Проклятие рода Збаражских

20 июля 2019 - Сергей Шевцов
article453051.jpg


      Ночь. Дождь. Открытая балконная дверь. Тянет сыростью и запахом озона. Непроглядная тьма вползает в комнату, будто хищный зверь. Падающие из бездонного космоса нескончаемые струи небесной влаги заполняют онемевшее пространство монотонным гудящим шумом. Время замерло, растворив в себе последние мысли. У лежащего на кровати Андрея даже не возникает желания включить свет, или хотя бы прикрыть балконную дверь, через которую просачивается дождевая вода. Яркая вспышка молнии на мгновение разрывает чёрный квадрат мироздания, а через несколько секунд слышится запоздалый взрыв грома, но в уже в наглухо затянувшейся чернильной темени. Дождь перерастает в шелестящий ливень, а огненные гостьи из поднебесья начинают устраивать дикие пляски под грохот заоблачных барабанов. В разразившуюся дьявольскую фантасмагорию врывается сумасшедший хохот филина, словно предупреждение о надвигающейся беде. При таком антураже «Кошмара на улице Вязов» невольно ожидаешь появления маньяка-убийцы Фредди Крюгера. Однако вместо него Андрей снова видит себя, вынырнувшего из ниоткуда. Двойник упирается ладонями в оконное стекло и что-то беззвучно говорит. Он мог бы войти в комнату, но почему-то не делает этого. Юноша хочет встать, чтобы подойти к своему ожившему отражению, но ноги отказываются подчиняться. Призрак что-то пишет пальцем на окне и медленно растворяется в воздухе. Через минуту он исчезает, а на запотевшем стекле остаётся надпись: «вспомни всё», словно в одноимённом боевике с участием Арнольда Шварценеггера.
      Этот сон в последнее время часто снится Андрею, оставляя в душе тревожный след, потому что смысл ночного происшествия непонятен парню. Что нужно вспомнить? Перед поездкой в Польшу к юноше опять приходил во сне его близнец.
      В прошлом году приятели из университета уговорили Андрея, хорошо владеющего польским языком, съездить с ними в Речь Посполитую на сбор «трускавки», так ляхи называют клубнику. Безвиз давал возможность нищим учащимся немного подзаработать на каникулах за пределами «ридной нэньки». Парень отбарабанил на ягодных грядках весь июль от звонка до звонка. Условия, конечно, не санаторные – комната на шесть человек и питание всухомятку из сельского магазинчика. Да и пахать приходилось, не разгибаясь, с шести утра до позднего вечера. Однако тысячу восемьсот злотых парень домой привёз. Для украинского студента это совсем неплохие деньги. На них Андрей прекрасно отдохнул в августе и даже немного прибарахлился. В этом году юноша рассчитывал заработать не меньше.
      На дремлющий перрон вокзала приграничного городка Пшемысль из киевского поезда вылился стремительный поток гастарбайтеров, заполнив всё пространство сумбурным русско-украинским гомоном. Андрей оглянулся по сторонам, немного постоял, собираясь с мыслями и пропуская сумасшедшую толпу, потом закинул на плечи небольшой рюкзачок и неторопливо направился к автостоянке, куда должен был подъехать микроавтобус его работодателя Багумила. Парень вытащил из кармана пачку сигарет, на которой записал номер нужной ему машины. Однако такого автомобиля на стоянке не оказалось. «Ну, конечно, – подумал юноша, – чего ему спешить? Он же хозяин, а я его батрак. Так что придётся подождать». Часы медленно тянулись в удушливой жаре, изматывая нервы и повышая градус внутреннего напряжения. Но микроавтобус Багумила не появлялся. Когда стал наступать вечер, Андрей отважился позвонить своему нанимателю по мобильнику, однако абонент находился вне зоны доступа. Парень совсем пал духом – не ночевать же ему на этой проклятой автостоянке в ожидании непунктуального поляка?
      – Пан кого-то ищет? – раздался женский голос, отвлекая юношу от неприятных мыслей.
      Андрей посмотрел на подошедшую стильно одетую довольно интересную брюнетку бальзаковского возраста:
      – Да. Меня должны были забрать отсюда, но машина почему-то не приехала.
      – Пан прибыл на сбор трускавки?
      – Да, пани. У меня договорённость с одним из фермеров.
      – Так вот, что я скажу пану: если ваш работодатель не приехал до шести вечера, то можете про него забыть. Никто уже не будет очертя голову мчаться сюда на ночь глядя.
      – Но мы же договаривались, – расстроился парень.
      – Это ничего не означает. Практичный фермер, по всей видимости, нашёл замену пану – вон какое количество рабочей силы приехало на киевском поезде. Кто-то оказался проворнее вас, а хозяину плантации всё равно кого брать на сбор урожая.
      – Но как же так?
      – Сразу видно, пан – новичок, – ухмыльнулась женщина, – кто к нам давно ездит, разумеет, что законы рынка безжалостны и требуют максимальной расторопности.
      Андрей окончательно приуныл, не зная, что ему делать дальше. А полячка тем временем внимательно рассматривала парня и тоже что-то прикидывала в уме.
      – Если пан желает, может поработать у меня, – неожиданно предложила дама, – я плачу тысячу долларов в месяц.
      О таком заработке юноша даже не мечтал, поэтому сразу согласился. Андрей не стал уточнять, чем ему придётся заниматься – за такие деньги он был готов выполнять самую тяжёлую работу. Но уже в машине женщина, которая представилась Данутой Збаражской, сообщила, что ей нужен человек для составления каталога книг, писем, и других раритетов на русском языке, имеющихся в её обширной библиотеке. Збаражская оказалась представительницей древней княжеской фамилии, которая была ветвью рода Несвицких, а те в свою очередь происходили из турово-пинских Рюриковичей, как и первые русские цари.
      Андрею предоставили отдельную комнату с балконом в огромном трёхэтажном доме, похожем на средневековый замок. И на еду не пришлось тратиться, как во время первой поездки в Польшу. По непонятной привилегии парню предложили питаться за общим столом с хозяйкой дома и её восемнадцатилетней дочерью Здзиславой. И это при том, что у Збаражской были управляющий, повар, горничная и садовник, которые кормились отдельно.
      Библиотека, где начал трудиться Андрей, произвела на парня неизгладимое впечатление. Огромное помещение высотой в два этажа было сплошь заставлено стеллажами, к верхним полкам которых можно добраться лишь по стремянке. Тут находилась литература на польском, немецком, французском, персидском и других языках. Но русское отделение занимало относительно небольшую площадь. Если с книгами особых проблем не было – нужно только переписать названия, имена авторов и год выпуска, то с письмами всё обстояло сложнее. Их требовалось рассортировать по времени переписки и по адресатам.
      Работа, как определил для себя Андрей, была «непыльной». Кроме того его никто не подгонял в шею. Данута Збаражская даже предложила: «Я понимаю, что каталогизация писем требует умственного напряжения, ведь разобраться с тематикой и рассортировать корреспонденцию не так просто. Поэтому, чтобы немного отвлечься от работы и расслабится, выходите иногда в парк. Там часто гуляет Здзислава. Беседы с вами на русском языке будут для неё хорошей разговорной практикой. В нашем доме совсем не часто появляются русскоговорящие люди, а девушке предстоит поступать в МГИМО».
      Однако Андрей, прежде всего, занялся не письмами, а книгами, с которыми хотел по-быстрому разобраться, поэтому перерыв в свой первый рабочий день он сделал только на обед. Но после ужина парень решил, что для начала трудовой деятельности поработал достаточно плодотворно, так что можно воспользоваться предложением Дануты прогуляться по парку.
