на озере

1 февраля 2014 - Зоя Соснина
2 августа 2012 - Зоя Соснина
article67146.jpg
Из дневника учителя.
      Девятый класс «А»  с учительницей Анной Ивановной  отправили в поле на рыхление картошки. Стояла долгая и изнурительная августовская жара. 
Точнее, это была не жара, а пекло. Как на раскаленной сковороде в открытом  поле ребята  добросовестно рубили тяпками окаменевшую землю,  вырубали сорняк,  выискивали среди него чахлые кустики картошки. Более выносливые мальчишки  выходили вперед. Все-таки мужчины и есть мужчины. Им  проще  было обращаться с орудиями  труда.  Правда, Анне Ивановне приходилось держать под контролем качество их работы.
Зато   девочки, хоть и отставали от одноклассников, но  пололи по-женски  тщательно и добросовестно. 
      Несколько дней   работы на поле превратили городских ребят в обожжённых солнцем, запылённых землей, мрачноватых, забывших о шутках и юморе, измотанных  роботов.
       Анна Ивановна решила дать ребятам отдых. Попросила водителя автобуса отвезти  класс к ближайшему водоёму.  Подъехали к  озеру, окруженному редким подлеском.  Автобус уехал в город, а учительница с классом осталась на  ночевку  на берегу.  
       - Осторожнее будьте,  на озере бывают  стычки с местной шпаной, - предупреждали  их  жители.    Опасность была,  но учительница  всё же рискнула: не могла отказать своим ребятам в удовольствии поплескаться в озере,  провести романтическую ночь вместе.
    День клонился к вечеру.  Жара спадала. Ночь могла быть прохладной.  Анна Ивановна  попросила ребят и девочек купаться в разных местах.  
  Мальчишки принесли для костров валежник  и исчезли со скоростью звука.
Их голоса слышались вдали за поворотом. Девочки  выбрали место для купания недалеко   от стоянки. Добровольцы остались  разжигать костёр и варить ужин.
Анна Ивановн осталась с девочками у костра. 
    Не забывая о предупреждении,  Анна Ивановна  внимательно следила за окрестным березняком.
Подъехала грузовая машина, остановилась неподалёку.  Из нее выпрыгнули  работавшие на поле   взрослые люди.  Они  тоже  решили смыть дневную жару.  Покупались,  посмеялись,  снова попрыгали в кузов грузовика и уехали.
        Солнце закатилось за берёзы, искупав свои последние лучи в прохладной синей серебристой  купели  озера.  Голубые теплые сумерки постепенно обволакивали своей усталой дремотой. 
Анна Ивановна,  утомившаяся  за день не меньше, а  скорее, больше, чем ребята, не спешила  звать всех к костру.  Пусть поплавают.  Такие дни очень редки. Присела рядом с девочками, помолчали. Искры костра взлетали тихим фейерверком, когда девочки шевелили  костёр и искали печёную картошку. Начался разговор. Учительница очень любила отвечать на ребячьи вопросы. Даже оставляла в конце урока две-пять минут на то, чтобы школьники могли задать ей любой вопрос,  не только по её предмету. 
  Она не боялась  показаться незнайкой не только потому,  что знала много.  Она  не стеснялась признаться в том, что  чего-то не знает.  Всё знать невозможно. И если вопрос был ей незнаком,  она говорила честно: "Этого я пока не знаю. Но обещаю вам, что постараюсь в ближайшее время узнать и ответить".  Но с каждым годом вопросов становилось почему-то всё меньше и меньше. Учительница не могла понять, в чём дело?  То ли  возрастной барьер становился всё больше, и это отпугивало ребят,  то ли их познания   и интересы  стали ограничиваться Интернетом и телевизионными   «университетами».  Как бы то ни было,  ей доставляло радость  общение с детьми. И  если вопросов было много и разных,  она расцветала от счастья. Но на этот раз  уставшие девочки  больше думали о чём-то  своём,  лишь изредка  переговаривались.
