Два поцелуя

3 марта 2019 - Александр Джад
    Поцелуй первый
     Ах, как мне не хотелось тогда идти на вечеринку. Не то что пресытилась, но сколько можно? Всегда одни и те же темы, привычные разговоры, переговоренные не единожды за много лет знакомства. Казалось бы, всё уже давно выяснено и обсуждено. Но было то, что из раза в раз заставляло откладывать все дела и мчаться на встречу с друзьями.
    Поначалу все там, конечно, поперецелуются, попереобнимаются. Как же иначе? Давно не виделись, соскучились. Радости не будет предела.
    Стол постепенно наполнится всякими принесёнными каждым гостем вкусностями — складчина это вам не День рождения. От одного вида этого многообразия уже слюнки потекут.
    Наконец все усядутся, причём каждый на своё, выбранное давным-давно привычное место. Нальются бокалы да рюмки и... понесётся душа в рай. 
    После первого вливания Наташка начнёт жаловаться на здоровье. Вспомнит, что у неё всё безбожно болит: руки отнимаются, голова чугунная, а внутри всё ноет и ноет.
    — Может, это душа болит? — скажет свою сакраментальную фразу Андрей, муж Аллы.
    — Всё бы тебе шуточки шутить, — ответит за подругу жена.
    После второго Наташка пойдёт прилечь, мол, что-то голова закружилась. Алла будет сидеть возле подруги, терпеливо выслушивая её вечное нытьё.
    После третьего бокала Кристина сделает вывод, что все мужики гады и им от неё только одно нужно. Каждый пытается ею попользоваться и... и ничего. Дома у них жена, причём обязательно больная и не сексуальная. Куда ж им ещё душу приложить, как не к ней, Кристине? Вот и прилагают. А она, добрая и отзывчивая, отказать никому не может:
    — Как же иначе? Мужики ведь тоже люди. Кто ж их ещё пожалеет, как не мы, бабы?
    Тут же нальёт себе, выпьет залпом, потом наполнит бокал ещё, обведёт всех потеплевшим душевным взглядом и скажет:
    — За нас, бабоньки! 
    Витёк, муж Наташки, подливая себе, будет кивать в знак согласия с Кристиной и всё это время молчать, понимая, что жена несколько напрягает компанию, но... Наташка, буквально минут через десять, выйдет ко всем порозовевшая и довольная жизнью — видимо, алкогольная анестезия благополучно сделает своё благое дело. С этой минуты вечер потечёт в привычно-обычном ритме.
    Санёк, свободный от семейных уз, начинающий лысеть, но ещё очень даже вполне ничего, будет сыпать шуточками налево и направо не сильно заморачиваясь, все его понимают или нет. Главное, как тот петух, прокукарекать, а там хоть не рассветай.
    Вот и думала, чего попрусь к друзьям с такими претензиями? Но ведь тянуло меня к ним. К Наташке с её болячками, Кристине, с её всеобъемлющей добротой, Андрею, Витьку, Саньку...
    Санёк... Каждый раз ждала той минуты. Той грустной и волнующей (для меня) минуты прощанья.
    Никто у нас не напивался что называется вдрабадан. Все люди приличные, меру знали, но... Как ни говори, вино расслабляет, притупляет и поглощает, не то что сметая, но отодвигая всяческие барьеры и приличия. И вот тогда... 
    Как и при встрече, при прощании те же целовашки-обнимашки. Те же, да не те. Застолье-то даром не проходит.
    Именно этой минуты всегда ожидала с трепетом и мужественно терпела все неудобства и морочества.
    Санёк... Как сейчас вижу картину нашего с ним прощания. Словно наяву чувствую его крепкие руки. Вот он подходит, по-братски прижимает к себе. Я не опускаю головы. Смотрю прямо в его бездонные глаза. Он не улыбается, не пытается шутить. Всё серьёзно, по-взрослому. Обнимает и...