      Это оказался настоящий лес, только аккуратно прореженный. Затейливые кустарники и цветники, вне всякого сомнения, разбивал на группы ландшафтный дизайнер, а деревья были словно вставлены в бархатный травянистый ковёр без единого сорняка. По центру парка вилась мощеная аллея со скамейками, но по стриженым газонам можно пройтись в любую сторону, а там было на что посмотреть. Профессиональная рука архитектора разбросала по полянам самый разнообразный декор. За рощицей сакуры скрывался небольшой ставок, где в лазурной воде плавали золотые карпы. В других местах размещались причудливые фонтаны и много разнообразных скульптур. Осмотреть всё это великолепие за один вечер невозможно. К тому же парень рассчитывал, что его гидом будет Здзислава. Но девушка, почувствовав за ужином лёгкое недомогание, принесла Дануте и Андрею свои извинения, после чего удалилась к себе в комнату. Это очень огорчило юношу, который начал испытывать явную симпатию к юной красавице. Правда, парня утешала мысль, что он сюда ещё не раз вернётся, и обязательно с Здзиславой.
      День был так наполнен впечатлениями, что как только голова Андрея коснулась подушки, он мгновенно погрузился в сон. В ночных грёзах опять шёл дождь, врывающийся в открытую балконную дверь. Однако что-то было не так, как в прежних снах. Это оказался не его балкон в украинской квартире, а тот, что находился в польском замке, где юноша сейчас пребывал. Снова сверкали молнии, и разрывался гром, а филин демонически хохотал. Но двойник в этот раз не материализовался из воздуха, а влетел в комнату на крыльях, словно ангел. Он подошёл к лежащему парню, посмотрел ему в глаза и отчётливо произнёс: «Вспомни всё. Ты должен это сделать».
      Андрей проснулся в холодном поту. Сновидения с близнецом становились навязчивыми. Причём действие переместилось из Украины в Польшу. Но парень решил не заморачиваться на сей счёт, тем более что у него было много работы в библиотеке.
      За завтраком юноша исподтишка посматривал в сторону хозяйской дочки. Он невольно любовался девушкой. Её красота, обаяние и грациозность сводили с ума. Неожиданно Андрей осознал, что по уши влюбился. Такого с ним раньше не было. И даже в библиотеке парню с трудом удавалось сосредоточиться на книгах, поскольку все его мысли неудержимо рвались к Здзиславе. Работа в такой обстановке просто валилась из рук. Чтобы немного угомонить чувства, Андрей решил выйти в парк перекурить.
      И тут он увидел её. Сердце бешено заколотилось, а ноги сами понеслись к предмету пылкого обожания. Здзислава встретила юношу обворожительной улыбкой, чем окончательно добила парня. Андрея окутал какой-то феерический туман. Он что-то говорил, читал стихи, щеголял остротой ума, в общем, вёл себя, как потерявший голову мальчишка. Юноша и девушка быстро перешли на «ты», а пробежавшая между ними искра опьянила обоих. Андрей с трудом сдерживался, чтобы не заключить красавицу в свои объятия, но внутренний голос подсказывал, что нельзя торопить события. Любовь должна созреть, как виноградная гроздь под живительным ярким солнцем.
      – А я, кажется, знаю, почему мама привела тебя в наш дом, – неожиданно сказала Здзислава игривым тоном, – ты похож на ангела.
      – Я похож на ангела? – опешил юноша.
      – Да. Пойдём, покажу, – девушка схватила Андрея за руку и потащила вглубь парка.
      Молодые люди подошли к одной из декоративных скульптур, окружённой голубыми елями. Это был мраморный ангел, который, сложив крылья, прилёг на землю отдохнуть. Его голова покоилась на подушке, а руки он сложил, будто спящий ребёнок. Но что самое удивительное, лицо херувима – это вылитый Андрей. Даже вьющиеся длинные волосы ничем не отличались от прядей живого близнеца.
      – Видишь, – сказала Здзислава, – такое впечатление, что скульптор, высекая из камня свой шедевр, смотрел на тебя.
      – Не может быть, – только и смог выдавить ошеломлённый юноша, – мистика какая-то.
      Под впечатлением увиденного парню стоило больших усилий взять себя в руки, чтобы продолжить работу в библиотеке. Парковая статуя весь день будоражила сознание юноши. И даже ночью она продолжала его преследовать. Во сне Андрей и Здзислава, держась за руки,  подошли к мраморному ангелу. Юноша присел на корточки, чтобы внимательно рассмотреть лицо скульптурного близнеца. Девушка стояла рядом, поглаживая Андрея по голове, и нежно перебирая пальцами густые волнистые волосы. Потом она наклонилась к спящему изваянию и нажала на один из каменных локонов. Сработал хитрый механизм, и скульптура поехала в сторону. Под изваянием открылся проём, в котором были видны ступени, ведущие вниз. Парень и девушка начали спускаться, и в этот момент Андрей проснулся.
      На следующий день, придя после завтрака в библиотеку, юноша работал, всё время, оглядываясь на окно. Ему не терпелось сообщить Здзиславе о своём фантастическом ночном видении. И как только он увидел прогуливающуюся девушку, сразу выскочил в парк. Схватив Здзиславу за руку, Андрей потащил её к каменному ангелу, рассказывая по дороге, что ему приснилось. Подойдя к скульптуре, юноша нагнулся к мраморной голове. Один завиток выглядел, как будто его приклеили после отлома. Соединение казалось практически незаметным, но оно было.
      – Ты видишь это? – спросил Андрей, указывая на неприметный шов.
      – Думаешь, рычаг скрытого механизма? – задумчиво ответила девушка.
      – А это мы сейчас проверим, – сказал юноша, нажимая на локон.
      Мраморная конструкция начала двигаться. Здзислава вскрикнула от неожиданности и прижалась к Андрею.
      – Испугалась? А во сне старинный механизм запускала ты, – юноша, бережно обнял девушку за плечи.
      Достав из кармана фонарик, Андрей первым шагнул вниз, протягивая руку Здзиславе, чтобы та, спускаясь, могла на неё опереться. Под скульптурой оказалась небольшая комнатка. В ней ничего не было кроме двух вертикальных щитов, завешенных зелёной тканью.
      – Что это? – спросила девушка.
      – Сейчас узнаем, – Андрей резко дёрнул за материю, скрывающую левый предмет.
      Это оказалось обычное зеркало, которое отразило в полный рост стоящую возле него пару. Юноша и девушка переглянулись, не понимая, зачем нужно было так хитроумно прятать столь заурядную вещь. Но когда была сорвана вторая накидка, по спинам парня и девушки пробежал холодок. За тканью пряталась картина, на которой были изображены взявшиеся за руки Андрей и Здзислава. Стоящее рядом зеркало безапелляционно подтверждало, что это именно они. Отличие было только в одежде. Нарисованных влюблённых наряжал портной девятнадцатого века.
      – Что всё это значит? – Здзислава испуганно посмотрела на Андрея.
      – Не знаю, – ответил оторопевший юноша, – а мама тебе ничего не рассказывала?
      – Нет. Но сейчас, наверное, ей придётся рассказать. Неспроста же она привела тебя к нам в дом?
      – Я видел, как пани Данута утром уезжала на своей машине, но когда она вернётся, мы обязательно вместе сюда спустимся, – твёрдо произнёс юноша, – может тогда что-нибудь удастся выяснить.
      Обед и ужин прошли без хозяйки дома. Данута приехала только поздно ночью. Утром Андрей вошёл в столовую на завтрак. Юноша поздоровался и сел на своё место. Начинать первым разговор о вчерашнем событии он посчитал нетактичным, к тому же Здзислава, наверняка, всё уже успела рассказать матери. Однако женщины сидели с каменным выражением лиц, будто ничего не произошло. Горничная привычно разносила блюда, а застольная беседа свелась к нескольким банальным фразам. Андрей ничего не понимал, но правила этикета не позволяли ему проявить инициативу. После завтрака Данута и Здзислава куда-то уехали, оставив парня в полном недоумении.
      Перед работой в библиотеке Андрей решил наведаться к таинственной скульптуре. Ангел лежал на своём месте, закрывая подземную комнату – кто-то вернул его в первоначальное положение. Нажимать на потайной рычаг юноша не осмелился, поскольку не знал, как эту махину потом двигать обратно. Вернувшись в библиотеку, Андрей отложил книги, и решил покопаться в письмах и документах, а вдруг там найдутся ответы на некоторые вопросы. Да и интернет неплохое подспорье – ведь Збаражские не последние люди в Польше, данные о них наверняка имеются в Википедии.
