ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → ЗНАКОМСТВО С МОПСОМ ЛЁВОЙ - о любимце

 

ЗНАКОМСТВО С МОПСОМ ЛЁВОЙ - о любимце

1 января 2012 - юрий елистратов

 

ЗНАКОМСТВО С МОПСОМ ЛЁВОЙ - о любимце

 
 

ЗНАКОМСТВО С МОПСОМ ЛЁВОЙ - о любимце
«Первое знакомство с мопсом Левой»

В воскресный вечер , когда наступает полная «расслабление» в результате двух дней отдыха , а мы в полглаза смотрели очередную телевизионную передачу «Дог-шоу» , жена вдруг спросила :

- Юрий Дмитриевич, а Вы не хотели бы иметь в доме собачку?
Надо сказать, что с первого же дня знакомства с Эммой Викторовной как-то повелось, что мы стали обращаться друг к другу на «Вы» и по имени отчеству . Оказалось , что это очень удобная форма обращения даже между очень близкими людьми, что позволяет держать уважительную дистанцию , избегая «панибратства» . Кроме того, попробуйте представить ругань между мужем и женой во-первых, на Вы , а во-вторых, по имени и отчеству. Представили мысленно? Вот-вот, не тот эффект, а?

Постепенно друзья перестали удивляться столь странному, по нынешним временам, обращению между супругами. Наши предки были очень мудрыми людьми и держали, таким образом, уважительную дистанцию между родственниками.

Вопрос жены о собачке повис в воздухе. Я пытался осмыслить, что за этим вопросом кроется, какие проблемы у нас возникнут, как мы будем жить втроем. Опыта содержания домашних животных у меня лично не было, но был опыт моих друзей. Сказать, что у них появились некоторые проблемы с домашними питомцами, это значит, ничего не сказать. Проблемы появились, да еще какие!

То что надо выбегать на улицу пописать любимца рано утром, когда хочется спать, а ему не в моготу и поздно вечером, когда страшновато бродить в темноте, да и обидеть могут не только тебя, но и любимого питомца, это еще не главные проблемы.

Проблемой становились долгие отлучки хозяев из дома: «Сидит бедный там голодный, да еще в темноте!!». А что делать с любимцем во время отпуска? Как передвигаться на дальние расстояния в общественном транспорте или в поезде? И все эти проблемы нанизывались на любовь к питомцу и обратно в квадрате, а значит, были вопросы - как устраивать жизнь с еще одним членом семьи?

Весь этот чужой опыт постепенно вставал у меня перед глазами, подталкивал сказать НЕТ. Но, с другой стороны, «раз любимая женщина просит, ты ее…», есть над чем подумать,

Оставался единственный вариант – поставить перед ней неразрешимый вопрос: «А кто с ним будет гулять? А?». Вопрос был , как говориться , «не в бровь, а в глаз» и моя женщина, любившая утром поспать , а про выход на улицу в темень с ней можно было и не говорить, так как была она страшная трусиха, и предположить такой подвиг с ее стороны, трудно было себе представить, Мадам, у которой в голове все ситуации в ярких образах быстро прокрутились, сильно задумалась. Я ехидно ожидал результата работы обеих женских полушарий головного мозга.

Результат усиленного мыслительного процесса жены был совершенно необычным:
- А мы гулять с собачкой не будем, пусть все делает дома!
Вот как, оказывается, могут мыслить женщины, если им что-то не нравится.

- Насколько я знаю, таким свойством обладают кошечки – осторожно начал я - с собачками надо гулять на улице. Вот Вадя с Вероней своего добермана…

Любимая женщина резко оборвала мои воспоминания об опыте друзей:
- Да что Вы мне это все рассказываете,– решительно продолжала она –У меня своя собачка была. Её звали Дези, скотч-терьер. Я это все знаю! – досадливо махнула она рукой и нервно закурила сигарету.

Мы молча уставились в телевизор, где Ширвинд-сын веселил публику различными заданиями для собачек, а хозяева нервно старались заставить своих питомцев это все выполнить, а если не получалось, то пытались влиять на них личным примером. С риском для собственного здоровья ползали на карачках , влезая в матерчатую трубу , перепрыгивали через барьеры и вообще выполняли самостоятельно всю эту милую и смешную ерундовину вместо своих любимых «мальчиков» и «девочек».

Мысль завести в доме еще один живой организм, в головку моей женушке видимо пришла уже давно, и она основательно подготовилась к сегодняшнему семейному совету. Она решительно извлекла из своих сумок книжку «Ваша собака», и стала внимательно изучать описания каждой породы, выискивая кандидата на любимца семьи. Я дела вид, что меня это совсем не интересует, но не тут-то было. У моей жены по восточному календарю был знак «дракона» , что означало полное подавление моего астрологического знака «собаки» .

В этот раз было как всегда:
- Почему Вас не интересует, что я делаю ? – не отрываясь от книги жестко сказал «дракон». Моя «собака» тут же завиляла хвостиком и изобразила страшную заинтересованность:
- А что Вы делаете? – на что тут же получил совершенно точный ответ – ищу такую породу, которая будет писать дома! И еще… чтобы шерсть была короткой!
-
В книге «Ваша собака», очень близко на заданную тему оказались французский бульдог и мопс. Про бульдога мы немного знали, но про мопса читали только в старинных романах. Все наши знакомые обзавелись догами, доберманами, ротвейлерами. Об этих и других сторожевых породах собачек, шла речь во всех передачах по телевидению. А про выбранных нами собачках, как назло, ни гу-гу.

