Эдипов комплекс

21 октября 2019 - Владимир Перваков
article459637.jpg

 
      Василий радостно шагал в новый спортивно-развлекательный комплекс «Эльбрус», предвкушая встречу с ней, Малявочкой, молоденькой спортсменкой. Раньше, склонный к полноте Вася, почти не комплексовал из-за своего слегка избыточного веса, хотя две недели назад ему исполнилось уже двадцать семь лет. Но с появлением этой стройной, миниатюрной девушки, он срочно решил восстановить спортивную форму.
На прошлом занятии тренер Рома представил его симпатичной девушке: «Знакомьтесь Люба, это мой друг Вася!» Она подала ему прохладную ладошку и взглянула из-под длинных ресниц. В груди у него ёкнуло. Искорки тёмных глаз пробежали до пяток, а открытая улыбка наполнила его летучим веществом, от которого он словно стал больше и легче, словно воздушный шар. Он улыбнулся в ответ, но ничего не смог сказать, а только замер, чтобы не воспарить. Его ладонь хранила прохладу её маленькой, но крепкой руки. Вася сел на скамейку и наблюдал, как она знакомится с остальными. Во время разминки (бег и гимнастика), он то и дело поглядывал на неё. Любовался её фигуркой, точными уверенными движениями, а косичка из светло-русых волос напомнила ему первую школьную любовь.
      Группа разбилась по парам, и начались тренировки на скалодроме. Вася страховал друга Толю, а сам следил вполглаза за Любой, которую Рома учил азам скалолазания на невысоком детском скалодроме с двумя слоями матов на полу. Она ловко передвигалась по зацепкам.
После тренировки Вася набрался наглости и напросился в провожатые.
- Вы где живёте, Люба?
- На Парковой.
- Разрешите проводить Вас через парк. Я рядом, на Сосновой живу.
- Пойдёмте, - спокойно согласилась она.
- Вы раньше занимались скалолазанием?
- Нет, сегодня впервые.
- У Вас отлично получается!
- Правда?
- Несомненно! Никогда бы не подумал, что Вы новичок!
- Я с детства спортивную гимнастику ходила, до восьмого класса.
 
      Люба рассказала, что поступила в университет на бесплатное обучение только благодаря маме, которая много занималась с ней последние три года учёбы в школе. Пришлось прибегнуть к услугам репетиторов, так как из-за спорта у Любы были большие пробелы в знаниях. Несмотря на то, что у мамы был свой салон-парикмахерская «Золушка», денег было не так много, особенно после трагической смерти папы три года назад. Вася рассказал, что работает инженером в отделе автоматизации на том же заводе, где работал её папа, и помнит этот страшный случай с её отцом …
 
      Когда через три дня он провожал её второй раз, они перешли на «ты», обменялись телефонными номерами и стали созваниваться между тренировками.
Вечером Вася вспомнил, как уселся на скамейку, когда впервые увидел Любочку, и тут же сложились начальные строки стихов. Стихотворение само написалось за полчаса. Но потом он стал критически разбирать его, поправлять, и просидел до двух ночи. Ночью посылать постеснялся, и послал ей СМС со своим стихотворением только утром.
«Крохотулечка, ты, Малявочка,
Увидал тебя, - сел на лавочку,
Мои ноженьки подкосились вдруг,
Голова моя, как гончарный круг.
Мысли вьются в ней несуразные:
До чего же мы с тобой разные.
Словно куколка ты точёная,
С Эрмитажа ты извлеченная!
Неотёсанный, неприметный я.
Как же мне сказать: «Ты мечта моя!»
Ты мечта моя многолетняя,
А ты смотришь так, словно нет меня.
От тебя ко мне холодок идёт,
Сердце медленно превращая в лёд,
Стынет в жилах кровь. Вдруг бросает в жар.
Как контрастный душ мне от этих чар!
… …»

 
«Так, значит, я Малявочка???» - ответила она.
«Да! И Крохотулечка-Красотулечка!»
«Ладно, спасибо! Мне ещё никто не посвящал стихи!»
 
     Примерно через месяц в подъезде её дома он поцеловал её по-настоящему, а не в щёчку как прошлый раз. Она не отстранялась, но стиснула зубы, и широко открыла губы. Они стукнулись зубами. Сначала он решил, что она не хочет целоваться. Но потом она открыла рот, но губы прижала к зубам. «Она не умеет целоваться! - дошло до него. - Она же ещё не целованная девчонка! Ей только 17 лет». Постепенно она приноровилась. После затяжного и суматошного поцелуя, Люба откинулась спиной к стене, а он опёрся на стену плёчом и поддерживал её за талию, так как ему показалось, что она может упасть. Оба молча осознавали произошедшее, пытаясь унять сердцебиение и возбуждение. (Они, конечно, не думали о том, что первый поцелуй - это решающий этап во взаимоотношениях влюблённых, особенно для женщин, когда на генетическом, подсознательном уровне определяется, подходит ли партнёр для продолжения рода.) Она впервые ощутила такое сильное волнение и влечение, и не знала, что с собой делать. Испугалась, что наделает глупостей, и заторопилась за спасительную дверь квартиры: «До свидания! Мне надо домой!» Вася всё понимал, и нехотя отпустил её потеплевшую ладошку. «До свидания!» - Сказал он с выделением слова «свидание». По дороге домой, когда немного успокоился, он понял: «Сначала гимнастика, потом репетиторы, потом экзамены. Ей просто некогда было погулять в своё удовольствие! Бедная Любочка»
 