      Обедал Андрей в одиночестве, его сотрапезницы ещё не вернулись. После ланча парень решил пройтись по галерее над холлом первого этажа – там были развешены портреты семейства Збаражских, начиная с пятнадцатого века. Юноша успел узнать из подшивок газет и интернетовских публикаций, что над родом старинной фамилии висел злой рок – всё женское потомство клана умирало в юном возрасте, не дожив до двадцати лет. Портреты в галерее это явственно подтверждали. Если мужчины были представлены от мальчиков до глубоких старцев, то женская линия обрывалась в разгар цветущей юности. С таким непонятным феноменом Андрей ещё не сталкивался. Возле одной картины юноша застыл, как вкопанный. Там была изображена Здзислава, что и подтверждалось надписью на раме. Только эта тёзка-близнец дочери Дануты была нарисована в тысяча восемьсот двенадцатом году. Теперь парень знал, что за девушка запечатлена на картине в комнате под мраморным ангелом. Но кто тот юноша, который стоял рядом с ней, похожий на Андрея, словно две капли воды?
      Парень с головой погрузился в изучение старинных раритетов. Он хотел узнать всё, что только можно про Здзиславу из девятнадцатого века. Выяснилось, что девушка была помолвлена с Анджеем Любомирским, который служил у русского императора Александра Первого. Выходит, это он стоял рядом с Здзиславой на картине в потайной комнате? Полученная информация повергла юношу в шок. Во-первых, имя Анджей очень созвучно его собственному. Во-вторых, девичья фамилия бабушки Андрея по отцу – именно Любомирская. Невероятно фантастическое совпадение! Неужели наречённый Здзиславы является предком Андрея? Это было потрясающее открытие, которое сразу напрашивалось на ум. То, что у бабушки польские корни, Андрей, несомненно, знал. Это она обучила внука языку Адама Мицкевича. Правда, в архиве Збаражских нашлось письмо от некого полковника Пулавского, в котором сообщалось, что поручик Анджей Любомирский погиб смертью храбрых в битве под Салтановкой, защищая Москву от наполеоновского вторжения. Но если славный поляк умер, то, как он мог быть пращуром Андрея? Здесь маячила явная нестыковка.
      В библиотеку вошёл Кшиштоф Глоболевич, управляющий делами Збаражских. Подтянутый семидесятилетний поляк являлся образцом вышколенности в сочетании с подчёркнутым чувством собственного достоинства. Здзислава рассказывала, что он был представителем целой династии Глоболевичей, которые с незапамятных времён верно служили их семье.
      – Пан Анджей, – вежливо обратился дворецкий к юноше, – позвольте я вас немного отвлеку.
      Парень уже привык, что в этом доме его имя произносят на польский манер, но после сегодняшних открытий такое обращение как-то по-особенному резануло слух.
      – Я полностью к вашим услугам, – собрался Андрей.
      – Данута Збаражская просила передать, что её и пани Здзиславы не будет некоторое время, им пришлось задержаться по делам, а впереди выходные дни, которыми вы вправе распорядиться по своему усмотрению. В этом конверте пятьсот злотых вашего аванса и доверенность на машину, которая стоит в гараже. Вы можете съездить в город и, вообще, пользоваться автомобилем в любое удобное для вас время, – управляющий положил на стол бумажный пакет.
      Андрея ошарашил этот поворот событий. С одной стороны, ему действительно очень льстило такое непонятно-благосклонное отношение хозяйки дома к нему. Но с другой стороны, парень хотел разобраться с тайной картины из подземелья, ведь это касалось судьбы Здзиславы. Поэтому юноша решил идти ва-банк:
      – Благодарю вас, пан Кшиштоф. Но могу ли я осмелиться задать вам один вопрос?
      – Пожалуйста, – не моргнув глазом, ответил управляющий.
      – Вчера мы с пани Здзиславой наткнулись на потайную комнату под скульптурой спящего ангела в парке. Рассказывала ли девушка об этом своей матери? А если да, то почему от пани Дануты не последовало никакой реакции? За завтраком она даже не затронула эту тему. Не думаю, что от вас, как от хранителя секретов семьи Збаражских скрыли это событие.
      – Вы правы, я в курсе дела. То, что спящий ангел – это Любомирский знали все. Но про подземную комнату было неизвестно. Почему такая реакция пани Дануты? В ту ночь она вернулась из клиники, где обрабатывались анализы её дочери. Пани Здзислава больна, и как выяснилось, смертельно. Врачи поставили неутешительный диагноз – лейкемия. Поэтому пани Данута не могла ни о чём другом думать, кроме этого. Утром после завтрака женщины уехали делать повторные анализы. Мы все сейчас молимся, чтобы диагноз не подтвердился. Перед отъездом Данута Збаражская просила меня не только вручить вам этот конверт, но и кое-что рассказать. Вы, наверное, уже знаете о проклятии семьи Збаражских, если работаете с архивом?
      – Да, конечно. Женщины рода не доживают до двадцати лет.
      – Если-бы это касалось какого-то генетического заболевания, то решать проблему можно было бы при помощи медицинских достижений, но всё обстоит не так. Да, несколько смертей связано с эпидемиями – чума, оспа, холера. Но другие девушки погибали от несчастных случаев – пожаров, удара молнии, неосторожного обращения с оружием, загрызённые волками, и даже подавившись обычной абрикосовой косточкой. Поэтому, какими бы атеистами и прагматиками мы не были, но всё говорит о действительном проклятии, потому что другого объяснения нет.
      – Вы, в самом деле, верите во всю эту мистику? – не удержался Андрей. – По-моему, это обычный набор фатальных случайностей. Мы живём в двадцать первом веке. Мистицизм – удел наших дремучих предков, но мы-то с вами современные люди.
      – Да, мы с вами современные люди, пан Анджей, – ответил управляющий, – но череда, как вы говорите, фатальных случайностей на протяжении шести столетий – это уже закономерность. Многие светлые умы пытались найти разумное объяснение этому, однако подвести сколь-нибудь обоснованную научную базу под серией смертей так и не удалось. Пани Данута, когда выходила замуж за Леслава Збаражского тоже относилась скептически к этой проблеме, как и вы. Но произошёл случай, который заставил её поменять мнение. У пана Леслава была младшая сестра Агнешка. За несколько дней перед двадцатилетием девушки брат решил сделать ей подарок. Агнешка любила лошадей, и пан Леслав повёз её к своему приятелю на конную ферму, чтобы выбрать породистого рысака. Там произошёл несчастный случай – девушка упала с лошади и сломала шею. Эту трагедию переживала вся семья. А ещё у пана Леслава была племянница Кристина. Когда она готовилась отпраздновать своё девятнадцатилетние, щедрый дядя решил подарить ей какую-нибудь хорошую машину. В автосалон они отправились вместе. За руль приобретённого Порше на обратном пути сел сам пан Леслав, чтобы не рисковать. Он был опытным водителем, но на горном серпантине не справился с управлением, хотя по этой дороге ездил неоднократно. Автомобиль сорвался в пропасть и разбился. Погибли оба. Пани Данута стала вдовой, когда её дочери было чуть больше двух лет. Вот тогда женщина запаниковала. От её скепсиса не осталось и следа. Теперь вы понимаете, что всё это не случайности, а настоящее проклятие семьи? Пережив две смерти своих родственниц, не доживших до двадцати лет, Данута Збаражская крепко задумалась о судьбе Здзиславы.
      Пока управляющий рассказывал, Андрей менялся в лице, внутри его сознания шёл бурный процесс переоценки материалистических убеждений. Глоболевич уничтожал их жестокой аргументацией неоспоримых фактов. Но главное, Здзиславе сейчас восемнадцать лет, что ждёт её в обозримом будущем?
      – А вы можете подробнее рассказать о Здзиславе и Анджее, которые жили в девятнадцатом веке, возможно, там кроется ключ к разгадке тайны этих смертей? – попросил Андрей.
