Мясо альбатроса

13 октября 2019 - Ирина Ковалёва
article459121.jpg



Мою жизнь можно назвать удачной. Всего, чего хотел добился: в детстве мечтал стал моряком и ходить по разным морям, увидеть далёкие страны, обрести верных и надёжных друзей. Всё это я получил уже к тридцати годам своего существования на свете. Правда, внезапная слепота лишила красок окружающего мира. Те дни мне не забыть никогда. С одной стороны, это было незабываемое приключение, а с другой – довольно серьёзное испытание.
         В свободное от службы время, мы всё-таки не расставались с морем. Этим летом решили воссоздать морской поход на паруснике. Наш парусник сделан был точной копией бригантины, только уменьшенной в размерах. Украшали корабль паруса: на грот–мачте косые, а на фок–мачте прямые. Корабль оснастили, как и положено, шлюпками и вёслами на случай непогоды.  Бороздить просторы океана на настоящем паруснике, это восторг и незабываемые ощущения. Команду хорошо укомплектовали. Экипаж состоял из двенадцати человек. Командиром корабля был мой самый близкий друг, что не позволяло всё же мне рассчитывать на какие-то поблажки в несении вахты или других корабельных дел. Время от времени мы заходили в порты разных городов, знакомились с чужеродной экзотикой, покупали незнакомые, удивительные вещи и лакомились чудесными фруктами.
Мне очень понравился такой фрукт, как рамбутан – это крупные плоды красноватого цвета.
 
 
 
 
Они довольно большие в диаметре. Примерно до пяти сантиметров. Фрукт покрыт мягкими отростками, напоминающими колючки. Когда надкусываешь плод, то ощущаешь сладковатый привкус. Иногда добавляются и оттенки кислого, но так ненавязчиво, что это ещё более приятно. Удивительно ещё и то, что съедобна не только белая мякоть рамбутана, но и плотно прилегающая к мякоти косточка. Чистится он легко: либо надрезая ножом кожицу, либо прокручивая посередине, как банку с винтовой крышкой.
Однажды в одном из азиатских портов ребята приобрели огромный фрукт, который весил почти пять килограмм.
 
 
 
 
Когда они принесли его на борт корабля, то все, кто был на палубе, позажимали носы. Пахло от него смесью лука, чеснока и даже поношенными носками. Просто жуть. И название у этого фрукта оказалось соответствующее – дуриан. Однако по вкусу это сладкое и приятное блюдо, не имеющее того противного запаха, что было первоначально. Кстати, говорят, что запах дуриана таков потому, содержит очень много серы в мякоти.
         Поход приближался к середине отведённого времени. Через сутки наш путь лежал обратно – в родной порт. Но рано утром следующего дня мы попали в штиль. Вода не колыхалась. Ветра совсем не было. Команда развлекалась купанием под раскалённым солнцем. Ныряли прямо с борта в воду. Потом и это занятие надоело, как и все игры, что «убивали» наше время. К вечеру подул западный ветер. В этот момент мы с капитаном находились на мостике корабля.
- Ох, не нравится мне этот ветер! – задумчиво произнёс друг.
- Да, уж лучше ветер, чем вот так – ни дуновения! – попытался воодушевить я друга.
- Ты не понимаешь! Западные ветры – непредсказуемы! Они могут менять направление резко, и чуть ли не моментально! Нам ещё поломок не хватало!
- Обойдётся! – я старался говорить бодро, но какое-то чувство тревоги поднималось внутри.
К концу дня нашу бригантину швыряло из стороны в сторону. Ветер дул  такой, что у нас не хватало сил противостоять ему. Вдруг затрещала и сломалась наклонная под углом к мачте рея – гафель. А косой парус, что был на ней закреплён обвис ненужной тряпкой. И самое неприятное, что вышел из строя «бегущий такелаж», что помогал передвигать снасти в пространстве. Ветер швырял корабль из стороны в сторону. Одним из бортов бригантина уже зачерпнула хорошее количество воды. Крен усилился. Оглушительный треск дал понять, что судно не выдерживает. Прозвучала команда – снять шлюпки и покинуть корабль. Весь экипаж уместился на двух шлюпках. Мой прыжок в воду оказался неудачным. Прыгнул я вовремя и вынырнул к шлюпке, но в этот момент гик – горизонтальная нижняя рея оборвавшись полетела в воду и ударила меня по голове. Дальше я помню лишь то, что пучина воды накрыла меня.
Очнулся я совсем не ощущая ни качки, ни воды, ни морского воздуха. Подо мной было что-то мягкое и в то же время твёрдое. Потом выяснилось, что это трава. Сколько я не силился, но не мог убрать с глаз белую молочную пелену. Мне казалось, что хорошо протерев руками глаза, я снова буду видеть. Однако ничего не помогало. Рядом со мной кто-то сел.
- Как ты себя чувствуешь, Вадим? – я узнал голос капитана – моего друга Сергея.
- Так-то ничего! Только почему я ничего не вижу? – задал я волнующий меня вопрос.
- Отлетевшая рея хорошо приложила тебя! Еле успели вытащить из-под воды! Хорошо, что это увидел Василий!
- А, где мы теперь? – это был второй по важности вопрос.
- Нам повезло! Рядом оказался остров! Вот мы все сюда и приплыли на шлюпках!
- А, что это за странные звуки? – рядом раздавался то ли крик живого существа, то ли работающей пилорамы, перемежающийся с протяжным свистом. Ещё мне показалось, что кто-то крякает.
- Не узнал, что ли?! Это же альбатрос! – спокойно объяснил Сергей и добавил, - здесь их много.
 