     На следующей тренировке они немного сторонились друг друга, и переглядывались лишь украдкой, - боялись, что все узнают об их отношениях. После занятий Василий быстро принял душ, переоделся, и ждал в гардеробной, когда Любочка выйдет из женской раздевалки. Она вышла с молодой женщиной, очень похожей на неё и лицом, и фигурой. Только грудь и бёдра рожавшей женщины, более выступающие и округлые, отчего талия казалась ещё тоньше в обтягивающем спортивном костюме. Причёска а-ля каре. Красивые волосы чуть светлее, чем у Любы, видимо, после калифорнийского мелирования. (В СРК кроме спортзала со скалодромом были тренажёрные залы, массажные кабинеты, солярий, кафе, кружки по интересам).
- Здравствуйте! – поздоровался Вася. - Не знал, что у тебя есть сестра,- обратился он к Любе, глядя при этом на незнакомку, которая тоже «изучала» его.
- Это мама! – Засмеялась Люба. - Людмила Сергеевна. Это Василий, который меня провожает.
- Здравствуйте, Василий! – Мама улыбнулась открытой и очень естественной, не наигранной улыбкой. От неё повеяло каким-то родным и спокойным обаянием, как будто они были давно знакомы. Вася поухаживал за дамами: помог надеть курточки, и придержал дверь на выходе. На улице подморозило. Если бы не фонари, то где-то там, в небесной черноте, можно было бы увидеть знакомые созвездия. Снежная каша на тротуаре превратилась неровный и скользкий лёд. Людмила Сергеевна поскользнулась, и чуть не упала, Василий успел поддержать её за руку. Он перекинул сумку через шею за спину, и выставил локти в стороны. «Держитесь за меня. У меня ботинки не скользят!» Дамы «прицепились» к нему с обеих сторон.
Шли неторопливо, осторожно. Посетовали на погоду и дворников. Мама Любы расспросила Василия о его работе и семье, увлечениях. Ладонь Людмилы Сергеевны прогрела его куртку, а ему было очень приятно ощущать её тепло. Он не успел рассказать и о половине своих походов, как уже дошли до дому. Попрощались без поцелуев.
Пройдя квартал, он всё ещё ощущал тепло руки Людмилы Сергеевны, вспоминал её тёмные глаза, улыбку, причёску и женственную фигуру. На следующий день он тоже думал не столько о Любочке, сколько о Людочке, Людмиле Сергеевне. Он понял, что она ему тоже нравится.
А Любе всё же послал очередное стихотворение, написанное ещё два дня назад:
Красотулечка, ты, Малявочка!
Взгляд пронзил меня, как булавочка.
(Как в гербарии - не отвертишься.)
Верю, ты ко мне смилосердишься.
 
Улыбнёшься ты, станет добрым взгляд,
Я с тобой идти буду очень рад
Хоть в спортзал сейчас, хоть на край земли,
Только б мы с тобой вместе рядом шли …
 

     Почти месяц он провожал домой обеих дам, испытывая смешанные чувства. Вася больше не пытался встретиться с Любочкой где-нибудь в кафе или кино, хотя они часто созванивались по телефону и болтали на разные темы. Но стихи ей с тех пор не посылал. Василию всё сильнее хотелось пригласить на свидание Людмилу. Он понял, что влюблён в обеих женщин. И, кажется, в старшую сильнее.
      Кто-то ему сказал, что у мужчин, которые любят женщин старше себя, комплекс Эдипа. Он погуглил в инете эту тему. «Неужели у меня, правда, Эдипов комплекс?» – расстроился Василий. В детстве он, может быть, и ревновал отца к матери, но он никогда не хотел её как мужчина женщину. Такое даже в мыслях ему не приходило. Пусть старик Фрейд не выдумывает! Он любил маму больше папы потому, что она чаше с ним занималась, а отцу всегда некогда было. Но он никогда не хотел причинить вред отцу или желать смерти, как об этом пишут в интернете. То, что он сравнивал женщин со своей матерью, тоже не показатель. Все, так или иначе, сравнивают. Да, ему больше нравятся женщины в теле, чем субтильные. Но среди знакомых у него был только один мужчина, которому нравились худышки, - это коллега по работе Виктор, - всем известный бабник, хотя и женат. Витёк так и говорил: «Чем худее, чем лучшее!» Кстати, он тоже не брезговал женщинами старше себя, и не очень то и худыми. Тридцатилетний Виктор говорил: «Я люблю всех женщин моего возраста плюс-минус пятнадцать лет. Любого цвета и любой наружности» Кстати, жена у Виктора старше его на три года.
      Похоже, что Эдипов комплекс проявлялся у Василия только в том, что ему нравятся женщины старше его. Может потому, что первая женщина у него была старше его лет на шесть. Может потому, что молоденькие девчонки казались ему глупыми и неинтересными. Большинство его подруг в школе и университете были старше его, ведь он родился в сентябре, и пошёл в школу в шесть лет. Несколько лет назад он почти год жил с женщиной старше его почти на пять лет. У неё был малолетний сын от первого брака, к которому Вася относился хорошо, играл и занимался с ним. Но она беспричинно ревновала Васю к молоденьким девушкам, устраивала скандалы, и постоянно боялась, что он бросит её и уйдёт к молодой подружке. У неё тоже был комплекс, только комплекс неполноценности из-за разницы в возрасте. Но главное, она оказалась алкоголичкой. И он понял, что не хочет иметь детей от алкоголички. Тогда он ушёл, но не к молодке, а просто на съёмную квартиру.
     Были у него не только «старушки», но и молодые подружки. Вот и Любочка полюбилась ему! (Красивая тавтология.) Можно стих написать: «Полюбилась Любочка Василию…»
Привлекла её красота и молодость, и юное стройное тело. Да всё нравилось в ней, пока не встретил её маму …
-*-*-*
        Василий публиковал свои стихи на нескольких сайтах под псевдонимами «Вася Тёркин» или «В.Тёркин». (Тёркиным его прозвали ещё в школе за созвучие фамилии Терёхин и имя Вася.) У него даже на аватарке был Василий Тёркин, как на иллюстрации книги Твардовского: с винтовкой, кисетом и самокруткой.
Однажды ему понравилось стихотворение «Моей дочери» автора «Мила». Он прокомментировал его, а затем зашёл на её страничку, и узнал на фото Людмилу! Он за два вечера перечитал всю её страничку. Написал лестные комментарии и небольшие стихотворные экспромты к понравившимся стихам. Первые её стихотворения были о любви, природе и для детей; потом грустные: о потере любимого, о разлуке; затем философские, о смысле жизни. Последние о природе, одиночестве и любви. Это позволило ему лучше понять её поэтическую душу, переживания и мечты. Она тоже посетила его страничку, написала несколько отзывов, и включила в список «Избранные авторы», не догадываясь, что это он. На сайте у него в названии города стояло «Любимый». Стишки про Малявочку он, конечно, не выставлял.
Он опубликовал стихотворение «К Миле», но потом заменил название на «Пропадаю я (к М***)»
 
Ах! Глаза твои – мой ночной кошмар.
Кто же дал тебе столько женских чар?
Я, как бабочка, на огонь лечу,
И в твоих глазах я сгореть хочу.
 
