Я Вам пишу...

5 марта 2019 - Ирина Ковалёва
article441178.jpg
 
 
 
Приближается 8 марта. Чаще всего в этот день вспоминают любимых женщин и на первом месте, конечно, мама. Но я нарушу обычаи и расскажу о своей свекрови. Все знают, кто такая свекровь. Бывали дни, когда я совсем не могла (из уважения, конечно) что-то сказать ей в глаза и поэтому придумала писать свекрови записки. Она никогда их не читала. Но, написав всё, что думаю, мне становилось легче.
 
Записка первая
 
«Александра Гавриловна, Вы мне очень понравились с первого взгляда нашей первой встречи. Совершенно не смутившись при моём с Валерой появлении, Вы тут же пригласили нас за стол. Ну, сын — это понятно, надо накормить ужином, а вот на меня Вы, явно, не рассчитывали. Я села вместе со всеми вами, но не смогла ничего попробовать. Спросите почему? Объясняю: не привыкла в незнакомом месте есть из общего тазика. Именно тазика – иначе эту объёмную миску с ароматными мантами нельзя назвать. Из столовых приборов присутствовали только ложки. Запах от мантов шёл неописуемый. Но, как только я представила, как понесу к себе через весь стол выданную мне ложку с мантом, а потом, как буду капать соком, так сразу расхотелось экспериментировать. Голодная я была до урчания в желудке, но гордо отказалась от трапезы, заявив: «Спасибо! Мне что-то не хочется!» Однако, даже сидя за таким столом и оставшись голодной, я почувствовала очень домашнюю атмосферу без чопорности и натяжной вежливости.»
 
Записка вторая
 
«Дорогая моя свекровь! Вы очень душевно поздравляли нас на свадьбе! Мне было очень тепло и от Ваших слов, и от Вашего внимания к нам! Именно Вы нарушили традицию проведения свадеб и спрятали не меня одну в подсобке ресторана, а вместе с Вашим дорогим сыночком! Да ещё и «заботливо» закрыли нас там на ключ (чтобы подольше искали!). Это в июльский день, когда воздух прогрелся на улице до 40 градусов. Поверьте, и в подсобке было не прохладнее. Ваш сын – высокий юноша двадцати семи лет от роду, первый «поплыл» от жары. Наши стуки никто не слышал – все в этот момент гуляли на нашей свадьбе под грохот весёлой музыки. А нам, признаться, ещё жарче было от того, что мы там были вдвоём… Спасибо Вам за эту выдумку! Нас всё-таки хватились и выкупили. Свобода подействовала опьяняюще… Зачем Вы потом ходили за мной и постоянно задавали странные и смешные вопросы? Вопросы были такие: «Ирочка, а почему ты сняла верхнюю гипюровую накидочку? Ты ведь на людях!» или «Ирочка, ты почему всё время танцуешь? Ты должна сидеть за столом и тихо за всеми наблюдать!»
А услышав очередной вопрос я не выдержала. Вы спросили: «Ирочка, ты почему такая весёлая?! Невеста должна плакать, чтобы жизнь была без слёз!» И я ответила: «Зачем же плакать?! Я ведь вышла замуж по любви!» Только сейчас мне  понятна искренность Вашей заботы.
 
Записка третья
 
«А через неделю после свадьбы я под Вашим руководством варила картошку. Дома  это блюдо нисколько не утруждало меня. Что такого сварить обычный картофель? Я слушала Вашу подробную инструкцию (как чистить картофель и под каким углом держать нож, как убирать «глазки», как варить и проверять готовность) а в душе посмеивалась: «Учит профессионала!» Потом Вы ушли на огород – к своим любимым георгинам. Я осталась одна. Настроение было превосходное. Нарезав салатик из помидор и огурцов, потыкав вилкой в бока варящейся картошки и убедившись в её готовности, я сервировала к ужину стол.  Все собрались, разложили по тарелкам салат и картошку. Я первая надкусила картофелину и стала медленно краснеть – картошка внутри оказалось почти совсем сырой. Дома от мамы самое малое услышала бы: «Дочь! У тебя явно руки не из того места растут!» А теперь все за столом молча хрустели и салатом, и картошкой. Тишину нарушила свекровь. Я ждала чего угодно, но не этих слов: «Ирочка! - сказали Вы, – вот такую картошку обожал есть мой отец! Но нам – дочерям никогда не удавалось ТАК сварить её. Мы всегда переваривали!» Теперь я уже покраснела от благодарности за такие слова поддержки.»
 