     Первая «звезда» - планета  Венера решила тоже полюбоваться на себя в голубом зеркале. Она плескалась вместе с юными красавицами в озере. А те её  не замечали,  увлеченные  возможностью пошалить,  слиться с водной  средой.
      Вдруг Анна Ивановна услышала треск сучьев.  Со стороны  совхоза через рощу  шли  четверо. Неряшливо одетые, вихляющей походкой с расставленными ногами и руками,  они были нетрезвы. Развязно, понимая своё явное превосходство в силе над немолодой учительницей и несколькими девочками,  потребовали угощения, перешагивали через сидящих,  глупо пытались острить.  
        В глазах девочек учительница прочитала  страх.  Купающиеся ребята далековато, а от пришельцев можно было ожидать неприятные сюрпризы.
         Берег озера был крутым и  достаточно высоким.  Мальчишек не было видно,  только их голоса были  слышны.  Это  помогало незваным гостям  ещё больше чувствовать  себя безнаказанными.  Хамоватое выражение  лиц  верзил  вызывало  беспокойство  учительницы. Но спорить  с ними, ругать их,  призывать к порядку,  взывать к их совести было бессмысленно.
Это ещё больше разъярило бы их. Такие понимают только власть силы.  К нравственным ценностям они глухи. И   слова «как вам не стыдно?»  вызвали бы у них припадок  саркастического смеха. Они по-своему понимают слово «стыд». Это люди из другого  измерения.   
      Анна Ивановна встала, молча отошла от костра,  подошла к одинокой тоненькой берёзе, что росла на высоком берегу озера   в нескольких десятках  метров. Её мальчишки беспечно плавали, не подозревая о том,  в какой опасности находятся те, что остались на берегу.  Кричать  и звать на помощь  ребят она не стала. Это насторожило бы пришельцев и могло  спровоцировать их на мгновенные пресупления.
      Пригодилась на этот раз одна   общая договоренность  с классом. Анна Ивановна учила ребят уже много лет, с четвертого класса  она  буквально вынянчила своих воспитанников.  А их  было всегда ни много, ни мало - больше сорока человек. 
И собирать всех в одно место криком было не просто. Зато во всех походах,  лыжных вылазках,  экскурсиях, да и просто на субботниках,  ребята мгновенно сбегались к учительнице,  если она поднимала руку вверх.  Это был сигнал срочного сбора. И никакие дела и спортивный азарт не могли нарушить этот неписаный  закон. И как он пригодился в этот критический миг!
           Анна Ивановна, молча и незаметно для пришедших, подняла руку вверх.
 И – это нужно было видеть!  Из воды, как  из пены морской,  как сказочные тридцать три богатыря,   вышли  красивые, стройные, такие дорогие её сердцу, самые лучшие в мире ребята. Их было  много.      
Единым фронтом они приближались  к костру. 
           Амбалы  ожидали всё, что угодно, но не  такого. На них жалко и смешно было смотреть. Куда девалась  уверенность в своей безнаказанности? Они молча  ретировались, растворившись в густеющем сумраке рощи. 
   А ребята и девочки  ставили палатки, готовились ужинать. Теплый вечер и огонь костра высушили  купальники на юных телах. Звёзды сверкали так чисто и весело, что спать совсем не хотелось. Юность брала своё. Шутки, игры, смех. 
    Юлька, Наташа, Светлана и Анна Ивановна долго  сидели на берегу озера под  берёзой и  разговаривали. 
О чем? Да мало ли вопросов  возникает в такую дивную, юную ночь?  Поднявшись и решив посмотреть, как дела  около палаток, учительница увидела, что самый  сильный из ребят  Саша сидит на поваленном дереве и строгает из дерева какой-то предмет. Саша не ответил, продолжая молча строгать. «Дубинка!»- мелькнула у  Анны Ивановны догадка, - Защитник!»  
