Заколдованный принц

article238332.jpg


Моя подруга живет в Днепропетровске. Нас связывает давняя студенческая дружба. Мы часто созваниваемся и изредка встречаемся. И в этот раз я спешила к ней в гости с уверенностью, что мы приятно проведем время. Дверь мне открыла восьмилетняя дочь подруги и радостно сообщила: «Ждём только вас. Мы сейчас все вместе едем на станцию юннатов хомячка покупать». Виктория пожала плечами: «Ты уж извини, обещала я ей. После посещения их классом станции юннатов целую неделю только про хомяка все разговоры. Как видишь, не выдержала осады, сдалась!..»                                

  И вот мы на станции юннатов. Окна и стеллажи вдоль стен утопали в зелени комнатных растений. Многие из них радовали глаз своим цветением. В просторном светлом зале были выставлены клетки с животными. Кролики спокойно жевали капустные листья, не обращая ни на кого внимания. Неутомимые и неугомонные белки крутили колесо и перепрыгивали с ветки на ветку, словно играли в салочки. Рыжие проказницы ловко разгрызали орешки, доставая из скорлупок ядрышки. Рыбки в аквариумах поражали воображение красотой раскраски и многообразием форм. Пичужки разного окраса распевали на все голоса. Возле каждой клетки невольно замедлялся шаг, но Маша уверенно вела нас в конец зала. Здесь уже столпилось много детворы, с интересом наблюдающей за подвижными пушистыми зверушками. Это было настоящее царство хомячков. Они сновали туда-сюда, запихивали за щеки зернышки и уносили их в укромные места. Казалось, до людей им нет никакого дела. Иногда один из хомячков замирал на месте, но вдруг, словно спохватившись, опять спешил по своим неотложным делам. В лучах солнца  их мех красиво отливал рыжевато-коричневым цветом. Упитанные комочки с блестящими глазками-бусинками, словно мячики,   перекатывались по клетке, вызывая умиление. Хомячков покупали охотно. Одна за другой  клетки пустели.  


Мы стали торопить Машу с выбором. Каково же было наше удивление, когда она указала на понравившегося ей хомячка. Он одиноко сидел в углу – неподвижный комочек с серыми ушками, маленький и жалкий. Нам с подругой он явно не понравился. Мы усердно пытались перевести внимание девочки на других хомячков. Но Маша была непреклонна. По ее просьбе работник зала взял хомячка в руку и протянул его нам. Наше мнение было написано на наших лицах. К тому же, наклоняясь к нам, работник шепнул: «Не рекомендую…» Мы посмотрели на Машу. Ее глаза сияли таким восторгом, что не хотелось омрачать девочке радость. Но глядя на это изможденное существо со свежей глубокой ранкой на холке, со слипшейся шерсткой неопределенного цвета, внутри нас рос протест. На его тощем тельце местами была видна кожа. Только лишая нам не хватало! Он сидел на ладони неподвижно, прижав к впавшему животику серые лапки, тусклыми глазками смотря перед собой. Во всем его облике чувствовались какая-то отрешенность и отверженность. Одним словом, забитое существо – не жилец!                                                                                                                                    

Сначала мы выбирали выражения, отговаривая Машу. Наши настойчивые уговоры не дали нужного результата. Тогда мы стали называть вещи своими именами: «Зачем нам такой некрасивый и больной хомячок, когда можно выбрать красивого и здорового? А если он, не дай Бог, умрет дома?!» Маша удивленно посмотрела на нас. В уголках ее глаз блеснули слезы: «Это же принц заколдованный! Если его никто не полюбит, он не расколдуется и погибнет. Давайте спасем его…» Слезы ручьем текли по ее щекам.                                                                                                                                     

«Вот до чего доводит увлечение сказками, - грустно сказала Виктория и, улыбнувшись, добавила, - надеюсь, этот принц хорошо воспитан и оправдает твои ожидания, доченька!» Работник станции отказался от денег, махнув рукой: «Удачи вам! Хорошую девочку воспитали. Надеюсь, что вы этого принца расколдуете». Поблагодарив его, мы сразу, не раздумывая, отправились  к ветеринару.                                                                                               

Старый доктор, оглядев наше приобретенное чудо, сказал: «Нехватка витаминов, запущен очень, но небезнадежен…» Он посоветовал смазывать ранку на холке яблочным уксусом, выписал витамины и лекарство от лишая, объяснил чем хомячка кормить, чтобы он быстрей окреп. Купив корм для хомячка и лекарства, мы поехали домой. Моя встреча с подругой оказалась полностью посвящена совсем не тому, что мы планировали. Но глядя на сияющее лицо Машеньки, мы об этом совсем не жалели.                        