Записка четвёртая
 
«Прошло несколько месяцев со дня свадьбы. Муж мой – Валера время от времени возвращался к трудной для меня теме, теме обращения к своей маме. Как же ему хотелось, чтобы я пересилила себя и назвала незнакомую мне женщину «Мамой». Это очень трудно было сделать. Много раз, настроившись, я пыталась сказать, но в последний момент отступала. В тот день, мы с мужем собрались на кладбище – помянуть родственника.
Валера уже сдался и больше не настаивал на нужном обращении. Тем более, что и сам никак не называл мою маму. Нет, называл. Он говорил ей: «Эта!» Звучало примерно так: «Эта! А где мне взять чашку?» или «Эта! А Ирина не говорила, когда придёт?» Моя мама не обижалась, а только смеялась над таким обращением.
Итак, мы собирались на кладбище, и тут я, набрав полную грудь воздуха, выпалила: «Мама! А можно нарвать цветов, чтобы взять с собой?!» Вы сначала замолчали на полуслове, а потом с такой радостью бегали по огороду, срезая самые красивые георгины, что я стала опасаться – принесёте все что есть. Я видела искреннюю и неподдельную радость. С тех пор я называла Вас мамой и меня это больше не удивляло и не коробило. С той минуты Вы мне стали значительно ближе!»
 
Записка пятая
 
«Эту ночь мне не забыть никогда! За окном лютовал мороз и поэтому печь протопили больше, чем обычно. Однако к трём часам утра печь прогорела и постепенно потухла. В доме стало прохладно. И именно в это время проснулся наш маленький сын – Егорка. Ему ещё не было годика. Если он просыпался ночью, то я его уже подкармливала молочной смесью (моего молока не хватало). Чтобы молочко не остывало, я ставила его в ковшик с горячей водой. Но на сей раз вода к этому моменту остыла и молочко тоже. Нашу комнату от кухни отделяли только занавески. Я взяла в одну руку ковшик с холодной водой, в другую молочную смесь и вышла в кухню, раздвинув занавески. В нашей комнате всегда по ночам горел ночник, а во всём доме было темно. И вот я вышла и увидела, что прямо напротив меня у выхода, рядом с высоким платяным шкафом, стоит фигура вся в белом, без головы и без ног. От страха я орала так, что все проснулись. Через мгновение я сидела на кровати, поджав ноги и продолжала верещать. Как я не разлила воду и не разбила бутылочку со смесью, остаётся загадкой. По дому бегали все: свёкор причитал, что взял в дом припадочную сноху, свекровь капала и себе и мне валериану, а муж обнимал и успокаивал меня. И во всей этой суматохе единственный кто спал – мой сынок. Он разбудил меня, а потом глубоко уснул. Постепенно всё прояснилось. Вы, мама, если встали вместе со мной, то почему никак не дали мне об этом знать? Я понимаю, что Вы – женщина закалённая и привыкли бегать «до ветру» в одной ночной сорочке и летом, и зимой. Вы надели на голову шаль и голова в темноте исчезла, а на ноги чёрные резиновые сапоги, и они растворились в темноте вместе с ногами, осталась только белая ночная сорочка. И Вы ничего не нашли лучше, как замереть у входа. «Ирочка! Чтобы тебя не напугать, я решила помолчать!» Да, кто же так делает?! Надо было либо кашлянуть, либо тихо со мной заговорить.
Эта история в дальнейшем стала хорошим поводом для смеха. Мы не раз её вспоминали и смеялись над каждым участником тех ночных событий.»
 