В результате внимательного штудирования по книге привычек этих пород, вроде бы, все наши требования сходилось на мопсе. Особенно нас устраивала характерная черта этой породы – «не нуждается в длительных прогулках!». Все остальные параметры – вес , рост , размер , короткая шерсть – полностью вписывались в габариты нашей однокомнатной квартиры.

Оставалось главное – где посмотреть на собачку живьем . Я закапризничал и упрямо стоял на своем – «хочу посмотреть живьем и все тут !» Меня смущала фотография, на которой физиономия этого самого мопса, ужасно напоминала фигурки химер на соборе Нотрдам де Пари, а по русски – Собор Парижской Богоматери. Этими химерами были украшены фронтоны этого собора, и при первом взгляде на них, было не понятно, зачем эти уродцы украшают красивейшую достопримечательность Парижа. Вспоминая все это, я думал, а как эта рожица впишется в нашу повседневную жизнь, а того хуже - украсят?!

Жена сидела удовлетворенная, в семье достигнуто взаимопонимание, а хочешь посмотреть, ну что ж, организуем и посмотришь! Ее энергичные поиски через подруг и знакомых привели к неожиданному результату: мопсик есть и размещается вовсе даже в соседнем доме , а еще точнее у нашей хорошей знакомой Людочки.

Людочка имела дома мини-зверинец: обезьянка макака, две огромные собаки, огромный аквариум с рыбками, попугай и еще девочка - мопсишка, которую звали Бася.

Долго ли, коротко ли, но встреча с Басей состоялась. На колени ко мне прыгнуло нечто, и я мгновенно влюбился в «это», ну прямо сразу! Какие там химеры из Парижа и всякие на эту тему страсти-мордасти. Эта любовь возникла сразу, как молния.

- Хочу! - кричал я радостно – Это то что нам надо ! - а в это время Бася меня также радостно облизывала, и подлизывалась. Словом, действия ее были сродни «приемчикам» женщины-вамп! Я был всего на всего слабым мужчиной, и был покорен этой неподдельной радостью и лаской. Братцы мужчины – вот так нас и берут голенькими, не сильно сопротивляющимися!

Баська весело резвилась у меня на коленях, принимала «позу доверия», лежа на спине , я щекотал ей подмышки, а дамы деловито обсуждали непонятные мне проблемы: где и какие есть клубы собаководов, вопросы родословной, как найти подходящего щеночка и все такое, в этом духе.
Меня это все уже не волновало, так как выбор я сделал, а сделать выбор в таком вопросе это 99% успеха.

Хозяйка Баси энергично взялась разыскать нам владельцев подходящих щенков и нашла. Выяснилось, что у недавно ощенившейся мопсишки, осталось на сегодня два разнополых щенка с хорошей генеалогической линией. У них в родословной линии папы, мамы, бабушки и дедушки, одни сплошные иностранцы, и не мудрено, так как в нашей стране эту породу знают очень плохо.

Владельцы щенков рекомендовали нам потерпеть два-три месяца, чтобы братец и сестричка окрепли, получили необходимые прививки. Настаивать мы не стали, так как владелец щенков был известный в Москве ветеринарный врач, как он советует , так тому и быть.

Настал день нашей встречи. Еще за закрытой дверью квартиры хозяев щенков, наш звонок был встречен дружным лаем множества собачек, так нам показалось. А когда дверь открылась, на нас набросилась целая кучка светлых шариков. Их было четверо. Как потом оказалось, это были: мама, бабушка и два будущих кандидата на наше усыновление. Хозяева, милейшие люди, встретили нас радушно и добросердечно. Оглушенные и растерянные таким радостным приемом, мы приходили в себя очень медленно. Наконец шум и гам стих, и мы начали разглядывать окружающую нас шумную семейку мопсиков.

Постепенно мы поняли, кто бабушка, а кто мама. Братец и сестричка были значительно меньше и ростом и размерам. Резвились по щенячьи и носились друг за другом. Наиболее агрессивной оказалась сестричка. Агрессивная настолько, что как-то в игре, своим коготком оцарапала его глазик. Братец остался с отметиной на всю оставшуюся жизнь. Надо сказать, что глаза у мопсов огромные, выпуклые и их очень легко повредить. Вот и сейчас, отметина была очень заметной. По этому поводу, хозяин очень сокрушался – щеночек с «брачком».

Мы сели на диван, и стали наблюдать эту веселую компанию, как вдруг кто-то вспрыгнул на диван, лег и положил головку мне на колени. Оказалось, что это братец. Сердце мое екнуло, и выбор был сделан мгновенно:

- Все – дрожащим голосом мямлил я - он меня выбрал!
И действительно, со стороны сценка выглядела очень трогательно. Прежде чем успокоится, щеночек трогательно поворочал головкой на моей ноге, как человек, удобно устраивающийся на подушке. А когда он успокоился, на меня смотрели умные глазки, в которых ясно читался вопрос – «Я тебе нравлюсь?». И такая в этом вопросе была преданность и любовь, что я разомлел и расквасился: - Ах, ты мой милый, мой хороший! шепелявил я растрогано. Взаимная любовь возникла, и все решилось само собой.

Хозяин Валерий Павлович, растроганно смотрел на эту сценку и неуверенно отговаривал, что-то про поцарапанный глазик, и связанные с этим проблемы лекарств, лечения и тому подобные хлопоты.
- Пусть! Пусть он будет убогонький, все равно я его уже люблю – восторженно говорил я. Моя милочка жена, растрогалась до слез, и мы в два голоса стали уговаривать Валерия Павловича и его жену Леночку, разрешить нам жить с этим мальчиком втроем.

Имя у мальчика мопса было сложным: Ника – Оскар – Иллюстрид. Нам объяснили, что это каким-то образом получается из имен предыдущих дедушек, бабушек, мам, пап и так далее.

