До Аристарха

12 ноября 2014 - Вадим Ионов
article252419.jpg

Моей Ба

 


Так уж случилось, что свои школьные времена я всегда делю на три этапа. Первый – от посвящения в первоклашки и до Аристарха Самосского, второй – от Аристарха до первой любви, и третий – от любви до аттестата.

 

Так как от любви до аттестата - один шаг, то тут и говорить не о чем. Годы прожитые до любви  прошли под строгим присмотром моей Ба и родителей. Виной тому наши прохладные отношения с Аристархом Самосским, имя, которого я написал в своей тетрадке, так как запомнил со слов учительницы, не удосужившись заглянуть в учебник -  Аристант Самоськин, обозвав его при этом ещё и полярным путешественником.

 

Отец больше не мог терпеть моих импровизаций и всыпал мне горячих и за Аристанта, и за Самоськина , и даже за промёрзших во льдах Челюскинцев, о которых я и слыхом не слыхивал. А всыпав, указал правильное направление моим бурлящим энергиям. Кожаное для поддержки штанов победило мягкое, и моя вольница на этом закончилась.

 

Время же до знакомства с Аристархом и отцовским ремнём было насыщено приключениями, исследованиями и натурфилософскими опытами. «Химия и жизнь» да и только. Это уже потом, во времена двух последних этапов я не слишком жаловал Авогадро с его числом и строгую таблицу Дмитрия Ивановича. Но тогда, до знакомства с реакциями замещения и гидроксильными группами, я страстно любил химичить.

 

То я варил гудрон в кастрюле, то плавил свинец в консервной банке, а то и смешивал сахарный песок с синькой, надеясь добыть из этой смеси хоть щепоть пороха.

 

Моя Ба относилась к моим изысканиям снисходительно, под девизом: «Лишь бы дитё себя не покалечило, а живой ум никому не помеха!» Поэтому вести о загубленных кастрюлях и испорченных продуктах до родителей доходили редко. И даже запуск космического корабля Кухня – Сатурн, что прожёг штору, остался без должного доклада высокой комиссии.

 

Однако был один случай, от которого и у моей Ба чуть не перелопались все нервы. Будь тогда мои родители дома, а не в командировке, мой первый этап точно был бы намного короче, и я бы не отправил бедного Аристарха за полярный круг.

 

А случилось так, что я, как обычно после школы, проводил на кухне свои эксперименты. В этот раз я был намерен получить ядовитую всепроникающую жидкость, которая могла бы выводить красные учительские чернила из дневника и тетрадок.

 

Работа спорилась. Я уже замешал, в специально отведённом для моих опытов ковшике, основные ингредиенты: соду, зелёнку и пол-ложки гуталина. Добавил к этому секретному составу водички, размешал и стал пробовать. Эффекта не было…. Я понимал, что чего-то в моей формуле не хватает. Не хватает какой-то чепухи, какой-то малости….  Я стал искать дальше - и нашёл! Заранее радуясь своему успеху, я от души плеснул в ковшик полчашки уксуса….

 

Смесь в реторте зашипела и полезла наружу. Сообразив, что сейчас она

хлынет через край и расстроит мою Ба, я не задумываясь  выкинул чёртову куклу из окна на улицу. Ковшик грохнул об асфальт и из него разлетелся фейерверк чудесных брызг. Слава  Богу, под окнами в тот момент никого не было…. Но был автомобиль дяди Пети с четвёртого этажа. Белый красавец системы «Запорожец». Вот он-то своей белизной и принял на себя львиную долю моего чёрно-зелёного варева.

 

Сам дядя Петя не заставил себя долго ждать и через десять минут, оценив степень ущерба, уже ломился к нам в дверь. О том, как улаживался конфликт мне вспоминать скучно. Скажу только, что Ба откупилась от назойливого соседа энным количеством поллитровок. А через несколько дней скандал рассосался сам собой. Правда на белом боку дяди Петиного коня ещё долго красовались зелёные пятна и крапины, и он поменял своё гордое имя «Ветерок» данное ему самим хозяином, на имя женское и более медицинское – «Ветрянка». Но это уж беда не большая….

 

И вот, что интересно, мои родители узнали об этой моей диверсии только спустя годы. То ли Ба припугнула дядю Петю, чтобы он держал язык за зубами, а не то она расскажет его жене о неучтённых ею поллитровках, то ли сам дядя Петя не проявил недостойной мужчины болтливости – этого я не знаю.

 

Я знаю одно - Ба меня не выдала….

Не выдала и всё!

Поэтому я ещё достаточно долго - счастливый и любознательный бодро шагал по жизни, познавая и экспериментируя. Вплоть до своей исторической встречи с Аристархом….