Записка шестая
 
«Моему возмущению просто нет предела!!! Я, конечно, слышала, что внуков любят больше детей. Но это уже ни в какие ворота!
Заболел Егорка. Мужа дома нет – в длительной командировке (у нас всё вовремя делается). Каждое утро и вечер я капаю в нос сынуле  лекарство, иначе он задыхается. Делать это очень трудно – пипетка с острым концом, Егорка отбивается, крутит головой. Мне, чтобы капнуть надо проявлять чудеса изобретательности.  И вот наступает очередной вечер, а значит пора экзекуции и для меня, и для него. И что же делаете Вы? Вы отзываете меня в сторонку и говорите, чтобы я Вас предупредила, когда начну капать. Не поверите, я от радости чуть не кинулась к Вам на шею! Как же мне нужна Ваша помощь, как же она своевременна! Но блаженная улыбка сходит с моего лица, как только Вы продолжаете: «Ирочка! – говорите Вы, - обязательно предупреди! Я уйду в другую комнату, чтобы не слышать, как плачет Егорка!» После этих слов я пару минут вообще не могла соображать. Нет, я всё поняла и предупредила, как Вы просили. Но сегодняшняя процедура оказалась крайне неприятной и для меня, и для моего полугодовалого сына. То ли он интуитивно уловил напряжение между нами, то ли просто плохо себя чувствовал, но отбивался, на сей раз, в два раза сильнее. Мне пришлось ногами прижимать его ножки, левой рукой ручки, а правой стараться попасть в носик, когда голова ребёнка крутилась чуть ли не флюгером. И это бы ещё ладно. Буквально сразу же после того, как я накапала лекарство, Вы вбежали в нашу комнату, схватили на руки Егорку и стали с ним бегать в своей комнате, целуя, обнимая и успокаивая.
Мама, Вы что совсем не понимаете ничего?! Или делаете всё осознанно? Значит, получается, что я делаю ребёнку плохо. А Вы – добрая бабушка и успокаиваете его, забрав у злой мамы! Знаете, очень легко быть добренькой за чужой счёт!»
Написала это и успокоилась! Как камень с души сняла. Свекровь моя – женщина очень добрая. Не хочу на неё долго злиться.
 
Записка седьмая
 
«Мама, что же Вы наделали!? Сердце разрывается на части! Всё произошло так внезапно. Ещё вчера мы с Вами сидели за столом, и Вы нас так насмешили. Накануне нам с Валерой довелось взять  хорошую обрезь (кусочки мяса с костей) и мы нажарили целую сковородку. Сколько я Вас не уговаривала, но больше трёх кусочков Вы не съели. Утром я приготовила завтрак и позвала Вас с нами. В ответ получила отказ: «Ирочка, я что-то не хочу есть! Чаю, пожалуй, выпью!» В обед разговор повторился. Вы ограничились чаем и ушли на огород, к своим ненаглядным георгинам. Наступило время ужина:
- Мама, пойдёмте ужинать!
- Ирочка! Да, я не голодная! – предсказуемо ответили Вы.
- Я не понимаю, что же это такое? Почему Вы весь день ничего не едите?
- Ирочка, я и сама не понимаю! Не хочется просто! – и через непродолжительную паузу вы сказали – Ой, да это же я вчера с вами обрезь поела!
Весь вечер мы смеялись над этими словами. И Вы смеялись с нами…
А через два дня Вас не стало.
В доме много людей. В зале стоит гроб, где лежит чужая мне женщина с таким добрым и родным лицом. Я видела своего мужа, что сидел словно маленький мальчик у края гроба матери. Взрослый мужчина сгорбился под тяжестью потери, но не мог выдавить из себя ни слезинки. Жалость жаркой волной накрыла меня, и я ушла от любопытных глаз в нашу комнату, а там дала волю своим чувствам. Рыдания сотрясали, я не могла и не хотела с ними справляться. Зашла моя мама и сказала:«Ирина! Мне странно, что ты так убиваешься по чужой для тебя женщине!» И я не могла объяснить маме, что Вы – это часть моего любимого мужа. И  я плачу потому, что вижу как ему плохо. А ещё потому, что ушла и часть меня! Пусть мы с Вами, мама, не всегда понимали друг друга, но Вы мне стали близки. Потеря невосполнима.
 
Записка восьмая
 
«Много лет мы живём без Вас, мама! Я пользуюсь Вашими кулинарными рецептами и не скрываю, что именно Вы научили меня им. Мы часто Вас вспоминаем добрым словом, не только в положенные дни.
У нас случилось несчастье – сгорел Ваш дом и свёкор, что жил там один более четырнадцати лет. Случилось это в ночь на второе января. Нам позвонили и сообщили. Я даже думала, что это розыгрыш. Очевидно, свёкор умер до пожара. Эта ночь была холодной, а у него работал всю ночь обогреватель. Деду, наверно, стало плохо (у него уже было два инфаркта) и он встал попить. Короче, нашли его лежащим поперёк обогревателя. И заключение пожарники дали, что пожар начался именно в его комнате.
Кое-что после пожара сохранилось. Совершенно случайно, в диване, я нашла Ваши, мама, заготовки для вышивки. Ваши чудесные картины, вышитые крестом, мы храним. А в этом пакетике лежали тряпочки парчи разных цветов и оттенков. Сама я не шью и не вышиваю, но решила забрать на память этот пакетик. Мы отвели девять дней свёкру. Подошёл день Вашего рождения – девятнадцатое января. И я, почему-то именно в этот день, решила посмотреть содержимое пакетика. Я доставала и расправляла каждую тряпочку, любуясь рисунком и красивыми переливами. А потом наткнулась на что-то твёрдое. Это была  коробочка, лежащая в тряпочках и туго связанная крест-накрест. Я в этот момент ощутила какое-то странное волнение. Когда я развязала коробочку, то увидела там бархатный тёмно - бордовый футляр. В нём лежал великолепный золотой перстень с рубином. На перстне даже сохранился ценник. И Валера мне сказал: «Я больше, чем уверен, что мама приготовила этот подарок для тебя! Просто не успела отдать! И то, что он сейчас у тебя подтверждает это!»
Мама, я никому не отдам и не продам этот перстень. Пусть даже нас прижмёт большая нужда. Это Ваш подарок и хранить его я буду всегда!»
 
