Пен…юар

8 апреля 2014 - Алёна Подобед
article207518.jpg

***

Вдова младшего пенсионного возраста, Аграфена Никитична, напекла пирогов, спустилась в погреб за самогоном, соленьями и салом, прикидывая на ходу, не пора ли наряжаться… Вылезая, зацепила взглядом развешанный на спинке стула пен… «пеньюар»: атласную, расшитую кружевами алую «конбинашку» и такой же халатик… И по-девичьи заигралась с обновками, закружилась перед зеркалом, врезанным между створок еще мамкиного шифоньера … И какого лешего халат сшили без пуговиц — скользкий поясок все время развязывался и терялся, полы распахивались, тонкие бретельки падали с плеч. И вообще, вся эта несусветная красотень, доставшаяся Аграфене от близняшки Лушки, высохшей после какой-то заумной диеты до оглобли, так и норовила покинуть дородное тело женщины. Было неудобно, но волшебно, и приходилось терпеть. Никитична в который раз обернулась к зеркалу, поправилась, подвязалась и села ждать Михеича...

 

За воротами кобели зашлись визгливым лаем — старый баламут был на подходе.


Ввалился с морозца поддатый, озорной, румяный. На ходу разоблачаться стал: расстегнул штаны, тулуп на пол скинул, расшвырял заиндевелые валенки по избе… Потянуло портянками и перегаром — Груша зарделась от счастья: мужиком в доме пахнет…

 

Встала, кряхтя, наклонилась прибрать обувку и получила хорошего пендаля:

 

— Бьет, значит любит, — умилилась хозяюшка.

 

Потеряв равновесие, баловник со всей дури шмякнулся в подпол, который Аграфена, замороченная тряпьем, так и не закрыла...

 

— Пьет, значит при деньгах, — блаженно расцвела в улыбке Никитична и полезла вынимать дорогого гостя, который уже вовсю храпел в подполье, несмотря на то, что висел вниз головой… Падая, Михеич зацепился сползшими портками за верх приставной лестницы — ее еще муж Аграфены покойный бог весть когда смастрячил на скорую руку, все говорил, что времянка… Попыталась было баба сама вытащить бедолагу, да не справилась… уж больно тяжел был. А порты резать, так башкой шмякнется об пол – не дай бог, убьется…

 

Вот тут и поняла Аграфена, что конец настал ее женскому счастью…

Пришлось идти к сестре за подмогой и во всем ей покаяться… Да разве ж она нарочно Лушкиного мужа к себе привадила? Это ж он сам затосковал по жениному мягкому телу. Так ведь и Лушка не спрашивалась у Михеича, когда диетами себя увечила. Ладно бы уж по болезни, а то насмотрелась на манекенок, пока в городе работала… А что Аграфена? Они с сестрой раньше как две капли воды схожи были, пока Лушка себя в воблу не превратила… Это скорее она теперь неизвестно кто для Михеича, а не свояченица.

 

Лукерья выслушала сестру молча, только с лица опала пуще прежнего, потом сняла в сенях веревку с крюка и решительно направилась к месту преступления… Аграфена поспешила следом, но соскальзывающие алые красоты путали ей ноги, и когда она оказалась на месте, сеструха уже визжала над своим мужиком, как резаная свинья, поминая последними словами обоих изменщиков… Грушка было сунулась к погребу, но получила по крупу веревкой. И осеклась…

  

— Хватит ж…й крутить, зараза, я сейчас закреплю узел, а ты двери подопри, чтобы не закрывались, да рухлядь свою убери с прохода…

 

Вдвоем сестры выволокли Михеича вместе с лестницей на улицу. Он то ли спал, то ли был в обмороке, а может, дохлым жучком прикидывался…

 

Бабы перевязали веревку так, чтобы не везти мужика вперед ногами, прикрутили его, для верности, алым пояском от пеньюара. Укрыли ватным одеялом и решили тащить прямо вместе с лестницей до дому, благо дорога была, что твоя ледянка накатанная… И народу в поздний час на улице не было, только цепные кобели все так же брехали...

 

Импровизированные сани скользили легко, но на взгорке пошли как-то криво, бабы с управлением не справились, веревку упустили, одеяло слетело… Михеича вместе с лестницей на бешеной скорости понесло вниз к автостраде, переметнуло через обочину и воткнуло в чистом поле, аки великомученика на кресте.  Трагичность сцены усиливал атласный пояс, кроваво алевший в свете фар проносящихся мимо автомобилей, к счастью, довольно редких.