 

 

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0252419

от 12 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0252419 выдан для произведения:

Моей Ба

 


Так уж случилось, что свои школьные времена я всегда делю на три этапа. Первый – от посвящения в первоклашки и до Аристарха Самосского, второй – от Аристарха до первой любви, и третий – от любви до аттестата.

 

Так как от любви до аттестата - один шаг, то тут и говорить не о чем. Годы прожитые до любви  прошли под строгим присмотром моей Ба и родителей. Виной тому наши прохладные отношения с Аристархом Самосским, имя, которого я написал в своей тетрадке, так как запомнил со слов учительницы, не удосужившись заглянуть в учебник -  Аристант Самоськин, обозвав его при этом ещё и полярным путешественником.

 

Отец больше не мог терпеть моих импровизаций и всыпал мне горячих и за Аристанта, и за Самоськина , и даже за промёрзших во льдах Челюскинцев, о которых я и слыхом не слыхивал. А всыпав, указал правильное направление моим бурлящим энергиям. Кожаное для поддержки штанов победило мягкое, и моя вольница на этом закончилась.

 

Время же до знакомства с Аристархом и отцовским ремнём было насыщено приключениями, исследованиями и натурфилософскими опытами. «Химия и жизнь» да и только. Это уже потом, во времена двух последних этапов я не слишком жаловал Авогадро с его числом и строгую таблицу Дмитрия Ивановича. Но тогда, до знакомства с реакциями замещения и гидроксильными группами, я страстно любил химичить.

 

То я варил гудрон в кастрюле, то плавил свинец в консервной банке, а то и смешивал сахарный песок с синькой, надеясь добыть из этой смеси хоть щепоть пороха.

 

Моя Ба относилась к моим изысканиям снисходительно, под девизом: «Лишь бы дитё себя не покалечило, а живой ум никому не помеха!» Поэтому вести о загубленных кастрюлях и испорченных продуктах до родителей доходили редко. И даже запуск космического корабля Кухня – Сатурн, что прожёг штору, остался без должного доклада высокой комиссии.

 

Однако был один случай, от которого и у моей Ба чуть не перелопались все нервы. Будь тогда мои родители дома, а не в командировке, мой первый этап точно был бы намного короче, и я бы не отправил бедного Аристарха за полярный круг.

 

А случилось так, что я, как обычно после школы, проводил на кухне свои эксперименты. В этот раз я был намерен получить ядовитую всепроникающую жидкость, которая могла бы выводить красные учительские чернила из дневника и тетрадок.

 

Работа спорилась. Я уже замешал, в специально отведённом для моих опытов ковшике, основные ингредиенты: соду, зелёнку и пол-ложки гуталина. Добавил к этому секретному составу водички, размешал и стал пробовать. Эффекта не было…. Я понимал, что чего-то в моей формуле не хватает. Не хватает какой-то чепухи, какой-то малости….  Я стал искать дальше - и нашёл! Заранее радуясь своему успеху, я от души плеснул в ковшик полчашки уксуса….

 

Смесь в реторте зашипела и полезла наружу. Сообразив, что сейчас она

хлынет через край и расстроит мою Ба, я не задумываясь  выкинул чёртову куклу из окна на улицу. Ковшик грохнул об асфальт и из него разлетелся фейерверк чудесных брызг. Слава  Богу, под окнами в тот момент никого не было…. Но был автомобиль дяди Пети с четвёртого этажа. Белый красавец системы «Запорожец». Вот он-то своей белизной и принял на себя львиную долю моего чёрно-зелёного варева.

 

Сам дядя Петя не заставил себя долго ждать и через десять минут, оценив степень ущерба, уже ломился к нам в дверь. О том, как улаживался конфликт мне вспоминать скучно. Скажу только, что Ба откупилась от назойливого соседа энным количеством поллитровок. А через несколько дней скандал рассосался сам собой. Правда на белом боку дяди Петиного коня ещё долго красовались зелёные пятна и крапины, и он поменял своё гордое имя «Ветерок» данное ему самим хозяином, на имя женское и более медицинское – «Ветрянка». Но это уж беда не большая….

 

И вот, что интересно, мои родители узнали об этой моей диверсии только спустя годы. То ли Ба припугнула дядю Петю, чтобы он держал язык за зубами, а не то она расскажет его жене о неучтённых ею поллитровках, то ли сам дядя Петя не проявил недостойной мужчины болтливости – этого я не знаю.

 

Я знаю одно - Ба меня не выдала….

Не выдала и всё!

Поэтому я ещё достаточно долго - счастливый и любознательный бодро шагал по жизни, познавая и экспериментируя. Вплоть до своей исторической встречи с Аристархом….

 

 

 

Рейтинг: +3 262 просмотра
Комментарии (1)
Ольга Постникова # 24 ноября 2014 в 11:25 0
Замечательная Ба была у мальчишки! 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9