На секундочку я от чар очнусь,
Понял: влип уже, только зря мечусь!
Хлоп! Закроешь ты сеть ресниц легко.
Мне не выбраться из таких силков.
 
Сеть ресниц твоих я не в силах рвать,-
Так и сгину в них, - ты не будешь знать,
Что ещё один пропадает там,
И позволил он сердце взять страстям.
 
Кто ж ответит мне: это сколько нас
Попадает так в омут женских глаз?
Ох, свалилась же на меня напасть:
В дивном блеске глаз я хочу пропасть…
 
Но от этого не страдаю я,-
С удовольствием пропадаю я!

 
Автор Мила написала коротко: «Понравилось!»
 
       В декабре у Любы начались зачёты в университете, допуски к экзаменам. Она перестала ходить на тренировки, готовилась к первой сессии, очень волновалась, так как ей надо было сдать экзамены на четыре и пять, чтобы получать стипендию. Вася чувствовал, что Любочке нужна его поддержка. Он старался найти нужные слова, успокаивал её, что всё будет хорошо, что она умница, трудолюбивая, и у неё всё получится, потому, что у неё спортивный характер. И радовался, что ему всегда удавалось настроить её на позитивные мысли и придать веру в себя.
 
        Теперь после тренировок Вася провожал только одну Людмилу. Он всё больше привязывался к ней, и уже не сомневался, что влюблён. Он испытывал сильное желание, даже какую-то животную тягу к ней. Даже хотел сына именно от неё. При этом терзался, что «изменяет» Любе, но ничего не мог поделать с собой.
Они перешли с Людой на «ты» окончательно. А на сайте появились его стихи «Не гони меня»:
Ах, глаза твои сверхмагнитные,-
Перед взглядом их беззащитный я,
А в глазах твоих искры строгие.
Упаду к тебе прямо в ноги я,
 
И скажу тебе: «Не гони меня!
Подари ты мне пять минут огня!
Хоть один часок сладострастия,-
Навсегда в твоей буду власти я…»
 
От любви своей я в жару мечусь,
Без любви твоей – только холод-грусть.
Страстью жаркою изнутри горю!
Не гони меня! Я тебя молю.
 

Судя по отметке на сайте, Мила прочитала их. Но никак не прокомментировала.
 
      В очередной раз, проводив Людмилу домой, он сказал:
- До свидания, Мила!
- До свидания, - попрощалась она, а затем задумчиво добавила – меня только муж так называл.
Василий опешил, не зная, что ответить.
- Постой! А Вася Тёркин - это ты? – Спросила Мила.
- Меня в школе так дразнили. – Пытался уйти от прямого ответа Вася.
- Автор «Вася Тёркин»? На сайте?
- Да! – не стал врать он, и даже почувствовал какое-то облегчение от этого. Словно он перестал подглядывать в замочную скважинку. И теперь не было между ними недоговорённости и тайны.
- Пока, Вася Тёркин! – Улыбнулась Людмила.
- Пока… – он хотел сказать Мила, но что-то буркнул, и поспешил уйти, ещё чувствуя вину за свой небольшой обман, а также досаду на её покойного мужа. Теперь нельзя называть её Мила, потому что она сразу станет вспоминать своего супруга, а Василию этого совсем не хотелось.
А он так привык называть её Мила в своих мечтах.
«Милая Мила, про мужа забыла.
Милая Мила, меня полюбила …»

«Только вот полюбила ли? И позабыла ли?» – терзался он. И ещё: знает ли она об их отношениях с Любой? Скорее всего, нет. Если бы дочь рассказала ей, то она не стала бы поддерживать встречи с ним. Не будет же она отбивать кавалера у дочери? А может она нарочно уводит его от Любочки, чтобы не отвлекал от учёбы? Уф!
       Он узнал, что Людмиле скоро будет тридцать семь лет. Хоть она и выглядит моложе своего возраста, но всё-таки старше его почти на десять лет.
«Семнадцать – двадцать семь – тридцать семь!
Запутался Вася совсем!
Десять лет минус, десять лет плюс.
Какой ему будет полезней союз?»

Тридцать семь это не так уж и много, успокаивал он самого себя. Она вполне ещё может родить ему сына. Людмила одинока, а ещё полжизни впереди. Обещают, что продолжительность жизни ещё увеличится. А Любочка сама ещё ребёнок, ей рано рожать. И ей ещё учиться шесть лет …
-*-*-*
       На следующий день Василий зашёл в салон «Золушка» около 20-00, перед самым закрытием. Посетителей уже не было. Мастера собирались домой.
- Мы уже закрылись! - Предупредила одна из них.
- Я к Людмиле Сергеевне!
- Проходите.
       Они коротко поздоровались. Людмила немного удивилась его приходу.
- Ну, раз уж пришёл, садись постригу! – Она выпустила сотрудниц, заперла дверь, повесила табличку «Закрыто».
- Да, я хотел, - начал он, желая сказать «пригласить тебя в кафе», но завершил фразу, - только подравняться.
- Что значит: подравняться? Сделаем по высшему разряду!
Она встала за креслом, в котором он сидел, запустила пальцы в его волосы, глядя на него через зеркало:
- Уши холодные!
- Дурак потому что! – пошутил он.
- Что будем делать? – Улыбнулась она.
- Отдаюсь полностью в руки мастера!
       Она начала «священнодействовать», меняя разнообразные ножницы, насадки на машинку и расчёски. Ножницы щёлкали у него возле уха, а он не сводил глаз с её отражения в зеркале. Она тоже периодически поглядывала на него в зеркало, а может на свою работу – причёску. Ему были приятны её прикосновения, особенно когда она укладывала волосы, поворачивала его голову уверенными, но тёплыми и нежными ладонями. Когда она заглянула, как лежит чёлка, то коснулась его плеча грудью. Истома прошла по его телу. Он освободил свои руки из-под накидки, и прижал её ладони к своему лицу.
- Не балуй! Дай закончить! – Рассердилась она, высвобождая руки.
«Дай закончить! – Значит, потом можно …» - додумал Вася, и ещё сильнее разволновался. Он с нетерпением ждал окончания работы, уже не обращая внимания на причёску. От нарастающего возбуждения он раскраснелся.
- Ну вот, поумнел – уши горячие, - пошутила она, окончив работу. – Нравится?
- Очень! Большое спасибо! Это руки мастера! – Он прижал её ладони к губам.
- Пойдём я тебя чаем напою! Казахстанский чай «Той» пробовал?
- С пиалой? Конечно! В последнее время только его и пью!
- А я удивить хотела!
- А у меня шоколад есть «Казахстанский»!
- О! Я тоже его люблю. Настоящий, не какой-нибудь «Альпен».

