Случай в березняке

12 сентября 2014 - Влад Устимов
article238502.jpg
СЛУЧАЙ В БЕРЕЗНЯКЕ
 
Было время, работал я в маленькой сельской больнице. В Липецкой области это было. В хозяйстве нашем имелся автомобиль, санитарный УАЗик, по прозвищу «Батон». Вот, как - то раз, в апреле, на Пасху, решили мы с Егором Ивановичем, нашим водителем - выбраться на природу. Отдохнуть. Сказано – сделано! Затарились водкой, закусью, завелись и поехали. Я всегда с ним ездил охотно, даже с удовольствием. А уж развеяться немного от надоевшей хлопотни повседневной - тут сам бог велел.
***
Замечательный человек Иваныч. И шофер прекрасный. Старожил. Всех в округе знал наперечет. Бывало, приедем на ночной вызов, а он и говорит:
- Давление!
И точно, гипертонический криз. В другой раз:
- Почки.
Там:
– Сердце.
И везде диагноз без ошибки.
- Ну, говорю, - С таким водилой можно врачевать!
А он смеется.
- Не впервой, - говорит, - Было уже.
***
В лесу, на красивой поляне остановились. Кругом трава ковром, цветы благоухают. Аромат – закачаешься! Птички поют. Хорошо! Наладили бугорок. Чокнулись по первой. Христос воскрес! Выпили. Обнялись и расцеловались. До чего лепотно на душе. Аж плакать хочется. Вся будничная рутина, заботы и проблемы всякие сразу куда-то улетучились.
Тут еще дятел где – то над головой, на расщепленной лесине, свои весенние трели выдает. Звуки по березняку мелким бисером звонко рассыпаются. Настроение – лучше и не придумаешь. Стали мы калякать неторопливо о том, о - сем.
Вдруг послышался неясный гул, постепенно напоминавший барабанный бой. Вдалеке проскакали кони. Сердце замерло при виде этой чудесной картины. Что – то дикое и величественное было в их изумительных фигурах. Повеяло какой-то первобытной силой и вольной натурой. Как завороженные, мы с восхищением любовались грациозными животными.
Вот Егор Иванович и говорит:
- Люблю я их. За красоту и разумение. Был у нас в деревне до войны один мужик, горький пьяница и бабник отчаянный. Звали его Еремей. В хозяйстве своем имел он телегу и лошадь. Ими и управлял. Извозом занимался. Как загуляет Еремей, засидится где-нибудь, так коняга, не дождавшись хозяина, одна домой возвращается. Вот по этой-то лошадке и находила супруга своего Марфа, жена его горемычная. Вычисляла все его адреса и явки. Из шинков выдворяла, а с полюбовницами целые баталии устраивала со скандалами грандиозными.
Иваныч собеседник интересный, всегда у него запас любопытных историй имеется. Только о войне не любил вспоминать. Как заходил разговор о боях да баталиях– сразу замолкал, или тему менял. Почему – не понятно. Ведь видел его я на прошлогоднем майском празднике при полном параде. Как говорится – вся грудь в орденах. Есть, небось, Иванычу чем похвалиться. А не хвастает, все скромничает, да отнекивается.
Позже я узнал причину такого молчания от нашего председателя колхоза, с которым они вместе воевали.
Служил он танкистом и, однажды, выполняя приказ командования, пришлось ему давить окруженных и прижатых к балтийскому морю побежденных и сдавшихся фашистов. Превозмогая, душевную боль, жалость и ужас, часами сокрушал Егор Иванович живую силу противника тяжелой техникой, превращая людей в кровавое месиво, впечатанное в грязь. Скрепя зубами, он старался не слышать жуткие вопли моливших о пощаде и обезумевших от смертельного страха людей. Потом долго выковыривал из танковых гусениц человеческие останки.
***
Одну бутылочку уговорили, за другую принялись. Вдруг, из леска раздалось громкое ржание. Да такое тревожное. Невольно встрепенешься.
- Слышь, Иваныч, - что это? – спрашиваю я нашего ветерана.
- А шут его знат, Лексееич, наливай! – не покидало старого Иваныча благодушное настроение.
- Нет, постой-ка, там что-то не так! – встрепенулся я и поднялся с земли, вглядываясь в полупрозрачный березовый перелесок.
***
На опушке снова появился табун лошадей под предводительством рыжей кобылы. Она подошла близко и стала как-то по-особенному ржать. Вроде зовет. А сама – обратно в лес направляется. Поминутно останавливается, оглядывается, голос подает и головой кивает. Пошли, дескать, за мной. Ну, мы следом за ней и отправились. Остальные кони тоже позади нас идут. Так и привела рыжуха к оврагу лесному.
А там, в закоулках дремучих зарослей – жеребенок застрял в природной ловушке. Поскользнулся, видать, на крутом склоне, и попал боком под наклонно растущее дерево. Заклинило его крепко. А выбраться сам не смог. Всю траву вокруг съел, сколько мог достать. Истощал до крайности. Гнойные раны на теле. Но живой. Глазами своими большими моргает. Ресницы длинные. Взгляд грустный такой.
Кобыла отошла немного. Стоит. Смотрит. Головой поводит из стороны в сторону.
Ну, мы тут общими усилиями лошаденка из западни вызволили. Подогнали поближе «Батон», вынули носилки, изрядно попотев, погрузили страдальца в салон.
Короче, привезли пострадавшего на больничный двор, устроили в конюшне. Создали условия, стали лечить. Через час наш подопечный спокойно заснул.
Вспомнились слова Гиппократа: « Если сон облегчает состояние больного, значит - болезнь излечима!». Так оно и вышло, как авторитет от медицины предрекал.
Заботились, о необычном нашем пациенте, как о человеке. Выходили, однако, жеребеночка. Стал он вскоре идти на поправку. Начали мы его потихоньку выгуливать, пускать на травке попастись. Рядом с больницей к колышку привязывали. Наш выздоравливающий постепенно набрался сил, стал повеселее. А уж нам как приятно, слов нет!
***
Вот, как – то раз, вижу я – пора его на волю выпускать. А кобылица та каждый день приходила, больное дитя наведывала. И сейчас – стоит, издалека смотрит на нас. Ждет.
Снял я с нашего питомца веревочку и легонько его по ляшке хлопнул. Мол, свободен, лечение окончилось, выписка! Он радостно так поскакал к мамке. Бежит по полю зеленому, задними ногами взбрыкивает. «Козлит» от счастья. Приблизился он к ней, и пошли они рядом, к лесу направляясь.
Вдруг кобыла остановилась, повернулась, подошла совсем близко и три раза глубоко поклонилась мне рыжей своей головушкой. Поблагодарила, значит.
И ушли они не оглянувшись.

