Вина

                                                                      Пролог

        Приближение Нового года совсем не радовало майора Волкова. Испытывая страшную боль, с силой сжимая голову руками, он пытался расслабиться в ожидании действия принятой таблетки. Но неотвязные мысли вместе с болью атаковали его мозг. Вот уже несколько месяцев город был накрыт непонятной волной смертей. Сначала это были только бомжи. Учитывая их образ жизни, казалось, что эти смерти вполне естественны.  Одно тогда напрягло майора - возле трупов всегда находилась бутылка дорогого спиртного. Но ни в ней, ни в телах покойников никаких отравляющих веществ не было обнаружено. Врачи всегда констатировали остановку сердца. Дела уходили в архив, а часто их и не заводили. Сейчас участились смерти среди пенсионеров. У многих были родственники, которые настаивали на расследовании. Смерть близких казалась им странной, так как умершие не жаловались на сердце. И опять... возле покойников находили бутылку дорогого спиртного - коньяк или водка. Цена напитков была явно не по карману простым пенсионерам. Бомжи могли найти бутылку с остатками спиртного в мусорных баках. Но где её брали скромно живущие пенсионеры?! Разрабатывались разные версии. Первая -  идёт охота на бомжей какой-то группой лиц, но версия не нашла подтверждения, так как следов насилия не было. Потом были взяты в разработку родственники. Квартирный вопрос  часто именно так решали криминальные структуры. Но опять следствие зашло в тупик - родственники оказывались ни при чём, а на квартиры совсем одиноких никто не предъявлял права. Последний труп, ещё "тёпленький", дал маленькую зацепку.
    Стёпке, а точнее Степану Петровичу, судмедэксперту, Волков верил, как себе. Ни разу за все годы тот не допустил ни одной ошибки. Все его заключения были честны и верны.
- Слушай, Серёга! Чертовщина какая-то выходит. И в бутылке, и в теле пенсионера я обнаружил яд, быстро разлагающийся, за короткое время не оставляющий никаких следов. Если б привезли чуть позже, вряд ли что-то удалось обнаружить. Сердечко у старика было изношенное, смерть казалась бы естественной. Только яд этот необычный. Слышал я о таких разработках в засекреченных лабораториях. Сейчас такое время, что за деньги всё можно достать. Но такое в супермаркете не купишь, да и не всем цена по карману.
- Выходит на стариков идёт охота?! Но чего ради такие ухищрения?!
- Моё дело - заключение по факту. Теперь ты думай...
Кучу старых дел пересмотрел майор. Он нутром чувствовал, что эти смерти как-то связаны между собой. Болью стучало в голове:
- Кто и зачем? Сколько ещё будет смертей?
Невольно ощущая вину, листал дела. пытаясь увидеть то, чего не замечал раньше...