А пока, что на коленях у меня, лежала трогательная головка мопса с тройным заморским именем. Про его шёрстку хотелось сказать, что он «абрикосик». По всему полю его головки была масса черных морщинок, которые забавно меняли свою форму, Особенно красивыми были бровки. Они то сходились, то расходились, иногда одна бровка поднималась, делая мордочку весьма выразительной. Пока хозяева выполняли необходимые формальности и заполнялся паспорт родословной, мы с нашим сыночком внимательно изучали друг друга.

То что с меня в этот момент считывалась какая-то информация, это я чувствовал, хотите верьте, хотите нет . Как это делалось не знаю , но меня «читали». То ли это делал песик, то ли его «охранители», не знаю. Но именно в это мгновение, мне стало понятно, почему эта порода не так широко популярна. Это милое существо обладало совершенно непонятным для меня интеллектом, который можно было прочитать в его глазах. Ко мне в руки, и под мою защиту, передавалось нечто, совершенно незаурядно.

Всю обратную дорогу, пока мы ехали в машине домой, я не мог избавиться от обостренного чувства, что рядом есть еще кто-то, и при этом нас, то ли изучают, то ли передают нам какую-то информацию, связанную с лежащим на коленях у жены абрикосовым существом.

Уже потом, через какое-то время, я понял пришедшую мне информацию - нас предупредили, что жизнь этого мопса, надо беречь. В нашей дальнейшей совместной жизни с этим прелестным созданием, я много раз убеждался, что переданную мне информацию понял правильно.

Так, сколько бы раз я не замахивался, чтобы справедливо его наказать за проказы, столько раз мою руку отводило. При этом я либо сильно ею стукался о стол, либо что-то смахивал на пол, при этом что-то разбивалось, но никогда я этого хулигана не шлепал больно.

В лучшем случае стучал рядом с ним свернутой газетой, и делал ему словесный выговор, за плохое поведение. Сейчас, через много лет совместного проживания с Левой (так мы, в конце концов, назвали мопсика - расскажу об этом потом), я понял, что этому интеллекту, надо просто словами отругать, и он все поймет! Физическое насилие над его личностью, недопустимо, иначе я буду наказан.

А тут ещё, хозяева рассказали, что, по их мнению, мопсы обладают экстрасенсорными способностями. Так, когда умер в соседней квартире её хозяин, мама и бабушка нашего щеночка периодически взволнованно лаяли у стены, за которой была квартира покойника. Особенно они беспокоились на девятый и сороковой день. Что это было - реакция на дух покойника? Желание что-то не впустить в свою квартиру или какую-то энергетику, которые мы обычные люди не чувствуем? Так было у них и так было у нас, когда в нашей квартире появился новый жилец, Об этом позже.

Проблемой для нас стало - как назвать нашего любимца. Кличка Оскар, звучала на русский слух, сложно. Ника – то же, не говоря уже об Иллюстрис . Взволнованная этим обстоятельством жена, бросилась советоваться со своей сестрой . Она была армянка и на вопросы моей любимой женщины , как быть с этими совершенно не произносимыми на наш вкус именами , быстренько сориентировалась и сказала:

-А что Вы мучаетесь, все вместе эти три имени совершенно спокойно произносятся как Левон.
Молодец! В самую точку попала! Ну точно же Левон, Лева, Левочка, Левушка….мерзавец, плохой мальчик - это когда набедокурит. Как нам самим не пришло в голову это прекрасное имя?! Итак , все решилось в одно мгновение, и в нашей квартире зазвучало приятное имя Левушка .

А в это время, Левочка – Левушка, деловито обследовал свое новое жилище. Быстренько описал все возможные и невозможные углы квартиры, оставляя пометки: «Был здесь! Мое! Точка!», деловито взобрался на кухонный диванчик, удобно расположенный перед обеденным столом, взобрался на него передними лапками, обозрел нас председательским взглядом, и уверенно сказал «гав-гав», что, несомненно, означало: «Вы ребята чего? Я же кушать хочу! Ну-ка быстренько, что нибудь сообразите для меня!».

Ребята кинулись хлопотать вокруг новой двух камерной кормушки – поилки, заранее купленной в очень дорогом магазине. Там же был приобретен щенячий корм, который мы гостеприимно насыпали в кормушку до верху. Левочка уверенно подошел к угощению и, не успели мы и глазом моргнуть, лихо убрал это все внутрь себя.

Затем, деловито посмотрел на нас. Смотрел он пристально и вопросительно. Этот взгляд вполне можно было перевести: «Ну, Вы чего стоите, добавка будет? Нет? Ну ладно, тогда я пошел».
Весело помахивая хвостиком – бубликом и смешно вихляя попкой, он куда-то побежал.

Мама моя! А ведь он побежал искать горшочек, понятливо перевел я и бросился за Левочкой. Мой бросок был сделан вовремя, так как посреди ковра крутился и суетился наш мальчик. Его можно было понять, новые родители не ознакомили с местом его туалета и он интеллигентно выбрал, где почище, мягче и комфортнее.

Мне удалось пресечь предкакательные круги мальчика и подвести его к приготовленному подносику с газеткой. Удивительно, но этот малышка сразу запомнил свое имя Лева, и понял, где находится его санузел. Уборка туалета сразу же получила у нас специализацию.

Все какашки должна была убирать мама, так как профессиональный медик, первая должна была понять - чем был кормлен Лева, как Левин «химзавод» справился с маминой стряпней? Я ревниво следил из-за ее плеча за количеством и качеством выходящего из мальчика шлака.