    Для безопасности, чтобы защититься от  вероятных пришельцев, решили  дежурить всю ночь по два человека у костра.
Но короткая ночь  промелькнула незаметно. Все разместились  неплохо, вот только неугомонные Витька  да Андрей,  всеобщие любимцы и балагуры,  мешали отдыху, время от времени  контрабандой проникая в женскую палатку, к шутливому ворчанию Анны Ивановны.  
Все  обошлось.  Незваные гости больше не приходили,  дубинка не пригодилась. 
Наутро пришел автобус, и труженики поехали домой,  раскачиваясь как метрономы в креслах автобуса. Высокий Димка то и дело так опасно наклонялся  вбок, что сидящая позади  Анна Ивановна пыталась вскочить и поддержать его, чтобы  не свалился. Но он стоически выпрямлялся, чтобы через мгновение опять опасно  накрениться.  Завернули в правление колхоза, чтобы узнать, много ли они заработали своим каторжным  трудом под раскалённым диском солнца.  Им обещали оплатить, даже свидетельства о рождении ребят затребовали за отсутствием по молодости лет паспортов.
  Наступил сентябрь. Спустя некоторое время в кабинет  физики, где сидели ребята,  зашла директор  школы и очень ласково похвалила ребят и ещё более ласково спросила, не возражают ли они,  если заработанные классом  деньги им не отдадут, а на них купят для их родного кабинета микрокалькуляторы.  Молчание не было радостным, но она сочла его за знак согласия. 
   Но ни деньги, ни калькуляторы, ничего другого класс так и не получил.  Зато получил урок.
Для  тактичных  ребят это был не самый  хороший  урок в жизни.


© Copyright: Зоя Соснина, 2014

Регистрационный номер №0185053

от 1 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0185053 выдан для произведения:
2 августа 2012 - Зоя Соснина
article67146.jpg
Из дневника учителя.
      Девятый класс «А»  с учительницей Анной Ивановной  отправили в поле на рыхление картошки. Стояла долгая и изнурительная августовская жара. 
Точнее, это была не жара, а пекло. Как на раскаленной сковороде в открытом  поле ребята  добросовестно рубили тяпками окаменевшую землю,  вырубали сорняк,  выискивали среди него чахлые кустики картошки. Более выносливые мальчишки  выходили вперед. Все-таки мужчины и есть мужчины. Им  проще  было обращаться с орудиями  труда.  Правда, Анне Ивановне приходилось держать под контролем качество их работы.
Зато   девочки, хоть и отставали от одноклассников, но  пололи по-женски  тщательно и добросовестно. 
      Несколько дней   работы на поле превратили городских ребят в обожжённых солнцем, запылённых землей, мрачноватых, забывших о шутках и юморе, измотанных  роботов.
       Анна Ивановна решила дать ребятам отдых. Попросила водителя автобуса отвезти  класс к ближайшему водоёму.  Подъехали к  озеру, окруженному редким подлеском.  Автобус уехал в город, а учительница с классом осталась на  ночевку  на берегу.  
       - Осторожнее будьте,  на озере бывают  стычки с местной шпаной, - предупреждали  их  жители.    Опасность была,  но учительница  всё же рискнула: не могла отказать своим ребятам в удовольствии поплескаться в озере,  провести романтическую ночь вместе.
    День клонился к вечеру.  Жара спадала. Ночь могла быть прохладной.  Анна Ивановна  попросила ребят и девочек купаться в разных местах.  
  Мальчишки принесли для костров валежник  и исчезли со скоростью звука.
Их голоса слышались вдали за поворотом. Девочки  выбрали место для купания недалеко   от стоянки. Добровольцы остались  разжигать костёр и варить ужин.
Анна Ивановн осталась с девочками у костра. 
    Не забывая о предупреждении,  Анна Ивановна  внимательно следила за окрестным березняком.