фото автора

© Copyright: Влад Устимов, 2014

Регистрационный номер №0238502

от 12 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0238502 выдан для произведения:

СЛУЧАЙ В БЕРЕЗНЯКЕ

 

Было время, работал я в маленькой сельской больнице. В Липецкой области это было. В хозяйстве нашем имелся автомобиль, санитарный УАЗик, по прозвищу «Батон». Вот, как - то раз, в апреле, на Пасху, решили мы с Егором Ивановичем, нашим водителем - выбраться на природу. Отдохнуть. Сказано – сделано! Затарились водкой, закусью, завелись и поехали. Я всегда с ним ездил охотно, даже с удовольствием. А уж развеяться немного от надоевшей хлопотни повседневной - тут сам бог велел.

***

Замечательный человек Иваныч. И шофер прекрасный. Старожил. Всех в округе знал наперечет. Бывало, приедем на ночной вызов, а он и говорит:

- Давление!

И точно, гипертонический криз. В другой раз:

- Почки.

Там:

– Сердце.

И везде диагноз без ошибки.

- Ну, говорю, - С таким водилой можно врачевать!

А он смеется.

- Не впервой, - говорит, - Было уже.

***

В лесу, на красивой поляне остановились. Кругом трава ковром, цветы благоухают. Аромат – закачаешься! Птички поют. Хорошо! Наладили бугорок. Чокнулись по первой. Христос воскрес! Выпили. Обнялись и расцеловались. До чего лепотно на душе. Аж плакать хочется. Вся будничная рутина, заботы и проблемы всякие сразу куда-то улетучились.

Тут еще дятел где – то над головой, на расщепленной лесине, свои весенние трели выдает. Звуки по березняку мелким бисером звонко рассыпаются. Настроение – лучше и не придумаешь. Стали мы калякать неторопливо о том, о - сем.

Вдруг послышался неясный гул, постепенно напоминавший барабанный бой. Вдалеке проскакали кони. Сердце замерло при виде этой чудесной картины. Что – то дикое и величественное было в их изумительных фигурах. Повеяло какой-то первобытной силой и вольной натурой. Как завороженные, мы с восхищением любовались грациозными животными.

Вот Егор Иванович и говорит:

- Люблю я их. За красоту и разумение. Был у нас в деревне до войны один мужик, горький пьяница и бабник отчаянный. Звали его Еремей. В хозяйстве своем имел он телегу и лошадь. Ими и управлял. Извозом занимался. Как загуляет Еремей, засидится где-нибудь, так коняга, не дождавшись хозяина, одна домой возвращается. Вот по этой-то лошадке и находила супруга своего Марфа, жена его горемычная. Вычисляла все его адреса и явки. Из шинков выдворяла, а с полюбовницами целые баталии утраивала со скандалами грандиозными.

Иваныч собеседник интересный, всегда у него запас любопытных историй имеется. Только о войне не любил вспоминать. Как заходил разговор о боях да баталиях– сразу замолкал, или тему менял. Почему – не понятно. Ведь видел его я на прошлогоднем майском празднике при полном параде. Как говорится – вся грудь в орденах. Есть, небось, Иванычу чем похвалиться. А не хвастает, все скромничает, да отнекивается.