P.S.
 
Недавно мой муж видел сон. В нём он ехал в троллейбусе со своей мамой. Они поговорили так, ни о чём. Он видел, что она весёлая, радостная. И когда стали расставаться – она выходила на остановке, Валера вдогонку спросил:
«Мама! А где ты теперь?» и услышал в ответ: «У меня всё нормально, сынок! Я живу в Краснодарском крае, по улице…», а дальше муж не запомнил.
И я вдруг успокоилась, может, Ваша душа снова с нами – на земле

© Copyright: Ирина Ковалёва, 2019

Регистрационный номер №0441178

от 5 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0441178 выдан для произведения:

 

 

 

Приближается 8 марта. Чаще всего в этот день вспоминают любимых женщин и на первом месте, конечно, мама. Но я нарушу обычаи и расскажу о своей свекрови. Все знают, кто такая свекровь. Бывали дни, когда я совсем не могла (из уважения, конечно) что-то сказать ей в глаза и поэтому придумала писать свекрови записки. Она никогда их не читала. Но, написав всё, что думаю, мне становилось легче.

 

Записка первая

 

«Александра Гавриловна, Вы мне очень понравились с первого взгляда нашей первой встречи. Совершенно не смутившись при моём с Валерой появлении, Вы тут же пригласили нас за стол. Ну, сын — это понятно, надо накормить ужином, а вот на меня Вы, явно, не рассчитывали. Я села вместе со всеми вами, но не смогла ничего попробовать. Спросите почему? Объясняю: не привыкла в незнакомом месте есть из общего тазика. Именно тазика – иначе эту объёмную миску с ароматными мантами нельзя назвать. Из столовых приборов присутствовали только ложки. Запах от мант шёл неописуемый. Но, как только я представила, как понесу к себе через весь стол выданную мне ложку с мантом, а потом как буду капать соком, так сразу расхотелось экспериментировать. Голодная я была до урчания в желудке, но гордо отказалась от трапезы, заявив: «Спасибо! Мне что-то не хочется!» Однако, даже сидя за таким столом и оставшись голодной, я почувствовала очень домашнюю атмосферу без чопорности и натяжной вежливости.»

 

Записка вторая

 

«Дорогая моя свекровь! Вы очень душевно поздравляли нас на свадьбе! Мне было очень тепло и от Ваших слов, и от Вашего внимания к нам! Именно Вы нарушили традицию проведения свадеб и спрятали не меня одну в подсобке ресторана, а вместе с Вашим дорогим сыночком! Да ещё и «заботливо» закрыли нас там на ключ (чтобы подольше искали!). Это в июльский день, когда воздух прогрелся на улице до 40 градусов. Поверьте, и в подсобке было не прохладнее. Ваш сын – высокий юноша двадцати семи лет от роду, первый «поплыл» от жары. Наши стуки никто не слышал – все в этот момент гуляли на нашей свадьбе под грохот весёлой музыки. А нам, признаться, ещё жарче было от того, что мы там были вдвоём… Спасибо Вам за эту выдумку! Нас всё-таки хватились и выкупили. Свобода подействовала опьяняюще… Зачем Вы потом ходили за мной и постоянно задавали странные и смешные вопросы? Вопросы были такие: «Ирочка, а почему ты сняла верхнюю гипюровую накидочку? Ты ведь на людях!» или «Ирочка, ты почему всё время танцуешь? Ты должна сидеть за столом и тихо за всеми наблюдать!»