    Теперь понимаю, что значит «поцелуй, словно сладкий мёд». Его горячие губы касаются моих уже совсем не по-братски, а осторожно, едва дотрагиваясь. Дыхания, смешавшись, вечерним бризом шепчут о чём-то нежном и волнующем. Но я ничего не слышу. Только чувствую. Его поцелуй, кажется, достаёт до самого сердца. Где-то там внутри обжигает и тревожит. Его губы мягки и в то же время упруги. Дают почувствовать и насладиться. Не предлагают себя, а дарят.
    В этот момент я почти теряю сознание или, вне всякого сомнения, утрачиваю ощущения действительности. Нахожусь не здесь и не сейчас. А он всё держит меня в объятиях, не отрывая своих губ от моих.
    Провела бы целую вечность, прижавшись к нему. И ничего, казалось, больше не надо. Лишь бы так стоять и умереть, не отрываясь друг от друга, и в один день...
    Ох, размечталась что-то. Пора собираться и идти к друзьям.
    Его, ещё не совершённый поцелуй так и застыл на моих губах, да и сердце уже забилось в предвкушении предстоящей сладкой минуты. Вернее, мгновения. Точнее, коротюсенького мига.
    Ах, как же мало иногда нам в жизни надо. Всего лишь поцелуй.
    Но зато какой...
    Задумалась. Собирая пакет с продуктами, постепенно спустилась с небес на землю.
    А что потом? Потом Санёк, чмокнув меня в губы, как всегда, пойдёт совершать обнимашки-целовашки с другими. Вот прям возьмёт и, как ни в чём не бывало, пойдёт.  
    Ох и глупышка... 
 
    Поцелуй второй
    Пробуждение было мягким и ненавязчивым. Чувства встрепенулись. Чего-то хотелось. Душа просто жаждала этого, пока не совсем понятного, невнятного и, судя по всему, обычно непривычного.
    — Что может произойти этакого в нашем обыденном мире? — спросите вы и будете правы... что спросили. 
    Ведь на самом деле в нашем мире случается всё что угодно.  От НЛО до полтергейста. От большой любви, до не меньшей ненависти. От депрессии до невероятных приключений разворачивающихся прямо на наших глазах.
    Никакого предчувствия у меня не было. Но лишь выскользнул из нежных объятий Морфея необъяснимая, всеохватывающая радость окутала, обволокла и поглотила.
    Не сказать, что это было неприятное чувство. Скорее наоборот, сладостное возбуждение заставило, блаженно потянувшись, улыбнуться во всю ширь души и тела. Так иногда бывает после первого бокала горячительного напитка или когда ждёшь чего-то нового и неизведанного. Это уж потом придёт зависимость и захочется большего.
    Но сегодня ничего такого из ряда вон выходящего не предвиделось. Суаре. Обычная вечеринка с друзьями.
    Хотя...
    Привычные целовашки-обнимашки при встрече обычно не напрягали, скорее наоборот, как бы выдавали аванс и подавали надежду. Не со всеми, конечно. Алла замужем за Андреем, Наташка за Витьком, а эти пацаны друзья, так что это святое. Кристинка, конечно, свободна, но... уж слишком свободная, что ли. 
    Алька... Романтичная, но чуток закомплексованная. Глазки горят ярким пламенем и ничего. В смысле вообще ничего. Танцует на пионерском расстоянии — ни прижаться, ни почувствоваться. Зачем только ноги под музыку стаптывает?
    А ведь хочет, это ж очевидно. Только чего хочет, думаю, непонятно ни ей, ни кому бы то ни было. Скажете, спецом заводит? Ничего подобного. Она даже этого не видит. А мне что, баб не хватает? Вон сколько их без комплексов и заморочек не отказались бы... Эх, Алька...
    И всё же, положа руку на сердце, жду этого момента. Того самого. Целовашек-обнимашек. Алька...
    Поперечмокаюсь, безусловно, на прощание со всеми — это как разогрев. Алька стоит скромненько в сторонке, ждёт. Не спешу подойти к ней. То ли сам боюсь, то ли коплю и нагнетаю — это ж единственная возможность обнять её, хоть чуток по-настоящему.
