Шестнадцать плюс один

10 мая 2019 - Ирина Ковалёва
article447066.jpg

«Невозможно всегда быть героем, но всегда можно оставаться человеком.
И.Гёте"



17 июня 1941 – первая запись
 
«Я никогда в жизни не писал дневников. Даже не знаю, как это верно делать. С чего-то надо начать. Думаю, желательно представиться. Зовут меня Йозеф Шульц. На сегодняшний день я – ефрейтор 714 пехотной дивизии армии Вермахта. Мне тридцать два года. Конечно, в этом возрасте уже не пишут дневников. Но для мемуаров тоже рановато. Почему я пишу? Да просто чувства, порой, переполняют меня, а поделиться тем, что переживаю, не с кем.
Здесь – на чужбине, я часто вспоминаю родной дом. А ещё моё детство. Оно не было безоблачным. Даже, можно сказать, трудным. Однако вспоминается светло, немного с грустинкой. Мне довелось быть самым старшим в семье после смерти моего отца в Первой мировой войне. Как только отца не стало кончились и мои детские игры. Пришлось поступить в ремесленное училище, а потом я стал работать оформителем витрин. Будучи человеком не агрессивным, я всё же с радостью пошёл на фронт. Меня тянула романтика боёв. В моём представлении война – это победное шествие и завоевание более слабых. В принципе, пока всё так и складывается. Нам покоряются города и страны. Мы – триумфаторы! Часто чувство гордости переполняет меня: за свою Родину, за наше командование и за Фюрера!»
 
21 июня 1941 – вторая запись
 
«Выдалась свободная минутка, и я решил написать свои впечатления. Я думаю о тех людях, что живут в этих местах. Они зовут себя сербами. Мне совершенно не понятна их упрямая настойчивость в сопротивлении армии Вермахта. Я не приветствую методов нашей армии. Мне они кажутся через чур жестокими. Но война, есть война. Знаю, что нашими разведчиками обнаружен партизанский отряд. Завтра мы выходим, чтобы найти и обезвредить всех, кто прячется в лесах.»
 
10 июля 1941 – третья запись

«Партизанский отряд разгромлен. Бой проходил под селом со странным названием «Вышевец». Однако руководству не удалось найти тех, кто в селе был связан с партизанами. Было принято очень жестокое решение – расстрелять тех мирных жителей села, кто хоть немного сочувствовал партизанам. Спросите, как таких нашли? В каждом селе обязательно есть человек, который с удовольствием работает на армию Вермахта. В народе таких называют «предателями». Положа руку на сердце, и я не уважал бы подобного соплеменника!»

12 июля 1941 - четвёртая запись
 
«Это самая длинная и самая тревожная ночь в моей жизни! Мне не уснуть! Мамочка! Я вспоминаю тебя! Отец! Только ты мог бы подсказать, как мне быть! Завтра расстрел жителей села. Я не хочу и не могу в этом участвовать! Если я с оружием в руках бьюсь с другими солдатами, это понятно – я выполняю приказ командования. В этом случае, поступить иначе – трибунал за неподчинение. Но завтра передо мной будут просто жители села с таким странным названием! Им завяжут глаза перед расстрелом. Очевидно, не только у меня совесть бунтует - страшно глядеть в глаза тем, кто невинно будет тобой убит! Очень хочется жить! И я мог бы просто выстрелить мимо, чтобы не причинять никому вреда, но в глазах людей тогда навсегда останусь карателем и убийцей! Минуты скользят очень быстро! Впервые я не хочу, чтобы ночь заканчивалась!»
 
         Далее записи обрываются. На следующий день ефрейтор Йозеф Шульц стоял в ряду тех, кто будет расстреливать мирное население. Еще мгновение – и прозвучит команда «Feuer!», после которой 16 человек пополнят бесконечный список жертв Второй мировой войны. Но в этот момент Йозеф откинул в сторону винтовку.
- Что с Вами, Шульц? – грозно спросил офицер, командующий расстрелом. – Или Вы забыли о данной Вами присяге?
- Нет! Я ничего не забыл! И я помню и понимаю главное – я не палач, а солдат!
- Значит Вы отказываетесь выполнять приказ? – уточнил офицер
- Да! – твёрдо ответил Йозеф.
- Тогда у Вас есть выбор: либо Вы подчиняетесь приказу, либо встаёте в строй тех, кто будет расстрелян! Выбирайте! – офицер ожидал, что Йозеф одумается. Однако этого не случилось. Мужчина твёрдым шагом подошёл к копне возле которой стояли шестнадцать мирных жителей села «Вышевец». Мгновение и  всё было кончено.
Через день после этого события командир роты обер-лейтенант Голлуб отправил официальное извещение матери Шульца в Вупперталь о героической гибели ее сына в бою. Там писалось, что ефрейтор Йозеф Шульц отдал свою жизнь за Фюрера и Рейх в бою с «бандитами» Тито. Данный позорный факт для армии Вермахта тщательно скрывался. Утверждали, что это легенда и пропаганда коммунистов. Но оказались свидетели поступка ефрейтора. Мало того, даже сохранилась фотография, которую сделал один из солдат расстрельной команды. На этой фотографии видно, как от строя фашистов к копне сена, к сербам с завязанными глазами, направляется немецкий солдат без шлема и оружия в руках.
 
