Юлька.

11 ноября 2014 - Татьяна Стафеева
article252236.jpg

 

Подруге и однокласснице Юлии К.


На фото: Юлька крайняя слева. 


Во втором классе я перешла в другую школу: наша семья поменяла квартиру. Вхождение в новый коллектив вышло, мягко говоря, неудачным. Девчонки не желали со мной разговаривать за то, что в первый же день, разозлившись, я до крови укусила за палец очкастую вредину Оксанку Кучер. Она демонстративно высыпала карандаши из моего пенала и потянула ручонку за тетрадкой – порвать хотела. Тут-то я ее и цапнула, девчонка пустила слезу веревкой, а одноклассницы на меня окрысились.

 -Как новый класс, понравился? – спросила вечером мама.

Кивнув головой, я не стала развивать тему, итак на душе кошки скребли: вдруг Оксанкины родители придут жаловаться! Однако, что называется, пронесло.

 

 

 

Днем позже маме вдруг пришло в голову посмотреть на меня, так сказать, в своем социуме. Окончилось сие посещение драматически.

-Моей дочери по росту не подходит детская парта! – заявила мама учительнице. – Разве вы не видите?! Она горбится и зарабатывает сколиоз! Поставьте для нее "взрослую" парту!

Мне впору от стыда сгореть – при всех меня выставили самой длинной! И кто – мама родная! То, что я и правда переросла всех одноклассниц, не говоря уже о мальчишках – те вообще катались мелким горохом под ногами – значения не имело! На тот момент мне было проще еще два года сидеть, согнувшись в три погибели и зарабатывая искривление позвоночника, чем испытать такой позор при всех! Словом, я едва не ревела.

 

 


На следующий день персонально для меня принесли "взрослую" парту.

-Валя, пересядь! – велела учительница, указывая перстом на мебельного монстра.  

Собрав вещички, я поплелась на новое место, будто на заклание.

"Все, теперь задразнят!" – трепыхнулась отчаянная мысль.

-Татьяна Ивановна, мне тоже за маленькой партой низко! Можно сесть к Комковой? – вдруг услыхала я решительный глас.

Так из недоброжелательной детской массы выплыла Юля Костина! Ростом пониже на полголовы, она разительно отличалась от меня комплекцией – была гораздо крупнее, если не сказать, "толще". Но дразнить ее никому в голову не приходило – формат не тот. Так припечатает в ответ – мало не покажется! Умна, остра на язык, на то и отличница. Авторитетище!

-Конечно, Юля! – хмуро кивнула учительница.

 

 

 

К слову, Татьяна Ивановна всегда ходила погруженная в себя, уроки вела грамотно, но уж очень формально – строго говоря, равнодушно. Почти не улыбалась, если приходилось все же, то словно через силу. Высокая, грузная, с химической куделью серых волос и бесцветными глазами, взирающими на мир сквозь толстые стекла очков, она носила платья столь же серые и невыразительные, и не проявляла никакого подобия любви к профессии. Ходячий формуляр, да и только. Зачем Татьяна Ивановна подалась в учителя, до сих пор не понимаю. Тем не менее, она разрешила Юльке сесть со мной.  

 

 

 

О, с тех пор меня не только не дразнили, но автоматически приравняли к авторитету Костиной. То, что взрослая парта – достоинство, а не недостаток, выяснилось в тот же день.

На переменках мы с Юлькой устраивали настоящие представления, рассказывали друг другу что-нибудь смешное, хохотали, решали забавные шарады из Юлькиной книги или разглядывали редкие в то время лощеные журналы, приносимые ею же. Одноклассники слетались к нам, как стая воробьев, и окружали парту со всех сторон. В силу малого роста большинство из них могло стоять, опершись руками о столешницу. А мы гордо возвышались над всеми, поглядывая на суетливую мелкоту сверху вниз.

Самое смешное начиналось на третьей перемене, когда мы с Юлькой устраивали перекус.

Она громко, на весь класс, объявляла:

-Столовая-закуснАя открывается!

 

 


Странно, но посмотреть, как мы лопаем, находилось немало охотников, ели ли они при этом сами, не помню, однако в зрителях у нас недостатка никогда не было.  Все, что приносили с собой, делили пополам. Юлька говорила: "дай тяпнуть!" и "тяпала" ровно половину, будь то яблоко, конфета или пирожок! Чаще всего она приносила свой фирменный "бутерброд": изрядная булка, разрезанная вдоль пополам и щедро намазанная баклажанной икрой. Ни тогда, ни сейчас ничего не ела с бОльшим удовольствием! Порой кому-нибудь из "малышни" сказочно везло: Юлька милостиво разрешала откусить от данного продуктового великолепия.

 


 

После уроков мы вместе шли домой, я жила ближе Юльки, но раньше всегда приходила она, так как обычно предлагала: "Пойдем моей дорожкой!" Её дорожка шла в обход моего дома, болтая о том, о сем, мы, как правило, делали лишнюю петлю по скверу.

 

 

 

После окончания начальной школы новая классная руководительница рассадила всех по своему усмотрению за одинаковые, "взрослые" парты, но "рассадить" нашу дружбу не смогла.