Иногда у нас начинался скандальчик, так как я кричал , что Левочка покакал «по-сиротски», что из-за боязни мамы перекормить малыша, приведет его в состояние дистрофии. При этом я конечно же малость кривил душой, так как мопсы склонны к полноте. Но и беспокойство мамы тоже надо было понять, так как она где-то прочитала, что толстые собачки живут меньше.

Все дни проживания в новой семье, Левочка радовал совершенно неуемным аппетитом. Вскоре выяснилось, что он ест абсолютно все! Мясо, любые каши, фрукты, овощи, маслины, исчезали в нем совершенно не заметно для наших глаз. Исключение составляли только: лобио, орехи и редиска, так как выходили из Лёвы наружу в первозданном виде. И все! Остальное он мог есть, не уставая.

Организм его осваивал продукты питания со скоростью прямоточного ракетного двигателя. Поел, добавки не будет? - побежал какать: сколько в него вошло, столько с другой стороны и вышло. Налили молока, раз и молока нет. Вопросительный взгляд в нашу сторону, а как насчет добавки? Нет? Ну и ладно! - побежал писать, с тем же эффектом.

При всем этом, обнаружилась безобразная привычка Лёвы, вылизывать чашки из-под кофе. Ну, ладно еще, когда сладкий кофе с молоком, как–то понять можно. Но мадам, варила кофе по-турецки. Горечь страшная, так как пила она кофе без сахара, даже мне такой напиток доставлял удовольствие на троечку, но не Леве! Лева, как настоящий восточный гурман, медленно, с потягом, вылизывал края чашки, а в конце лакомился и кофейной гущей. Конечно же мы пресекали это безобразие , но не всегда же за этим «шлендрой» уследишь.

Если прибежав после своего туалета Лева видел, что мы продолжаем есть, он энергично встревал в этот процесс. С мамой было просто. Он ставил рядом с ее тарелкой передние лапки, и уверенно сувался мордочкой к ней в тарелку. Сколько раз мама его стаскивала со стола, столько же раз он возникал снова, и в том же месте.

К несчастью Левы, мама ела очень быстро, и процесс клянченья заканчивался для него ничем. Тогда он переходил к едящему папе, но в другой манере. В моей согнутой под локтем левой руке, появлялась жалобно стонущая голова. Стон был настолько естественно жалобным, что сердце мое не могло не откликнуться на зов голодающего. Периодически, под громкий окрик Эммы Викторовны: «Юрий Дмитриевич, ну сколько раз можно Вам говорить? Не давайте ему ничего. Вы хотите, чтобы он погиб?», стонущая голова получала от меня кусочек снеди из моей тарелки.

Иногда, в худшие для Левы дни, ему не «обламывалось» ничего. Братцы, вы бы видели с каким возмущением, припадая на передние ноги и двигаясь задом из кухни, то ли лая, то ли матерясь по-своему, он говорил тем самым, что он о нас думает! После этого, следовал протест в форме сердитого описывания кресла, дивана или еще какого либо запретного для таких дел места.

Проделав это безобразие, он с независимым видом появлялся опять на кухне, и спокойно запивал обиду водой из поилки. Поняв , что он натворил очередное непотребство, первой снималась с места мама и через некоторое время, рядом со свежими следами Левиной обиды, раздавался ее возмущённый крик: «Ах ты, поросёнок! Ты что наделал? Написал на моё любимое кресло! Вот я тебя сейчас…!».

Лева уже конечно же был готов к этому возмущению мамы, и нетерпеливо ждал её появление ремешком или свернутой газетой в руках. Далее начиналась спринтерская гонка: Лева становился в позу «беременного зайца», и быстро-быстро перемещался мимо рассерженной мамы, Сделав круг по комнате и, убедившись в очередной раз, что от мамы по скорости он уходит запросто, все же от греха «А вдруг нечаянно догонит?», молнией нырял под диванчик, где у него было пригрето «обидное место».

Следующая картина была такой: возле диванчика, стояла рассерженная мама с газетой в руке и страстно выговаривала Леве , что он распоследний хулиган и будет бит если ей попадется на глаза, а из-под дивана неслось обиженное кряхтение, недовольное повизгивание и еще что-то очень жалостное, но гордое.

В этих скандалах очень важно было распределить дипломатические роли: мама –рассерженная «сторона» и с Левой не разговаривает, а я «сторона» его жалеющая и мягко журящая - «Ну разве же можно так маму сердить? Ай-яй-яй! Не хорошо маленький! Пойди к маме и попроси у нее прощения».

Неожиданно для нас оказалось, что Лева хоть и тугодум, но все понимающий подлиза. Ему всегда было необходимо время на обдумывание. Через минуту, другую после взаимной гонки на перегонки с мамой, сопение под диваном прекращалось, и на людях появлялся Лева.

Он подходил к сидящей маме и лапкой трогал ее - «Мам, ну ты чего, а? Я же хороший. Дай я тебя поцелую!». Если ему удавалось забраться на колени, размякшей от любви мамы, то он добирался до ее ушка, щечки и ухитрялся там лизнуть в знак примирения. Женское сердце не могло не растопиться от такой идиллии, Лева бывал прощен. В доме наступал мир, до очередной его проказы.

Так постепенно, Левочка очень ловко и целенаправленно, прибирал нас в свою «стаю», под свое влияние и управление, а мы и не сопротивлялись особенно !