 
 


В тысяча девятьсот сорок седьмом году точку в споре поставила эксгумация останков погибших. Среди 17-и захороненных один был в форме войск Вермахта.
В Сербии на месте гибели мирных жителей стоит памятник. На нём шестнадцать сербских фамилий и одна немецкая.
 
 
 

© Copyright: Ирина Ковалёва, 2019

Регистрационный номер №0447066

от 10 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0447066 выдан для произведения:

«Нужно иметь немалое мужество,
чтобы отдать жизнь за свою Родину.
Но иногда не меньшее мужество нужно иметь,
чтобы сказать «нет», когда все кругом говорят «да»,
чтобы остаться человеком,
когда все кругом перестали быть людьми!"
М.Ромм 



17 июня 1941 – первая запись
 
«Я никогда в жизни не писал дневников. Даже не знаю, как это верно делать. С чего-то надо начать. Думаю, желательно представиться. Зовут меня Йозеф Шульц. На сегодняшний день я – ефрейтор 714 пехотной дивизии армии Вермахта. Мне уже тридцать два года. Конечно, в этом возрасте уже не пишут дневников. Но для мемуаров тоже рановато. Почему я пишу? Да просто чувства, порой, переполняют меня, а поделиться тем, что переживаю, не с кем.
Здесь – на чужбине, я часто вспоминаю родной дом. А ещё моё детство. Оно не было безоблачным. Даже, можно сказать, трудным. Однако вспоминается светло, немного с грустинкой. Мне довелось быть самым старшим в семье после смерти моего отца в Первой мировой войне. Как только отца не стало кончились и мои детские игры. Пришлось поступить в ремесленное училище, а потом я стал работать оформителем витрин. Будучи человеком не агрессивным, я всё же с радостью пошёл на фронт. Меня тянула романтика боёв. В моём представлении война – это победное шествие и завоевание более слабых. В принципе, пока всё так и складывается. Нам покоряются города и страны. Мы – триумфаторы! Часто чувство гордости переполняет меня: за свою Родину, за наше командование и за Фюрера!»
 
21 июня 1941 – вторая запись
 
«Выдалась свободная минутка, и я решил написать свои впечатления. Я думаю о тех людях, что живут в этих местах. Они зовут себя сербами. Мне совершенно не понятна их упрямая настойчивость в сопротивлении армии Вермахта. Я не приветствую методов нашей армии. Мне они кажутся через чур жестокими. Но война, есть война. Знаю, что нашими разведчиками обнаружен партизанский отряд. Завтра мы выходим, чтобы найти и обезвредить всех, кто прячется в лесах.»
 
10 июля 1941 – третья запись

«Партизанский отряд разгромлен. Бой проходил под селом со странным названием «Вышевец». Однако руководству не удалось найти тех, кто в селе был связан с партизанами. Было принято очень жестокое решение – расстрелять тех мирных жителей села, кто хоть немного сочувствовал партизанам. Спросите, как таких нашли? В каждом селе обязательно есть человек, который с удовольствием работает на армию Вермахта. В народе таких называют «предателями». Положа руку на сердце, и я не уважал бы подобного соплеменника!»

12 июля 1941 - третья запись
 
«Это самая длинная и самая тревожная ночь в моей жизни! Мне не уснуть! Мамочка! Я вспоминаю тебя! Отец! Только ты мог бы подсказать, как мне быть! Завтра расстрел жителей села. Я не хочу и не могу в этом участвовать! Если я с оружием в руках бьюсь с другими солдатами, это понятно – я выполняю приказ командования. В этом случае, поступить иначе – трибунал за неподчинение. Но завтра передо мной будут просто жители села с таким странным названием! Им завяжут глаза перед расстрелом. Очевидно, не только у меня совесть бунтует - страшно глядеть в глаза тем, кто невинно будет тобой убит! Очень хочется жить! И я мог бы просто выстрелить мимо, чтобы не причинять никому вреда, но в глазах людей тогда навсегда останусь карателем и убийцей! Минуты скользят очень быстро! Впервые я не хочу, чтобы ночь заканчивалась!»
 