 


 


Мы с Юлькой общаемся до сих пор. При встречах я вижу не тучную женщину с больными суставами и постоянным желанием сесть, а жизнерадостную девчонку, сотворившую из эшафота пьедестал и превратившую учебную рутину в маленький праздник!

Наша жизнь такова, какой мы ее делаем! Вспоминая начальную школу, нахожу в ней много светлых моментов, в чем заслуга исключительно Юли Костиной. Кем бы я стала в новом классе, если бы не она, не представляю, да и не хочу представлять.

 

 


Спасибо тебе, Юлька! С восхищением отмечаю, что пережитые тобой невзгоды: неудачное замужество, материальные трудности лихих 90-х, самоубийство мужа в минуту отчаяния, трудный характер единственного сына, непростые отношения с родителями, проблемы со здоровьем, не убили твоего оптимизма и  жизнелюбия. Что улыбка - по-прежнему частый гость на твоем милом лице, а искрометная шутка или меткое словцо всегда готовы сорваться с губ!

Счастья тебе, подруга! Пусть Бог, которого мы считали несуществующим в своем пионерском детстве, компенсирует все тяготы и сделает твою оставшуюся жизнь добрым праздником… похожим на наше развеселое сидение за "взрослой" партой! 

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2014

Регистрационный номер №0252236

от 11 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0252236 выдан для произведения:

 

Подруге и однокласснице Юлии К.

На фото: Юлька крайняя справа. 

Во втором классе я перешла в другую школу: наша семья поменяла квартиру. Вхождение в новый коллектив вышло, мягко говоря, неудачным. Девчонки не желали со мной разговаривать за то, что в первый же день, разозлившись, я до крови укусила за палец очкастую вредину Оксанку Кучер. Она демонстративно высыпала карандаши из моего пенала и потянула ручонку за тетрадкой – порвать хотела. Тут-то я ее и цапнула, девчонка пустила слезу веревкой, а одноклассницы на меня окрысились.

-Как новый класс, понравился? – спросила вечером мама.

Кивнув головой, я не стала развивать тему, итак на душе кошки скребли: вдруг Оксанкины родители придут жаловаться! Однако, что называется, пронесло.

 

 

Днем позже маме вдруг пришло в голову посмотреть на меня, так сказать, в своем социуме. Окончилось сие посещение драматически.

-Моей дочери по росту не подходит детская парта! – заявила мама учительнице. – Разве вы не видите?! Она горбится и зарабатывает сколиоз! Поставьте для нее "взрослую" парту!

Мне впору от стыда сгореть – при всех меня выставили самой длинной! И кто – мама родная! То, что я и правда переросла всех одноклассниц, не говоря уже о мальчишках – те вообще катались мелким горохом под ногами – значения не имело! На тот момент мне было проще еще два года сидеть, согнувшись в три погибели и зарабатывая искривление позвоночника, чем испытать такой позор при всех! Словом, я едва не ревела.

 

 

На следующий день персонально для меня принесли "взрослую" парту.

-Валя, пересядь! – велела учительница, указывая перстом на мебельного монстра.  

Собрав вещички, я поплелась на новое место, будто на заклание.

"Все, теперь задразнят!" – трепыхнулась отчаянная мысль.

-Татьяна Ивановна, мне тоже за маленькой партой низко! Можно сесть к Комковой? – вдруг услыхала я решительный глас.

Так из недоброжелательной детской массы выплыла Юля Костина! Ростом пониже на полголовы, она разительно отличалась от меня комплекцией – была гораздо крупнее, если не сказать, "толще". Но дразнить ее никому в голову не приходило – формат не тот. Так припечатает в ответ – мало не покажется! Умна, остра на язык, на то и отличница. Авторитетище!

-Конечно, Юля! – хмуро кивнула учительница.

К слову, Татьяна Ивановна всегда ходила погруженная в себя, уроки вела грамотно, но уж очень формально – строго говоря, равнодушно. Почти не улыбалась, если приходилось все же, то словно через силу. Высокая, грузная, с химической куделью серых волос и бесцветными глазами, взирающими на мир сквозь толстые стекла очков, она носила платья столь же серые и невыразительные, и не проявляла никакого подобия любви к профессии. Ходячий формуляр, да и только. Зачем Татьяна Ивановна подалась в учителя, до сих пор не понимаю. Тем не менее, она разрешила Юльке сесть со мной.  

 

 

О, с тех пор меня не только не дразнили, но автоматически приравняли к авторитету Костиной. То, что взрослая парта – достоинство, а не недостаток, выяснилось в тот же день.

На переменках мы с Юлькой устраивали настоящие представления, рассказывали друг другу что-нибудь смешное, хохотали, решали забавные шарады из Юлькиной книги или разглядывали редкие в то время лощеные журналы, приносимые ею же. Одноклассники слетались к нам, как стая воробьев, и окружали парту со всех сторон. В силу малого роста большинство из них могло стоять, опершись руками о столешницу. А мы гордо возвышались над всеми, поглядывая на суетливую мелкоту сверху вниз.

Самое смешное начиналось на третьей перемене, когда мы с Юлькой устраивали перекус.