 
 
 

И правда, как кричит альбатрос я знал, но сейчас его голос показался каким-то фантастическим, нереальным.
- Как же мы будем здесь?
- Не волнуйся! Ребята пошли на разведку. Что-нибудь придумаем! Жаль только, что с корабля ничего забрать не удалось – утонула наша бригантина! – и Сергей тяжело вздохнул. – Не отчаивайся! Здесь рядом морские пути, кто-нибудь да подберёт!
         Так началось наше пребывание на острове. Каждый день я ждал и надеялся, что зрение вернётся. От удара жутко болела голова и я часто подолгу спал. В это время мои друзья добывали еду. По вечерам мы сидели у костра и обсуждали, что будет завтра. Никто не затрагивал тему скорейшего возвращения, чтобы не волновать друг друга. Мы уже были на острове больше месяца. А пока мимо него не прошёл ни один корабль, даже на отдалённом расстоянии.
Первые дни у костра было шумно. Все перебивали друг друга, находясь в каком-то приподнятом настроении. Возможно, это была просто эйфория от круто изменившегося образа жизни. Постепенно разговоры сошли на нет. Через три месяца пребывания на острове у костра рядом со мной оставался только Сергей. И говорил лишь он один.
- Сергей, а где все? Почему никого не слышно? – как-то я задал другу вопрос.
- Да, кто где! Каждый занят своим делом! Некоторые охотятся, некоторые отдыхают, а есть те, что пытаются привлечь внимание других кораблей – выплывают на шлюпке подальше в море!
«Всё просто, когда друг объясняет!» - думал я, но чувство тревоги не покидало меня. У костра мы так и оставались вдвоём. Однажды мои нервы не выдержали. Сергей снова что-то жарил на вертеле. Этот запах уже просто добивал меня – каждый день одно и то же.
- Сергей! Я не хочу больше есть твоего альбатроса! Сколько можно!? Он уже у меня поперёк горла стоит! Мясо тугое, а его сладковатый морской привкус вообще надоел!
- Слушай, Вадим! Что ты ведёшь себя, как кисейная барышня! У нас тут не ресторан – выбора особого нет! Ты ведь не захотел есть насекомых!
- Я всё понимаю, но неужели кроме альбатроса здесь больше некого выловить!? Жаль я ничего не вижу! Уж я устроил бы вам пир из разных экзотических тварей!
- Размечтался! Не хотел тебе говорить, но здесь даже растительности толком нет! Где бы ты взял этих тварей?
- Да!? А как же мы укрываемся от солнца и где спим? – не поверил я в слова друга.
- Спим мы, дорогой, под нашей шлюпкой, один конец которой опирается на  сруб дерева! Там же и от жары прячемся! А вторая шлюпка в дозор ходит! Ясно?!
Теперь мне стало понятно, почему я всё время ощущал запах высохшей древесины.
Через три дня после этого разговора я услышал звук, отдалённо напоминающий сигнал корабля. А потом дикий, но радостный крик Сергея.
- Мы спасены! – кричал он. – К нам идёт корабль!
Нас сняли с острова. Через несколько дней мы оказались на родном берегу.
По заверениям друга все спаслись.
Вчера Сергей мне позвонил и пригласил в ресторан. К сожалению, зрение моё пока не вернулось. Но есть надежда – так сказали врачи.
Мы сидели в ресторане, и я чувствовал свежесть огромного помещения. Мне было приятно, что я уже дома. Принесли меню. Сергей стал мне зачитывать названия блюд. Так как наш город приморский, то ничего странного не было в том, что одно из блюд прозвучало так: «Мясо альбатроса»