        Иван Иванович всю жизнь проработал на одном заводе. Вся жизнь была связана с ним. Здесь он познакомился со своей будущей женой Любушкой. От завода была получена эта двух комнатная квартира. В её стенах родились их дети - Владимир и Ольга. Дочь погибла, отдыхая на море, пытаясь спасти тонущего ребёнка. Опорой и светом в окошке теперь был сын. В семье всегда царила атмосфера любви и взаимопонимания. Сына вырастили добрым и заботливым. Когда родители вышли на заслуженный отдых, их доходов вполне хватало на жизнь. Но в 90-х всё резко изменилось. К тому времени Владимир организовал своё дело, удачно раскрутился. Купив себе благоустроенную квартиру в новой высотке, часто навещал родителей и оказывал материальную помощь. Одним словом, Иван Иванович с супругом не бедовали, как другие пенсионеры, в один миг очутившиеся за чертой бедности. Узнав, что сын собирается женится, приняли эту новость радостно. Теперь они жили, предвкушая счастье стать в скором времени бабушкой и дедушкой.
      Знакомство с будущей невесткой произошло не так, как ожидали старики. На пороге квартиры появилась красивая жгучая брюнетка. Её оценивающий взгляд скользнул по старикам  и вещам в квартире. Она много говорила и всё в основном, о дорогой по нынешним временам жизни. 
- Мы с Володечкой не будем торопиться с детьми. Надо пожить для себя - мир посмотреть, себя показать.
Видя счастливый сияющий взгляд сына, родители радовались за него. Им не понравилииь категоричные высказывания Ларочки, но ведь она ещё так молода, неопытна. 
- Пусть живут , как им нравится. Лишь бы между ними любовь до лад были.
После пышной свадьбы жизнь стариков незаметно стала меняться. Владимир первое время продолжал навещать родителей и по-прежнему помогать им. Но расширение фирмы, зарубежное партнёрство требовало много сил и времени. Теперь их навещала Ларочка. Чувствовалось, что делала она это неохотно.  Заскочив на минутку, словно отбывая неприятную повинность, оставляла конверт с деньгами и, сетую на тяжесть жизни, быстро ретировалась. Помощь - дело хорошее, но родителям так хотелось общения.
   Всё чаще Владимир отбывал надолго за границу по делам. Неожиданно расхворалась жена. Иван Иванович не находил себе места. Вердикт врачей был суров - срочная операция, желательно за границей с последующей дорогостоящей реабилитацией, а сейчас нужны были дорогостоящие лекарства. Пошёл старик на поклон к невестке. Услышав его просьбу, Ларочка оскорбилась и пришла в негодование.
- Сколько можно?! Мы недавно давали вам. Каждый месяц вам отстёгиваем, сами ограничиваем себя во всём.  А мы ведь молодые, нам пожить хочется! У вас пенсия, вот и живите соответственно своим доходам. У Володюшки своя семья, которую он должен обеспечивать, а ему ещё надо в дело вкладываться. А не дай бог прогорит?! У нас никаких сбережений. Стыдно вам, Иван Иванович, вам сыну досаждать. Не хватает денег, идите работать!
Шёл старик, не разбирая дороги, слёзы потоком текли по лицу. Чувство вины, внушённое невесткой, камнем легло на душу.
- Что скажу Любушке? Как ей помочь? Вот старость проклятая! Всю жизнь работал, рук не покладая а в старости не получил от государства должной обеспеченности. Отработанный мы материал... Никому не нужны - ни стране, ни детям... Разве мы виноваты в этом?! Страну защищал. Не прятался за спины в бою, о том ранения и награды свидетельствуют. После войны из руин город поднимал. Жил честно, по совести, да вот оказался не у дел. Ларочка права, стыдно на шее сына сидеть. Только где взять силы? Кто нас, стариков, на работу возьмёт?!
Обида душила его с яростной силой, страх за жизнь жены вызывал в душе раздражение и злобу на весь мир. Ощущение собственной беспомощности и перенесённого унижения жгло сердце - такого позора он никогда не испытал в жизни. Его кто-то окликнул, но он не услышал. Иван Иванович резко и раздражённо обернулся, почувствовав на плече чью-то руку. Из-за струящихся слёз  он плохо видел, но голос узнал сразу.
- Привет, дружище! Сколько лет, сколько зим?!