А услышав очередной вопрос я не выдержала. Вы спросили: «Ирочка, ты почему такая весёлая?! Невеста должна плакать, чтобы жизнь была без слёз!» И я ответила: «Зачем же плакать?! Я ведь вышла замуж по любви!» Только сейчас мне  понятна искренность Вашей заботы.

 

Записка третья

 

«А через неделю после свадьбы я под Вашим руководством варила картошку. Дома  это блюдо нисколько не утруждало меня. Что такого сварить обычный картофель? Я слушала Вашу подробную инструкцию (как чистить картофель и под каким углом держать нож, как убирать «глазки», как варить и проверять готовность) а в душе посмеивалась: «Учит профессионала!» Потом Вы ушли на огород – к своим любимым георгинам. Я осталась одна. Настроение было превосходное. Нарезав салатик из помидор и огурцов, потыкав викой в бока варящейся картошки и убедившись в её готовности, я сервировала к ужину стол.  Все собрались, разложили по тарелкам салат и картошку. Я первая надкусила картофелину и стала медленно краснеть – картошка внутри оказалось почти совсем сырой. Дома от мамы самое малое услышала бы: «Дочь! У тебя явно руки не из того места растут!» А теперь все за столом молча хрустели и салатом, и картошкой. Тишину нарушила свекровь. Я ждала чего угодно, но не этих слов: «Ирочка! - сказали Вы, – вот такую картошку обожал есть мой отец! Но нам – дочерям никогда не удавалось ТАК сварить её. Мы всегда переваривали!» Теперь я уже покраснела от благодарности за такие слова поддержки.»

 

Записка четвёртая

 

«Прошло несколько месяцев со дня свадьбы. Муж мой – Валера время от времени возвращался к трудной для меня теме, теме обращения к своей маме. Как же ему хотелось, чтобы я пересилила себя и назвала незнакомую мне женщину «Мамой». Это очень трудно было сделать. Много раз, настроившись, я пыталась сказать, но в последний момент отступала. В тот день, мы с мужем собрались на кладбище – помянуть родственника.

Валера уже сдался и больше не настаивал на нужном обращении. Тем более, что и сам никак не называл мою маму. Нет, называл. Он говорил ей: «Эта!» Звучало примерно так: «Эта! А где мне взять чашку?» или «Эта! А Ирина не говорила, когда придёт?» Моя мама не обижалась, а только смеялась над таким обращением.

Итак, мы собирались на кладбище, и тут я, набрав полную грудь воздуха, выпалила: «Мама! А можно нарвать цветов, чтобы взять с собой?!» Вы сначала замолчали на полуслове, а потом с такой радостью бегали по огороду, срезая самые красивые георгины, что я стала опасаться – принесёте все что есть. Я видела искреннюю и неподдельную радость. С тех пор я называла Вас мамой и меня это больше не удивляло и не коробило. С той минуты Вы мне стали значительно ближе!»

 

Записка пятая

 

«Эту ночь мне не забыть никогда! За окном лютовал мороз, и поэтому печь протопили больше, чем обычно. Однако к трём часам утра печь прогорела и постепенно потухла. В доме стало прохладно. И именно в это время проснулся наш маленький сын – Егорка. Ему ещё не было годика. Если он просыпался ночью, то я его уже подкармливала молочной смесью (моего молока не хватало). Чтобы молочко не остывало, я ставила его в ковшик с горячей водой. Но на сей раз вода к этому моменту остыла и молочко тоже. Нашу комнату от кухни отделяли только занавески. Я взяла в одну руку ковшик с холодной водой, в другую молочную смесь и вышла в кухню, раздвинув занавески. В нашей комнате всегда по ночам горел ночник, а во всём доме было темно. И вот я вышла и увидела, что прямо напротив меня у выхода, рядом с высоким платяным шкафом, стоит фигура вся в белом, без головы и без ног. От страха я орала так, что все проснулись. Через мгновение я сидела на кровати, поджав ноги и продолжала верещать. Как я не разлила воду и не разбила бутылочку со смесью, остаётся загадкой. По дому бегали все: свёкор причитал, что взял в дом припадочную сноху, свекровь капала и себе и мне валериану, а муж обнимал и успокаивал меня. И во всей этой суматохе единственный кто спал – мой сынок. Он разбудил меня, а потом глубоко уснул. Постепенно всё прояснилось. Вы, мама, если встали вместе со мной, то почему никак не дали мне об этом знать? Я понимаю, что Вы – женщина закалённая и привыкли бегать «до ветру» в одной ночной сорочке и летом, и зимой. Вы надели на голову шаль и голова в темноте исчезла, а на ноги чёрные резиновые сапоги, и они растворились в темноте вместе с ногами, осталась только белая ночная сорочка. И Вы ничего не нашли лучше, как замереть у входа. «Ирочка! Чтобы тебя не напугать, я решила помолчать!» Да, кто же так делает?! Надо было либо кашлянуть, либо тихо со мной заговорить.