Май 1997г
Развилка
Ю.Елистратов

 

 

© Copyright: юрий елистратов, 2012

Регистрационный номер №0010695

от 1 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0010695 выдан для произведения:

 

ЗНАКОМСТВО С МОПСОМ ЛЁВОЙ - о любимце

[Елистратов]   Версия для печати

ЗНАКОМСТВО С МОПСОМ ЛЁВОЙ - о любимце
«Первое знакомство с мопсом Левой»


В воскресный вечер , когда наступает полная «расслабление» в результате двух дней отдыха , а мы в полглаза смотрели очередную телевизионную передачу «Дог-шоу» , жена вдруг спросила :

- Юрий Дмитриевич, а Вы не хотели бы иметь в доме собачку?
Надо сказать, что с первого же дня знакомства с Эммой Викторовной как-то повелось, что мы стали обращаться друг к другу на «Вы» и по имени отчеству . Оказалось , что это очень удобная форма обращения даже между очень близкими людьми, что позволяет держать уважительную дистанцию , избегая «панибратства» . Кроме того, попробуйте представить ругань между мужем и женой во-первых, на Вы , а во-вторых, по имени и отчеству. Представили мысленно? Вот-вот, не тот эффект, а?

Постепенно друзья перестали удивляться столь странному, по нынешним временам, обращению между супругами. Наши предки были очень мудрыми людьми и держали, таким образом, уважительную дистанцию между родственниками.

Вопрос жены о собачке повис в воздухе. Я пытался осмыслить, что за этим вопросом кроется, какие проблемы у нас возникнут, как мы будем жить втроем. Опыта содержания домашних животных у меня лично не было, но был опыт моих друзей. Сказать, что у них появились некоторые проблемы с домашними питомцами, это значит, ничего не сказать. Проблемы появились, да еще какие!

То что надо выбегать на улицу пописать любимца рано утром, когда хочется спать, а ему не в моготу и поздно вечером, когда страшновато бродить в темноте, да и обидеть могут не только тебя, но и любимого питомца, это еще не главные проблемы.

Проблемой становились долгие отлучки хозяев из дома: «Сидит бедный там голодный, да еще в темноте!!». А что делать с любимцем во время отпуска? Как передвигаться на дальние расстояния в общественном транспорте или в поезде? И все эти проблемы нанизывались на любовь к питомцу и обратно в квадрате, а значит, были вопросы - как устраивать жизнь с еще одним членом семьи?

Весь этот чужой опыт постепенно вставал у меня перед глазами, подталкивал сказать НЕТ. Но, с другой стороны, «раз любимая женщина просит, ты ее…», есть над чем подумать,

Оставался единственный вариант – поставить перед ней неразрешимый вопрос: «А кто с ним будет гулять? А?». Вопрос был , как говориться , «не в бровь, а в глаз» и моя женщина, любившая утром поспать , а про выход на улицу в темень с ней можно было и не говорить, так как была она страшная трусиха, и предположить такой подвиг с ее стороны, трудно было себе представить, Мадам, у которой в голове все ситуации в ярких образах быстро прокрутились, сильно задумалась. Я ехидно ожидал результата работы обеих женских полушарий головного мозга.

Результат усиленного мыслительного процесса жены был совершенно необычным:
- А мы гулять с собачкой не будем, пусть все делает дома!
Вот как, оказывается, могут мыслить женщины, если им что-то не нравится.

- Насколько я знаю, таким свойством обладают кошечки – осторожно начал я - с собачками надо гулять на улице. Вот Вадя с Вероней своего добермана…

Любимая женщина резко оборвала мои воспоминания об опыте друзей:
- Да что Вы мне это все рассказываете,– решительно продолжала она –У меня своя собачка была. Её звали Дези, скотч-терьер. Я это все знаю! – досадливо махнула она рукой и нервно закурила сигарету.

Мы молча уставились в телевизор, где Ширвинд-сын веселил публику различными заданиями для собачек, а хозяева нервно старались заставить своих питомцев это все выполнить, а если не получалось, то пытались влиять на них личным примером. С риском для собственного здоровья ползали на карачках , влезая в матерчатую трубу , перепрыгивали через барьеры и вообще выполняли самостоятельно всю эту милую и смешную ерундовину вместо своих любимых «мальчиков» и «девочек».

Мысль завести в доме еще один живой организм, в головку моей женушке видимо пришла уже давно, и она основательно подготовилась к сегодняшнему семейному совету. Она решительно извлекла из своих сумок книжку «Ваша собака», и стала внимательно изучать описания каждой породы, выискивая кандидата на любимца семьи. Я дела вид, что меня это совсем не интересует, но не тут-то было. У моей жены по восточному календарю был знак «дракона» , что означало полное подавление моего астрологического знака «собаки» .

В этот раз было как всегда:
- Почему Вас не интересует, что я делаю ? – не отрываясь от книги жестко сказал «дракон». Моя «собака» тут же завиляла хвостиком и изобразила страшную заинтересованность:
- А что Вы делаете? – на что тут же получил совершенно точный ответ – ищу такую породу, которая будет писать дома! И еще… чтобы шерсть была короткой!
-
В книге «Ваша собака», очень близко на заданную тему оказались французский бульдог и мопс. Про бульдога мы немного знали, но про мопса читали только в старинных романах. Все наши знакомые обзавелись догами, доберманами, ротвейлерами. Об этих и других сторожевых породах собачек, шла речь во всех передачах по телевидению. А про выбранных нами собачках, как назло, ни гу-гу.

В результате внимательного штудирования по книге привычек этих пород, вроде бы, все наши требования сходилось на мопсе. Особенно нас устраивала характерная черта этой породы – «не нуждается в длительных прогулках!». Все остальные параметры – вес , рост , размер , короткая шерсть – полностью вписывались в габариты нашей однокомнатной квартиры.