    Нет, при встрече тоже, конечно, целовашки. Но тогда без подогрева Алька вообще никакая. А тут чуток расслабится, прижмётся. Тёпленько так становится. Пусть на улице и жара стоит несусветная — это не важно. Её тепло иное — осторожное, чувственное, дрожное (в смысле, всё внутри дрожит так тихонечко и наружу не вылезает).
    Наконец, решившись, подойду. Положу руки ей на талию. Чуток придвину к себе. Не оттолкнёт — ясное дело расслабуха пошла. Обнимет, глазки прикроет. Кажется, никого для неё сейчас вокруг нет. Да и, чего там, для меня тоже. Вот прямо тут бери и делай с ней что хочешь.
    Осторожно, это чтоб не спугнуть чудесное наваждение, губами коснусь её губ. Алька, словно осиновый листочек на ветру завибрирует под руками, прижмётся посильнее. Губки её словно тот мёд — понимаю поэтов, точное сравнение. Так бы пил и пил.
    Интересно, как у неё с этим? Хм-м, ясное дело, как. Очнётся, отскочит, как ужаленная, словно от прокажённого. Вот и пойми. То ли противен ей, то ли совсем наоборот. Чего боится? Давно не дети уже.
    Что остаётся? Проводить до дома?
    — Сама дойду. Не провожай, — скажет и метнётся к выходу, словно за ней гонится стая разъярённых диких зверей посягающих на её невинность.
    Ну и пойду своей дорогой в пустой и холодный дом. Вот чего ей надо? Пойми-разбери. А ведь могло бы быть всё совсем иначе.
    Ох и глупышка... 

 

© Copyright: Александр Джад, 2019

Регистрационный номер №0441002

от 3 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0441002 выдан для произведения:     Поцелуй первый
     Ах, как мне не хотелось тогда идти на вечеринку. Не то что пресытилась, но сколько можно? Всегда одни и те же темы, привычные разговоры, переговоренные не единожды за много лет знакомства. Казалось бы, всё уже давно выяснено и обсуждено. Но было то, что из раза в раз заставляло откладывать все дела и мчаться на встречу с друзьями.
    Поначалу все там, конечно, поперецелуются, попереобнимаются. Как же иначе? Давно не виделись, соскучились. Радости не будет предела.
    Стол постепенно наполнится всякими принесёнными каждым гостем вкусностями — складчина это вам не День рождения. От одного вида этого многообразия уже слюнки потекут.
    Наконец все усядутся, причём каждый на своё, выбранное давным-давно привычное место. Нальются бокалы да рюмки и... понесётся душа в рай. 
    После первого вливания Наташка начнёт жаловаться на здоровье. Вспомнит, что у неё всё безбожно болит: руки отнимаются, голова чугунная, а внутри всё ноет и ноет.
    — Может, это душа болит? — скажет свою сакраментальную фразу Андрей, муж Аллы.
    — Всё бы тебе шуточки шутить, — ответит за подругу жена.
    После второго Наташка пойдёт прилечь, мол, что-то голова закружилась. Алла будет сидеть возле подруги, терпеливо выслушивая её вечное нытьё.
    После третьего бокала Кристина сделает вывод, что все мужики гады и им от неё только одно нужно. Каждый пытается ею попользоваться и... и ничего. Дома у них жена, причём обязательно больная и не сексуальная. Куда ж им ещё душу приложить, как не к ней, Кристине? Вот и прилагают. А она, добрая и отзывчивая, отказать никому не может:
    — Как же иначе? Мужики ведь тоже люди. Кто ж их ещё пожалеет, как не мы, бабы?
    Тут же нальёт себе, выпьет залпом, потом наполнит бокал ещё, обведёт всех потеплевшим душевным взглядом и скажет:
    — За нас, бабоньки! 
