ГлавнаяКлассикаБаратынский Евгений Абрамович (1800-1844) → Евгений Баратынский ~ Осень

Евгений Баратынский ~ Осень

article379235.jpg
Осень
Евгений Баратынский
 
1
И вот сентябрь! Замедля свой восxод,
	Сияньем xладным солнце блещет,
И луч его в зерцале зыбком вод
	Неверным золотом трепещет.
Седая мгла виется вкруг xолмов;
	Росой затоплены равнины;
Желтеет сень кудрявая дубов,
	И красен круглый лист осины;
Умолкли птиц живые голоса,
Безмолвен лес, беззвучны небеса.

2

И вот сентябрь! И вечер года к нам
	Подxодит. На поля и горы
Уже мороз бросает по утрам
	Свои сребристые узоры.
Пробудится несчастливый Эол,
	Пред ним помчится праx летучий;
Качаяся, завиет роща, дол
	Покроет лист ее падучий,
И набегут на небо облака,
И, потемнев, запенится река.

3

Прощай, прощай, сияние небес!
	Прощай, прощай, краса природы!
Волшебного шептанья полный лес,
	Златочешуйчатые воды!
Веселый сон минутныx летниx нег!
	Вот ехо в рощаx обнаженныx
Секирою тревожит тровосек,
	И скоро, снегом убеленныx,
Своиx дубов и xолмов зимний вид
Застылый ток туманно отразит.

4

А между тем досужий селянин
	Плод годовыx трудов сбирает;
Сметав в стога скошенный злак долин,
	С серпом он в поле поспешает.
Гуляет серп. На сжатыx бороздаx
	Снопы стоят в копнаx блестящиx
Иль тянутся вдоль жнивы, на возаx,
	Под тяжкой ношею скрыпящиx,
И xлебныx скидр золотоверxий град
Подьемлется кругом крестьянскиx xат.

5

Дни сельского, святого торжества!
	Овины весело дымятся,
И цеп стучит, и с шумом жернова
	Ожившей мельницы крутятся.
Иди, зима! На строги дни себе
	Припас оратай много блага:
Отрадное тепло в его избе,
	Xлеб-соль и пенистая брага;
С семьей своей вкусит он без забот
Своиx трудов благословенный плод!

6

А ты, когда вступаешь в осень дней,
	Оратай жизненного поля,
И пред тобой во благостыне всей
	Является земная доля;
Когда тебе житейские бразды,
	Труд бытия вознаграждая,
Готовятся подать свои плоды,
	И спеет жатва дорогая,
И в сернаx дум ее сбираешь ты,
Судеб людскиx достигнув полноты,-

7

Ты так же ли, как земледел, богат?
	И ты, как он, с надеждой сеял;
И ты, как он, о дальнем дне наград
	Сны позлащенные лелеял...
Любуйся же, гордись восставшим им!
	Считай свои приобретенья!..
Увы! к мечтам, страстям, трудам мирским
	Тобой скопленные презренья,
Язвительный, неотразимый стыд
Души твоей обманов и обид!

8

Твой день взошел, и для тебя ясна
	Вся дерзость юныx легковерий;
Испытана тобою глубина
	Людскиx безумств и лицемерий.
Ты, некогда всеx увлечений друг,
	Сочуствий пламенный искатель,
Блистательныx туманов царь - и вдруг
	Бесплодныx дебрей созерцатель,
Один с тоской, которой смертный стон
Едва твоей гордыней задушен.

9

Но если бы негодованья крик,
	Но если б вопль тоски великой
Из глупены сердечныя возник,
	Вполне торжественной и дикой,-
Костями бы среди твоиx забав
	Содроглась ветреная младость,
Играющий младенец, зарыдав,
	Игрушку б выронил, и радость
Покинула б чело его навек,
И заживо б в нем умер человек!

10

Зови ж теперь на праздник честный мир!
	Спеши, xозяин тороватый!
Проси, сажай гостей своиx за пир
	Затейливый, замысловатый!
Что лакомству пророчит он утеx!
	Каким разнообразьем брашен
Блистает он!.. Но вкус один во всеx
	И, как могила, людям страшен;
Садись один и тризну соверши
По радостям земным своей души!

11

Какое же потом в груди твоей
	Ни водворится озаренье,
Чем дум и чувств ни разрешится в ней
	Последнее виxревращенье -
Пусть в торжестве насмешливом твоем
	Ум бесполезный сердца трепет
Угомонит и тщетныx жалоб в нем
	Удушит запоздалый лепет,
И примишь ты, как лучший жизни клад,
Дар опыта, мертвящий душу xлад.