Подъехала грузовая машина, остановилась неподалёку.  Из нее выпрыгнули  работавшие на поле   взрослые люди.  Они  тоже  решили смыть дневную жару.  Покупались,  посмеялись,  снова попрыгали в кузов грузовика и уехали.
        Солнце закатилось за берёзы, искупав свои последние лучи в прохладной синей серебристой  купели  озера.  Голубые теплые сумерки постепенно обволакивали своей усталой дремотой. 
Анна Ивановна,  утомившаяся  за день не меньше, а  скорее, больше, чем ребята, не спешила  звать всех к костру.  Пусть поплавают.  Такие дни очень редки. Присела рядом с девочками, помолчали. Искры костра взлетали тихим фейерверком, когда девочки шевелили  костёр и искали печёную картошку. Начался разговор. Учительница очень любила отвечать на ребячьи вопросы. Даже оставляла в конце урока две-пять минут на то, чтобы школьники могли задать ей любой вопрос,  не только по её предмету. 
  Она не боялась  показаться незнайкой не только потому,  что знала много.  Она  не стеснялась признаться в том, что  чего-то не знает.  Всё знать невозможно. И если вопрос был ей незнаком,  она говорила честно: "Этого я пока не знаю. Но обещаю вам, что постараюсь в ближайшее время узнать и ответить".  Но с каждым годом вопросов становилось почему-то всё меньше и меньше. Учительница не могла понять, в чём дело?  То ли  возрастной барьер становился всё больше, и это отпугивало ребят,  то ли их познания   и интересы  стали ограничиваться Интернетом и телевизионными   «университетами».  Как бы то ни было,  ей доставляло радость  общение с детьми. И  если вопросов было много и разных,  она расцветала от счастья. Но на этот раз  уставшие девочки  больше думали о чём-то  своём,  лишь изредка  переговаривались.
     Первая «звезда» - планета  Венера решила тоже полюбоваться на себя в голубом зеркале. Она плескалась вместе с юными красавицами в озере. А те её  не замечали,  увлеченные  возможностью пошалить,  слиться с водной  средой.
      Вдруг Анна Ивановна услышала треск сучьев.  Со стороны  совхоза через рощу  шли  четверо. Неряшливо одетые, вихляющей походкой с расставленными ногами и руками,  они были нетрезвы. Развязно, понимая своё явное превосходство в силе над немолодой учительницей и несколькими девочками,  потребовали угощения, перешагивали через сидящих,  глупо пытались острить.  
        В глазах девочек учительница прочитала  страх.  Купающиеся ребята далековато, а от пришельцев можно было ожидать неприятные сюрпризы.
         Берег озера был крутым и  достаточно высоким.  Мальчишек не было видно,  только их голоса были  слышны.  Это  помогало незваным гостям  ещё больше чувствовать  себя безнаказанными.  Хамоватое выражение  лиц  верзил  вызывало  беспокойство  учительницы. Но спорить  с ними, ругать их,  призывать к порядку,  взывать к их совести было бессмысленно.
Это ещё больше разъярило бы их. Такие понимают только власть силы.  К нравственным ценностям они глухи. И   слова «как вам не стыдно?»  вызвали бы у них припадок  саркастического смеха. Они по-своему понимают слово «стыд». Это люди из другого  измерения.   
      Анна Ивановна встала, молча отошла от костра,  подошла к одинокой тоненькой берёзе, что росла на высоком берегу озера   в нескольких десятках  метров. Её мальчишки беспечно плавали, не подозревая о том,  в какой опасности находятся те, что остались на берегу.  Кричать  и звать на помощь  ребят она не стала. Это насторожило бы пришельцев и могло  спровоцировать их на мгновенные пресупления.
      Пригодилась на этот раз одна   общая договоренность  с классом. Анна Ивановна учила ребят уже много лет, с четвертого класса  она  буквально вынянчила своих воспитанников.  А их  было всегда ни много, ни мало - больше сорока человек. 