Оставалось главное – где посмотреть на собачку живьем . Я закапризничал и упрямо стоял на своем – «хочу посмотреть живьем и все тут !» Меня смущала фотография, на которой физиономия этого самого мопса, ужасно напоминала фигурки химер на соборе Нотрдам де Пари, а по русски – Собор Парижской Богоматери. Этими химерами были украшены фронтоны этого собора, и при первом взгляде на них, было не понятно, зачем эти уродцы украшают красивейшую достопримечательность Парижа. Вспоминая все это, я думал, а как эта рожица впишется в нашу повседневную жизнь, а того хуже - украсят?!

Жена сидела удовлетворенная, в семье достигнуто взаимопонимание, а хочешь посмотреть, ну что ж, организуем и посмотришь! Ее энергичные поиски через подруг и знакомых привели к неожиданному результату: мопсик есть и размещается вовсе даже в соседнем доме , а еще точнее у нашей хорошей знакомой Людочки.

Людочка имела дома мини-зверинец: обезьянка макака, две огромные собаки, огромный аквариум с рыбками, попугай и еще девочка - мопсишка, которую звали Бася.

Долго ли, коротко ли, но встреча с Басей состоялась. На колени ко мне прыгнуло нечто, и я мгновенно влюбился в «это», ну прямо сразу! Какие там химеры из Парижа и всякие на эту тему страсти-мордасти. Эта любовь возникла сразу, как молния.

- Хочу! - кричал я радостно – Это то что нам надо ! - а в это время Бася меня также радостно облизывала, и подлизывалась. Словом, действия ее были сродни «приемчикам» женщины-вамп! Я был всего на всего слабым мужчиной, и был покорен этой неподдельной радостью и лаской. Братцы мужчины – вот так нас и берут голенькими, не сильно сопротивляющимися!

Баська весело резвилась у меня на коленях, принимала «позу доверия», лежа на спине , я щекотал ей подмышки, а дамы деловито обсуждали непонятные мне проблемы: где и какие есть клубы собаководов, вопросы родословной, как найти подходящего щеночка и все такое, в этом духе.
Меня это все уже не волновало, так как выбор я сделал, а сделать выбор в таком вопросе это 99% успеха.

Хозяйка Баси энергично взялась разыскать нам владельцев подходящих щенков и нашла. Выяснилось, что у недавно ощенившейся мопсишки, осталось на сегодня два разнополых щенка с хорошей генеалогической линией. У них в родословной линии папы, мамы, бабушки и дедушки, одни сплошные иностранцы, и не мудрено, так как в нашей стране эту породу знают очень плохо.

Владельцы щенков рекомендовали нам потерпеть два-три месяца, чтобы братец и сестричка окрепли, получили необходимые прививки. Настаивать мы не стали, так как владелец щенков был известный в Москве ветеринарный врач, как он советует , так тому и быть.

Настал день нашей встречи. Еще за закрытой дверью квартиры хозяев щенков, наш звонок был встречен дружным лаем множества собачек, так нам показалось. А когда дверь открылась, на нас набросилась целая кучка светлых шариков. Их было четверо. Как потом оказалось, это были: мама, бабушка и два будущих кандидата на наше усыновление. Хозяева, милейшие люди, встретили нас радушно и добросердечно. Оглушенные и растерянные таким радостным приемом, мы приходили в себя очень медленно. Наконец шум и гам стих, и мы начали разглядывать окружающую нас шумную семейку мопсиков.

Постепенно мы поняли, кто бабушка, а кто мама. Братец и сестричка были значительно меньше и ростом и размерам. Резвились по щенячьи и носились друг за другом. Наиболее агрессивной оказалась сестричка. Агрессивная настолько, что как-то в игре, своим коготком оцарапала его глазик. Братец остался с отметиной на всю оставшуюся жизнь. Надо сказать, что глаза у мопсов огромные, выпуклые и их очень легко повредить. Вот и сейчас, отметина была очень заметной. По этому поводу, хозяин очень сокрушался – щеночек с «брачком».

Мы сели на диван, и стали наблюдать эту веселую компанию, как вдруг кто-то вспрыгнул на диван, лег и положил головку мне на колени. Оказалось, что это братец. Сердце мое екнуло, и выбор был сделан мгновенно:

- Все – дрожащим голосом мямлил я - он меня выбрал!
И действительно, со стороны сценка выглядела очень трогательно. Прежде чем успокоится, щеночек трогательно поворочал головкой на моей ноге, как человек, удобно устраивающийся на подушке. А когда он успокоился, на меня смотрели умные глазки, в которых ясно читался вопрос – «Я тебе нравлюсь?». И такая в этом вопросе была преданность и любовь, что я разомлел и расквасился: - Ах, ты мой милый, мой хороший! шепелявил я растрогано. Взаимная любовь возникла, и все решилось само собой.

Хозяин Валерий Павлович, растроганно смотрел на эту сценку и неуверенно отговаривал, что-то про поцарапанный глазик, и связанные с этим проблемы лекарств, лечения и тому подобные хлопоты.
- Пусть! Пусть он будет убогонький, все равно я его уже люблю – восторженно говорил я. Моя милочка жена, растрогалась до слез, и мы в два голоса стали уговаривать Валерия Павловича и его жену Леночку, разрешить нам жить с этим мальчиком втроем.

Имя у мальчика мопса было сложным: Ника – Оскар – Иллюстрид. Нам объяснили, что это каким-то образом получается из имен предыдущих дедушек, бабушек, мам, пап и так далее.

А пока, что на коленях у меня, лежала трогательная головка мопса с тройным заморским именем. Про его шёрстку хотелось сказать, что он «абрикосик». По всему полю его головки была масса черных морщинок, которые забавно меняли свою форму, Особенно красивыми были бровки. Они то сходились, то расходились, иногда одна бровка поднималась, делая мордочку весьма выразительной. Пока хозяева выполняли необходимые формальности и заполнялся паспорт родословной, мы с нашим сыночком внимательно изучали друг друга.