Перезваниваясь с подругой, я часто с тревогой спрашивала: «Ну как там наш принц поживает?» - «На поправку идет. Его уже не узнать…»                 

Я действительно его не узнала, увидев через два месяца. Сквозь стекло большого аквариума на меня смотрел…красавец. Он был намного крупнее того заморыша, которого мы приобрели на станции юннатов. Все его упитанное тело было покрыто густой блестящей шерсткой с отливом насыщенного рыжего цвета. На холке не было и следа от раны. Маленькие ушки и кончики лапок были розоватого цвета. Черные блестящие глазки-бусинки как будто с удивлением разглядывали меня. Но это длилось недолго. Он засуетился, легко и быстро начал  сновать по аквариуму, наводить порядок в своём хозяйстве. Набивая рот зерном, хомячок искал укромные места для новых своих припасов. Активность била из него ключом. Зверек был полон сил и здоровья. Превращение заморыша, готового с минуты на минуту отдать Богу душу, в упитанного деловитого красавца трудно передать словами... Передо мной был... хозяин жизни, наречённый своей хозяйкой Тишей.                                                                                                                                      

   Его перевоплощение удивило и порадовало меня: «Действительно, заколдованный принц!» - «К тому же, заморский! Он, оказывается, сирийской породы. Маша за ним ухаживала все это время сама, меня не подпускала. И вот результат…налицо».                                                                                        

Я повернулась к девочке: «Машенька, а почему ты выбрала тогда именно его?» Ответ меня поразил: «Мне его очень жалко стало. Он был такой несчастный и больной. Никто бы его такого больного не купил…Тиша на меня так смотрел…Он в меня верил…»                                                                      

Ну как тут не поверить в чудо, в сказку?! Никто не знает, как зарождается в сердце любовь. Но она совершает чудеса с нами и с теми, кого мы любим. Никакое колдовство не устоит перед чарами любви. Я в это верю…


 

 

© Copyright: Людмила Комашко-Батурина, 2014

Регистрационный номер №0238332

от 10 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0238332 выдан для произведения:

ЗАКОЛДОВАННЫЙ ПРИНЦ

Моя подруга живет в Днепропетровске. Нас связывает давняя студенческая дружба. Мы часто созваниваемся и изредка встречаемся. И в этот раз я спешила к ней в гости с уверенностью, что мы приятно проведем время. Дверь мне открыла восьмилетняя дочь подруги и радостно сообщила: «Ждём только вас. Мы сейчас все вместе едем на станцию юннатов хомячка покупать». Виктория пожала плечами: «Ты уж извини, обещала я ей. После посещения их классом станции юннатов целую неделю только про хомяка все разговоры. Как видишь, не выдержала осады, сдалась!..»                                  И вот мы на станции юннатов. Окна и стеллажи вдоль стен утопали в зелени комнатных растений. Многие из них радовали глаз своим цветением. В просторном светлом зале были выставлены клетки с животными. Кролики спокойно жевали капустные листья, не обращая ни на кого внимания. Неутомимые и неугомонные белки крутили колесо; ловко разгрызали орешки, доставая из скорлупок ядрышки; перепрыгивали с ветки на ветку, словно играли в салочки.  Рыбки в аквариумах поражали воображение красотой раскраски и многообразием форм. Пичужки разного окраса распевали на все голоса. Возле каждой клетки невольно замедлялся шаг, но Маша уверенно вела нас в конец зала. Здесь уже столпилось много детворы, с интересом наблюдающей за подвижными пушистыми зверушками. Это было настоящее царство хомячков. Они сновали туда-сюда, запихивали за щеки зернышки и уносили их в укромные места. Казалось, до людей им нет никакого дела. Иногда один из хомячков замирал на месте, но вдруг, словно спохватившись, опять спешил по своим неотложным делам. В лучах солнца  их мех красиво отливал рыжевато-коричневым цветом. Упитанные комочки с блестящими глазками-бусинками, словно мячики,   перекатывались по клетке, вызывая умиление. Хомячков покупали охотно. Одна за другой  клетки пустели.                                                                                                                         Мы стали торопить Машу с выбором. Каково же было наше удивление, когда она указала на понравившегося ей хомячка. Он одиноко сидел в углу – неподвижный комочек с серыми ушками, маленький и жалкий. Нам с подругой он явно не понравился. Мы усердно пытались перевести внимание девочки на других хомячков. Но Маша была непреклонна. По ее просьбе работник зала взял хомячка в руку и протянул его нам. Наше мнение было написано на наших лицах. К тому же, наклоняясь к нам, работник шепнул: «Не рекомендую…» Мы посмотрели на Машу. Ее глаза сияли таким восторгом, что не хотелось омрачать девочке радость. Но глядя на это изможденное существо со свежей глубокой ранкой на холке, со слипшейся шерсткой неопределенного цвета, внутри нас рос протест. На его тощем тельце местами была видна кожа. Только лишая нам не хватало! Он сидел на ладони неподвижно, прижав к впавшему животику серые лапки, тусклыми глазками смотря перед собой. Во всем его облике чувствовались какая-то отрешенность и отверженность. Одним словом, забитое существо – не жилец!                                                                                                                                     Сначала мы выбирали выражения, отговаривая Машу. Наши настойчивые уговоры не дали нужного результата. Тогда мы стали называть вещи своими именами: «Зачем нам такой некрасивый и больной хомячок, когда можно выбрать красивого и здорового? А если он, не дай Бог, умрет дома?!» Маша удивленно посмотрела на нас. В уголках ее глаз блеснули слезы: «Это же принц заколдованный! Если его никто не полюбит, он не расколдуется и погибнет. Давайте спасем его…» Слезы ручьем текли по ее щекам.                                                                                                                                      «Вот до чего доводит увлечение сказками, - грустно сказала Виктория и, улыбнувшись, добавила, - надеюсь, этот принц хорошо воспитан и оправдает твои ожидания, доченька!» Работник станции отказался от денег, махнув рукой: «Удачи вам! Хорошую девочку воспитали. Надеюсь, что вы этого принца расколдуете». Поблагодарив его, мы сразу, не раздумывая, отправились  к ветеринару.                                                                                                Старый доктор, оглядев наше приобретенное чудо, сказал: «Нехватка витаминов, запущен очень, но небезнадежен…» Он посоветовал смазывать ранку на холке яблочным уксусом, выписал витамины и лекарство от лишая, объяснил чем хомячка кормить, чтобы он быстрей окреп. Купив корм для хомячка и лекарства, мы поехали домой. Моя встреча с подругой оказалась полностью посвящена совсем не тому, что мы планировали. Но глядя на сияющее лицо Машеньки, мы об этом совсем не жалели.                         Перезваниваясь с подругой, я часто с тревогой спрашивала: «Ну как там наш принц поживает?» - «На поправку идет. Его уже не узнать…»                  Я действительно его не узнала, увидев через два месяца. Сквозь стекло большого аквариума на меня смотрел…красавец. Он был на много крупнее того заморыша, которого мы приобрели на станции юннатов. Все его упитанное тело было покрыто густой блестящей шерсткой с отливом насыщенного рыжего цвета. На холке не было и следа от раны. Маленькие ушки и кончики лапок были розоватого цвета. Черные блестящие глазки-бусинки как будто с удивлением разглядывали меня. Но это длилось недолго. Он засуетился, легко и быстро начал  сновать по аквариуму, наводить порядок в своём хозяйстве. Набивая рот зерном, хомячок искал укромные места для новых своих припасов. Активность била из него ключом. Зверек был полон сил и здоровья. Превращение заморыша, готового с минуты на минуту отдать Богу душу, в упитанного деловитого красавца трудно передать словами... Передо мной был... хозяин жизни, наречённый своей хозяйкой Тишей.                                                                                                                                         Его перевоплощение удивило и порадовало меня: «Действительно, заколдованный принц!» - «К тому же, заморский! Он, оказывается, сирийской породы. Маша за ним ухаживала все это время сама, меня не подпускала. И вот результат…налицо».                                                                                         Я повернулась к девочке: «Машенька, а почему ты выбрала тогда именно его?» Ответ меня поразил: «Мне его очень жалко стало. Он был такой несчастный и больной. Никто бы его такого больного не купил…Тиша на меня так смотрел…Он в меня верил…»                                                                       Ну как тут не поверить в чудо, в сказку?! Никто не знает, как зарождается в сердце любовь. Но она совершает чудеса с нами и с теми, кого мы любим. Никакое колдовство не устоит перед чарами любви. Я в это верю…

 

 

Рейтинг: +5 269 просмотров
Комментарии (4)
Ольга Постникова # 27 сентября 2014 в 20:16 +1
Замечательный "принц", замечательная Машенька! Из тех историй, от которых на сердце становится теплее и светлее.
(Намного - слитно)
Марта Шаула # 3 октября 2014 в 12:34 +1
Дорогая Людочка! Как всегда, очень трепетно и трогательно! Не даром говорится:"Устами младенца глаголит истина!"
Никак до Вас не достучусь и не вижу на своей страничке!!! Что случилось? Очень жду нашей встречи!!!
Будьте счастливы!!!
ЛЮБОВЬ БОНДАРЕНКО # 8 октября 2014 в 00:18 +1
Очень добрый и интересный рассказ! Удачи!