Орёл.
Да, вошел, был не таким. 
Ну, а вышел, стал другим.

Мысли кто–то изменил. 
О себе почти забыл.
Имя прошлое ушло, 
Всплыло новое, не то! 

Моск, откуда-то взялось. 
Что за страсть, а может гвоздь? 
Точно знает, что его. 
И сказал, а что с того?

Волхв услышал, понял сразу, 
Видно опытному глазу:
Посвящение прошел, 
Имя новое обрёл.

Это Бог его назвал,
Всем и небу показал. 
Значит, кликать нужно так:
Княже - Моск, в нём света знак.

Так и будет – Новый Сан,
В нём надежды талисман.
Что же имя означает,
Что оно всем предвещает?

Мир, Основы и Княженье,
Воинское назначенье.
Защищать и побеждать,
Всё по совести решать.

Тут основы словно сталь,
Меч заветный и мораль.
Тяжела, конечно, ноша,
Но она всё ж не галоша.

Не одеть ого так просто,
В нем есть сила и упорство.
Мощь, желанье, как булат, 
Это образ, где собрат.

В общем можно, так сказать:
Имя это - Божья Власть.
Справедливая всегда, 
А нарушишь, то беда. 

Во на как? Аж Волхв присвистнул. 
Во на, как? И жезл свой стиснул.
Рассказал он Князю это. 
Тот опешил от Завета.

Значит надо так, ну что же,
Взялся, значит, это сможет.
Есть теперь одна дорога,
Где и вьюги, и тревога.

Что ж, ответственность большая,
Справлюсь, это твёрдо знаю.
Власти мне, такой не надо. 
Надо то, что только надо.

Вот ответ достойный Мужа, 
Не остудит сердце стужа!
Спохватившись Волхв сказал: 
«Вновь продолжим ритуал.

На ка вот, испей водицы, 
А потом волью живицы,
Чтоб узнал, какая смерть, 
А потом чтоб жизнь воспеть.

Выпил Князь и рухнул наземь, 
Как дубок, а может камень.
Появились трупны пятна, 
Вот аж как? Да, неприятно.

Дед полил его живой, 
Ожил голубь молодой.
Он открыл глаза, в них ясно, 
Жизнь вошла, как же прекрасно!

«Одевайся»! - Лишь сказал: 
«Будет новый ритуал»
Посвящение на сон, 
Жадность, алчность и позор».

Вмиг оделся:  «Испытай, 
Как захочешь, хоть пытай»!
Волхв подстилку подстелил, 
Молодцу так услужил.

Закрывай, прекрасны очи. 
Почему? Готовься к ночи.
Начал медленно читать, 
Монотонно, как не спать?

Парень в дрёму окунулся, 
Чуть, и тут же встрепенулся.
А его ко сну, ко сну, 
Тянет словно в пустоту.

Но осилил всё же сон,
Выдержал, отторг затон.
И по новой, и ещё,
Всё прошел, а с тем и всё.

Устоял, перетерпел,
Заслужил и не сробел.
Молодец, хвала герою,
Будет Слава удалою!

Заслужил с тем и награду,
Получай, бери преграды!
Вот тебе шелом и меч,
Да и щит, чтоб уберечь.

А ещё стрела калёна,
Лук тугой, что не из клёна,
И уздечка для коня,
Выдержит теперь тебя.

Станет другом для походов,
Уберёт строптивый норов.
Вынесет из под огня,
Так полюбит лишь тебя.

Чуть подумал и опять, 
Дал, что не хотел давать.
Это Скатерть - Самобранка, 
Да и Гусли - Перебранка.

И сказал: «Иди-ка, с Богом, 
Ратная твоя дорога,
Трудная, но вся твоя, 
Эх, крутые берега!

Ты заступник для народа, 
Для него твоя и доля.
Ты судья врагу живому,
А с разбитым по иному.

Сердце камнем пусть не станет,
Справедливость только знает,
По заслугам и сполна,
По вине и все дела.

Принял и хвалу воздал, 
Благодарствую сказал!
Поклонился низко в пояс,
Распрямился улыбаясь.

А народ уже ликует,
Чуть почти, что не пирует,
Знает, что произошло,
Видели, что снизошло.

Поздравляют, но учтиво,
На душе у всех счастливо!
Ведь такое совершили,
Новое нашли, решили!

Распрощались, Князь остался, 
Захотел, не удержался.
Он к Волхву, а тот уж знает, 
С добротой его встречает.

Знаю, знаю, что ты хочешь, 
Скоро ты найдёшь и очень!
Знаю, веришь, да и ждёшь,
Сердцем девицу зовёшь.

А она и недалече,
Вся такая же для встречи.
Доведёт тропинка эта,
Улыбнись с поклоном свету.

Князь опешил от такого,
Сразу же узнал, без слова!
Поклонился, что тут скажешь,
С знающим и не слукавишь.

Вот тут как, таки дела, 
Молодцу жена нужна,
А всё нету по душе,
Но надежда есть уже.

Новость эта окрылила
И в дорогу снарядила,
Ноги сами побежали,
Остаются сзади дали.

 А ступил на ту тропинку, 
Где та девица картинка.
Помните о ком глаголил,
Но не красил, правдой холил.

Вот туда и припустился,
Князь наш бравый, что решился.
Вмиг, до терема добрался.
Как так быстро оказался?

Дом стоит и всё в достатке, 
Но играют с ним тут в прятки.
Постучался, никого,
Грустно стало вдруг с того.