Она громко, на весь класс, объявляла:

-Столовая-закуснАя открывается!

 

 

Странно, но посмотреть, как мы лопаем, находилось немало охотников, ели ли они при этом сами, не помню, однако в зрителях у нас недостатка никогда не было.  Все, что приносили с собой, делили пополам. Юлька говорила: "дай тяпнуть!" и "тяпала" ровно половину, будь то яблоко, конфета или пирожок! Чаще всего она приносила свой фирменный "бутерброд": изрядная булка, разрезанная вдоль пополам и щедро намазанная баклажанной икрой. Ни тогда, ни сейчас ничего не ела с бОльшим удовольствием! Порой кому-нибудь из "малышни" сказочно везло: Юлька милостиво разрешала откусить от данного продуктового великолепия.

 

 

После уроков мы вместе шли домой, я жила ближе Юльки, но раньше всегда приходила она, так как обычно предлагала: "Пойдем моей дорожкой!" Её дорожка шла в обход моего дома, болтая о том, о сем, мы, как правило, делали лишнюю петлю по скверу.

 

 

После окончания начальной школы новая классная руководительница рассадила всех по своему усмотрению за одинаковые, "взрослые" парты, но "рассадить" нашу дружбу не смогла.

 

 

Мы с Юлькой общаемся до сих пор. При встречах я вижу не тучную женщину с больными суставами и постоянным желанием сесть, а жизнерадостную девчонку, сотворившую из эшафота пьедестал и превратившую каждодневную учебную рутину в маленький праздник!

Наша жизнь такова, какой мы ее делаем! Вспоминая начальную школу, нахожу в ней много светлых моментов, в чем заслуга исключительно Юли Костиной. Кем бы я стала в новом классе, если бы не она, не представляю, да и не хочу представлять.

 

 

Спасибо тебе, Юлька! С восхищением отмечаю, что пережитые тобой невзгоды: неудачное замужество, материальные трудности лихих 90-х, самоубийство мужа в минуту отчаяния, трудный характер единственного сына, непростые отношения с родителями, проблемы со здоровьем, не убили твоего оптимизма и  жизнелюбия. Что улыбка - по-прежнему частый гость на твоем милом лице, а искрометная шутка или меткое словцо всегда готовы сорваться с губ!

Счастья тебе, подруга! Пусть Бог, которого мы считали несуществующим в своем пионерском детстве, компенсирует все тяготы и сделает твою оставшуюся жизнь добрым праздником… похожим на наше развеселое сидение за "взрослой" партой! 

Рейтинг: +14 299 просмотров
Комментарии (18)
Ирина Перепелица # 11 ноября 2014 в 17:48 +3
Очень и очень понравилось.
О такой подруге можно было только мечтать в школьные годы.
И концовка замечательная.
Удачи!
Валентина Попова # 12 ноября 2014 в 09:51 +3
Отличный рассказ! Красиво и профессионально подано, вот так бы нам учителя преподавали свой предмет!
Сергей Шевцов # 16 ноября 2014 в 11:47 +2
Здорово, когда рядом есть подруга, умеющая сотворить из эшафота пьедестал.
Саша Полтин # 17 ноября 2014 в 13:25 +2
Дружба, это всегда хорошо. А если ещё и школьная сохранилась! super Далеко не часто такое случается, тем ценнее!
Ольга Постникова # 23 ноября 2014 в 20:41 +2
Светлый рассказ! Погружает читателя в собственные воспоминания о школьных годах и друзьях-подругах! buket2
Людмила Комашко-Батурина # 24 ноября 2014 в 23:52 +1
Чудесный рассказ с ноткой ностальгии- всё так светло и радостно! Автору творческих успехов!
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 5 декабря 2014 в 02:17 0
Женская дружба существует! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Татьяна Стафеева # 5 декабря 2014 в 07:51 0
Да, Юрий, к счастью, это так!
Спасибо, успехов!
t13502
Мила Горина # 19 декабря 2014 в 16:59 0
Чудный рассказ! С теплом Мила Горина tanzy7
Мила Горина # 19 декабря 2014 в 17:01 0
Чудный рассказ! С теплом, Мила Горина
Татьяна Стафеева # 20 декабря 2014 в 07:27 0
Спасибо, Мила, рада, что Вам понравилось!
Удачи!
t7211
Наталья Андриянова # 25 декабря 2014 в 17:44 0
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 25 января 2015 в 15:39 0
ПРЕКРАСНАЯ РАБОТ!!! super
Татьяна Стафеева # 25 января 2015 в 15:47 0
Спасибо большое!

040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Иван Кочнев # 14 апреля 2015 в 18:56 0
Рассказ понравился! flower
Татьяна Стафеева # 15 апреля 2015 в 18:32 +1
Иван, спасибо, рада, что Вам понравилось!
tort3
Владимир Проскуров # 10 сентября 2015 в 08:17 0
Позади уже много дорог, И не мало в висках серебра, Но я помню тот школьный порог, И тропинку, что в школу вела ...
Татьяна Стафеева # 28 сентября 2015 в 15:43 0
Владимир, здравствуйте!
Замечательные строки! Спасибо!!!