Это был Зиновий. Они с молодости дружили семьями. Даже выйдя на пенсию, продолжали общение. После смерти Натальи, жены Зиновия, отношения незаметно сошли на нет. Зиновий стал спиваться. Сейчас эта встреча была глотком свежего воздуха для Ивана. Старый друг понял с первого взгляда состояние товарища и потащил его к себе. тот и не пытался упираться. За наспех накрытым столом, выпив по рюмашке, разговорились о тяготах жизни.
- Я после смерти Натальи спиваться начал. Всё из дома выносить начал. Чуть без квартиры не остался, если б не дочка. Она меня силой упекла в психушку. Думал, избавиться от меня хочет, ан нет. Считай ей обязан новой жизнью. Зажил я при ней спокойно. Так времена лихие настали, что и жить не в моготу, и помирать нельзя, дорого. Поехала дочка по найму за границу, да там и осела, замуж вышла. Звала к себе, да куда ж я от могилы жены. Сам знаешь какие у нас пенсии и какие цены на лекарства, квартплату и прочее. Дочка подкидывает денежку, но и самому крутиться надо. Стал искать подработку, нигде стариков не берут. Но я всё-таки выход нашёл, бутылки, макулатуру по бачкам собираю и сдаю. В общественных местах этого мусора тоже хватает. Нормальная прибавка к пенсии выходит, да и в городе вроде чище от моей работы. Сначала комплексовал, о потом познакомился с собратьями по несчастью. Люди сплошь интеллигентные, но жизнь довела до ручки. Кончай себя винить, Иван! Нет нашей вины ни перед государством, ни перед детьми. Жизнь так сложилась... Хочешь вместе промышлять будем?
- Не могу я, Зиновий! Деньги, конечно, очень нужны для лечения, да стыдно как-то...
- Стыдно, у кого видно... А мы честно свой кусок зарабатываем. Приготовь завтра одёжу старенькую, я за тобой заскочу с утра пораньше.
Всю ночь ворочался Иван Иванович. Муки сомнения и стыда грызли его, но в назначенный час он уже поджидал своего друга у подъезда. Так и повелось изо дня в день.Стабильный постоянный доход помогал выжить, на лекарства жене хватало. Любаша, узнав о подработке мужа, встретила эту новость в штыки, а потом смирилась - выживать как-то надо...
      Еле дождался Иван Иванович возвращения сына. Узнав о болезни матери, тот обещал всё устроить после Нового года. Ларочка обиженно поджала губы, но Владимир этого будто не замечал. Теперь отец был спокоен. Операцию жене сделают, а жизнь скромную и спокойную он жене и сам обеспечит.
В дом к Владимиру зачастил брат жены. он и раньше здесь бывал часто, а сейчас прознав про Ларочкино горе - предстоящие расходы на лечение свекрови, решил урезонить свояка.
- Понимаешь, родители, уже в таком возрасте, что им о душе думать надо. Организмы изношены, пустые траты на восстановление утраченного здоровья. Деньги, выброшенные на ветер, а у тебя жена красавица, ты за неё в ответе и обеспечить должен.
- Я Ларочку люблю и ни в чём отказа ей нет, а забота о родителях - мой долг. Давай закроем эту никому ненужную дискуссию.
Брат сразу понял, что перегнул палку.
- А ты, Володька, молодец! С таким сыном старики не пропадут.  Это я тебя проверял... Твои заслужили право на жизнь, но сколько в городе попрошаек, бомжей. Алкаши на каждом углу, спокойно в супермаркет зайти нельзя. Ради чего живут - непонятно... И нам жизнь отравляют своим видом. 
Выпитое ударила в голову и он продолжал дальше откровенничать.
- Давно пора общество очистить от грязи и никчёмных паразитов. У моих друзей хобби появилось - чисткой занялись. Подкидывают угощение, кто ж от халявы откажется. А коньячок-то, водочка с начинкой, ни одна экспертиза не выявит в чём дело. Родни у бомжей нет, никто бучу не поднимет. Если повезёт, снимаем на камеру, как всё происходит. Адреналин так и прёт. Кураж зашкаливает, а, главное. доказательств вины нет. Всё шито-крыто.
Лариса цыкнула на брата, чтоб заткнулся. Владимир помрачнел.
- Выходит вы себя богами возомнили, решаете - кому жить , кому нет. А совесть как же? Неужели чувство вины вам не ведомо?! Как не крути, а это дело подсудное.
- Ты, что не видишь, Олежек перепил. Мелет, что не попадя. Фильмов иностранных насмотрелся, возомнил себя чистильщиком общества. Не обращай на пьяного внимания.
Разошлись тихо, но осадок чего-то гадкого в душе Владимира остался.
  