      – Пани Данута тоже так считает, – согласился управляющий, – по этой причине она и пригласила вас, заметив удивительное сходство с Любомирским. Не поверите, но неожиданная встреча приснилась ей накануне вашего приезда в Пшемысль, хотя на вокзале она оказалась совершенно случайно. Однако давайте возвратимся в девятнадцатый век. Как вы уже знаете, Здзислава и Анджей были помолвлены. Юноша всем сердцем мечтал изменить предначертания злого рока семьи Збаражских. Любомирский тогда служил в кавалерии Александра Первого. Он привёз из российской империи для своей невесты маленький медальон-оберег, который освятил сам митрополит Московский Платон. Вернувшись в Россию, пан Анджей продолжил службу. А потом Збаражские получили письмо от полковника Пулавского, в котором сообщалось о гибели Любомирского. Для пани Здзиславы это был настоящий удар. Она не смогла пережить смерть любимого. Забравшись на высокий утёс, девушка бросилась с него в бушующий речной поток. Её тело найти не удалось. Но пан Анджей оказался жив. Среди солдатских трупов, подлежащих захоронению, какая-то сестра милосердия обнаружила дышащего человека. Это был Любомирский. Выздоровев, он приехал в Польшу, где узнал, что его возлюбленная покончила собой. Позже Збаражские узнали, что вернувшись в Россию, пан Анджей женился на простолюдинке, которая его выходила. Больше о Любомирском ничего не известно.
      Как только управляющий покинул библиотеку, Андрей вытащил мобильный телефон:
      – Бабуля, привет! У меня всё в порядке, подробнее поговорим позже, а сейчас скажи мне: у тебя был предок по имени Анджей Любомирский?
      – Да, это мой прапрадед, а что?
      – Ты не могла бы мне о нём рассказать?
      – Сама я его не видела. Знаю только, что он был гусаром Александра Первого во время войны восемьсот двенадцатого года.
      – А подробнее?
      – У Анджея была невеста в Польше, которая, вроде, чем-то болела, а, может, я и ошибаюсь. Но прапрадед отвёз ей нательную иконку Казанской Божьей Матери, которую освятил у главы Московской епархии митрополита Платона. Этот оберег должен был её исцелить. А потом Анджея тяжело ранило, где-то под Москвой. Его выходила сестра милосердия Евдокия. Но когда прапрадед приехал в Польшу, то узнал, что его невеста покончила собой. Он вернулся в Россию и женился на моей прапрабабке Евдокии, которая и была той самой сестрой милосердия.
      – Бабуль, а что за нательную иконку ты подарила мне на двадцатилетие? Ты ещё сказала, что я должен потом передать её своей дочери, твоей правнучке, когда та родится.
      – Так это и есть тот оберег.
      – Как?!
      – Перед смертью мой прапрадед очень хворал. Однажды к нему в больницу пришла монашка полячка. Она рассказала странную историю. К ним в обитель как-то привели потерявшую память девушку, которая потом осталась в общине. И только в глубокой старости, а точнее, на смертном одре монахиня стала что-то вспоминать. Она сжимала в кулаке свой нательный оберег, и всё время повторяла: «Ненаглядный мой Анджей Любомирский – это его иконка». В бреду она рассказала, где служил её возлюбленный. Своего имени она так и не вспомнила. Когда монахиню похоронили, одна из послушниц дала обет найти Анджея Любомирского, чтобы вернуть ему этот оберег. Прапрадед сразу узнал иконку. С того времени она передаётся по наследству женщинам нашего рода. Но у меня,так уж распорядилась непредсказуемая судьба, родился сын, а у него – ты. Внучку мне, похоже, учитывая возраст твоих родителей, никогда уже не дождаться. Разве что, правнучку – надежда только на тебя.
      – Будет у тебя правнучка, бабуля! – радостно воскликнул Андрей. – Обязательно будет!
      Возбуждённый юноша помчался в клинику, адрес которой узнал от Кшиштофа Глоболевича. Парня встретила убитая горем Данута, состояние дочери, согласно последним анализам было катастрофическим. Но когда отчаявшаяся мать узнала об иконке, в её глазах засветилась надежда. Андрей снял с шеи оберег и протянул его женщине. Здзислава находилась в реанимационном отделении, так что парня к ней не пустили. Юноша вернулся в замок.
      Весь следующий день парень маялся, как на иголках. Он ждал звонка от Дануты, которая должна была сообщить последние известия из больницы. Мобильный телефон зазвонил лишь под вечер.
      – Андрей! – раздался взволнованный голос Дануты. – Чудо произошло! Врачи в полном недоумении. Последние анализы показали, что девочка как будто прошла курс интенсивного лечения, которое ещё и не начиналось. Доктора хотят понаблюдать за Здзиславой пару дней, после чего нас отпустят.
      – Два дня? Это же – целая вечность! – подскочил юноша. – Я немедленно к вам выезжаю.     
                        
      

 

© Copyright: Сергей Шевцов, 2019

Регистрационный номер №0453051

от 20 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0453051 выдан для произведения:
      Ночь. Дождь. Открытая балконная дверь. Тянет сыростью и запахом озона. Непроглядная тьма вползает в комнату, будто хищный зверь. Падающие из бездонного космоса нескончаемые струи небесной влаги заполняют онемевшее пространство монотонным гудящим шумом. Время замерло, растворив в себе последние мысли. У лежащего на кровати Андрея даже не возникает желания включить свет, или хотя бы прикрыть балконную дверь, через которую просачивается дождевая вода. Яркая вспышка молнии на мгновение разрывает чёрный квадрат мироздания, а через несколько секунд слышится запоздалый взрыв грома, но в уже в наглухо затянувшейся чернильной темени. Дождь перерастает в шелестящий ливень, а огненные гостьи из поднебесья начинают устраивать дикие пляски под грохот заоблачных барабанов. В разразившуюся дьявольскую фантасмагорию врывается сумасшедший хохот филина, словно предупреждение о надвигающейся беде. При таком антураже «Кошмара на улице Вязов» невольно ожидаешь появления маньяка-убийцы Фредди Крюгера. Однако вместо него Андрей снова видит себя, вынырнувшего из ниоткуда. Двойник упирается ладонями в оконное стекло и что-то беззвучно говорит. Он мог бы войти в комнату, но почему-то не делает этого. Юноша хочет встать, чтобы подойти к своему ожившему отражению, но ноги отказываются подчиняться. Призрак что-то пишет пальцем на окне и медленно растворяется в воздухе. Через минуту он исчезает, а на запотевшем стекле остаётся надпись: «вспомни всё», словно в одноимённом боевике с участием Арнольда Шварценеггера.
      Этот сон в последнее время часто снится Андрею, оставляя в душе тревожный след, потому что смысл ночного происшествия непонятен парню. Что нужно вспомнить? Перед поездкой в Польшу к юноше опять приходил во сне его близнец.
      В прошлом году приятели из университета уговорили Андрея, хорошо владеющего польским языком, съездить с ними в Речь Посполитую на сбор «трускавки», так ляхи называют клубнику. Безвиз давал возможность нищим учащимся немного подзаработать на каникулах за пределами «ридной нэньки». Парень отбарабанил на ягодных грядках весь июль от звонка до звонка. Условия, конечно, не санаторные – комната на шесть человек и питание всухомятку из сельского магазинчика. Да и пахать приходилось, не разгибаясь, с шести утра до позднего вечера. Однако тысячу восемьсот злотых парень домой привёз. Для украинского студента это совсем неплохие деньги. На них Андрей прекрасно отдохнул в августе и даже немного прибарахлился. В этом году юноша рассчитывал заработать не меньше.
      На дремлющий перрон вокзала приграничного городка Пшемысль из киевского поезда вылился стремительный поток гастарбайтеров, заполнив всё пространство сумбурным русско-украинским гомоном. Андрей оглянулся по сторонам, немного постоял, собираясь с мыслями и пропуская сумасшедшую толпу, потом закинул на плечи небольшой рюкзачок и неторопливо направился к автостоянке, куда должен был подъехать микроавтобус его работодателя Багумила. Парень вытащил из кармана пачку сигарет, на которой записал номер нужной ему машины. Но такого автомобиля на стоянке не оказалось. «Ну, конечно, – подумал юноша, – чего ему спешить? Он же хозяин, а я его батрак. Так что придётся подождать». Часы медленно тянулись в удушливой жаре, изматывая нервы и повышая градус внутреннего напряжения. Но микроавтобус Багумила не появлялся. Когда стал наступать вечер, Андрей отважился позвонить своему нанимателю по мобильнику, но абонент находился вне зоны доступа. Парень совсем пал духом – не ночевать же ему на этой проклятой автостоянке в ожидании непунктуального поляка?