       Они зашли в её кабинет без окон, который был и кладовой, и столовой, и комнатой отдыха. Она включила чайник, поставила на столик у дивана расписные пиалы «Той», достала вазочки с конфетами и сахаром. Заметно было, что она тоже в волнении. Василий положил шоколадку на стол, взял её за плечи, повернул к себе. Осторожно начал целовать её в глаза, затем в губы. Она прильнула к нему, ответила на поцелуй. Не прерывая поцелуя, они стали раздевать друг друга… Истосковавшиеся по нежности тела поддержали разбушевавшиеся чувства всё убыстряющимся темпераментом. Они не думали о последствиях, и просто дали выход нерастраченной любви и накопившейся страсти.
     Когда они вернулись в грешный мир, и немного отдышались, чайник уже совсем остыл, и пришлось нагревать его снова. Они чувствовали себя счастливыми и немного виноватыми. Сидели рядом, чуть-чуть касаясь телами, пили ароматный чай с кусочками вкусного шоколада. Домой шли почти молча. Каждый думал о том, что будет дальше с ними, но вслух это не обсуждали. Останутся ли они любовниками или вступят в официальные отношения? Или разбегутся? Как быть с Любой?
 
       В своей квартире Василий вспоминал сладостные мгновения, и опять появились вопросы. Наверное, Эдипов комплекс проявлялся у Василия ещё и в том, что ему нравилось целовать грудь. По Фрейду это один из признаков связи с матерью на подсознательном уровне. А спросить у друзей, любят ли они целовать грудь, он стеснялся. За что ему такая напасть? Зачем только Фрейд выдумал этот дурацкий комплекс.
Утром он ясно понял, что нельзя говорить Любе об отношениях с её мамой. По крайней мере, пока она не сдаст экзамены. Это будет для неё сильным потрясением в любом случае!
 
    На работе Василий решил расспросить у Виктора, как он расстаётся со своими многочисленными «любвями», что они потом на него не обижаются, и остаются в хороших отношениях. Виктор разоткровенничался: «Когда я знакомлюсь с ними, то сразу говорю, что люблю. Но ничего никогда не обещаю! А когда расстаюсь, то не говорю, что разлюбил, а просто начинаю всё меньше общаться, отучаю от себя. И ещё: никогда не дарю цветы и подарки к датам и событиям, а дарю просто так при случае или на свидании. У женщин ведь в голове чёрт знает что! Разве поймёшь, что им важно? Они могут помнить дату первой встречи и первого поцелуя, день, когда впервые подарил цветы, и какая тогда была погода, день и час последней встречи, и ещё что-то памятное для них. Так что не надо приучать их к этим датам! И потом: я не всегда отказываюсь встречаться с ними по их инициативе, даже, если у меня уже есть другая пассия, так что они не чувствуют себя брошенными совсем и навсегда».

       Вася немного успокоился, и тоже решил ничего не рассказывать Любе, и постепенно уменьшать общение с ней. (А ведь это он уже и делает.) Потом, глядишь, она полюбит другого, а его забудет. И само всё решится. Неясно только: сложится ли у него союз с Людмилой? Как на этот союз отреагирует Любочка? Не нанесёт ли ей это тяжёлую душевную рану? Вася вспомнил реальный случай, когда жена, застав мужа в постели со своей матерью, отрубила ему голову! Тьфу! Лезет же в голову всякая чушь! Да и Любочка не жена ему. И вообще не надо думать о плохом.

Только вот, что ему делать с этим проклятым Эдиповым комплексом?
А, может, и не надо ничего делать? Забить на этих Фрейда и Эдипа? Ведь жил до сих пор нормально…

 (Продолжение следует)
Все совпадения имён (кроме Фрейда и Эдипа), псевдонимов, названий и событий случайны.

Авторское фото "Тренировка на скалодроме" 

© Copyright: Владимир Перваков, 2019

Регистрационный номер №0459637

от 21 октября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0459637 выдан для произведения:
 
      Василий радостно шагал в новый спортивно-развлекательный комплекс «Эльбрус», предвкушая встречу с ней, Малявочкой, молоденькой спортсменкой. Раньше, склонный к полноте Вася, почти не комплексовал из-за своего слегка избыточного веса, хотя две недели назад ему исполнилось уже двадцать семь лет. Но с появлением этой стройной, миниатюрной девушки, он срочно решил восстановить спортивную форму.
На прошлом занятии тренер Рома представил его симпатичной девушке: «Знакомьтесь Люба, это мой друг Вася!» Она подала ему прохладную ладошку и взглянула из-под длинных ресниц. В груди у него ёкнуло. Искорки тёмных глаз пробежали до пяток, а открытая улыбка наполнила его летучим веществом, от которого он словно стал больше и легче, словно воздушный шар. Он улыбнулся в ответ, но ничего не смог сказать, а только замер, чтобы не воспарить. Его ладонь хранила прохладу её маленькой, но крепкой руки. Вася сел на скамейку и наблюдал, как она знакомится с остальными. Во время разминки (бег и гимнастика), он то и дело поглядывал на неё. Любовался её фигуркой, точными уверенными движениями, а косичка из светло-русых волос напомнила ему первую школьную любовь.
      Группа разбилась по парам, и начались тренировки на скалодроме. Вася страховал друга Толю, а сам следил вполглаза за Любой, которую Рома учил азам скалолазания на невысоком детском скалодроме с двумя слоями матов на полу. Она ловко передвигалась по зацепкам.
После тренировки Вася набрался наглости и напросился в провожатые.
- Вы где живёте, Люба?
- На Парковой.
- Разрешите проводить Вас через парк. Я рядом, на Сосновой живу.
- Пойдёмте, - спокойно согласилась она.
- Вы раньше занимались скалолазанием?
- Нет, сегодня впервые.
- У Вас отлично получается!
- Правда?
- Несомненно! Никогда бы не подумал, что Вы новичок!
- Я с детства спортивную гимнастику ходила, до восьмого класса.
 