     В канун Нового года. Владимир с пакетами продуктов нагрянул к родителям и к своему удивлению застал там жену. Стол был накрыт. Зиновий откупоривал бутылку коньяка. Лара нервничала и торопила мужа домой - скоро нагрянут друзья. От угощения сын отказался и, прощаясь в дверях с отцом, сказал:
- За клинику я договорился. После праздников едем в Германию вместе. Всё будет хорошо.
Вдруг раздался страшный грохот на кухне, послышался истошный крик матери. Картина, представшая перед глазами была удручающей. На полу в судорогах корчился Зиновий. Падая со стула, он опрокинул стол с угощением. Скорая примчалась быстро, его увезли уже в бессознательном состоянии. На пороге появилась опергруппа. Никто из находящихся в квартире ничего толком объяснить не мог. Волков поднял с пола полупустую бутылку коньяка.
- Где приобрели? Кто принёс? 
- Из магазина, конечно. Невестка гостинцы к Новому году привезла. 
Владимир посмотрел на жену и понял всё... Она испуганно, как будто вжалась в стену, и затравленно смотрела на всех.


                                                                         Эпилог

      Майор Волков получил повышение по службе, раскрыв  безнадёжное дело. Чувство вины, тяготившее его, ушло. Зиновий остался жив, во время получив противоядие. Многие "экстремалы" ушли от наказания, покинув пределы страны. Лариса и её брат получили по полной. Испытывали они чувство вины, раскаяния - трудно сказать. Скорей всего эти чувства им просто неведомы. Кто виноват, что им в жизни чего-то недодали, не привили вовремя?! Владимир после развода замкнулся, помрачнел и с головой ушёл в работу. Чувство вины  перед родителями мучило его. Он надеялся, что со временем оно и мысли о жене покинут его. Глядя на осунувшегося сына, родители печалились, но верили в душе, что не делается, всё к лучшему. Иван Иванович с Зиновием продолжили свою борьбу за очистку города от мусора, шутливо называя себя экологами. Жизнь продолжалась. Каждый день приносил старикам радость. Они встречали его с надеждой на лучшее. Вины в их сердцах, что долго живут на свете, уже не было...



© Copyright: Людмила Комашко-Батурина, 2019

Регистрационный номер №0455864

от 23 августа 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0455864 выдан для произведения:
                                                                      Пролог

        Приближение Нового года совсем не радовало майора Волкова. Испытывая страшную боль, с силой сжимая голову руками, он пытался расслабиться в ожидании действия принятой таблетки. Но неотвязные мысли вместе с болью атаковали его мозг. Вот уже несколько месяцев город был накрыт непонятной волной смертей. Сначала это были только бомжи. Учитывая их образ жизни, казалось, что эти смерти вполне естественны.  Одно тогда напрягло майора - возле трупов всегда находилась бутылка дорогого спиртного. Но ни в ней, ни в телах покойников никаких отравляющих веществ не было обнаружено. Врачи всегда констатировали остановку сердца. Дела уходили в архив, а часто их и не заводили. Сейчас участились смерти среди пенсионеров. У многих были родственники, которые настаивали на расследовании. Смерть близких казалась им странной, так как умершие не жаловались на сердце. И опять... возле покойников находили бутылку дорогого спиртного - коньяк или водка. Цена напитков была явно не по карману простым пенсионерам. Бомжи могли найти бутылку с остатками спиртного в мусорных баках. Но где её брали скромно живущие пенсионеры?! Разрабатывались разные версии. Первая -  идёт охота на бомжей какой-то группой лиц, но версия не нашла подтверждения, так как следов насилия не было. Потом были взяты в разработку родственники. Квартирный вопрос  часто именно так решали криминальные структуры. Но опять следствие зашло в тупик - родственники оказывались ни при чём, а на квартиры совсем одиноких никто не предъявлял права. Последний труп, ещё "тёпленький", дал маленькую зацепку.
    Стёпке, а точнее Степану Петровичу, судмедэксперту, Волков верил, как себе. Ни разу за все годы тот не допустил ни одной ошибки. Все его заключения были честны и верны.
- Слушай, Серёга! Чертовщина какая-то выходит. И в бутылке, и в теле пенсионера я обнаружил яд, быстро разлагающийся, за короткое время не оставляющий никаких следов. Если б привезли чуть позже, вряд ли что-то удалось обнаружить. Сердечко у старика было изношенное, смерть казалась бы естественной. Только яд этот необычный. Слышал я о таких разработках в засекреченных лабораториях. Сейчас такое время, что за деньги всё можно достать. Но такое в супермаркете не купишь, да и не всем цена по карману.
- Выходит на стариков идёт охота?! Но чего ради такие ухищрения?!
- Моё дело - заключение по факту. Теперь ты думай...
Кучу старых дел пересмотрел майор. Он нутром чувствовал, что эти смерти как-то связаны между собой. Болью стучало в голове:
- Кто и зачем? Сколько ещё будет смертей?
Невольно ощущая вину, листал дела. пытаясь увидеть то, чего не замечал раньше...