      – Пан кого-то ищет? – раздался женский голос, отвлекая юношу от неприятных мыслей.
      Андрей посмотрел на подошедшую стильно одетую довольно интересную брюнетку бальзаковского возраста:
      – Да. Меня должны были забрать отсюда, но машина почему-то не приехала.
      – Пан прибыл на сбор трускавки?
      – Да, пани. У меня договорённость с одним из фермеров.
      – Так вот, что я скажу пану: если ваш работодатель не приехал до шести вечера, то можете про него забыть. Никто уже не будет очертя голову мчаться сюда на ночь глядя.
      – Но мы же договаривались, – расстроился парень.
      – Это ничего не означает. Практичный фермер, по всей видимости, нашёл замену пану – вон какое количество рабочей силы приехало на киевском поезде. Кто-то оказался проворнее вас, а хозяину плантации всё равно кого брать на сбор урожая.
      – Но как же так?
      – Сразу видно, пан – новичок, – ухмыльнулась женщина, – кто к нам давно ездит, разумеет, что законы рынка безжалостны и требуют максимальной расторопности.
      Андрей окончательно приуныл, не зная, что ему делать дальше. А полячка тем временем внимательно рассматривала парня и тоже что-то прикидывала в уме.
      – Если пан желает, может поработать у меня, – неожиданно предложила дама, – я плачу тысячу долларов в месяц.
      О таком заработке юноша даже не мечтал, поэтому сразу согласился. Андрей не стал уточнять, чем ему придётся заниматься – за такие деньги он был готов выполнять самую тяжёлую работу. Но уже в машине женщина, которая представилась Данутой Збаражской, сообщила, что ей нужен человек для составления каталога книг, писем, и других раритетов на русском языке, имеющихся в её обширной библиотеке. Збаражская оказалась представительницей древней княжеской фамилии, которая была ветвью рода Несвицких, а те в свою очередь происходили из турово-пинских Рюриковичей, как и первые русские цари.
      Андрею предоставили отдельную комнату с балконом в огромном трёхэтажном доме, похожем на средневековый замок. И на еду не пришлось тратиться, как во время первой поездки в Польшу. По непонятной привилегии парню предложили питаться за общим столом с хозяйкой дома и её восемнадцатилетней дочерью Здзиславой. И это при том, что у Збаражской были управляющий, повар, горничная и садовник, которые кормились отдельно.
      Библиотека, где начал трудиться Андрей, произвела на парня неизгладимое впечатление. Огромное помещение высотой в два этажа было сплошь заставлено стеллажами, к верхним полкам которых можно добраться лишь по стремянке. Тут находилась литература на польском, немецком, французском, персидском и других языках. Но русское отделение занимало относительно небольшую площадь. Если с книгами особых проблем не было – нужно только переписать названия, имена авторов и год выпуска, то с письмами всё обстояло сложнее. Их требовалось рассортировать по времени переписки и по адресатам.
      Работа, как определил для себя Андрей, была «непыльной». Кроме того его никто не подгонял в шею. Данута Збаражская даже предложила: «Я понимаю, что каталогизация писем требует умственного напряжения, ведь разобраться с тематикой и рассортировать корреспонденцию не так просто. Поэтому, чтобы немного отвлечься от работы и расслабится, выходите иногда в парк. Там часто гуляет Здзислава. Беседы с вами на русском языке будут для неё хорошей разговорной практикой. В нашем доме совсем не часто появляются русскоговорящие люди, а девушке предстоит поступать в МГИМО».
      Однако Андрей, прежде всего, занялся не письмами, а книгами, с которыми хотел по-быстрому разобраться, поэтому перерыв в свой первый рабочий день он сделал только на обед. Но после ужина парень решил, что для начала трудовой деятельности поработал достаточно плодотворно, так что можно воспользоваться предложением Дануты прогуляться по парку.
      Это оказался настоящий лес, только аккуратно прореженный. Затейливые кустарники и цветники, вне всякого сомнения, разбивал на группы ландшафтный дизайнер, а деревья были словно вставлены в бархатный травянистый ковёр без единого сорняка. По центру парка вилась мощеная аллея со скамейками, но по стриженым газонам можно пройтись в любую сторону, а там было на что посмотреть. Профессиональная рука архитектора разбросала по полянам самый разнообразный декор. За рощицей сакуры скрывался небольшой ставок, где в лазурной воде плавали золотые карпы. В других местах размещались причудливые фонтаны и много разнообразных скульптур. Осмотреть всё это великолепие за один вечер невозможно. К тому же парень рассчитывал, что его гидом будет Здзислава. Но девушка, почувствовав за ужином лёгкое недомогание, принесла Дануте и Андрею свои извинения, после чего удалилась к себе в комнату. Это очень огорчило юношу, который начал испытывать явную симпатию к юной красавице. Правда, парня утешала мысль, что он сюда ещё не раз вернётся, и обязательно с Здзиславой.
      День был так наполнен впечатлениями, что как только голова Андрея коснулась подушки, он мгновенно погрузился в сон. В ночных грёзах опять шёл дождь, врывающийся в открытую балконную дверь. Однако что-то было не так, как в прежних снах. Это оказался не его балкон в украинской квартире, а тот, что находился в польском замке, где юноша сейчас пребывал. Снова сверкали молнии, и разрывался гром, а филин демонически хохотал. Но двойник в этот раз не материализовался из воздуха, а влетел в комнату на крыльях. Он подошёл к лежащему парню, посмотрел ему в глаза и отчётливо произнёс: «Вспомни всё. Ты должен это сделать».
      Андрей проснулся в холодном поту. Сновидения с близнецом становились навязчивыми. Причём действие переместилось из Украины в Польшу. Но парень решил не заморачиваться на сей счёт, тем более что у него было много работы в библиотеке.
      За завтраком юноша исподтишка посматривал в сторону хозяйской дочки. Он невольно любовался девушкой. Её красота, обаяние и грациозность сводили с ума. Неожиданно Андрей осознал, что по уши влюбился. Такого с ним раньше не было. И даже в библиотеке парню с трудом удавалось сосредоточиться на книгах, поскольку все его мысли неудержимо рвались к Здзиславе. Работа в такой обстановке просто валилась из рук. Чтобы немного угомонить чувства, Андрей решил выйти в парк перекурить.
      И тут он увидел её. Сердце бешено заколотилось, а ноги сами понеслись к предмету пылкого обожания. Здзислава встретила юношу обворожительной улыбкой, чем окончательно добила парня. Андрея окутал какой-то феерический туман. Он что-то говорил, читал стихи, щеголял остротой ума, в общем, вёл себя, как потерявший голову мальчишка. Юноша и девушка быстро перешли на «ты», а пробежавшая между ними искра опьянила обоих. Андрей с трудом сдерживался, чтобы не заключить красавицу в свои объятия, но внутренний голос подсказывал, что нельзя торопить события. Любовь должна созреть, как виноградная гроздь под живительным ярким солнцем.
      – А я, кажется, знаю, почему мама привела тебя в наш дом, – неожиданно сказала Здзислава игривым тоном, – ты похож на ангела.
      – Я похож на ангела? – опешил юноша.
      – Да. Пойдём, покажу, – девушка схватила Андрея за руку и потащила вглубь парка.
      Молодые люди подошли к одной из декоративных скульптур, окружённой голубыми елями. Это был мраморный ангел, который, сложив крылья, прилёг на землю отдохнуть. Его голова покоилась на подушке, а руки он сложил, будто спящий ребёнок. Но что самое удивительное, лицо херувима – это вылитый Андрей. Даже вьющиеся длинные волосы ничем не отличались от прядей живого близнеца.