Эта история в дальнейшем стала хорошим поводом для смеха. Мы не раз её вспоминали и смеялись над каждым участником тех ночных событий.»

 

Записка шестая

 

«Моему возмущению просто нет предела!!! Я, конечно, слышала, что внуков любят больше детей. Но это уже ни в какие ворота!

Заболел Егорка. Мужа дома нет – в длительной командировке (у нас всё вовремя делается). Каждое утро и вечер я капаю в нос сынуле  лекарство, иначе он задыхается. Делать это очень трудно – пипетка с острым концом, Егорка отбивается, крутит головой. Мне, чтобы капнуть надо проявлять чудеса изобретательности.  И вот наступает очередной вечер, а значит пора экзекуции и для меня, и для него. И что же делаете Вы? Вы отзываете меня в сторонку и говорите, чтобы я Вас предупредила, когда начну капать. Не поверите, я от радости чуть не кинулась к Вам на шею! Как же мне нужна Ваша помощь, как же она своевременна! Но блаженная улыбка сходит с моего лица, как только Вы продолжаете: «Ирочка! – говорите Вы, - обязательно предупреди! Я уйду в другую комнату, чтобы не слышать, как плачет Егорка!» После этих слов я пару минут вообще не могла соображать. Нет, я всё поняла и предупредила, как Вы просили. Но сегодняшняя процедура оказалась крайне неприятной и для меня, и для моего полугодовалого сына. То ли он интуитивно уловил напряжение между нами, то ли просто плохо себя чувствовал, но отбивался,   на сей раз, в два раза сильнее. Мне пришлось ногами прижимать его ножки, левой рукой ручки, а правой стараться попасть в носик, когда голова ребёнка крутилась чуть ли не флюгером. И это бы ещё ладно. Буквально сразу же после того, как я накапала лекарство, Вы вбежали в нашу комнату, схватили на руки Егорку и стали с ним бегать в своей комнате, целуя, обнимая и успокаивая.

Мама, вы что совсем не понимаете ничего?! Или делаете всё осознанно? Значит, получается, что я делаю ребёнку плохо. А Вы – добрая бабушка, и успокаиваете его, забрав у злой мамы! Знаете, очень легко быть добренькой за чужой счёт!»

Написала это и успокоилась! Как камень с души сняла. Свекровь моя – женщина очень добрая. Не хочу на неё долго злиться.

 

Записка седьмая

 

«Мама, что же Вы наделали!? Сердце разрывается на части! Всё произошло так внезапно. Ещё вчера мы с Вами сидели за столом, и Вы нас так насмешили. Накануне нам с Валерой довелось взять  хорошую обрезь (кусочки мяса с костей) и мы нажарили целую сковородку. Сколько я Вас не уговаривала, но больше трёх кусочков Вы не съели. Утром я приготовила завтрак и позвала Вас с нами. В ответ получила отказ: «Ирочка, я что-то не хочу есть! Чаю, пожалуй, выпью!» В обед разговор повторился. Вы ограничились чаем и ушли на огород, к своим ненаглядным георгинам. Наступило время ужина:

- Мама, пойдёмте ужинать!

- Ирочка! Да, я не голодная! – предсказуемо ответили Вы.

- Я не понимаю, что же это такое? Почему Вы весь день ничего не едите?

- Ирочка, я и сама не понимаю! Не хочется просто! – и через непродолжительную паузу вы сказали – Ой, да это же я вчера с вами обрезь поела!

Весь вечер мы смеялись над этими словами. И Вы смеялись с нами…

А через два дня Вас не стало.

В доме много людей. В зале стоит гроб, где лежит чужая мне женщина с таким добрым и родным лицом. Я увидела своего мужа, что сидел словно маленький мальчик у края гроба матери. Взрослый мужчина сгорбился под тяжестью потери, но не мог выдавить из себя ни слезинки. Жалось жаркой волной накрыла меня, и я ушла от любопытных глаз в нашу комнату, а там дала волю своим чувствам. Рыдания сотрясали, я не могла и не хотела с ними справляться. Зашла моя мама и сказала: «Ирина! Мне странно, что ты так убиваешься по чужой для тебя женщине!» И я могла объяснить маме, что Вы – это часть моего любимого мужа. И  сейчас я плачу потому что вижу, как ему плохо. А ещё потому, что ушла и часть меня! Пусть мы с Вами, мама, не всегда понимали друг друга, но Вы мне стали близки. Потеря невосполнима.