- Сергей! Закажи мне его! Посмотрим, кто лучше готовит: повар ресторана или ты! – и я засмеялся над своей выдумкой.
- Хорошо! Как скажешь! – отозвался друг, и тут же сделал заказ, подошедшему официанту.
Через полчаса ковыряний в морском салате с крабами, нам принесли заказ. Я придвинул к себе тарелку, подул на горячий кусок птицы и осторожно откусил. По мере того, как я жевал, мне становилось всё хуже. Мясо было жестковато, но совсем не имело сладковатого привкуса. Оно больше напоминало твёрдую курицу. И тогда я понял, что произошло на острове, куда девались мои товарищи и почему никто не разговаривал у костра. Сергей взял меня за руку и пытался что-то объяснять про какие-то несчастные случаи. Голос Сергея раздавался, как в тумане.
Получается, живу за счёт других… Я нащупал в кармане брюк пистолет, приобретенный для нашего морского путешествия. Может кто-то и продолжил бы свою жизнь после этого, но только не я…
- Спасибо тебе, друг, за "мясо альбатроса"!!!
Я встал из-за стола резко и хотел уже покинуть ресторан, но не успел. Какая-то сила давила мне на плечи - меня как пригвоздили к стулу. А потом я услышал дружный хохот моих друзей. Оглушённый внезапной радостью я не мог сдержать слёз. Меня переполняло чувство любви к моим живым товарищам. Потом я немного успокоился, но время от времени старался коснуться рукой сидящих рядом, чтобы вновь и вновь убедиться, что это не сон, не новый розыгрыш. Совсем придя в себя я обратился к другу: 
- Сергей! Ты очень жестоко пошутил со мной! Не знаю только зачем и почему! - теперь уже обида говорила во мне.
- Вадим,  ты на острове стал вести себя очень эгоистично и даже по-хамски! Ты своими словами и поступками больно ранил тех, кто заботился о тебе! 
- Это как же я - слепой человек, мог вас обидеть?! - в моей голове, и правда, не укладывалась мысль о том, что я кому-то причинял боль.
- Ну, да! Ты даже не замечал этого! Отдавая тебе последние куски, с трудом пойманной дичи или рыбы, мы часто слышали твоё брюзжание и даже колкие замечания относительно наших "кривых" рук,  на неумение и нежелание вкусно тебя кормить! Однажды ты даже швырнул куском мяса в Егора, который в тот день кашеварил, обвиняя его в том, что он съел самое вкусное. Не помнишь?! Вот тогда и пришла нам в голову мысль - разыграть тебя! Мы стали тебя кормить одним и тем же блюдом - альбатросом. Эту птицу наловчился ловить Василий. Но так как запасов соли у нас не было, то мясо отдавало несколько сладковатым привкусом. Так мы придумали о каком мясе будем тебе намекать. Потом (по задумке) все переселились  в другую часть острова, где жили под второй шлюпкой. Так постепенно мы с тобой остались вдвоём. А знаешь, именно тем, кто ушёл и повезло - это они увидели мимо проходящий корабль и спасли всех! Последнюю точку мы поставили здесь - в ресторане! Твоя реакция на индюшиное мясо, выданное за мясо альбатроса, показала нам всем, что ты капризничал из-за травмы, что ты такой же верный и надёжный товарищ! Ешь, друг! - и все рядом дружно загалдели, поднимая рюмки за моё скорейшее выздоровление. А я встал с ответным словом:
- Друзья! Ваш розыгрыш был злым и очень жестоким! Но именно теперь мне стало ясно, как ценю каждого из вас! А благодаря всем испытаниям  я понял, насколько вы все  мне дороги!
Ну, а тебе, друг, я повторю: "Спасибо за "мясо альбатроса" и, конечно, за науку!
 