Что же Волхв, куда направил, 
Может, что ещё добавил?
С тем присел на кряж у дома 
И запел, как непогода.

Но красиво, да и складно, 
То, что из души, туманно.
Про берёзы, что у дома, 
И про грусть, что так знакома.

Как тоскует, как он ищет! 
Ту, которую разыщет,
Та, которая желанна, 
Что для сердца долгожданна.

Так выводит, сердце стонет, 
Так поёт, с собой уводит.
Вторят птицы, понимая,
Ветерок притих вздыхая.

Вдруг раздался голос звонкий,
Отозвался нотой тонкой,
Да такой, что дух заняло, 
Новоё с ним зазвучало.

Так красив, что слух ласкает, 
Так созвучно отвечает.
То один, затем другой, 
Так общается любовь.

Вот всё как, не то, что нынче, 
Грязь и мерзость, да и в клинче.
Ну, а песня льётся, льётся. 
Словно соловьём поётся.

Двое вмиг её сложили. 
Ждали видно, заслужили.
Порень встал, идёт туда. 
Там, где голос, где судьба.

Видит роща, там девица. 
Да такая, и не снится!
Обмер весь, стал камнем чёрным, 
Не таким, а восхищённым.

Что сказать? И сам не знает, 
Только очи округляет.
Словно пень, бывает право, 
Так краса тут величава.

Ну, а девица краснеет, 
То бледнеет, то алеет.
Словно лебедь красота, 
Как Жар – Птица лепота.

Первым ожил молодец, 
Слово выдал наконец:
«Я не знаю, чья такая? 
Но я знаю, что родная»!

Сердце встало, в страхе ждёт, 
Что ответит, вдруг уйдёт?
Нет, осталась улыбаясь, 
Прячет, глазки, так стесняясь.

Слушает, но вид не кажет, 
А ресничка сказку вяжет.
И сама вся расцвела, 
Неподдельна красота!

Никогда с ней не бывало, 
Чтобы так прекрасно стало.
Полюбился, вот и всё, 
Глянулся, нашла своё.

Только, только увидала,
Поняла, о нём мечтала!
Да, вот так, а не иначе, 
Ждали же и счёт оплачен.

Парень тоже, аж взопрел, 
Чуть остыл и вновь запел:
«Ты люба мне, вот и всё, 
Ждал тебя уже давно.

Что мне скажешь? Говори,
Если мил, то подтверди».
Руку к сердцу приложил, 
Ну, а сам, так еле жив!

Ситуация, бывает,  
И любовь об этом знает.
Сразу всё, не может быть?
Может, коль огонь возник.

Девица, с улыбкой дивной,
Вдруг ответила невинно.
Говорит: «А я же знала, 
Только лишь тебя желала»!

Вот, бывает же такое? 
Чудеса, безбрежно море!
Прямо сразу, без знакомства? 
Нет же в этом вероломства.

Взялись за руки, пошли, 
Как же сказочно милы!
Поняли, они едины,
Никогда не разделимы!

Так желанны друг для друга, 
Что любовь им лишь подруга!
Вот всё как, да так и только, 
Нет того, что станет колко!

Вместе же, да и с огнём, 
А, чего? – Любовь во всём!
И в ненастье, и тревоге, 
И в прекрасном на дороге.

А их ждут, пора пришла,
Новая взошла заря.
Там, где Папа, да и Мама,
Где родня, народа слава. 

Что же, быль уже к концу, 
Думайте, а я засну.
Так устал, что изнемог, 
Много истоптал дорог.

Тяжела бывает правда, 
Верьте мне, устал изрядно.
Что, хотите продолженья? 
Будет ваше утешенье.

Но о чём? Скажите сами,
Но следите за часами.
А то так распетушусь,
Что не скоро к вам примчусь. 

Ну, прощайте, чуть вздремну,
Отдохну и вновь начну.
Про забытые века, 
Про любовь, да и дела.

А пока, вы ждите, ждите.
И пишите, говорите.
Ну, а я пока закончил, 
Сон сморил, как он настойчив!

Яков Быль  18.02.2010

***
Продолжение: http://www.stihi.ru/2010/02/23/4691, http://www.stihi.ru/2011/09/22/558
Рейтинг: +2 190 просмотров
Комментарии (6)
Прокофьева Александрина # 13 февраля 2015 в 18:54 +1
Интересно. rolf big_smiles_138
только почему в прозе? 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Яков Соломонович Быль - Смоленский # 13 февраля 2015 в 19:03 0
А где вы прозу увидели? Скорее всего это былинносказительный стиль, а не проза. Может быть белый стих по вашему, но стих, а не проза. Хотя и проза, как я понял, в этом конкурсе разрешена. scratch
Людмила Комашко-Батурина # 18 февраля 2015 в 20:46 0
Удивительно красивое сказание, хотя несколько затянуто. Работ на конкурсе много, хочется прочитать все. Но почему вы разместили свою работу в прозе? По-моему ей место в стихах. В следующий раз внимательнее читайте условия конкурса. Удачи вам!
Яков Соломонович Быль - Смоленский # 18 февраля 2015 в 23:13 +1
Там вроде был свободный или белый стих - туда и вставлял. ) Благодарю. Прорвёмся! voenpulem
Людмила Комашко-Батурина # 24 февраля 2015 в 14:43 0
Ценю ваш оптимизм- никогда не сдавайтесь!
Яков Соломонович Быль - Смоленский # 24 февраля 2015 в 22:34 0
Не дождутся! - такая у меня поговорка. zyy