То что с меня в этот момент считывалась какая-то информация, это я чувствовал, хотите верьте, хотите нет . Как это делалось не знаю , но меня «читали». То ли это делал песик, то ли его «охранители», не знаю. Но именно в это мгновение, мне стало понятно, почему эта порода не так широко популярна. Это милое существо обладало совершенно непонятным для меня интеллектом, который можно было прочитать в его глазах. Ко мне в руки, и под мою защиту, передавалось нечто, совершенно незаурядно.

Всю обратную дорогу, пока мы ехали в машине домой, я не мог избавиться от обостренного чувства, что рядом есть еще кто-то, и при этом нас, то ли изучают, то ли передают нам какую-то информацию, связанную с лежащим на коленях у жены абрикосовым существом.

Уже потом, через какое-то время, я понял пришедшую мне информацию - нас предупредили, что жизнь этого мопса, надо беречь. В нашей дальнейшей совместной жизни с этим прелестным созданием, я много раз убеждался, что переданную мне информацию понял правильно.

Так, сколько бы раз я не замахивался, чтобы справедливо его наказать за проказы, столько раз мою руку отводило. При этом я либо сильно ею стукался о стол, либо что-то смахивал на пол, при этом что-то разбивалось, но никогда я этого хулигана не шлепал больно.

В лучшем случае стучал рядом с ним свернутой газетой, и делал ему словесный выговор, за плохое поведение. Сейчас, через много лет совместного проживания с Левой (так мы, в конце концов, назвали мопсика - расскажу об этом потом), я понял, что этому интеллекту, надо просто словами отругать, и он все поймет! Физическое насилие над его личностью, недопустимо, иначе я буду наказан.

А тут ещё, хозяева рассказали, что, по их мнению, мопсы обладают экстрасенсорными способностями. Так, когда умер в соседней квартире её хозяин, мама и бабушка нашего щеночка периодически взволнованно лаяли у стены, за которой была квартира покойника. Особенно они беспокоились на девятый и сороковой день. Что это было - реакция на дух покойника? Желание что-то не впустить в свою квартиру или какую-то энергетику, которые мы обычные люди не чувствуем? Так было у них и так было у нас, когда в нашей квартире появился новый жилец, Об этом позже.

Проблемой для нас стало - как назвать нашего любимца. Кличка Оскар, звучала на русский слух, сложно. Ника – то же, не говоря уже об Иллюстрис . Взволнованная этим обстоятельством жена, бросилась советоваться со своей сестрой . Она была армянка и на вопросы моей любимой женщины , как быть с этими совершенно не произносимыми на наш вкус именами , быстренько сориентировалась и сказала:

-А что Вы мучаетесь, все вместе эти три имени совершенно спокойно произносятся как Левон.
Молодец! В самую точку попала! Ну точно же Левон, Лева, Левочка, Левушка….мерзавец, плохой мальчик - это когда набедокурит. Как нам самим не пришло в голову это прекрасное имя?! Итак , все решилось в одно мгновение, и в нашей квартире зазвучало приятное имя Левушка .

А в это время, Левочка – Левушка, деловито обследовал свое новое жилище. Быстренько описал все возможные и невозможные углы квартиры, оставляя пометки: «Был здесь! Мое! Точка!», деловито взобрался на кухонный диванчик, удобно расположенный перед обеденным столом, взобрался на него передними лапками, обозрел нас председательским взглядом, и уверенно сказал «гав-гав», что, несомненно, означало: «Вы ребята чего? Я же кушать хочу! Ну-ка быстренько, что нибудь сообразите для меня!».

Ребята кинулись хлопотать вокруг новой двух камерной кормушки – поилки, заранее купленной в очень дорогом магазине. Там же был приобретен щенячий корм, который мы гостеприимно насыпали в кормушку до верху. Левочка уверенно подошел к угощению и, не успели мы и глазом моргнуть, лихо убрал это все внутрь себя.

Затем, деловито посмотрел на нас. Смотрел он пристально и вопросительно. Этот взгляд вполне можно было перевести: «Ну, Вы чего стоите, добавка будет? Нет? Ну ладно, тогда я пошел».
Весело помахивая хвостиком – бубликом и смешно вихляя попкой, он куда-то побежал.

Мама моя! А ведь он побежал искать горшочек, понятливо перевел я и бросился за Левочкой. Мой бросок был сделан вовремя, так как посреди ковра крутился и суетился наш мальчик. Его можно было понять, новые родители не ознакомили с местом его туалета и он интеллигентно выбрал, где почище, мягче и комфортнее.

Мне удалось пресечь предкакательные круги мальчика и подвести его к приготовленному подносику с газеткой. Удивительно, но этот малышка сразу запомнил свое имя Лева, и понял, где находится его санузел. Уборка туалета сразу же получила у нас специализацию.

Все какашки должна была убирать мама, так как профессиональный медик, первая должна была понять - чем был кормлен Лева, как Левин «химзавод» справился с маминой стряпней? Я ревниво следил из-за ее плеча за количеством и качеством выходящего из мальчика шлака.

Иногда у нас начинался скандальчик, так как я кричал , что Левочка покакал «по-сиротски», что из-за боязни мамы перекормить малыша, приведет его в состояние дистрофии. При этом я конечно же малость кривил душой, так как мопсы склонны к полноте. Но и беспокойство мамы тоже надо было понять, так как она где-то прочитала, что толстые собачки живут меньше.

Все дни проживания в новой семье, Левочка радовал совершенно неуемным аппетитом. Вскоре выяснилось, что он ест абсолютно все! Мясо, любые каши, фрукты, овощи, маслины, исчезали в нем совершенно не заметно для наших глаз. Исключение составляли только: лобио, орехи и редиска, так как выходили из Лёвы наружу в первозданном виде. И все! Остальное он мог есть, не уставая.