 
 
 
 

© Copyright: Ирина Ковалёва, 2019

Регистрационный номер №0459121

от 13 октября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0459121 выдан для произведения:


Мою жизнь можно назвать удачной. Всего, чего хотел добился: в детстве мечтал стал моряком и ходить по разным морям, увидеть далёкие страны, обрести верных и надёжных друзей. Всё это я получил уже к тридцати годам своего существования на свете. Правда, внезапная слепота лишила красок окружающего мира. Те дни мне не забыть никогда. С одной стороны, это было незабываемое приключение, а с другой – довольно серьёзное испытание и мне, и моим друзьям.
         В свободное от службы время, мы всё-таки не расставались с морем. В то лето решили воссоздать морской поход на паруснике. Наш парусник сделан был точной копией бригантины, только уменьшенной в размерах. Украшали корабль паруса: на грот–мачте косые, а на фок–мачте прямые. Корабль оснастили, как и положено, шлюпками и вёслами на случай непогоды.  Бороздить просторы океана на настоящем паруснике, это восторг и незабываемые ощущения. Команду хорошо укомплектовали. Экипаж состоял из двенадцати человек. Командиром корабля был мой самый близкий друг, что не позволяло всё же мне рассчитывать на какие-то поблажки в несении вахты или других корабельных дел. Время от времени мы заходили в порты разных городов, знакомились с чужеродной экзотикой, покупали незнакомые, удивительные вещи и лакомились чудесными фруктами.
Мне очень понравился такой фрукт, как рамбутан – это крупные плоды красноватого цвета. Они довольно большие в диаметре. Примерно до пяти сантиметров. Фрукт покрыт мягкими отростками, напоминающими колючки. Когда надкусываешь плод, то ощущаешь сладковатый привкус. Иногда добавляются и оттенки кислого, но так ненавязчиво, что это ещё более приятно. Удивительно ещё и то, что съедобна не только белая мякоть рамбутана, но и плотно прилегающая к мякоти косточка. Чистится он легко: либо надрезая ножом кожицу, либо прокручивая посередине, как банку с винтовой крышкой. Однажды в одном из азиатских портов ребята приобрели огромный фрукт, который весил почти пять килограмм. Когда они принесли его на борт корабля, то все, кто был на палубе, позажимали носы. Пахло от него смесью лука, чеснока и даже поношенными носками. Просто жуть. И название у этого фрукта оказалось соответствующее – дуриан. Однако по вкусу это сладкое и приятное блюдо, не имеющее того противного запаха, что было первоначально. Кстати, говорят, что запах дуриана таков потому, содержит очень много серы в мякоти.
         Наш поход приближался к середине отведённого времени. Через сутки наш путь лежал обратно – в родной порт. Но рано утром следующего дня мы попали в штиль. Вода не колыхалась. Ветра совсем не было. Команда развлекалась купанием под раскалённым солнцем. Ныряли прямо с борта в воду. Потом и это занятие надоело, как и все игры, что «убивали» наше время. К вечеру подул западный ветер. В этот момент мы с капитаном находились на мостике корабля.
- Ох, не нравится мне этот ветер! – задумчиво произнёс друг.
- Да, уж лучше ветер, чем вот так – ни дуновения! – попытался воодушевить я друга.
- Ты не понимаешь! Западные ветры – непредсказуемы! Они могут менять направление резко, и чуть ли не моментально! Нам ещё поломок не хватало!
- Обойдётся! – я старался говорить бодро, но какое-то чувство тревоги поднималось внутри.
К концу дня нашу бригантину швыряло из стороны в сторону. Ветер дул с такой силой, что у нас не хватало сил противостоять ему. Вдруг затрещала и сломалась наклонная под углом к мачте рея – гафель. А косой парус, что был на ней закреплён обвис ненужной тряпкой. И самое неприятное, что вышел из строя «бегущий такелаж», что помогал передвигать снасти в пространстве. Ветер швырял корабль из стороны в сторону. Одним из бортов бригантина уже зачерпнула хорошее количество воды. Крен усилился. Оглушительный треск дал понять, что судно не выдерживает. Прозвучала команда – снять шлюпки и покинуть корабль. Весь экипаж уместился на двух шлюпках. Мой прыжок в воду оказался неудачным. Прыгнул я вовремя и вынырнул к шлюпке, но в этот момент гик – горизонтальная нижняя рея оборвавшись полетела в воду и ударила меня по голове. Дальше я помню лишь то, что пучина воды накрыла меня.
Очнулся я совсем не ощущая ни качки, ни морского воздуха. Подо мной было что-то мягкое и в то же время твёрдое. Сколько я не силился, но мог убрать с глаз белую молочную пелену. Мне казалось, что хорошо потерев руками глаза, я снова буду видеть. Однако ничего не помогало. Рядом со мной кто-то сел.
- Как ты себя чувствуешь, Вадим? – я узнал голос капитана – моего друга Сергея.