Позже я узнал причину такого молчания от нашего председателя колхоза, с которым они вместе воевали.

Служил он танкистом и, однажды, выполняя приказ командования, пришлось ему давить окруженных и прижатых к балтийскому морю побежденных и сдавшихся фашистов. Превозмогая, душевную боль, жалость и ужас, часами сокрушал Егор Иванович живую силу противника тяжелой техникой, превращая людей в кровавое месиво, впечатанное в грязь. Скрепя зубами, он старался не слышать жуткие вопли моливших о пощаде и обезумевших от смертельного страха людей. Потом долго выковыривал из танковых гусениц человеческие останки.

***

Одну бутылочку уговорили, за другую принялись. Вдруг, из леска раздалось громкое ржание. Да такое тревожное. Невольно встрепенешься.

- Слышь, Иваныч, - что это? – спрашиваю я нашего ветерана.

- А шут его знат, Лексееич, наливай! – не покидало старого Иваныча благодушное настроение.

- Нет, постой-ка, там что-то не так! – встрепенулся я и поднялся с земли, вглядываясь в полупрозрачный березовый перелесок.

***

На опушке снова появился табун лошадей под предводительством рыжей кобылы. Она подошла близко и стала как-то по-особенному ржать. Вроде зовет. А сама – обратно в лес направляется. Поминутно останавливается, оглядывается, голос подает и головой кивает. Пошли, дескать, за мной. Ну, мы следом за ней и отправились. Остальные кони тоже позади нас идут. Так и привела рыжуха к оврагу лесному.

А там, в закоулках дремучих зарослей – жеребенок застрял в природной ловушке. Поскользнулся, видать, на крутом склоне, и попал боком под наклонно растущее дерево. Заклинило его крепко. А выбраться сам не смог. Всю траву вокруг съел, сколько мог достать. Истощал до крайности. Гнойные раны на теле. Но живой. Глазами своими большими моргает. Ресницы длинные. Взгляд грустный такой.

Кобыла отошла немного. Стоит. Смотрит. Головой поводит из стороны в сторону.

Ну, мы тут общими усилиями лошаденка из западни вызволили. Подогнали поближе «Батон», вынули носилки, изрядно попотев, погрузили его в салон.

Короче, привезли пострадавшего на больничный двор, устроили в конюшне. Создали условия, стали лечить. Через час наш подопечный спокойно заснул.

Вспомнились слова Гиппократа: « Если сон облегчает состояние больного, значит - болезнь излечима!». Так оно и вышло, авторитет от медицины предрекал.

Заботились, о необычном нашем пациенте, как о человеке. Выходили, однако, жеребеночка. Стал он вскоре идти на поправку. Начали мы его потихоньку выгуливать, пускать на травке попастись. Рядом с больницей к колышку привязывали. Наш выздоравливающий постепенно набрался сил, стал повеселее. А уж нам как приятно, слов нет!

***

Вот, как – то раз, вижу я – пора его на волю выпускать. А кобылица та каждый день приходила, дитя наведывала. И сейчас – стоит, издалека смотрит на нас. Ждет.

Снял я с нашего питомца веревочку и легонько его по ляшке хлопнул. Мол, свободен, лечение окончилось, выписка! Он радостно так поскакал к мамке. Бежит по полю зеленому, задними ногами взбрыкивает. «Козлит» от счастья. Приблизился он к ней, и пошли они рядом, к лесу направляясь.

Вдруг кобыла остановилась, повернулась, подошла совсем близко и три раза глубоко поклонилась мне рыжей своей головушкой. Поблагодарила, значит.

И ушли они не оглянувшись.

Рейтинг: +4 213 просмотров
Комментарии (6)
Виктор Астраханцев # 16 сентября 2014 в 00:31 +2
Благодарность лошади многого стоит.
А вообще хорошо там у вас на поляне... Адресок бы оставил.
osenpar1
mozarella (Элина Маркова) # 3 октября 2014 в 21:59 +3
А рассказ-то не простой... Тема гуманизма в разных проявлениях. Остатки человеческих тел в гусеницах танка... Спасённый жеребёнок... И всё это на фоне гармонии в природе и в душе человеческой... Спасибо! Очень понравилось!
Влад Устимов # 4 октября 2014 в 19:50 +1
Благодарю, Элина, за теплый отзыв. Ваши комментарии всегда радуют.
Лера Осень # 18 октября 2014 в 14:52 +2
Как же повезло жеребёнку! Спасибо,Влад,за замечательный рассказ,пусть живёт доброта в Вашем сердце.
Влад Устимов # 18 октября 2014 в 21:05 +1
Спасибо, Лера, за добрые слова. Рад. что Вам понравилось.
Людмила Алексеева # 25 января 2015 в 09:02 +1
8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9