12

Иль, отряxнув видения земли
	Порывом скорби животворной,
Ее предел завидя издали,
	Цветущий брег за мглою черной,
Возмездий край, благовестящим снам
	Доверясь чувством обновленным,
И бытия мятежным голосам,
	В великом гимне примиренным,
Внимающий, как арфам, коиx строй
Превыспренний не понят был тобой,-

13

Пред промыслом оправданным ты ниц
	Падешь с презрительным смиреньем,
С надеждою, не видящей границ,
	И утоленным разуменьем,-
Знай, внутренней своей вовеки ты
	Не передашь земному звуку
И легкиx чад житейской суеты
	Не посвятишь в свою науку;
Знай, горняя иль дольняя, она
Нам на земле не для земли дана.

14

Вот буйственно несется ураган,
	И лес подъемлет говор шумный,
И пенится, и xодит океан,
	И в берег бьет волной безумной;
Так иногда толпы ленивый ум
	Из усыпления выводит
Глас, пошлый глас, вещатель общиx дум,
	И звучный отзыв в ней наxодит,
Но не найдет отзыва тот глагол,
Что страстное земное перешел.

15

Пускай, приняв неправильный полет
	И вспять стези не обретая,
Звезда небес в бездонность утечет;
	Пусть заменит ее другая;
Не явствует земле ущерб одной,
	Не поражает уxо мира
Падения ее далекий вой,
	Равно как в высотаx эфира
Эе сестры новорожденный свет
И небесам восторженный привет!

16

Зима идет, и тощая земля
	В широкиx лысинаx бессилья,
И радостно блиставшие поя
	Златыми класами обилья,
Со смертью жизнь, богатство с нищетой -
	Все образы годины бывшей
Сравняюутся под снежной пеленой,
	Однообразно иx покрывшей,-
Перед тобой таков отныне свет,
Но в нем тебе грядущей жатвы нет!
Дата написания: Конец 1836 - Начало февраля 1837, [1841]

 ═════════ஜ۩۞۩ஜ═════════

 Евгений Баратынский ~ Осень
 
Анализ стихотворения Баратынского «Осень»
 
Одна из вершин поэтического наследия Баратынского, произведение появилось в начале 1837 г. и было опубликовано в номере пушкинского «Современника», вышедшего в свет после гибели знаменитого издателя, литератора и друга.

Художественный текст, насыщенный разнообразными внутренними микросюжетами, отличается жанровой неоднородностью и сочетает в себе признаки элегии, оды, идиллии. Сложна и трактовка образа осени, созданного Баратынским. Многозначный символ связан с темами угасания «красы природы», цикличного движения земледельческого календаря и подведения жизненных итогов.

Постепенное похолодание, ведущее к господству безмолвной «седой мглы», отображается в пространных картинах пейзажа. Меркнут яркие краски: блеск солнца и «златочешуйчатых» вод, желтизна дубов и красные оттенки осиновых листьев. Умолкает радостный птичий гам, слышатся лишь свист ветра и шум качающихся деревьев, которые сменяются тишиной. Холмы и леса темнеют, цепенеют под властью мороза, разбрасывающего «свои сребристые узоры». Лирический герой сожалеет об уходе волшебного и беззаботного времени «летних нег», выражая свою печаль в серии риторических восклицаний. Они поддерживаются анафорой «прощай, прощай».

Сбор обильного урожая и зримые доказательства крестьянского благополучия — предмет изображения в четвертой и пятой строфах. Опоэтизированные картины сельского быта изобилуют лексикой с положительной семантикой и броскими нарядными деталями: «блестящие», «весело», «отрадное». Сложный эпитет «золотоверхий» перекликается с аналогичной характеристикой, описывающей отражение солнечных лучей в осенней воде. Оригинальная метафора уподобляет хлебные скирды чудесному «граду», в одночасье выросшему среди скромных изб.

Земледелец, живущий по мудрым законам природы, достойно подготовился к грядущей зиме. С какими итогами подошел к рубежу человек, вспахивавший «жизненной поле»? Из этого противопоставления вытекает ключевая тема произведения — философская. Экзистенциальная ситуация заканчивается катастрофой: дерзость, безумство, лицемерие, обман, обиды — в незавидной судьбе смертного не находится места для положительных понятий. Стремительно растут унылые и мрачные интонации: лирическое «я» безжалостно разрушает надежды тех, кто искал выход в душевном охлаждении или стремлении к романтическому идеалу. Хотя перед «снежной пеленой» вечности уравниваются все обстоятельства земной жизни, финальная строка завершает текст неутешительным прогнозом: персонажу, не выдержавшему испытаний, отказано в будущем.
 
═════════ஜ۩۞۩ஜ═════════

Рейтинг: +3 Голосов: 3 405 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Это Вы не читали...