- Так-то ничего! Только почему я ничего не вижу? – задал я волнующий меня вопрос.
- Отлетевшая рея хорошо приложила тебя! Еле успели вытащить из-под воды! Хорошо, что это увидел Василий!
- А, где мы теперь? – это был второй по важности вопрос.
- Нам повезло! Рядом оказался остров! Вот мы все сюда и приплыли!
- А, что это за странные звуки? – рядом раздавался то ли крик живого существа, то ли работающей пилорамы, перемежающийся с протяжным свистом. Ещё мне показалось, что кто-то крякает.
- Не узнал, что ли?! Это же альбатрос! – спокойно объяснил Сергей.
И правда, как кричит альбатрос я знал, но сейчас его крик показался каким-то фантастическим, нереальным.
- Как же мы будем здесь?
- Не волнуйся! Ребята пошли на разведку. Что-нибудь придумаем! Жаль только, что с корабля ничего забрать не вышло – утонула наша бригантина! – и Сергей тяжело вздохнул. – Не отчаивайся! Здесь рядом морские пути, кто-нибудь да подберёт!
         Так начались наши дни пребывания на острове. Каждый день я ждал и надеялся, что зрение вернётся. От удара по голове жутко болела голова и я часто и долго спал. В это время мои друзья добывали еду. По вечерам мы сидели у костра и обсуждали, что будет завтра. Никто не затрагивал тему скорейшего возвращения. Мы уже были на острове больше месяца. А пока мимо него не прошёл ни один корабль, даже на отдалённом расстоянии.
Первые дни у костра было шумно. Все перебивали друг друга, находясь в каком-то приподнятом настроении. Возможно, это была просто эйфория от круто изменившегося образа жизни. Постепенно разговоры сошли на нет. Через три месяца пребывания на острове у костра рядом со мной оставался только Сергей. И говорил лишь он один.
- Сергей, а где все? Почему никого не слышно? – как-то я задал другу вопрос.
- Да, кто где! Каждый занят своим делом! Некоторые охотятся, некоторые отдыхают, а есть те, что пытаются привлечь внимание других кораблей – выплывают подальше на шлюпках!
«Всё просто, когда друг объясняет!» - думал я, но чувство тревоги нарастало с каждым днём. У костра мы так и оставались вдвоём. Однажды мои нервы не выдержали. Сергей снова что-то жарил на вертеле. Этот запах уже просто добивал меня – каждый день одно и то же.
- Сергей! Я не хочу больше есть твоего альбатроса! Сколько можно!? Он уже у меня поперёк горла стоит! Мясо туговато, а его сладковатый привкус с морским оттенком, вообще надоел!
- Слушай, Вадим! Что ты ведёшь себя, как кисейная барышня! У нас тут не ресторан – выбора особого нет! Ты ведь не захотел есть насекомых!
- Я всё понимаю, но неужели кроме альбатроса здесь больше некого выловить!? Жаль я ничего не вижу! Уж я устроил бы вам пир из разных экзотических тварей!
- Размечтался! Не хотел тебе говорить, но здесь даже растительности толком нет! Где бы ты взял этих тварей?
- Да! А как же мы укрываемся от солнца и где спим? – не поверил я в слова друга.
- Спим мы, дорогой, под нашей шлюпкой! Там же и от жары прячемся! А вторая шлюпка в дозор ходит! Ясно?!
Теперь мне стало понятно, почему я всё время ощущал запах высохшей древесины.
Через три дня после этого разговора я услышал странный звук. А потом дикий, но радостный крик Сергея.
- Мы спасены! – кричал он. – К нам идёт корабль!
Нас сняли с острова. Через несколько дней мы оказались на родном берегу.
По заверениям друга все спаслись.
Вчера Сергей мне позвонил и пригласил в ресторан. К сожалению, зрение моё пока не вернулось. Но есть надежда – так сказали врачи.
Мы сидели в ресторане, и я чувствовал свежесть огромного помещения. Мне было приятно, что я уже дома. Принесли меню. Сергей стал мне зачитывать названия блюд. Так как наш город приморский, то ничего странного не было в том, что одно из блюд прозвучало так: «Мясо альбатроса»
- Сергей! Закажи мне его! Посмотрим, кто лучше готовит: повар ресторана или ты! – и я засмеялся над своей выдумкой.
- Хорошо! Как скажешь! – отозвался друг, и тут же сделал заказ, подошедшему официанту.
Через полчаса ковыряний в морском салате с крабами, нам принесли заказанное. Я придвинул к себе тарелку, подул на горячий кусок птицы и осторожно откусил. По мере того, как я жевал, мне становилось всё хуже. Мясо было жестковато, но совсем не имело сладковатого привкуса. Оно больше напоминало твёрдую курицу. И тогда я понял, что произошло на острове, куда девались мои товарищи и почему никто не разговаривал у костра. Сергей взял меня за руку и пытался что-то объяснять про несчастные случаи. Я слушал всё, как в тумане.
Получается, я выжил за счёт других… Может кто-то и продолжил бы свою жизнь после этого. Но только не я…
Спасибо тебе, друг, за мясо альбатроса!!!