 

Записка восьмая

 

«Много лет мы живём без Вас, мама! Я пользуюсь Вашими кулинарными рецептами и не скрываю, что именно Вы научили меня им. Мы часто Вас вспоминаем добрым словом, не только в положенные дни.

У нас случилось несчастье – сгорел Ваш дом и свёкор, что жил там один более четырнадцати лет. Случилось это в ночь на второе января. Нам позвонили и сообщили. Я даже думала, что это розыгрыш. Очевидно, свёкор умер до пожара. Эта ночь была холодной, а у него работал всю ночь обогреватель. Деду, наверно, стало плохо (у него уже было два инфаркта) и он встал попить. Короче, нашли его лежащим поперёк обогревателя. И заключение пожарники дали, что пожар начался именно в его комнате.

Кое-что после пожара сохранилось. Совершенно случайно, в диване, я нашла Ваши, мама, заготовки для вышивки. Ваши чудесные картины, вышитые крестом, мы храним. А в этом пакетике лежали тряпочки парчи разных цветов и оттенков. Сама я не шью и не вышиваю, но решила забрать на память этот пакетик. Мы отвели девять дней свёкру. Подошёл день Вашего рождения – девятнадцатое января. И я, почему-то именно в этот день, решила посмотреть содержимое пакетика. Я доставала и расправляла каждую тряпочку, любуясь рисунком и красивыми переливами. А потом наткнулась на что-то твёрдое. Это была какая–то коробочка, лежащая в тряпочках и туго связанная крест-накрест. Я в этот момент ощутила какое-то странное волнение. Когда я развязала коробочку, то увидела там бархатный футляр. В тёмно-бордовом футляре лежал великолепный перстень с рубином. На перстне даже сохранился ценник. И Валера мне сказал: «Я больше, чем уверен, что мама приготовила этот подарок тебе! Просто не успела отдать! И то, что он сейчас у тебя подтверждает это!»

Мама, я никому не отдам и не продам этот перстень. Пусть даже нас прижмёт большая нужда. Это Ваш подарок и хранить его я буду всегда!»

 

P.S.

 

Недавно мой муж видел сон. В нём он ехал в троллейбусе со своей мамой. Они поговорили так, ни о чём. Он видел, что она весёлая, радостная. И когда стали расставаться – она выходила на остановке, Валера вдогонку спросил:

«Мама! А где ты теперь?» и услышал в ответ: «У меня всё нормально, сынок! Я живу в Краснодарском крае, по улице…», а дальше муж не запомнил.