Организм его осваивал продукты питания со скоростью прямоточного ракетного двигателя. Поел, добавки не будет? - побежал какать: сколько в него вошло, столько с другой стороны и вышло. Налили молока, раз и молока нет. Вопросительный взгляд в нашу сторону, а как насчет добавки? Нет? Ну и ладно! - побежал писать, с тем же эффектом.

При всем этом, обнаружилась безобразная привычка Лёвы, вылизывать чашки из-под кофе. Ну, ладно еще, когда сладкий кофе с молоком, как–то понять можно. Но мадам, варила кофе по-турецки. Горечь страшная, так как пила она кофе без сахара, даже мне такой напиток доставлял удовольствие на троечку, но не Леве! Лева, как настоящий восточный гурман, медленно, с потягом, вылизывал края чашки, а в конце лакомился и кофейной гущей. Конечно же мы пресекали это безобразие , но не всегда же за этим «шлендрой» уследишь.

Если прибежав после своего туалета Лева видел, что мы продолжаем есть, он энергично встревал в этот процесс. С мамой было просто. Он ставил рядом с ее тарелкой передние лапки, и уверенно сувался мордочкой к ней в тарелку. Сколько раз мама его стаскивала со стола, столько же раз он возникал снова, и в том же месте.

К несчастью Левы, мама ела очень быстро, и процесс клянченья заканчивался для него ничем. Тогда он переходил к едящему папе, но в другой манере. В моей согнутой под локтем левой руке, появлялась жалобно стонущая голова. Стон был настолько естественно жалобным, что сердце мое не могло не откликнуться на зов голодающего. Периодически, под громкий окрик Эммы Викторовны: «Юрий Дмитриевич, ну сколько раз можно Вам говорить? Не давайте ему ничего. Вы хотите, чтобы он погиб?», стонущая голова получала от меня кусочек снеди из моей тарелки.

Иногда, в худшие для Левы дни, ему не «обламывалось» ничего. Братцы, вы бы видели с каким возмущением, припадая на передние ноги и двигаясь задом из кухни, то ли лая, то ли матерясь по-своему, он говорил тем самым, что он о нас думает! После этого, следовал протест в форме сердитого описывания кресла, дивана или еще какого либо запретного для таких дел места.

Проделав это безобразие, он с независимым видом появлялся опять на кухне, и спокойно запивал обиду водой из поилки. Поняв , что он натворил очередное непотребство, первой снималась с места мама и через некоторое время, рядом со свежими следами Левиной обиды, раздавался ее возмущённый крик: «Ах ты, поросёнок! Ты что наделал? Написал на моё любимое кресло! Вот я тебя сейчас…!».

Лева уже конечно же был готов к этому возмущению мамы, и нетерпеливо ждал её появление ремешком или свернутой газетой в руках. Далее начиналась спринтерская гонка: Лева становился в позу «беременного зайца», и быстро-быстро перемещался мимо рассерженной мамы, Сделав круг по комнате и, убедившись в очередной раз, что от мамы по скорости он уходит запросто, все же от греха «А вдруг нечаянно догонит?», молнией нырял под диванчик, где у него было пригрето «обидное место».

Следующая картина была такой: возле диванчика, стояла рассерженная мама с газетой в руке и страстно выговаривала Леве , что он распоследний хулиган и будет бит если ей попадется на глаза, а из-под дивана неслось обиженное кряхтение, недовольное повизгивание и еще что-то очень жалостное, но гордое.

В этих скандалах очень важно было распределить дипломатические роли: мама –рассерженная «сторона» и с Левой не разговаривает, а я «сторона» его жалеющая и мягко журящая - «Ну разве же можно так маму сердить? Ай-яй-яй! Не хорошо маленький! Пойди к маме и попроси у нее прощения».

Неожиданно для нас оказалось, что Лева хоть и тугодум, но все понимающий подлиза. Ему всегда было необходимо время на обдумывание. Через минуту, другую после взаимной гонки на перегонки с мамой, сопение под диваном прекращалось, и на людях появлялся Лева.

Он подходил к сидящей маме и лапкой трогал ее - «Мам, ну ты чего, а? Я же хороший. Дай я тебя поцелую!». Если ему удавалось забраться на колени, размякшей от любви мамы, то он добирался до ее ушка, щечки и ухитрялся там лизнуть в знак примирения. Женское сердце не могло не растопиться от такой идиллии, Лева бывал прощен. В доме наступал мир, до очередной его проказы.

Так постепенно, Левочка очень ловко и целенаправленно, прибирал нас в свою «стаю», под свое влияние и управление, а мы и не сопротивлялись особенно !



Май 1997г
Развилка
Ю.Елистратов

 

Рейтинг: +4 811 просмотров
Комментарии (6)
Галина Емельянова # 28 марта 2012 в 08:03 0
славный ,проказник!Замечательные строки! v
юрий елистратов # 28 марта 2012 в 12:33 0
Галочка - спасибо!
Любые живые организмы в доме - большая радость! flo
Юрий Локтионов # 19 июля 2012 в 06:40 0
Юрий! Ваш рассказ мне понравился. Замечательный пёсик со своим характером. Удачи вам!
юрий елистратов # 19 июля 2012 в 13:53 0
Юрий - если не трудно - надо войти в конкурс и написать там!
заранее спасибо!
0 # 23 июля 2012 в 19:54 0
super
юрий елистратов # 23 июля 2012 в 22:11 0
Татьяна - если хотите меня поддержать - войдите в конкурс про собачек с этим рассказом 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e