        Иван Иванович всю жизнь проработал на одном заводе. Вся жизнь была связана с ним. Здесь он познакомился со своей будущей женой Любушкой. От завода была получена эта двух комнатная квартира. В её стенах родились их дети - Владимир и Ольга. Дочь погибла, отдыхая на море, пытаясь спасти тонущего ребёнка. Опорой и светом в окошке теперь был сын. В семье всегда царила атмосфера любви и взаимопонимания. Сына вырастили добрым и заботливым. Когда родители вышли на заслуженный отдых, их доходов вполне хватало на жизнь. Но в 90-х всё резко изменилось. К тому времени Владимир организовал своё дело, удачно раскрутился. Купив себе благоустроенную квартиру в новой высотке, часто навещал родителей и оказывал материальную помощь. Одним словом, Иван Иванович с супругом не бедовали, как другие пенсионеры, в один миг очутившиеся за чертой бедности. Узнав, что сын собирается женится, приняли эту новость радостно. Теперь они жили, предвкушая счастье стать в скором времени бабушкой и дедушкой.
      Знакомство с будущей невесткой произошло не так, как ожидали старики. На пороге квартиры появилась красивая жгучая брюнетка. Её оценивающий взгляд скользнул по старикам  и вещам в квартире. Она много говорила и всё в основном, о дорогой по нынешним временам жизни. 
- Мы с Володечкой не будем торопиться с детьми. Надо пожить для себя - мир посмотреть, себя показать.
Видя счастливый сияющий взгляд сына, родители радовались за него. Им не понравилииь категоричные высказывания Ларочки, но ведь она ещё так молода, неопытна. 
- Пусть живут , как им нравится. Лишь бы между ними любовь до лад были.
После пышной свадьбы жизнь стариков незаметно стала меняться. Владимир первое время продолжал навещать родителей и по-прежнему помогать им. Но расширение фирмы, зарубежное партнёрство требовало много сил и времени. Теперь их навещала Ларочка. Чувствовалось, что делала она это неохотно.  Заскочив на минутку, словно отбывая неприятную повинность, оставляла конверт с деньгами и, сетую на тяжесть жизни, быстро ретировалась. Помощь - дело хорошее, но родителям так хотелось общения.
   Всё чаще Владимир отбывал надолго за границу по делам. Неожиданно расхворалась жена. Иван Иванович не находил себе места. Вердикт врачей был суров - срочная операция, желательно за границей с последующей дорогостоящей реабилитацией, а сейчас нужны были дорогостоящие лекарства. Пошёл старик на поклон к невестке. Услышав его просьбу, Ларочка оскорбилась и пришла в негодование.
- Сколько можно?! Мы недавно давали вам. Каждый месяц вам отстёгиваем, сами ограничиваем себя во всём.  А мы ведь молодые, нам пожить хочется! У вас пенсия, вот и живите соответственно своим доходам. У Володюшки своя семья, которую он должен обеспечивать, а ему ещё надо в дело вкладываться. А не дай бог прогорит?! У нас никаких сбережений. Стыдно вам, Иван Иванович, вам сыну досаждать. Не хватает денег, идите работать!
Шёл старик, не разбирая дороги, слёзы потоком текли по лицу. Чувство вины, внушённое невесткой, камнем легло на душу.
- Что скажу Любушке? Как ей помочь? Вот старость проклятая! Всю жизнь работал, рук не покладая а в старости не получил от государства должной обеспеченности. Отработанный мы материал... Никому не нужны - ни стране, ни детям... Разве мы виноваты в этом?! Страну защищал. Не прятался за спины в бою, о том ранения и награды свидетельствуют. После войны из руин город поднимал. Жил честно, по совести, да вот оказался не у дел. Ларочка права, стыдно на шее сына сидеть. Только где взять силы? Кто нас, стариков, на работу возьмёт?!
Обида душила его с яростной силой, страх за жизнь жены вызывал в душе раздражение и злобу на весь мир. Ощущение собственной беспомощности и перенесённого унижения жгло сердце - такого позора он никогда не испытал в жизни. Его кто-то окликнул, но он не услышал. Иван Иванович резко и раздражённо обернулся, почувствовав на плече чью-то руку. Из-за струящихся слёз  он плохо видел, но голос узнал сразу.
- Привет, дружище! Сколько лет, сколько зим?!