И я вдруг успокоилась, может, Ваша душа снова с нами – на земле
 
Рейтинг: +18 439 просмотров
Комментарии (13)
Александр Джад # 5 марта 2019 в 10:50 +7
Здравствуйте, Автор!
Хорошая выписка. По сути — всё, как в жизни. Каждый, наверняка, в чём-то увидел себя.
Поначалу рассказ улыбнул. Потом... стало грустно. Вторая часть выписана технически нормально, но холодно и обыденно. От этого, видимо, и послевкусие какое-то непонятное.
Удачи автору!
Татьяна Белая # 5 марта 2019 в 10:51 +7
Ну, что же, очень своеобразную форму подачу выбрал автор для признания в симпатии и даже любви к свекрови. Если можно, маленький совет автору. Подредактируйте шрифт рассказа. Очень большой и мешает восприятию. Стоит сделать его более мелким. Так мне показалось. И удачи в конкурсе. smayliki-prazdniki-34
Ивушка # 5 марта 2019 в 15:43 +5
действительно шрифт очень крупный и это мешает восприятию написанного,
я бы так сказала написанного холодным официальным языком,поскольку не чувствуется теплоты
в обращении,только Вы,Вас и прочее всё с большой буквы,
нигде не проскользнёт имя и отчество свекрови,маленького живого диалога или улыбки...
и всё же чувствуется что автор очень старалась и не новичок в прозе...
искренне желаю удачи...
Пётр Великанов # 6 марта 2019 в 23:16 +7
Мне понравился рассказ. Автор привел разные моменты в разные периоды жизни. Например, с картошкой. Другая бы свекровь отругала, а эта поддержала. Жизненно, с грустью немного по ушедшей свекрови, и видно, что ее помнят. Это ли не главное? Иные вообще не помнят близких людей. Я поддерживаю автора и успеха ему в конкурсе!
Валентина Егоровна Серёдкина # 6 марта 2019 в 23:38 +7
В процессе внимательного чтения записей невестки (а я дважды свекровь), каково было мне
всё это воспринимать... На меня нахлынула волна эмоций, которые своей новизной, попеременно,
приводили меня то в радость, то в скорбь... Где-то мои эмоции искрились радугой, а где-то -
боль перехватывала дыхание и я сочувствовала Александре Гавриловне...
Уважайте, любите, берегите друг друга и укрепляйте свои семьи!
Автору успехов! Благодарю за творчество! cvety-landyshi-2
Татьяна Петухова # 8 марта 2019 в 12:23 +5
мне очень понравилось, читала с большим интересом, конечно, нужно много такта.чтобы отношения людей были хотя бы мягче.Желаю автору успеха!
Карим Азизов # 14 марта 2019 в 17:17 +4
Из всех работ, представленных в этом туре, эту считаю лучшей. Во-первых, полностью соответствует условиям тура. Во-вторых, при чтении текст воспринимается, если можно так выразиться, комфортно. И в-третьих, просто профессионально написано. Нечастые в жизни такие тёплые взаимоотношения снохи и свекрови показаны в разных жизненных ситуациях. Произведение пронизано грустью и любовью, эмоционально заряжает читателя.
Единственное замечание. Всё-таки множественное число не «мант», а «мантОВ». Во всяком случае, именно так мы говорим в Средней Азии, где это блюдо особенно распространено.
Владимир Перваков # 14 марта 2019 в 22:46 +4
Понравилась работа своим языком, подачей и жизненными ситуациями.
Автору удалось передать нам своё отношение к свекрови-маме таким разными эпизодами, положительными и отрицательными, но которые уравновешивают всё это, словно на весах.
Остаётся тепло и любовь!
Удачи автору!
c0411
Галина Сотникова # 17 марта 2019 в 20:03 +3
Замечательный рассказ,еще и поучительный...может кто-нибудь возьмет на заметку-записывать свои эмоции и претензии.В отношениях невестка-свекровь неизбежны несовпадения,сколько нужно такта,чтобы сгладить углы))
Удачи автору!
Сергей Шевцов # 18 марта 2019 в 14:07 +4
В качестве бытовой зарисовки миниатюра неплоха, но меня больше привлекают рассказы с сюжетной линией. Можно, конечно, сделать упор на эмоциональную составляющую, что, скорее всего, и пытался автор, но получилось это, на мой взгляд, несколько холодновато.
Нина Колганова # 21 марта 2019 в 19:55 +4
Мне очень понравилась и форма, и содержание.Конечно, это лирическая проза. Написано замечательно, с иронией и грустью, есть и радостные события, и печальные - такова жизнь.
Я увидела двух женщин: молодая пришла в дом мужа, она ещё растерянна, не знает, как вести себя со свекровью, ведь про них много чего говорят:
"Все знают, кто такая свекровь"http://parnasse.ru/konkurs/ih-chempionat-parnasa-po-proze/2-i-tur-zhanr-lirika-tema-o-zhenschina-krasa-zemnaja/ja-vam-pishu.html.
Но со временем, благодаря хорошему характеру, умению терпеть, уму и такту, она стала считать свекровь дорогим человеком и оплакивала искренне.
Свекровь мне понравилась, хоть что-то делает неуклюже и говорит не то, что хотела бы услышать невестка. Это сначала, наверное, от неопытности. А потом - между ними полное понимание друг друга.
Есть несколько ошибок(опечаток).Спасибо за необыкновенно интересную работу! Удачи!
Людмила Комашко-Батурина # 21 марта 2019 в 23:11 +3
Мне понравилась работа и задумкой сюжета, и подачей материала. Две женщины, совершенно разные - по возрасту, по привычкам и укладу семьи, неожиданно для себя становятся близкими родственниками. Живя под одной крышей, налаживают отношения, как могут, в силу своего характера и интересов. И весело, и с грустной ноткой ода пропета двум женщинам - невестке и свекрови.Рассказ соответствует теме тура. Удачи автору!
Александр Кузнецов # 22 марта 2019 в 18:18 +1
Мне очень понравилось данное произведение. Читая строчки, ощущается тепло и энергия. Читал, как-будто перелистывал каждый листок записок. Браво!