    Витёк, муж Наташки, подливая себе, будет кивать в знак согласия с Кристиной и всё это время молчать, понимая, что жена несколько напрягает компанию, но... Наташка, буквально минут через десять, выйдет ко всем порозовевшая и довольная жизнью — видимо, алкогольная анестезия благополучно сделает своё благое дело. С этой минуты вечер потечёт в привычно-обычном ритме.
    Санёк, свободный от семейных уз, начинающий лысеть, но ещё очень даже вполне ничего, будет сыпать шуточками налево и направо не сильно заморачиваясь, все его понимают или нет. Главное, как тот петух, прокукарекать, а там хоть не рассветай.
    Вот и думала, чего попрусь к друзьям с такими претензиями? Но ведь тянуло меня к ним. К Наташке с её болячками, Кристине, с её всеобъемлющей добротой, Андрею, Витьку, Саньку...
    Санёк... Каждый раз ждала той минуты. Той грустной и волнующей (для меня) минуты прощанья.
    Никто у нас не напивался что называется вдрабадан. Все люди приличные, меру знали, но... Как ни говори, вино расслабляет, притупляет и поглощает, не то что сметая, но отодвигая всяческие барьеры и приличия. И вот тогда... 
    Как и при встрече, при прощании те же целовашки-обнимашки. Те же, да не те. Застолье-то даром не проходит.
    Именно этой минуты всегда ожидала с трепетом и мужественно терпела все неудобства и морочества.
    Санёк... Как сейчас вижу картину нашего с ним прощания. Словно наяву чувствую его крепкие руки. Вот он подходит, по-братски прижимает к себе. Я не опускаю головы. Смотрю прямо в его бездонные глаза. Он не улыбается, не пытается шутить. Всё серьёзно, по-взрослому. Обнимает и...
    Теперь понимаю, что значит «поцелуй, словно сладкий мёд». Его горячие губы касаются моих уже совсем не по-братски, а осторожно, едва дотрагиваясь. Дыхания, смешавшись, вечерним бризом шепчут о чём-то нежном и волнующем. Но я ничего не слышу. Только чувствую. Его поцелуй, кажется, достаёт до самого сердца. Где-то там внутри обжигает и тревожит. Его губы мягки и в то же время упруги. Дают почувствовать и насладиться. Не предлагают себя, а дарят.
    В этот момент я почти теряю сознание или, вне всякого сомнения, утрачиваю ощущения действительности. Нахожусь не здесь и не сейчас. А он всё держит меня в объятиях, не отрывая своих губ от моих.
    Провела бы целую вечность, прижавшись к нему. И ничего, казалось, больше не надо. Лишь бы так стоять и умереть, не отрываясь друг от друга, и в один день...
    Ох, размечталась что-то. Пора собираться и идти к друзьям.
    Его, ещё не совершённый поцелуй так и застыл на моих губах, да и сердце уже забилось в предвкушении предстоящей сладкой минуты. Вернее, мгновения. Точнее, коротюсенького мига.
    Ах, как же мало иногда нам в жизни надо. Всего лишь поцелуй.
    Но зато какой...
    Задумалась. Собирая пакет с продуктами, постепенно спустилась с небес на землю.
    А что потом? Потом Санёк, чмокнув меня в губы, как всегда, пойдёт совершать обнимашки-целовашки с другими. Вот прям возьмёт и, как ни в чём не бывало, пойдёт.  
    Ох и глупышка... 
 
    Поцелуй второй
    Пробуждение было мягким и ненавязчивым. Чувства встрепенулись. Чего-то хотелось. Душа просто жаждала этого, пока не совсем понятного, невнятного и, судя по всему, обычно непривычного.
    — Что может произойти этакого в нашем обыденном мире? — спросите вы и будете правы... что спросили. 
    Ведь на самом деле в нашем мире случается всё что угодно.  От НЛО до полтергейста. От большой любви, до не меньшей ненависти. От депрессии до невероятных приключений разворачивающихся прямо на наших глазах.
    Никакого предчувствия у меня не было. Но лишь выскользнул из нежных объятий Морфея необъяснимая, всеохватывающая радость окутала, обволокла и поглотила.