 

 - Прости меня, Лушенька! Я на твоего Михеича и не взгляну больше. Да и на что он мне – пьянь, дерется и по бабам путается при живой жене…

 

- Да вы друг друга стоите. Уеду я в город - подальше от вашего поганства. Есть там у меня на примете один непьющий…

 

- Дуры, ишь до чего договорились. Обе отреклись от меня в одночасье! Отвяжете, ай нет? Люди добрые, помогите, замерзаю ни за хрен собачий!

 

- А пить, шляться и драться разучишься?

 

- Ни в жисть, хоть жгите огнем меня, хоть колесуйте…

 

Дома у Грушки бабы отпарили Михеича в бане, отпоили самогоном и уложили спать. А потом до самого утра Лушка все что-то диктовала сестре, передавая полномочия…

 08.04.2014

 

© Copyright: Алёна Подобед, 2014

Регистрационный номер №0207518

от 8 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0207518 выдан для произведения:

Пен…юар

 

 

Вдовая Аграфена Никитична, женщина младшего пенсионного возраста, напекла пирогов, слазила в погреб за самогоном, соленьями и салом, прикидывая, не пора ли наряжаться… Вылезая, зацепила взглядом развешанный на спинке стула пен… «пеньюар»: атласную, расшитую кружевами алую «конбинашку» и такой же халатик… И по-девичьи заигралась с обновками, закружилась перед зеркалом, врезанным между створок еще мамкиного шифоньера … И какого лешего халат сшили без пуговиц — скользкий поясок все время развязывался и терялся, полы распахивались, тонкие бретельки падали с плеч. И вообще, вся эта несусветная красотень, доставшаяся Аграфене от близняшки Лушки, высохшей после какой-то заумной диеты до оглобли, так и норовила покинуть дородное тело Никитичны. Было неудобно, но волшебно, и приходилось терпеть. Никитична в который раз обернулась к зеркалу, поправилась, подвязалась и села ждать Михеича...

 

За воротами кобели зашлись визгливым лаем — старый баламут был на подходе.

Ввалился с морозца, расшвырял заиндевелые валенки по избе… И потянуло портянками — Никитична зарделась от счастья: мужиком в доме пахнет…

 

Встала, кряхтя, наклонилась прибрать обувку и получила хорошего пендаля:

 

— Бьет, значит любит, — умиротворилась хозяюшка.

 

Потерявший равновесие баловник со всей дури шмякнулся в подпол, который Аграфена, заигравшись с тряпьем, так и не закрыла...

 

— Пьет, значит при деньгах, — блаженно расцвела в улыбке хозяюшка и полезла вынимать дорогого гостя, который уже вовсю храпел в подполье, несмотря на то, что висел вниз головой… Падая, Михеич зацепился рассупоненными портами за верх лестницы… Попыталась было баба сама вытащить бедолагу, да не справилась… уж больно тяжел был. А порты резать, так башкой шмякнется об пол – не бай бог, убьется…

 

Вот тут и поняла Аграфена, что конец пришел ее женскому счастью…

Пришлось идти к сестре за подмогой и во всем ей покаяться… Да разве ж она нарочно Лушкиного мужа к себе привадила? Это ж он сам затосковал по жениному мягкому телу. А разве Лушка спрашивала Михеича, когда диетами себя увечила? Ладно бы уж по болезни, а то ж насмотрелась на манекенок, пока в городе работала… А что Аграфена? Они с сестрой, как две капли воды схожи раньше были, пока Лушка себя в воблу не превратила… Это скорее она теперь неизвестно кто для Михеича, а не свояченица.