      Люба рассказала, что поступила в университет на бесплатное обучение только благодаря маме, которая много занималась с ней последние три года учёбы в школе. Пришлось прибегнуть к услугам репетиторов, так как из-за спорта у Любы были большие пробелы в знаниях. Несмотря на то, что у мамы был свой салон-парикмахерская «Золушка», денег было не так много, особенно после трагической смерти папы три года назад. Вася рассказал, что работает инженером в отделе автоматизации на том же заводе, где работал её папа, и помнит этот страшный случай с её отцом …
 
      Когда через три дня он провожал её второй раз, они перешли на «ты», обменялись телефонными номерами и стали созваниваться между тренировками.
Вечером Вася вспомнил, как уселся на скамейку, когда впервые увидел Любочку, и тут же сложились начальные строки стихов. Стихотворение само написалось за полчаса. Но потом он стал критически разбирать его, поправлять, и просидел до двух ночи. Ночью посылать постеснялся, и послал ей СМС со своим стихотворением только утром.
«Крохотулечка, ты, Малявочка,
Увидал тебя, - сел на лавочку,
Мои ноженьки подкосились вдруг,
Голова моя, как гончарный круг.
Мысли вьются в ней несуразные:
До чего же мы с тобой разные.
Словно куколка ты точёная,
С Эрмитажа ты извлеченная!
Неотёсанный, неприметный я.
Как же мне сказать: «Ты мечта моя!»
Ты мечта моя многолетняя,
А ты смотришь так, словно нет меня.
От тебя ко мне холодок идёт,
Сердце медленно превращая в лёд,
Стынет в жилах кровь. Вдруг бросает в жар.
Как контрастный душ мне от этих чар!
… …»

 
«Так, значит, я Малявочка???» - ответила она.
«Да! И Крохотулечка-Красотулечка!»
«Ладно, спасибо! Мне ещё никто не посвящал стихи!»
 
     Примерно через месяц в подъезде её дома он поцеловал её по-настоящему, а не в щёчку как прошлый раз. Она не отстранялась, но стиснула зубы, и широко открыла губы. Они стукнулись зубами. Сначала он решил, что она не хочет целоваться. Но потом она открыла рот, но губы прижала к зубам. «Она не умеет целоваться! - дошло до него. - Она же ещё не целованная девчонка! Ей только 17 лет». Постепенно она приноровилась. После затяжного и суматошного поцелуя, Люба откинулась спиной к стене, а он опёрся на стену плёчом и поддерживал её за талию, так как ему показалось, что она может упасть. Оба молча осознавали произошедшее, пытаясь унять сердцебиение и возбуждение. (Они, конечно, не думали о том, что первый поцелуй - это решающий этап во взаимоотношениях влюблённых, особенно для женщин, когда на генетическом, подсознательном уровне определяется, подходит ли партнёр для продолжения рода.) Она впервые ощутила такое сильное волнение и влечение, и не знала, что с собой делать. Испугалась, что наделает глупостей, и заторопилась за спасительную дверь квартиры: «До свидания! Мне надо домой!» Вася всё понимал, и нехотя отпустил её потеплевшую ладошку. «До свидания!» - Сказал он с выделением слова «свидание». По дороге домой, когда немного успокоился, он понял: «Сначала гимнастика, потом репетиторы, потом экзамены. Ей просто некогда было погулять в своё удовольствие! Бедная Любочка»
 
     На следующей тренировке они немного сторонились друг друга, и переглядывались лишь украдкой, - боялись, что все узнают об их отношениях. После занятий Василий быстро принял душ, переоделся, и ждал в гардеробной, когда Любочка выйдет из женской раздевалки. Она вышла с молодой женщиной, очень похожей на неё и лицом, и фигурой. Только грудь и бёдра рожавшей женщины, более выступающие и округлые, отчего талия казалась ещё тоньше в обтягивающем спортивном костюме. Причёска а-ля каре. Красивые волосы чуть светлее, чем у Любы, видимо, после калифорнийского мелирования. (В СРК кроме спортзала со скалодромом были тренажёрные залы, массажные кабинеты, солярий, кафе, кружки по интересам).
- Здравствуйте! – поздоровался Вася. - Не знал, что у тебя есть сестра,- обратился он к Любе, глядя при этом на незнакомку, которая тоже «изучала» его.
- Это мама! – Засмеялась Люба. - Людмила Сергеевна. Это Василий, который меня провожает.
- Здравствуйте, Василий! – Мама улыбнулась открытой и очень естественной, не наигранной улыбкой. От неё повеяло каким-то родным и спокойным обаянием, как будто они были давно знакомы. Вася поухаживал за дамами: помог надеть курточки, и придержал дверь на выходе. На улице подморозило. Если бы не фонари, то где-то там, в небесной черноте, можно было бы увидеть знакомые созвездия. Снежная каша на тротуаре превратилась неровный и скользкий лёд. Людмила Сергеевна поскользнулась, и чуть не упала, Василий успел поддержать её за руку. Он перекинул сумку через шею за спину, и выставил локти в стороны. «Держитесь за меня. У меня ботинки не скользят!» Дамы «прицепились» к нему с обеих сторон.
Шли неторопливо, осторожно. Посетовали на погоду и дворников. Мама Любы расспросила Василия о его работе и семье, увлечениях. Ладонь Людмилы Сергеевны прогрела его куртку, а ему было очень приятно ощущать её тепло. Он не успел рассказать и о половине своих походов, как уже дошли до дому. Попрощались без поцелуев.
Пройдя квартал, он всё ещё ощущал тепло руки Людмилы Сергеевны, вспоминал её тёмные глаза, улыбку, причёску и женственную фигуру. На следующий день он тоже думал не столько о Любочке, сколько о Людочке, Людмиле Сергеевне. Он понял, что она ему тоже нравится.
А Любе всё же послал очередное стихотворение, написанное ещё два дня назад:
Красотулечка, ты, Малявочка!
Взгляд пронзил меня, как булавочка.
(Как в гербарии - не отвертишься.)
Верю, ты ко мне смилосердишься.
 