    Не сказать, что это было неприятное чувство. Скорее наоборот, сладостное возбуждение заставило, блаженно потянувшись, улыбнуться во всю ширь души и тела. Так иногда бывает после первого бокала горячительного напитка или когда ждёшь чего-то нового и неизведанного. Это уж потом придёт зависимость и захочется большего.
    Но сегодня ничего такого из ряда вон выходящего не предвиделось. Суаре. Обычная вечеринка с друзьями.
    Хотя...
    Привычные целовашки-обнимашки при встрече обычно не напрягали, скорее наоборот, как бы выдавали аванс и подавали надежду. Не со всеми, конечно. Алла замужем за Андреем, Наташка за Витьком, а эти пацаны друзья, так что это святое. Кристинка, конечно, свободна, но... уж слишком свободная, что ли. 
    Алька... Романтичная, но чуток закомплексованная. Глазки горят ярким пламенем и ничего. В смысле вообще ничего. Танцует на пионерском расстоянии — ни прижаться, ни почувствоваться. Зачем только ноги под музыку стаптывает?
    А ведь хочет, это ж очевидно. Только чего хочет, думаю, непонятно ни ей, ни кому бы то ни было. Скажете, спецом заводит? Ничего подобного. Она даже этого не видит. А мне что, баб не хватает? Вон сколько их без комплексов и заморочек не отказались бы... Эх, Алька...
    И всё же, положа руку на сердце, жду этого момента. Того самого. Целовашек-обнимашек. Алька...
    Поперечмокаюсь, безусловно, на прощание со всеми — это как разогрев. Алька стоит скромненько в сторонке, ждёт. Не спешу подойти к ней. То ли сам боюсь, то ли коплю и нагнетаю — это ж единственная возможность обнять её, хоть чуток по-настоящему.
    Нет, при встрече тоже, конечно, целовашки. Но тогда без подогрева Алька вообще никакая. А тут чуток расслабится, прижмётся. Тёпленько так становится. Пусть на улице и жара стоит несусветная — это не важно. Её тепло иное — осторожное, чувственное, дрожное (в смысле, всё внутри дрожит так тихонечко и наружу не вылезает).
    Наконец, решившись, подойду. Положу руки ей на талию. Чуток придвину к себе. Не оттолкнёт — ясное дело расслабуха пошла. Обнимет, глазки прикроет. Кажется, никого для неё сейчас вокруг нет. Да и, чего там, для меня тоже. Вот прямо тут бери и делай с ней что хочешь.
    Осторожно, это чтоб не спугнуть чудесное наваждение, губами коснусь её губ. Алька, словно осиновый листочек на ветру завибрирует под руками, прижмётся посильнее. Губки её словно тот мёд — понимаю поэтов, точное сравнение. Так бы пил и пил.
    Интересно, как у неё с этим? Хм-м, ясное дело, как. Очнётся, отскочит, как ужаленная, словно от прокажённого. Вот и пойми. То ли противен ей, то ли совсем наоборот. Чего боится? Давно не дети уже.
    Что остаётся? Проводить до дома?
    — Сама дойду. Не провожай, — скажет и метнётся к выходу, словно за ней гонится стая разъярённых диких зверей посягающих на её невинность.
    Ну и пойду своей дорогой в пустой и холодный дом. Вот чего ей надо? Пойми-разбери. А ведь могло бы быть всё совсем иначе.
    Ох и глупышка... 

 
 
Рейтинг: +15 350 просмотров
Комментарии (10)
Алексей Ананьев # 3 марта 2019 в 12:23 +7
Интересно, хорошая проза. Понравился рассказ.
read-2
Ивушка # 3 марта 2019 в 21:55 +6
надо полагать что лит.герои однажды почувствуют вкус поцелуя,
он будет чудесным долгожданным любимым...