И собирать всех в одно место криком было не просто. Зато во всех походах,  лыжных вылазках,  экскурсиях, да и просто на субботниках,  ребята мгновенно сбегались к учительнице,  если она поднимала руку вверх.  Это был сигнал срочного сбора. И никакие дела и спортивный азарт не могли нарушить этот неписаный  закон. И как он пригодился в этот критический миг!
           Анна Ивановна, молча и незаметно для пришедших, подняла руку вверх.
 И – это нужно было видеть!  Из воды, как  из пены морской,  как сказочные тридцать три богатыря,   вышли  красивые, стройные, такие дорогие её сердцу, самые лучшие в мире ребята. Их было  много.      
Единым фронтом они приближались  к костру. 
           Амбалы  ожидали всё, что угодно, но не  такого. На них жалко и смешно было смотреть. Куда девалась  уверенность в своей безнаказанности? Они молча  ретировались, растворившись в густеющем сумраке рощи. 
   А ребята и девочки  ставили палатки, готовились ужинать. Теплый вечер и огонь костра высушили  купальники на юных телах. Звёзды сверкали так чисто и весело, что спать совсем не хотелось. Юность брала своё. Шутки, игры, смех. 
    Юлька, Наташа, Светлана и Анна Ивановна долго  сидели на берегу озера под  берёзой и  разговаривали. 
О чем? Да мало ли вопросов  возникает в такую дивную, юную ночь?  Поднявшись и решив посмотреть, как дела  около палаток, учительница увидела, что самый  сильный из ребят  Саша сидит на поваленном дереве и строгает из дерева какой-то предмет. Саша не ответил, продолжая молча строгать. «Дубинка!»- мелькнула у  Анны Ивановны догадка, - Защитник!»  
    Для безопасности, чтобы защититься от  вероятных пришельцев, решили  дежурить всю ночь по два человека у костра.
Но короткая ночь  промелькнула незаметно. Все разместились  неплохо, вот только неугомонные Витька  да Андрей,  всеобщие любимцы и балагуры,  мешали отдыху, время от времени  контрабандой проникая в женскую палатку, к шутливому ворчанию Анны Ивановны.  
Все  обошлось.  Незваные гости больше не приходили,  дубинка не пригодилась. 
Наутро пришел автобус, и труженики поехали домой,  раскачиваясь как метрономы в креслах автобуса. Высокий Димка то и дело так опасно наклонялся  вбок, что сидящая позади  Анна Ивановна пыталась вскочить и поддержать его, чтобы  не свалился. Но он стоически выпрямлялся, чтобы через мгновение опять опасно  накрениться.  Завернули в правление колхоза, чтобы узнать, много ли они заработали своим каторжным  трудом под раскалённым диском солнца.  Им обещали оплатить, даже свидетельства о рождении ребят затребовали за отсутствием по молодости лет паспортов.
  Наступил сентябрь. Спустя некоторое время в кабинет  физики, где сидели ребята,  зашла директор  школы и очень ласково похвалила ребят и ещё более ласково спросила, не возражают ли они,  если заработанные классом  деньги им не отдадут, а на них купят для их родного кабинета микрокалькуляторы.  Молчание не было радостным, но она сочла его за знак согласия. 
   Но ни деньги, ни калькуляторы, ничего другого класс так и не получил.  Зато получил урок.
Для  тактичных  ребят это был не самый  хороший  урок в жизни.


Рейтинг: +3 401 просмотр
Комментарии (4)
Анна Магасумова # 1 февраля 2014 в 11:46 +2
Мне очень понравился рассказ. Я попала в свою среду - как будто взглянула на себя со стороны. Кстати, я тоже Анна Ивановна. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Серов Владимир # 1 февраля 2014 в 11:59 +2
Конкурс вроде анонимный! А почему имя автора присутствует!?
Альфия Умарова # 1 февраля 2014 в 13:53 +2
Да, странно, что авторство не скрыто.
00000 # 2 февраля 2014 в 19:23 +2
рассказ хороший.