      – Видишь, – сказала Здзислава, – такое впечатление, что скульптор, высекая из камня свой шедевр, смотрел на тебя.
      – Не может быть, – только и смог выдавить ошеломлённый юноша, – мистика какая-то.
      Под впечатлением увиденного парню стоило больших усилий взять себя в руки, чтобы продолжить работу в библиотеке. Парковая статуя весь день будоражила сознание юноши. И даже ночью она продолжала его преследовать. Во сне Андрей и Здзислава, держась за руки,  подошли к мраморному ангелу. Юноша присел на корточки, чтобы внимательно рассмотреть лицо скульптурного близнеца. Девушка стояла рядом, поглаживая Андрея по голове, и нежно перебирая пальцами густые волнистые волосы. Потом она наклонилась к спящему изваянию и нажала на один из каменных локонов. Сработал хитрый механизм, и скульптура поехала в сторону. Под изваянием открылся проём, в котором были видны ступени, ведущие вниз. Парень и девушка начали спускаться, и в этот момент Андрей проснулся.
      На следующий день, придя после завтрака в библиотеку, юноша работал, всё время, оглядываясь на окно. Ему не терпелось сообщить Здзиславе о своём фантастическом ночном видении. И как только он увидел прогуливающуюся девушку, сразу выскочил в парк. Схватив Здзиславу за руку, Андрей потащил её к каменному ангелу, рассказывая по дороге, что ему приснилось. Подойдя к скульптуре, юноша нагнулся к мраморной голове. Один завиток выглядел, как будто его приклеили после отлома. Соединение казалось практически незаметным, но оно было.
      – Ты видишь это? – спросил Андрей, указывая на неприметный шов.
      – Думаешь, рычаг скрытого механизма? – задумчиво ответила девушка.
      – А это мы сейчас проверим, – сказал юноша, нажимая на локон.
      Мраморная конструкция начала двигаться. Здзислава вскрикнула от неожиданности и прижалась к Андрею.
      – Испугалась? А во сне старинный механизм запускала ты, – юноша, бережно обнял девушку за плечи.
      Достав из кармана фонарик, Андрей первым шагнул вниз, протягивая руку Здзиславе, чтобы та, спускаясь, могла на неё опереться. Под скульптурой оказалась небольшая комнатка. В ней ничего не было кроме двух вертикальных щитов, завешенных зелёной тканью.
      – Что это? – спросила девушка.
      – Сейчас узнаем, – Андрей резко дёрнул за материю, скрывающую левый предмет.
      Это оказалось обычное зеркало, которое отразило в полный рост стоящую возле него пару. Юноша и девушка переглянулись, не понимая, зачем нужно было так хитроумно прятать столь заурядную вещь. Но когда была сорвана вторая накидка, по спинам парня и девушки пробежал холодок. За тканью пряталась картина, на которой были изображены взявшиеся за руки Андрей и Здзислава. Стоящее рядом зеркало безапелляционно подтверждало, что это именно они. Отличие было только в одежде. Нарисованных влюблённых наряжал портной девятнадцатого века.
      – Что всё это значит? – Здзислава испуганно посмотрела на Андрея.
      – Не знаю, – ответил оторопевший юноша, – а мама тебе ничего не рассказывала?
      – Нет. Но сейчас, наверное, ей придётся рассказать. Неспроста же она привела тебя к нам в дом?
      – Я видел, как пани Данута утром уезжала на своей машине, но когда она вернётся, мы обязательно вместе сюда спустимся, – твёрдо произнёс юноша, – может тогда что-нибудь удастся выяснить.
      Обед и ужин прошли без хозяйки дома. Данута приехала только поздно ночью. Утром Андрей вошёл в столовую на завтрак. Юноша поздоровался и сел на своё место. Начинать первым разговор о вчерашнем событии он посчитал нетактичным, к тому же Здзислава, наверняка, всё уже успела рассказать матери. Однако женщины сидели с каменным выражением лиц, будто ничего не произошло. Горничная привычно разносила блюда, а застольная беседа свелась к нескольким банальным фразам. Андрей ничего не понимал, но правила этикета не позволяли ему проявить инициативу. После завтрака Данута и Здзислава куда-то уехали, оставив парня в полном недоумении.
      Перед работой в библиотеке Андрей решил наведаться к таинственной скульптуре. Ангел лежал на своём месте, закрывая подземную комнату – кто-то вернул его в первоначальное положение. Нажимать на потайной рычаг юноша не осмелился, поскольку не знал, как эту махину потом двигать обратно. Вернувшись в библиотеку, Андрей отложил книги, и решил покопаться в письмах и документах, а вдруг там найдутся ответы на некоторые вопросы. Да и интернет неплохое подспорье – ведь Збаражские не последние люди в Польше, данные о них наверняка имеются в Википедии.
      Обедал Андрей в одиночестве, его сотрапезницы ещё не вернулись. После ланча парень решил пройтись по галерее над холлом первого этажа – там были развешены портреты семейства Збаражских, начиная с пятнадцатого века. Юноша успел узнать из подшивок газет и интернетовских публикаций, что над родом старинной фамилии висел злой рок – всё женское потомство клана умирало в юном возрасте, не дожив до двадцати лет. Портреты в галерее это явственно подтверждали. Если мужчины были представлены от мальчиков до глубоких старцев, то женская линия обрывалась в разгар цветущей юности. С таким непонятным феноменом Андрей ещё не сталкивался. Возле одной картины юноша застыл, как вкопанный. Там была изображена Здзислава, что и подтверждалось надписью на раме. Только эта тёзка-близнец дочери Дануты была нарисована в тысяча восемьсот двенадцатом году. Теперь парень знал, что за девушка запечатлена на картине в комнате под мраморным ангелом. Но кто тот юноша, который стоял рядом с ней, похожий на Андрея, словно две капли воды?
      Парень с головой погрузился в изучение старинных раритетов. Он хотел узнать всё, что только можно про Здзиславу из девятнадцатого века. Выяснилось, что девушка была помолвлена с Анджеем Любомирским, который служил у русского императора Александра Первого. Выходит, это он стоял рядом с Здзиславой на картине в потайной комнате? Полученная информация повергла юношу в шок. Во-первых, имя Анджей очень созвучно его собственному. Во-вторых, девичья фамилия бабушки Андрея по отцу – именно Любомирская. Невероятно фантастическое совпадение! Неужели наречённый Здзиславы является предком Андрея? Это было потрясающее открытие, которое сразу напрашивалось на ум. То, что у бабушки польские корни, Андрей, несомненно, знал. Это она обучила внука языку Адама Мицкевича. Правда, в архиве Збаражских нашлось письмо от некого полковника Пулавского, в котором сообщалось, что поручик Анджей Любомирский погиб смертью храбрых в битве под Салтановкой, защищая Москву от наполеоновского вторжения. Но если славный поляк умер, то, как он мог быть пращуром Андрея? Здесь маячила явная нестыковка.
      В библиотеку вошёл Кшиштоф Глоболевич, управляющий делами Збаражских. Подтянутый семидесятилетний поляк являлся образцом вышколенности в сочетании с подчёркнутым чувством собственного достоинства. Здзислава рассказывала, что он был представителем целой династии Глоболевичей, которые с незапамятных времён верно служили их семье.
      – Пан Анджей, – вежливо обратился дворецкий к юноше, – позвольте я вас немного отвлеку.
      Парень уже привык, что в этом доме его имя произносят на польский манер, но после сегодняшних открытий такое обращение как-то по-особенному резануло слух.
      – Я полностью к вашим услугам, – собрался Андрей.
      – Данута Збаражская просила передать, что её и пани Здзиславы не будет некоторое время, им пришлось задержаться по делам, а впереди выходные дни, которыми вы вправе распорядиться по своему усмотрению. В этом конверте пятьсот злотых вашего аванса и доверенность на машину, которая стоит в гараже. Вы можете съездить в город и, вообще, пользоваться автомобилем в любое удобное для вас время, – управляющий положил на стол бумажный пакет.