рассказ хороший... live-9
Пётр Великанов # 4 марта 2019 в 11:42 +5
Ожидание поцелуя, ожидание будущего, возможно, это наступит, если сильно постараются герои. Хороший рассказ.
super-5
Валентина Егоровна Серёдкина # 6 марта 2019 в 12:14 +4
Не думаю, что подобные Лит.Герои рассказа повлияют на парад планет и на Вселенную в целом, ибо
не наблюдаю в них высокой нравственности, а лишь похотливую озабоченность, приправленную
ни одним бокалом зелёного змея, который навивает героям неудержимые фантазии и миражи...
Удаляйтесь от подобных соблазнов.
Автора благодарю за творчество! УСПЕХОВ! napitki-4 read-6
Нина Колганова # 8 марта 2019 в 17:06 +3
Автор профессионально владеет словом, видно каждому. Читается легко.Тема ожидания поцелуя (не любви!) преподнесена, раскрыта интересно:ждёт она, ждёт он, вообще-то, уже немолодые люди.О поцелуе рассказано соблазнительно.
Но само содержание - оно было бы великолепным, если бы не тема конкурса(это на мой взгляд, взгляд читателя) отдаёт такой свободной - пресвободной современной вседозволенностью после возлияний, что не могу сказать, что тема взята удачно. Понятно, что Алька - скромная женщина, но и она приходит регулярно на эти вечериночки для целовашек-обнимашек, и она выпивает для разогрева, что там умеренная доза - по четыре бокала(!!!!)(а какая же доза тогда большая?), что есть женщины, хоть и замужние, но ими пользуются чужие мужчины... Не могу принять эту историю как посвящение прекрасным и очаровательным женщинам.
Написано грамотно, не всегда чисто с запятыми.
Владимир Перваков # 8 марта 2019 в 22:49 +4
Написано хорошо, читается легко, переживания-монологи интересные.
Если бы было больше женской красоты, было бы отлично.
Удачи автору!
Паршин Александр # 16 марта 2019 в 06:14 +3
Интересный сюжет. Обычно подобные сюжеты бывают в рассказах о школьниках: Разве такая девчонка обратит на меня внимания… Разве такой мальчик обрати на меня внимания. Здесь этот сюжет автор смог примерить на взрослых. Неплохо получилось.
Понравилась идея автора написать рассказ сначала с фокала женщины, затем с фокала мужчины. Правда, эти взгляды получились одинаково женскими. Нет, одинаковыми эти взгляды должны быть, но один женский, другой – мужской.
Например, чисто женская фраза: «Привычные целовашки-обнимашки», сомневаюсь, что когда-то придёт в голову мужчине. Слово «депрессия» мужчина тоже не употребит, «Поперечмокаюсь» - тоже.
Очень понравилась суть рассказа. Что и у взрослых людей иногда остаются нежные юношеские чувства.
Сергей Шевцов # 18 марта 2019 в 10:05 +4
Я бы назвал рассказ не "Два поцелуя", а "Два взгляда на один поцелуй", так будет точнее, однако дело не в этом. Автор написал два эротико-психологических портрета главных героев, но подогнать миниатюру под формат "О женщина, краса земная", на мой взгляд, ему не удалось. Этой самой "красы земной" я как-то не заметил.
Людмила Комашко-Батурина # 21 марта 2019 в 22:48 +1
Рассказ прочла с удовольствием, поставила плюсик. Но, на мой взгляд,тема тура не раскрыта. Во второй части рассказа очень чувственно описана женщина. Автор умело коснулся тела, но не души... Ода женщине осталась недопетой...
Александр Кузнецов # 22 марта 2019 в 17:59 +1
Соглашусь с предыдущим комментарием, точно и метко подмечено, а именно: "Автор умело коснулся тела, но не души...
Источник: http://parnasse.ru/konkurs/ih-chempionat-parnasa-po-proze/2-i-tur-zhanr-lirika-tema-o-zhenschina-krasa-zemnaja/dva-poceluja.html"

Слишком, как-то воздушно, легко, без обязательств, как игра.....Хотелось бы более глубокого нравственного повествования и иной позиции. Читается легко! Спасибо!