 

Лукерья выслушала сестру молча, только с лица опала пуще прежнего, потом сняла в сенях веревку с крюка и рванула к месту преступления… Аграфена побежала следом, но соскальзывающие алые красоты путали ей ноги, и когда она оказалась на месте, сеструха визжала над своим мужиком, как резаная свинья, поминая последними словами обоих изменщиков… Грушка было сунулась к погребу, но получила по крупу веревкой, как вожжами… И осеклась…

 

— Хватит ж…й крутить, зараза, я сейчас закреплю узел, а ты двери подопри, чтобы не закрывались, да рухлядь свою убери с прохода…

 

Вдвоем сестры выволокли Михеича вместе с лестницей на улицу. Он то ли спал, то ли был в обмороке, а может, дохлым жучком прикидывался…

 

Бабы перевязали веревку так, чтобы везти мужика вперед головой, прикрутили его, для верности, алым пояском от пеньюара. Укрыли ватным одеялом и решили волочь прямо вместе с лестницей до дому, благо дорога была, что твоя ледянка накатанная… И народу в поздний час на улице не было, только цепные кобели все так же брехали...

 

Импровизированные сани скользили легко, но на взгорке пошли как-то криво, бабы с управлением не справились, веревку упустили, одеяло слетело… Михеича вместе с лестницей на бешеной скорости понесло вниз к автостраде, переметнуло через обочину и воткнуло в чистом поле, аки великомученика на кресте.  Трагичность сцены усиливал нестерпимо алый цвет атласного пояса, мерцавший в свете фар проносящихся мимо автомобилей.

 

- Прости меня, Лушенька! Я на твоего Михеича и не взгляну больше. Да и на что он мне – пьянь, дерется и по бабам путается при живой жене…

 

- И ты прости меня, Груша, только измены я ему не прощу. Вернусь в город, есть там у меня на примете один непьющий…

- Дуры, ишь до чего договорились. Обе отреклись от меня в одночасье! Отвяжете вы меня, ай нет? Люди добрые, помогите, замерзаю ни за хрен собачий!

 

- А пить, шляться и драться разучишься?

 

- Ни в жисть, хоть жгите огнем меня, хоть колесуйте…

 

Дома у Грушки бабы отпарили Михеича в бане, отпоили самогоном и уложили спать. Апотом до самого утра Лушка все что-то диктовала сестре, передавая полномочия…

 

 

Рейтинг: +10 277 просмотров
Комментарии (14)
Альфия Умарова # 8 апреля 2014 в 12:30 +2
Ах, Михеич, ах он "пень", только не ЮАР,
а нашенский, среднеполосный...
Ишь, чего учудил, решил на двух стульях усидеть.
Хороша миниатюра!
Так и представила всё в лицах, а главное - в действии!
Автору удачи! buket1
Алёна Подобед # 1 мая 2014 в 13:43 0
Спасибо, Альфия! Очень хотелось всех насмешить)))... rolf
Ольга Токарева # 9 апреля 2014 в 10:53 +2
Колоритный рассказ super
Алёна Подобед # 1 мая 2014 в 13:44 0
Спасибо, Ольга! melody
Серов Владимир # 9 апреля 2014 в 20:05 +2
Переходящее знамя женского счастья! Посмеялся от души! Удачи автору! super
Алёна Подобед # 1 мая 2014 в 13:45 0
Спасибо, Владимир! Рада, что улыбнула)))! girlkiss
Татьяна Стафеева # 10 апреля 2014 в 07:30 +3
Вот оно как, еще одно побочное действие диеты, мужички любят, когда есть,
за что подержаться.
Спасибо, автор, насмешили. Успеха!
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Алёна Подобед # 1 мая 2014 в 13:47 0
Спасибо, Татьяна! Да, мужчины, что дети - сухо, angel сытно и мягко - и уже агукают)))
Борисова Елена # 13 апреля 2014 в 18:39 +3
Да! смешная история! super
Алёна Подобед # 1 мая 2014 в 13:48 0
Спасибо, Елена!) Рада что развеселила)! shokolade
Ирина Перепелица # 25 апреля 2014 в 04:39 +1
Здорово!
Передали мужика из рук в руки, как Олимпийский эстафетный факел)))
rolf
Алёна Подобед # 1 мая 2014 в 13:50 0
Спасибо, Ирина! Да, молодцы, бабы - не перегрызлись, и не распилили мужика пополам!))) tanzy4
Людмила Комашко-Батурина # 27 апреля 2014 в 21:21 +1
Какие женщины всё-таки странные: одна идеал ищет, другой- лишь бы мужиком в хате пахло... У каждой своё представление о счастье... Каждая его ждёт и ищет...Забавный сюжет!
Алёна Подобед # 1 мая 2014 в 13:51 0
Да, Людмила! И пусть все будут счастливый!))) buket7