Улыбнёшься ты, станет добрым взгляд,
Я с тобой идти буду очень рад
Хоть в спортзал сейчас, хоть на край земли,
Только б мы с тобой вместе рядом шли …
 

     Почти месяц он провожал домой обеих дам, испытывая смешанные чувства. Вася больше не пытался встретиться с Любочкой где-нибудь в кафе или кино, хотя они часто созванивались по телефону и болтали на разные темы. Но стихи ей с тех пор не посылал. Василию всё сильнее хотелось пригласить на свидание Людмилу. Он понял, что влюблён в обеих женщин. И, кажется, в старшую сильнее.
      Кто-то ему сказал, что у мужчин, которые любят женщин старше себя, комплекс Эдипа. Он погуглил в инете эту тему. «Неужели у меня, правда, Эдипов комплекс?» – расстроился Василий. В детстве он, может быть, и ревновал отца к матери, но он никогда не хотел её как мужчина женщину. Такое даже в мыслях ему не приходило. Пусть старик Фрейд не выдумывает! Он любил маму больше папы потому, что она чаше с ним занималась, а отцу всегда некогда было. Но он никогда не хотел причинить вред отцу или желать смерти, как об этом пишут в интернете. То, что он сравнивал женщин со своей матерью, тоже не показатель. Все, так или иначе, сравнивают. Да, ему больше нравятся женщины в теле, чем субтильные. Но среди знакомых у него был только один мужчина, которому нравились худышки, - это коллега по работе Виктор, - всем известный бабник, хотя и женат. Витёк так и говорил: «Чем худее, чем лучшее!» Кстати, он тоже не брезговал женщинами старше себя, и не очень то и худыми. Тридцатилетний Виктор говорил: «Я люблю всех женщин моего возраста плюс-минус пятнадцать лет. Любого цвета и любой наружности» Кстати, жена у Виктора старше его на три года.
      Похоже, что Эдипов комплекс проявлялся у Василия только в том, что ему нравятся женщины старше его. Может потому, что первая женщина у него была старше его лет на шесть. Может потому, что молоденькие девчонки казались ему глупыми и неинтересными. Большинство его подруг в школе и университете были старше его, ведь он родился в сентябре, и пошёл в школу в шесть лет. Несколько лет назад он почти год жил с женщиной старше его почти на пять лет. У неё был малолетний сын от первого брака. А расстались, потому что она беспричинно ревновала его к молоденьким девушкам, постоянно боялась, что он бросит её и уйдёт к молодой подружке. У неё тоже был комплекс, только комплекс неполноценности из-за разницы в возрасте. Но главное, она оказалась алкоголичкой. И он понял, что не хочет иметь детей от алкоголички. Тогда он ушёл, но не к молодке, а просто на съёмную квартиру.
     Были у него не только «старушки», но и молодые подружки. Вот и Любочка полюбилась ему! (Красивая тавтология.) Можно стих написать: «Полюбилась Любочка Василию…»
Привлекла её красота и молодость, и юное стройное тело. Да всё нравилось в ней, пока не встретил её маму …
-*-*-*
        Василий публиковал свои стихи на нескольких сайтах под псевдонимами «Вася Тёркин» или «В.Тёркин». (Тёркиным его прозвали ещё в школе за созвучие фамилии Терёхин и имя Вася.) У него даже на аватарке был Василий Тёркин, как на иллюстрации книги Твардовского: с винтовкой, кисетом и самокруткой.
Однажды ему понравилось стихотворение «Моей дочери» автора «Мила». Он прокомментировал его, а затем зашёл на её страничку, и узнал на фото Людмилу! Он за два вечера перечитал всю её страничку. Написал лестные комментарии и небольшие стихотворные экспромты к понравившимся стихам. Первые её стихотворения были о любви, природе и для детей; потом грустные: о потере любимого, о разлуке; затем философские, о смысле жизни. Последние о природе, одиночестве и любви. Это позволило ему лучше понять её поэтическую душу, переживания и мечты. Она тоже посетила его страничку, написала несколько отзывов, и включила в список «Избранные авторы», не догадываясь, что это он. На сайте у него в названии города стояло «Любимый». Стишки про Малявочку он, конечно, не выставлял.
Он опубликовал стихотворение «К Миле», но потом заменил название на «Пропадаю я (к М***)»
 
Ах! Глаза твои – мой ночной кошмар.
Кто же дал тебе столько женских чар?
Я, как бабочка, на огонь лечу,
И в твоих глазах я сгореть хочу.
 
На секундочку я от чар очнусь,
Понял: влип уже, только зря мечусь!
Хлоп! Закроешь ты сеть ресниц легко.
Мне не выбраться из таких силков.
 
Сеть ресниц твоих я не в силах рвать,-
Так и сгину в них, - ты не будешь знать,
Что ещё один пропадает там,
И позволил он сердце взять страстям.
 
Кто ж ответит мне: это сколько нас
Попадает так в омут женских глаз?
Ох, свалилась же на меня напасть:
В дивном блеске глаз я хочу пропасть…
 
Но от этого не страдаю я,-
С удовольствием пропадаю я!

 
Автор Мила написала коротко: «Понравилось!»
 
       В декабре у Любы начались зачёты в университете, допуски к экзаменам. Она перестала ходить на тренировки, готовилась к первой сессии, очень волновалась, так как ей надо было сдать экзамены на четыре и пять, чтобы получать стипендию. Вася чувствовал, что Любочке нужна его поддержка. Он старался найти нужные слова, успокаивал её, что всё будет хорошо, что она умница, трудолюбивая, и у неё всё получится, потому, что у неё спортивный характер. И радовался, что ему всегда удавалось настроить её на позитивные мысли и придать веру в себя.
 
        Теперь после тренировок Вася провожал только одну Людмилу. Он всё больше привязывался к ней, и уже не сомневался, что влюблён. Он испытывал сильное желание, даже какую-то животную тягу к ней. Наверное, даже хотел сына именно от неё. При этом терзался, что «изменяет» Любе, но ничего не мог поделать с собой.
Они перешли с Людой на «ты» окончательно. А на сайте появились его стихи «Не гони меня»:
Ах, глаза твои сверхмагнитные,-
Перед взглядом их беззащитный я,
А в глазах твоих искры строгие.
Упаду к тебе прямо в ноги я,
 
И скажу тебе: «Не гони меня!
Подари ты мне пять минут огня!
Хоть один часок сладострастия,-
Навсегда в твоей буду власти я…»
 
От любви своей я в жару мечусь
Без любви твоей – только холод-грусть.
Страстью жаркою изнутри горю!
Не гони меня! Я тебя молю.
 

Судя по отметке на сайте, Мила прочитала их. Но никак не прокомментировала.
 