Это был Зиновий. Они с молодости дружили семьями. Даже выйдя на пенсию, продолжали общение. После смерти Натальи, жены Зиновия, отношения незаметно сошли на нет. Зиновий стал спиваться. Сейчас эта встреча была глотком свежего воздуха для Ивана. Старый друг понял с первого взгляда состояние товарища и потащил его к себе. тот и не пытался упираться. За наспех накрытым столом, выпив по рюмашке, разговорились о тяготах жизни.
- Я после смерти Натальи спиваться начал. Всё из дома выносить начал. Чуть без квартиры не остался, если б не дочка. Она меня силой упекла в психушку. Думал, избавиться от меня хочет, ан нет. Считай ей обязан новой жизнью. Зажил я при ней спокойно. Так времена лихие настали, что и жить не в моготу, и помирать нельзя, дорого. Поехала дочка по найму за границу, да там и осела, замуж вышла. Звала к себе, да куда ж я от могилы жены. Сам знаешь какие у нас пенсии и какие цены на лекарства, квартплату и прочее. Дочка подкидывает денежку, но и самому крутиться надо. Стал искать подработку, нигде стариков не берут. Но я всё-таки выход нашёл, бутылки, макулатуру по бачкам собираю и сдаю. В общественных местах этого мусора тоже хватает. Нормальная прибавка к пенсии выходит, да и в городе вроде чище от моей работы. Сначала комплексовал, о потом познакомился с собратьями по несчастью. Люди сплошь интеллигентные, но жизнь довела до ручки. Кончай себя винить, Иван! Нет нашей вины ни перед государством, ни перед детьми. Жизнь так сложилась... Хочешь вместе промышлять будем?
- Не могу я, Зиновий! Деньги, конечно, очень нужны для лечения, да стыдно как-то...
- Стыдно, у кого видно... А мы честно свой кусок зарабатываем. Приготовь завтра одёжу старенькую, я за тобой заскочу с утра пораньше.
Всю ночь ворочался Иван Иванович. Муки сомнения и стыда грызли его, но в назначенный час он уже поджидал своего друга у подъезда. Так и повелось изо дня в день.Стабильный постоянный доход помогал выжить, на лекарства жене хватало. Любаша, узнав о подработке мужа, встретила эту новость в штыки, а потом смирилась - выживать как-то надо...
      Еле дождался Иван Иванович возвращения сына. Узнав о болезни матери, тот обещал всё устроить после Нового года. Ларочка обиженно поджала губы, но Владимир этого будто не замечал. Теперь отец был спокоен. Операцию жене сделают, а жизнь скромную и спокойную он жене и сам обеспечит.
В дом к Владимиру зачастил брат жены. он и раньше здесь бывал часто, а сейчас прознав про Ларочкино горе - предстоящие расходы на лечение свекрови, решил урезонить свояка.
- Понимаешь, родители, уже в таком возрасте, что им о душе думать надо. Организмы изношены, пустые траты на восстановление утраченного здоровья. Деньги, выброшенные на ветер, а у тебя жена красавица, ты за неё в ответе и обеспечить должен.
- Я Ларочку люблю и ни в чём отказа ей нет, а забота о родителях - мой долг. Давай закроем эту никому ненужную дискуссию.
Брат сразу понял, что перегнул палку.
- А ты, Володька, молодец! С таким сыном старики не пропадут.  Это я тебя проверял... Твои заслужили право на жизнь, но сколько в городе попрошаек, бомжей. Алкаши на каждом углу, спокойно в супермаркет зайти нельзя. Ради чего живут - непонятно... И нам жизнь отравляют своим видом. 
Выпитое ударила в голову и он продолжал дальше откровенничать.
- Давно пора общество очистить от грязи и никчёмных паразитов. У моих друзей хобби появилось - чисткой занялись. Подкидывают угощение, кто ж от халявы откажется. А коньячок-то, водочка с начинкой, ни одна экспертиза не выявит в чём дело. Родни у бомжей нет, никто бучу не поднимет. Если повезёт, снимаем на камеру, как всё происходит. Адреналин так и прёт. Кураж зашкаливает, а, главное. доказательств вины нет. Всё шито-крыто.
Лариса цыкнула на брата, чтоб заткнулся. Владимир помрачнел.
- Выходит вы себя богами возомнили, решаете - кому жить , кому нет. А совесть как же? Неужели чувство вины вам не ведомо?! Как не крути, а это дело подсудное.
- Ты, что не видишь, Олежек перепил. Мелет, что не попадя. Фильмов иностранных насмотрелся, возомнил себя чистильщиком общества. Не обращай на пьяного внимания.
Разошлись тихо, но осадок чего-то гадкого в душе Владимира остался.
  