         Далее записи обрываются. На следующий день ефрейтор Йозеф Шульц стоял в ряду тех, кто будет расстреливать мирное население. Еще мгновение – и прозвучит команда «Feuer!», после которой 16 человек пополнят бесконечный список жертв Второй мировой войны. Но в этот момент Йозеф откинул в сторону винтовку.
- Что с Вами, Шульц? – грозно спросил офицер, командующий расстрелом. – Или Вы забыли о данной Вами присяге?
- Нет! Я ничего не забыл! И я помню и понимаю главное – я не палач, а солдат!
- Значит Вы отказываетесь выполнять приказ? – уточнил офицер
- Да! – твёрдо ответил Йозеф.
- Тогда у Вас есть выбор: либо Вы подчиняетесь приказу, либо встаёте в строй тех, кто будет расстрелян! Выбирайте! – офицер ожидал, что Йозеф одумается. Однако этого не случилось. Мужчина твёрдым шагом подошёл к копне возле которой стояли шестнадцать мирных жителей села «Вышевец». Мгновение и  всё было кончено.
Через день после этого события командир роты обер-лейтенант Голлуб отправил официальное извещение матери Шульца в Вупперталь о героической гибели ее сына в бою. Там писалось, что ефрейтор Йозеф Шульц отдал свою жизнь за фюрера и рейх в бою с «бандитами» Тито. Данный позорный факт для армии Вермахта тщательно скрывался. Утверждали, что это легенда и пропаганда коммунистов. Но оказались свидетели поступка ефрейтора. Мало того, даже сохранилась фотография, которую сделал один из солдат расстрельной команды. На этой фотографии видно, как от строя фашистов к копне сена, к сербам с завязанными глазами, направляется немецкий солдат без шлема и оружия в руках

В тысяча девятьсот сорок седьмом году точку в споре поставила эксгумация останков погибших. Среди 17-и захороненных один был в форме войск вермахта.
В Сербии на месте гибели мирных жителей стоит памятник. На нём шестнадцать сербских фамилий и одна немецкая.
 
 
Рейтинг: +14 248 просмотров
Комментарии (10)
Александр Джад # 10 мая 2019 в 16:13 +9
Сколько же ещё малоизвестных фактов о войне, о которой, казалось бы знаем все, существует? Спасибо автору!
Удачи!
Тая Кузмина # 10 мая 2019 в 20:03 +9
Ещё один факт, ещё один штрих в истории войны. Спасибо автору, что поделился этим непростым фактом и представил фотографию.

buket1
Пётр Великанов # 11 мая 2019 в 04:09 +7
Война глазами немца, такая же безпощадная и коварная. Хороший рассказ.
c0411
Аида Бекеш # 12 мая 2019 в 00:42 +8
Вот про это вообще не знала, сейчас знать буду.
Это же исторический факт, который надо было найти и авторски рассказать.
9may
Нина Колганова # 14 мая 2019 в 08:37 +6
Война - трагедия для любого народа.
Людмила(Lakshmi) # 14 мая 2019 в 22:56 +6
Не все, значит,были палачами и убийцами. Очень тронул рассказ . Спасибо.
София Верёвкина - Данчук # 17 мая 2019 в 00:57 +3
Среди немцев тоже были люди, не все же фашисты.
Владимир Перваков # 20 мая 2019 в 21:36 +3
Хорошо преподнесён исторический факт по фотографии.
Рассказ понравился, и эпиграф удачно подобран!
Удачи автору! c0411
Алексей Ананьев # 20 мая 2019 в 22:43 +2
Малоизвестный фрагмент из истории войны, но зная о нём, ломаем стереотипы о немцах.
c0411
Сергей Шевцов # 22 мая 2019 в 10:52 0
Будучи человеком не агрессивным, я всё же с радостью пошёл на фронт. Меня тянула романтика боёв. В моём представлении война – это победное шествие и завоевание более слабых.
Источник: http://parnasse.ru/konkurs/ih-chempionat-parnasa-po-proze/4-i-tur-besmertnyi-polk-vyhodit-na-parad/shestnadcat-plyus-odin.html

Убивать не сделавших тебе ничего плохого чужих солдат и завоёвывать слабых - это романтика? А ведь он убивал. И убивал много. Он что, защищал свою родину от захватчиков? Нет. Он сам был захватчиком и убийцей. Только раньше он убивал солдат, а сейчас ему предложили убивать мирных жителей. По мне, так убийца и остаётся убийцей. Хотите, чтобы я пожалел его? Мальчик одумался и добровольно пошёл на заклание? А может мне ещё отнести цветы на Саур-Могилу, где стоит крест, поставленный украинскими националистами своим погибшим побратимам в 2014 году, когда те "романтики" пришли убивать нас, жителей Донбасса?