В очередной раз, проводив Людмилу домой, он сказал:
- До свидания, Мила!
- До свидания, - попрощалась она, а затем задумчиво добавила – меня только муж так называл.
Василий опешил, не зная, что ответить.
- Постой! А Вася Тёркин - это ты? – Спросила Мила.
- Меня в школе так дразнили. – Пытался уйти от прямого ответа Вася.
- Автор «Вася Тёркин»? На сайте?
- Да! – не стал врать он, и даже почувствовал какое-то облегчение от этого. Словно он перестал подглядывать в замочную скважинку. И теперь не было между ними недоговорённости и тайны.
- Пока, Вася Тёркин! – Улыбнулась Людмила.
- Пока… – он хотел сказать Мила, но что-то буркнул, и поспешил уйти, ещё чувствуя вину за свой небольшой обман, а также досаду на её покойного мужа. Теперь нельзя называть её Мила, потому что она сразу станет вспоминать своего супруга, а Василию этого совсем не хотелось.
А он так привык называть её Мила в своих мечтах.
«Милая Мила, про мужа забыла.
Милая Мила, меня полюбила …»

«Только вот полюбила ли? И позабыла ли?» – терзался он. И ещё: знает ли она об их отношениях с Любой? Скорее всего, нет. Если бы дочь рассказала ей, то она не стала бы поддерживать встречи с ним. Не будет же она отбивать кавалера у дочери? А может она нарочно уводит его от Любочки, чтобы не отвлекал от учёбы?
Он узнал, что Людмиле скоро будет тридцать семь лет. Хоть она и выглядит моложе своего возраста, но всё-таки старше его на десять лет.
«Семнадцать – двадцать семь – тридцать семь!
Запутался Вася совсем!
Десять лет минус, десять лет плюс.
Какой ему будет полезней союз?»

Тридцать семь это не так уж и много, успокаивал он самого себя. Она вполне ещё может родить ему сына. Людмила одинока, а ещё полжизни минимум впереди. Обещают, что продолжительность жизни ещё увеличится. А Любочке ещё рано рожать. И ей ещё учиться шесть лет …
-*-*-*
       На следующий день Василий зашёл в салон «Золушка» около 20-00, перед самым закрытием. Посетителей уже не было. Мастера собирались домой.
- Мы уже закрылись! - Предупредила одна из них.
- Я к Людмиле Сергеевне!
- Проходите.
       Они коротко поздоровались. Людмила немного удивилась его приходу.
- Ну, раз уж пришёл, садись постригу! – Она выпустила сотрудниц, заперла дверь, повесила табличку «Закрыто».
- Да, я хотел, - начал он, желая сказать «пригласить тебя в кафе», но завершил фразу, - только подравняться.
- Что значит: подравняться? Сделаем по высшему разряду!
Она встала за креслом, в котором он сидел, запустила пальцы в его волосы, глядя на него через зеркало:
- Уши холодные!
- Дурак потому что! – пошутил он.
- Что будем делать? – Улыбнулась она.
- Отдаюсь полностью в руки мастера!
       Она начала «священнодействовать», меняя разнообразные ножницы, насадки на машинку и расчёски. Ножницы щёлкали у него возле уха, а он не сводил глаз с её отражения в зеркале. Она тоже периодически поглядывала на него в зеркало, а может на свою работу – причёску. Ему были приятны её прикосновения, особенно когда она укладывала волосы, поворачивала его голову уверенными, но тёплыми и нежными ладонями. Когда она смотрела, как лежит чёлка, то коснулась его плеча грудью. Истома прошла по его телу. Он освободил свои руки из-под накидки, и прижал её ладони к своему лицу.
- Не балуй! Дай закончить! – Рассердилась она, высвобождая руки.
«Дай закончить! – значит, потом можно …» - додумал Вася, и ещё сильнее разволновался. Он с нетерпением ждал окончания работы, уже не обращая внимания на причёску. От нарастающего возбуждения он раскраснелся.
- Ну вот, поумнел – уши горячие, - пошутила она, окончив работу. – Нравится?
- Очень! Большое спасибо! Это руки мастера! – Он прижал её ладони к губам.
- Пойдём я тебя чаем напою! Казахстанский чай «Той» пробовал?
- С пиалой? Конечно! В последнее время только его и пью!
- А я удивить хотела!
- А у меня шоколад есть «Казахстанский»!
- О! Я тоже его люблю. Настоящий, не какой-нибудь «Альпен».

       Они зашли в её кабинет без окон, который был и кладовой, и столовой, и комнатой отдыха. Она включила чайник, поставила на столик у дивана расписные пиалы «Той», достала вазочки с конфетами и сахаром. Заметно было, что она тоже в волнении. Василий положил шоколадку на стол, взял её за плечи, повернул к себе. Осторожно начал целовать её в глаза, затем в губы. Она прильнула к нему, ответила на поцелуй. Не прерывая поцелуя, они стали раздевать друг друга… Истосковавшиеся по нежности тела поддержали разбушевавшиеся чувства всё убыстряющимся темпераментом. Они не думали о последствиях, и просто дали выход нерастраченной любви и накопившейся страсти.
     Когда они вернулись в грешный мир, и немного отдышались, чайник уже совсем остыл, и пришлось нагревать его снова. Они чувствовали себя счастливыми и немного виноватыми. Сидели рядом, чуть-чуть касаясь телами, пили ароматный чай с кусочками вкусного шоколада. Домой шли почти молча. Каждый думал о том, что будет дальше с ними, но вслух это не обсуждали. Останутся ли они любовниками или вступят в официальные отношения? Или разбегутся? Как быть с Любой?
 
       В своей квартире Василий вспоминал сладостные мгновения, и опять появились вопросы. Наверное, Эдипов комплекс проявлялся у Василия ещё и в том, что ему нравилось целовать грудь. По Фрейду это один из признаков связи с матерью на подсознательном уровне. А спросить у друзей, любят ли они целовать грудь, он стеснялся. За что ему такая напасть? Зачем только Фрейд выдумал этот дурацкий комплекс.
Утром он ясно понял, что нельзя говорить Любе об отношениях с её мамой. По крайней мере, пока она не сдаст экзамены. Это будет для неё сильным потрясением в любом случае!
 