      Андрея ошарашил этот поворот событий. С одной стороны, ему действительно очень льстило такое непонятно-благосклонное отношение хозяйки дома к нему. Но с другой стороны, парень хотел разобраться с тайной картины из подземелья, ведь это касалось судьбы Здзиславы. Поэтому юноша решил идти ва-банк:
      – Благодарю вас, пан Кшиштоф. Но могу ли я осмелиться задать вам один вопрос?
      – Пожалуйста, – не моргнув глазом, ответил управляющий.
      – Вчера мы с пани Здзиславой наткнулись на потайную комнату под скульптурой спящего ангела в парке. Рассказывала ли девушка об этом своей матери? А если да, то почему от пани Дануты не последовало никакой реакции? За завтраком она даже не затронула эту тему. Не думаю, что от вас, как от хранителя секретов семьи Збаражских скрыли это событие.
      – Вы правы, я в курсе дела. То, что спящий ангел – это Любомирский знали все. Но про подземную комнату было неизвестно. Почему такая реакция пани Дануты? В ту ночь она вернулась из клиники, где обрабатывались анализы её дочери. Пани Здзислава больна, и как выяснилось, смертельно. Врачи поставили неутешительный диагноз – лейкемия. Поэтому пани Данута не могла ни о чём другом думать, кроме этого. Утром после завтрака женщины уехали делать повторные анализы. Мы все сейчас молимся, чтобы диагноз не подтвердился. Перед отъездом Данута Збаражская попросила меня не только вручить вам этот конверт, но и кое-что рассказать. Вы, наверное, уже знаете о проклятии семьи Збаражских, если работаете с архивом?
      – Да, конечно. Женщины рода не доживают до двадцати лет.
      – Если-бы это касалось какого-то генетического заболевания, то решать проблему можно было бы при помощи медицинских достижений, но всё обстоит не так. Да, несколько смертей связано с эпидемиями – чума, оспа, холера. Но другие девушки погибали от несчастных случаев – пожаров, удара молнии, неосторожного обращения с оружием, загрызённые волками, и даже подавившись обычной абрикосовой косточкой. Поэтому, какими бы атеистами и прагматиками мы не были, но всё говорит о действительном проклятии, потому что другого объяснения нет.
      – Вы, в самом деле, верите во всю эту мистику? – не удержался Андрей. – По-моему, это обычный набор фатальных случайностей. Мы живём в двадцать первом веке. Мистицизм – удел наших дремучих предков, но мы-то с вами современные люди.
      – Да, мы с вами современные люди, пан Анджей, – ответил управляющий, – но череда, как вы говорите, фатальных случайностей на протяжении шести столетий – это уже закономерность. Многие светлые умы пытались найти разумное объяснение этому, но подвести сколь-нибудь обоснованную научную базу под серией смертей так и не удалось. Пани Данута, когда выходила замуж за Леслава Збаражского тоже относилась скептически к этой проблеме, как и вы. Но произошёл случай, который заставил её поменять мнение. У пана Леслава была младшая сестра Агнешка. За несколько дней перед двадцатилетием девушки брат решил сделать ей подарок. Агнешка любила лошадей, и пан Леслав повёз её к своему приятелю на конную ферму, чтобы выбрать породистого рысака. Там произошёл несчастный случай – девушка упала с лошади и сломала шею. Эту трагедию переживала вся семья. А ещё у пана Леслава была племянница Кристина. Когда она готовилась отпраздновать своё девятнадцатилетние, щедрый дядя решил подарить ей какую-нибудь хорошую машину. В автосалон они отправились вместе. За руль приобретённого Порше на обратном пути сел сам пан Леслав, чтобы не рисковать. Он был опытным водителем, но на горном серпантине не справился с управлением, хотя по этой дороге ездил неоднократно. Автомобиль сорвался в пропасть и разбился. Погибли оба. Пани Данута стала вдовой, когда её дочери было чуть больше двух лет. Вот тогда женщина запаниковала. От её скепсиса не осталось и следа. Теперь вы понимаете, что всё это не случайности, а настоящее проклятии семьи? Пережив две смерти своих родственниц, не доживших до двадцати лет, Данута Збаражская крепко задумалась о судьбе Здзиславы.
      Пока управляющий рассказывал, Андрей менялся в лице, внутри его сознания шёл бурный процесс переоценки материалистических убеждений. Глоболевич уничтожал их жестокой аргументацией неоспоримых фактов. Но главное, Здзиславе сейчас восемнадцать лет, что ждёт её в обозримом будущем?
      – А вы можете подробнее рассказать о Здзиславе и Анджее, которые жили в девятнадцатом веке, возможно, там кроется ключ к разгадке тайны этих смертей? – попросил Андрей.
      – Пани Данута тоже так считает, – согласился управляющий, – по этой причине она и пригласила вас, заметив удивительное сходство с Любомирским. Не поверите, но неожиданная встреча приснилась ей накануне вашего приезда в Пшемысль, хотя на вокзале она оказалась совершенно случайно. Однако давайте возвратимся в девятнадцатый век. Как вы уже знаете, Здзислава и Анджей были помолвлены. Юноша всем сердцем мечтал изменить предначертания злого рока семьи Збаражских. Любомирский тогда служил в кавалерии Александра Первого. Он привёз из российской империи для своей невесты маленький медальон-оберег, который освятил сам митрополит Московский Платон. Вернувшись в Россию, пан Анджей продолжил службу. А потом Збаражские получили письмо от полковника Пулавского, в котором сообщалось о гибели Любомирского. Для пани Здзиславы это был настоящий удар. Она не смогла пережить смерть любимого. Забравшись на высокий утёс, девушка бросилась с него в бушующий речной поток. Её тело найти не удалось. Но пан Анджей оказался жив. Среди солдатских трупов, подлежащих захоронению, какая-то сестра милосердия обнаружила дышащего человека. Это был Любомирский. Выздоровев, он приехал в Польшу, где узнал, что его возлюбленная покончила собой. Позже Збаражские узнали, что вернувшись в Россию, пан Анджей женился на простолюдинке, которая его выходила. Больше о Любомирском ничего не известно.
      Как только управляющий покинул библиотеку, Андрей вытащил мобильный телефон:
      – Бабуля, привет! У меня всё в порядке, подробнее поговорим позже, а сейчас скажи мне: у тебя был предок по имени Анджей Любомирский?
      – Да, это мой прапрадед, а что?
      – Ты не могла бы мне о нём рассказать?
      – Сама я его не видела. Знаю только, что он был гусаром Александра Первого во время войны восемьсот двенадцатого года.
      – А подробнее?
      – У Анджея была невеста в Польше, которая, вроде, чем-то болела, а, может, я и ошибаюсь. Но прапрадед отвёз ей нательную иконку Казанской Божьей Матери, которую освятил у главы Московской епархии митрополита Платона. Этот оберег должен был её исцелить. А потом Анджея тяжело ранило, где-то под Москвой. Его выходила сестра милосердия Евдокия. Но когда прапрадед приехал в Польшу, то узнал, что его невеста покончила собой. Он вернулся в Россию и женился на моей прапрабабке Евдокии, которая и была той самой сестрой милосердия.
      – Бабуль, а что за нательную иконку ты подарила мне на двадцатилетие? Ты ещё сказала, что я должен потом передать её своей дочери, твоей внучке, когда та родится.
      – Так это и есть тот оберег.
      – Как?!
      – Перед смертью мой прапрадед очень хворал. Однажды к нему в больницу пришла монашка полячка. Она рассказала странную историю. К ним в обитель как-то привели потерявшую память девушку, которая потом осталась в общине. И только в глубокой старости, а точнее, на смертном одре монахиня стала что-то вспоминать. Она сжимала в кулаке свой нательный оберег, и всё время повторяла: «Ненаглядный мой Анджей Любомирский – это его иконка». В бреду она рассказала, где служил её возлюбленный. Своего имени она так и не вспомнила. Когда монахиню похоронили, одна из послушниц дала обет найти Анджея Любомирского, чтобы вернуть ему этот оберег. Прапрадед сразу узнал иконку. С того времени она передаётся по наследству женщинам нашей фамилии. Но у меня родился сын, а у него – ты. А внучку мне, похоже, при моих годах никогда уже не дождаться. Разве что, правнучку – надежда только на тебя.