     В канун Нового года. Владимир с пакетами продуктов нагрянул к родителям и к своему удивлению застал там жену. Стол был накрыт. Зиновий откупоривал бутылку коньяка. Лара нервничала и торопила мужа домой - скоро нагрянут друзья. От угощения сын отказался и, прощаясь в дверях с отцом, сказал:
- За клинику я договорился. После праздников едем в Германию вместе. Всё будет хорошо.
Вдруг раздался страшный грохот на кухне, послышался истошный крик матери. Картина, представшая перед глазами была удручающей. На полу в судорогах корчился Зиновий. Падая со стула, он опрокинул стол с угощением. Скорая примчалась быстро, его увезли уже в бессознательном состоянии. На пороге появилась опергруппа. Никто из находящихся в квартире ничего толком объяснить не мог. Волков поднял с пола полупустую бутылку коньяка.
- Где приобрели? Кто принёс? 
- Из магазина, конечно. Невестка гостинцы к Новому году привезла. 
Владимир посмотрел на жену и понял всё... Она испуганно, как будто вжалась в стену, и затравленно смотрела на всех.


                                                                         Эпилог

      Майор Волков получил повышение по службе, раскрыв  безнадёжное дело. Чувство вины, тяготившее его, ушло. Зиновий остался жив, во время получив противоядие. Многие "экстремалы" ушли от наказания, покинув пределы страны. Лариса и её брат получили по полной. Испытывали они чувство вины, раскаяния - трудно сказать. Скорей всего эти чувства им просто неведомы. Кто виноват, что им в жизни чего-то недодали, не привили вовремя?! Владимир после развода замкнулся, помрачнел и с головой ушёл в работу. Чувство вины  перед родителями мучило его. Он надеялся, что со временем оно и мысли о жене покинут его. Глядя на осунувшегося сына, родители печалились, но верили в душе, что не делается, всё к лучшему. Иван Иванович с Зиновием продолжили свою борьбу за очистку города от мусора, шутливо называя себя экологами. Жизнь продолжалась. Каждый день приносил старикам радость. Они встречали его с надеждой на лучшее. Вины в их сердцах, что долго живут на свете, уже не было...



 
Рейтинг: +7 134 просмотра
Комментарии (5)
Александр Джад # 23 августа 2019 в 15:47 +6
Прочитал. Начало казалось многообещающим и интересным. А потом всё как-то быстро определилось и закончилось. Остался осадок, будто меня обманули - обещали конфетку, а дали только понюхать фантик.
Так хорошо написано, с явной заявкой на детектив, а вот чего-то не срослось. Жаль. (Это по моему мнению к коему автор волен не прислушиваться, да и просто проигнорировать).
Так что удачи автору!
Сергей Шевцов # 23 августа 2019 в 20:12 +5
Чеховское ружьё — принцип драматургии, согласно которому каждый элемент повествования должен быть необходим, а несущественные элементы должны быть удалены. Вопрос первый: зачем в самом начале рассказа сделан яркий акцент на головную боль майора Волкова? Может он неизлечимо болен? Какая здесь связь с расследованием? Да и расследование как таковое осталось за кадром. Почему? Более того, создаётся впечатление, что сначала писался детектив, а потом к написанному куску приклеили инородное жизнеописание пенсионера Ивана Ивановича (причём очень подробное!), не имеющее с майором Волковым ничего общего. И только в финале герои случайно столкнулись. "Если в первом акте на стене висит ружье, то в третьем акте оно должно выстрелить" (А. П. Чехов). В этой работе автор пытался зарядить два ружья одной пулей.
Карим Азизов # 24 августа 2019 в 19:55 +4
Написано хорошо, но как-то неожиданно быстро всё закончилось. И как слишком резво опергруппа прибыла на место преступления,только скорая уехала. Понятно, что медики сообщили, но даже Лариса, торопившая Владимира побыстрее уйти,после отравления Зиновия не успела этого сделать.
"Глядя на осунувшегося сына, родители печалились" и в то же время "Каждый день приносил старикам радость."
"Вины в их сердцах, что долго живут на свете, уже не было..." - а перед кем у них должна быть вина? Перед государством? Перед сыном?
Ивушка # 28 августа 2019 в 08:12 +3
я бы не назвала написанное дедективом,
по сути это повествование о взаимоотношениях
родителей и детей,о трудностях жизненных...
желаю удачи автору
Тая Кузмина # 28 августа 2019 в 23:44 +2
Интрига создана, но как-то быстро завершена. Удачи автору в Конкурсе!!

look