    На работе Василий решил расспросить у Виктора, как он расстаётся со своими многочисленными «любвями», что они потом на него не обижаются, и остаются в хороших отношениях. Виктор разоткровенничался: «Когда я знакомлюсь с ними, то сразу говорю, что люблю. Но ничего никогда не обещаю! А когда расстаюсь, то не говорю, что разлюбил, а просто начинаю всё меньше общаться, отучаю от себя. И ещё: никогда не дарю цветы и подарки к датам и событиям, а дарю просто так при случае или на свидании. У женщин ведь в голове чёрт знает что! Разве поймёшь, что им важно? Они могут помнить дату первой встречи и первого поцелуя, день, когда впервые подарил цветы, и какая тогда была погода, день и час последней встречи, и ещё что-то важное для них. Так что не надо приучать их к этим датам! И потом: я не всегда отказываюсь встречаться с ними по их инициативе, даже, если у меня уже есть другая пассия, так что они не чувствуют себя брошенными совсем и навсегда».

       Вася немного успокоился, и тоже решил ничего не рассказывать Любе, и постепенно уменьшать общение с ней. (А ведь это он уже и делает.) Потом, глядишь, она полюбит другого, и его забудет. И само всё решится. Неясно только: сложится ли у него союз с Людмилой? Как на это потом отреагирует Любочка? Не нанесёт ли ей это тяжёлую душевную рану? Вася вспомнил реальный случай, когда жена, застав мужа со своей матерью, отрубила ему голову! Тьфу! Лезет в голову всякая чушь! Да и Любочка не жена ему. И вообще не надо думать о плохом.

Только вот, что ему делать с этим проклятым Эдиповым комплексом?
А, может, и не надо ничего делать? Забить на этих Фрейда и Эдипа? Ведь жил до сих пор нормально…
 
Все совпадения имён (кроме Фрейда и Эдипа), псевдонимов, названий и событий случайны.

Авторское фото "Тренировка на скалодроме" 
 
Рейтинг: +13 148 просмотров
Комментарии (16)
Сергей Соловьев # 22 октября 2019 в 08:45 +9
Фрейдову заумь отбрось и забудь.
Старше, так старше. И грудь - это грудь!
Владимир Перваков # 1 ноября 2019 в 18:39 0
Спасибо за классный экспромт, Сергей! c0411
Василию, думаю, пригодится!
Александр Джад # 22 октября 2019 в 18:48 +7
Интересный сюжет. Хорошее изложение.
Плохо что автор не успел к сроку подачи рассказа на конкурс. Но это уж как "начальство№ решит.
Любочку жаль...
Удачи!
Владимир Перваков # 1 ноября 2019 в 18:43 0
Спасибо за хорошие слова, Александр! c0411
Всех жаль! Но Любочке придётся пережить измену первой любви, и "предательство" матери...
Сергей Шевцов # 25 октября 2019 в 14:30 +6
Когда история остаётся недосказанной, а читателю хочется узнать, чем всё закончится, на мой взгляд, это только плюс автору. Поэтому я и кликнул на окошко "нравится".
Владимир Перваков # 1 ноября 2019 в 18:46 0
Спасибо, Сергей! c0411
Основную драму не успел дописать.
Пётр Великанов # 25 октября 2019 в 15:40 +5
Написано очень хорошо. Читалось с интересом произведение.
c0411
Владимир Перваков # 1 ноября 2019 в 18:47 0
Спасибо за прочтение, и за отзыв, Пётр! c0411
Людмила Комашко-Батурина # 25 октября 2019 в 20:01 +5
Драмы, как таковой, я не вижу. Количество стихов настраивает больше на лирический лад. Ждала накала страстей - не дождалась... Сюжет интересен. сам по себе рассказ хорош.
Владимир Перваков # 1 ноября 2019 в 18:48 0
Спасибо за понимание, Людмила!
spasibo-8
Основную драму просто не успел дописать.
Василий Мищенко # 28 октября 2019 в 20:33 +3
Какими только комплексами не наделяет природа человека...В современной науке теория Фрейда подверглась корректировке: психоаналитики отрицают универсальный характер комплекса, а также все чаще делают ставку на социальную, а не на биологическую составляющую. Что касается рассказа и ЛГ, что тут скажешь, имеет право быть. Вокруг полно подо lady-22 бных примеров. Удачи автору.
Владимир Перваков # 1 ноября 2019 в 18:53 0
Спасибо за понимание и пожелание, Василий! c0411
Основные постулаты Фрейда про подсознание признаются учёными. Но он, конечно, много чего "навыдумывал" и обобщил.
А примеры, конечно, есть среди знакомых, и даже друзей.
Образы, само собой, собирательные, но из жизни.
Тая Кузмина # 29 октября 2019 в 20:37 +2
Комплексов у каждого бывает куча, но люди как-то с ними справляются или борются. Василий взрослый парень, но не может определиться. Обманывает своих возлюбленных, не делая выбора, с кем ему быть. Рассказ интересный, из жизни. Герою надо быть смелее и увереннее с дамами, не придумывать отговорки самому себе, а решиться и сказать Любе и Людмиле правду. А Эдипов комплекс довольно распространённое явление. Но, если возлюбленным хорошо вместе, то и разница в возрасте не помеха для любви!

live-12
Владимир Перваков # 1 ноября 2019 в 18:57 0
Спасибо, Тая, за разбор произведения.
spasibo-13
Собирательные образы из жизни...
Основную драму не успел дописать, которая начнётся через два месяца.
Марта Шаула # 2 ноября 2019 в 18:41 0
ДОРОГОЙ ВЛАДИМИР! С БОЛЬШИМ ИНТЕРЕСОМ РАССКАЗ ПРОЧИТАЛА,
В НЁМ ИНТЕРЕСНОГО МНОГО ПОВСТРЕЧАЛА
СЮЖЕТ ЗАМАНЧИВЫЙ, ИНТЕРЕСНЫЙ,
ИЗЛОЖЕН С ПОДРОБНОСТЯМИ ЧУДЕСНЫМИ!
ПОЛУЧИЛА БОЛЬШОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ,
ОТ СТИЛЯ ВАШЕГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ!!!
ЖДУ С НЕТЕРПЕНИЕМ ПРОДОЛЖЕНИЯ!!! live-19
Владимир Перваков # 2 ноября 2019 в 18:44 0
Спасибо большое, Марта!
spasibo-20
Рад, что понравился рассказ. Продолжение ещё не дописал.