      – Будет у тебя правнучка, бабуля! – радостно воскликнул Андрей. – Обязательно будет!
      Возбуждённый юноша помчался в клинику, адрес которой узнал от Кшиштофа Глоболевича. Парня встретила убитая горем Данута, состояние дочери, согласно последним анализам было катастрофическим. Но когда отчаявшаяся мать узнала об иконке, в её глазах засветилась надежда. Андрей снял с шеи оберег и протянул его женщине. Здзислава находилась в реанимационном отделении, так что парня к ней не пустили. Юноша вернулся в замок.
      Весь следующий день парень был, как на иголках. Он ждал звонка от Дануты, которая должна была сообщить последние известия из больницы. Мобильный телефон зазвонил лишь под вечер.
      – Андрей! – раздался взволнованный голос Дануты. – Чудо произошло! Врачи в полном недоумении. Последние анализы показала, что девочка как будто прошла курс интенсивного лечения, которое ещё и не начиналось. Доктора хотят понаблюдать за Здзиславой ещё пару дней, после чего нас отпустят.
      – Два дня? Это же – целая вечность, – подскочил юноша, – я немедленно к вам выезжаю.     
                        
      
 
 
Рейтинг: +21 296 просмотров
Комментарии (20)
Татьяна Белая # 20 июля 2019 в 14:50 +7
Прочитала не отрываясь. Вот и не верь во всю эту мистику, в обереги. Ничего то мы не знаем. Рассказ написан очень красивым и насыщенным языком. Я прямо вспышки молнии видела перед глазами в начале повествования. И вообще, автор знает, о чем пишет. Получила огромное удовольствие. Удачи автору! super-5
Аида Бекеш # 20 июля 2019 в 18:58 +8
Автору браво. Захватывающее чтиво. Умело написано.

v
Александр Джад # 21 июля 2019 в 15:19 +9
Интересный рассказ. Прочитал с удовольствием. С мистикой здесь. конечно, напряг. Но мистика - фантастика, не устану повторять: нет той чёткой грани. Так что и этот и многие рассказы на этом этапе мистико-фантастические и это прекрасно!
Кстати, не перестаю удивляться, как много на нашем сайте достойных прозаиков,произведения которых вызывают лишь сожаление, когда заканчиваются. Хочется продолжения и продолжения.
Удачи автору!
Алексей Ананьев # 21 июля 2019 в 22:29 +7
То, что автор, как говорится в народе,
владеет словом, очевидно. И пишет на все сто процентов.
В итоге рассказ очень хороший.
super
Ольга Баранова # 24 июля 2019 в 11:39 +7
Да...как говорится, ни сучка, ни задоринки. Написано безупречно. Интересно невероятно. Описание грозы, парка в старинном имении Збаражских, странное изваяние спящего ангела с потайной комнатой, похожее на надгробие, ненавязчивая связь времён в тексте - весь этот антураж окутывает текст призрачной пеленой, которая заполняет междустрочие, увлекая читателя вглубь событий.
Автору удачи!
Людмила Комашко-Батурина # 24 июля 2019 в 22:20 +6
Сюжет захватывающий, изложено всё на должном уровне, соответствует теме тура. Победы в конкурсе!
Альфия Умарова # 26 июля 2019 в 13:35 +6
Невероятно захватывающее чтиво. Браво автору! Согласна с Сашей, этого автора хочется читать и читать - настолько интересен сюжет и хорош язык. Крепкая добротная проза, в которой чувствуется рука мастера. Очень, очень занимательно. Понравилось!
Татьяна Стрекалова # 26 июля 2019 в 13:38 +5
История интересная. Правда, сплошные роковые совпадения, так что есть ощущение чего-то искусственного. Всё хорошо в меру. И - уж очень обильно и стремительно: столько событий, что надо роман писать - а Вы всё втиснули в рассказ. Получилось сухое изложение, чувства напрочь отключились: успевай факты переваривать. Торопливо работает голова, итог прочтения "уффф, оглушили". Никого не жалко, никому не сочувствуешь. Нет описаний, картин.
Хм, интересно: Андрей влюбился. Вот он узнаёт о смертельном диагнозе девушки. Это как должно шарахнуть! А он тут же пускается в рассуждения: "Мы живём в двадцать первом веке. Мистицизм – удел наших дремучих предков".
Татьяна Белая # 26 июля 2019 в 14:11 +5
Увы, Татьяна, но правила чемпионата ограничивают количество знаков. У автора чувствуется огромный потенциал, широкие познания. Мог бы, наверное, и роман написать. Но тогда его рассказ сняли бы с конкурса. Автор сумел как раз в сжатом виде поведать об очень многом. Еще раз говорю БРАВО автору и успеха в конкурсе!!! super
Валентин Воробьев # 26 июля 2019 в 20:12 +6
Да, это сюжет для большого романа! Возможно, автор так и сделает, в будущем. А пока мы насладились чтением этого небольшого рассказа, который, как признано всеми, написан безупречно!
Маргарита Тодорова # 27 июля 2019 в 06:44 +4
Рассказ захватывает буквально с первых строк, и затягивает, затягивает... Очень хорошо написано, читать одно удовольствие! Спасибо автору, удачи!
Карим Азизов # 28 июля 2019 в 07:30 +3
Рассказ читается с интересом, профессиональный слог. Но слишком уж заезженный сюжет с родовым проклятием, которое снимает прекрасный юноша. Да ещё одномоментно при помощи иконки-оберега. Вроде бы в мистическом рассказе всё возможно, но в этот рождественский финал совершенно не верится.
Ольга Гавриленко # 29 июля 2019 в 08:45 +1
Да,рассказ достоин стать лидером конкурса.
Написано очень интересно, читается на одном дыхании.
read-11 Удачи в конкурсе! cvety-30
Раушан Галимов # 29 июля 2019 в 20:31 +1
Наконец-то, одно мистическое произведение. Если не обращать внимания на один момент(по-моему): шесть столетий или с девятнадцатого века существует проклятие, то все отлично. Если кто -то считает, что сюжет заезженный, то для мистики это, я считаю, нормальным явлением. Создавать роман из этой истории ни к чему, и рассказ не плохо справился. Удачи! Надеюсь, победа будет Ваша.
Валерий Куракулов # 30 июля 2019 в 09:10 +2
Темп рассказа очень высокий и при этом огромное количество деталей: описания грозы, парка, путешествий в историю. Мне очень понравился рассказ и его мистика!
read-3 smajlik-8 live1
Валерий (он же Ибрагимыч) # 3 августа 2019 в 20:46 +2
Как же мне понравилось Ваша мистика, Сергей! В ней всё просто и заворожительно. Просто, потому что рассказано налегке, без "спецэффектов" практически. А заворожительно оттого, что нельзя было оторваться и хотелось читать и читать.
Я согласен с комментаторами, тема раскрыта Вами, но если Вы расписали бы детально идею, то получился б очень даже увлекательный роман. Попробуете, может быть?
Сергей Шевцов # 4 августа 2019 в 05:44 +2
Валера, ты прав, тут мне уже намекали про роман. Конечно, можно развернуть сюжетные ветви про Анджея, мытарства потерявшей память Здзиславы, жизнь сестры милосердия Евдокии и так далее. Возможно когда-нибудь я и отважусь на такой подвиг, но пока у меня другие планы.
Валерий (он же Ибрагимыч) # 4 августа 2019 в 06:20 +1
Думаю, что Вы, Сергей, смогли бы. Вы - совсем другое дело! У Вас протяжённость мысли, если можно так сказать, с потенциалом, есть куда развивать и это интересно читателям. У меня - нет! Я - эссеист. Я стесняюсь отнимать время у читающих. Это - во-первых. Во-вторых, ума не хватит и терпения.
Марина Домнина # 7 августа 2019 в 20:28 +1
Прочла этот рассказ при судействе. Понравился сразу. Захватил уже с названия, настоящая мистическая проза. Спасибо вам.

osenpar2
Сергей Шевцов # 7 августа 2019 в 20:43 0
Вам спасибо, Марина, за честные и объективные отзывы. flo