 
 
 
 
 
 
Рейтинг: +10 219 просмотров
Комментарии (8)
Александр Джад # 14 октября 2019 в 13:56 +8
Ужассс. Даже нет слов. Вот уж где точно не вкусно...
Александр Джад # 16 октября 2019 в 14:37 +7
Конечно, не все красиво выписано, но теперь вполне перевариваемо.
Удачи!
Пётр Великанов # 20 октября 2019 в 15:51 +4
Не знаю, какое мясо альбатроса, но звучит страшно.
"Птичку жалко", как говорил один герой фильма.
А в общем сюжет закручен хорошо.
tanzy3
Тая Кузмина # 20 октября 2019 в 21:30 +4
Непростой рассказ. Есть в нём моменты, над которыми хочется поразмышлять. Автору успешного конкурса!

30
Владимир Перваков # 21 октября 2019 в 12:50 +7
Первый вариант конечно был жестокий, хоть и не правдоподобный. Как мог один человек убивать 10 человек по одному, и как они съедали столько мяса? Если только убивали не по жребию для прокорма оставшихся. Жуть!
Вообще рассказ напомнил реальный случай выживания группы людей, потерпевших авиакатастрофу. Там съели мужа одной из женщин, а сказали, что он упал в пропасть. Человечину выдавали за мясо чайки. Когда их спасли, то она заказала суп из чайки, и поняв, что она ела мясо мужа, застрелилась.
Второй вариант конечно интереснее и оптимистичнее.
Удачи автору!
Сергей Шиповской # 22 октября 2019 в 18:03 +4
Хорошо, когда рядом надёжные друзья,друг, подруга. Жизнь пройти... Успеха автору! read-9 read-10
Людмила Комашко-Батурина # 24 октября 2019 в 08:41 +4
Сюжет лихо закручен, особенно финал. Мне кажется, в описание жизни на острове надо добавить больше драматизма, а то слишком монотонно и обыденно. Рассказ соответствует теме тура.Новых творческих успехов автору!
Сергей Шевцов # 24 октября 2019 в 18:42 +4
Хорошо, что я не читал первый вариант с человечиной.