Жребий

15 марта 2017 - Влад Устимов
  Лошадь бежала ленивой рысью. В ночной тишине копыта отчётливо стучали в мягкой травке полузаросшего просёлка. Полная луна муторно мельтешила сквозь причудливое сито густеющей листвы придорожных тополей. Казалось, что она летит сломя голову, но, вот уже битый час, как оставалась справа, продолжая свой монотонный бег на месте. Ночная свежесть бодрила.  Голод уже давно и настойчиво давал о себе знать. Все чувства обманчивы, кроме этого. Его не проведёшь. Однако, Муса возвращался в город довольный.  Худо-бедно, но по счастливой случайности, ему подвернулся заказ. Отвезя груз в село, он с лихвой окупил свой расход, получив плату и деньгами и продуктами. Там была и чёрная икра – лучшая пища для размышления. Семья ближайшие дни не будет бедствовать. И это  успокаивало.
Однообразная тряска навевала умиротворение и сонливость. В сладкой полудрёме вспомнилось Мусе далёкое прошлое. Вольное и  безмятежное детство. Деревня. Ночной выпас. Лошадь с длинными белесыми ресницами. Птичий гвалт в густом перелеске. В реке - рыбьи вакханалии.
Начало лета. Половодье – море разливанное. Они с братом пригрелись на солнцепеке, среди сухой прошлогодней травки. Вдруг из-за косогора послышался гулкий топот множества копыт, возбуждающий необыкновенный сердечный трепет. Всё замерло в груди то ли от ужаса, то ли от восторга. Вслед за волнующей своей тревогой тамбуринов звуковой прелюдией возникает живописная, поражающая своей экспрессией картина. В диком, первобытном ритме галопа, ворвался с полей между редкими кустами фиников восторженно-ошалевшй табун. Грациозные,  длиннохвостые и черногривые, фигуры неудержимо несущихся лошадей стремительно влетают  в стихию водного простора. Сопровождаемые собственным задорным заливистым ржанием, животные с разбега бросаются с берега в реку. Во взрыве водяных брызг, вдруг вспыхивает разноцветно-огненная дуга, обрамляя резвящиеся на мелководье блестящие тела и создавая феерическое зрелище. Кажется, что сама жизнь ликует и благоденствует в этот миг, щедро делясь с нечаянными зрителями своими сокровенными бесхитростными радостями.
Арба подпрыгнула на кочке, разрушив сладостное сновидение. Реальность бесцеремонно возвращало сознание в своё лоно. У Мусы восемь детей: три сына и пять дочек, включая приёмную Сару. Но, несмотря на периодические временные трудности, жена Фатима была счастлива: не пьющий муж, большая дружная семья. Чего ещё надо? Муса к детям хорошо относится, особенно к Саре. С неё он просто пылинки сдувает. Зато ей, кокетливой кареглазой красавице, не раз попадало от строгой матери.
Фатима, хоть и родом из зажиточного семейства, никогда не жадничала. Прекрасно готовила, всегда старалась хорошо накормить мужа. При этом часто приговаривала: «Ашаган ат арыми».*  Но не каждый день в доме было сытно. Порой в семейном меню намечался «Гуляш вокруг стола».
Неукоснительная последовательница ислама, хозяйка строго разграничивала халяль, макрух и харам. Большая мастерица печь разные сладости: чак-чак, пахлаву  и какланчек. В удачные дни, наготовив впрок, она угощала всех соседей и развозила свою стряпню многочисленной родне.
В артели татар - извозчиков Муса единогласно избран старшим. Его жетон под номером семь. Не только возраст, но и природная мудрость в сочетании с добротой души стали причиной того глубокого уважения, каким он пользовался среди большинства обитателей Криушинской слободы.
На бирже, что возле выгоревшей на солнце и обшарпанной бани «Гигиены»,  вечно торчали одни и те же семь повозок. Лошади смирно стояли в ряд, понуро опустив головы и привычно подёргивая изъеденными насекомыми ушами. Они лениво потряхивали бережно расчёсанными гривами и вяло отмахивались лоснящимися хвостами от назойливых зелёных мух.
Безденежье измучило всех. Расположенный рядом, на перекрёстке пропылённых улиц Мечникова и Бакинской, пивной ларёк дразнил своей безысходной недосягаемостью. С клиентами дело было швах. Редко попадался желающий взять извоз. Такое событие вызывало  всеобщее оживление в артели. Тут же по кругу шёл чей-то картуз, в который каждый извозчик кидал свой жетон. Так случай определял счастливого обладателя очередного заработка.
Мусе, как назло, не везло третий день подряд, хотя он по праву старшего всегда лез в фуражку первым. Семье его, уже в который раз, грозил голод. Но вожак бодрился и виду не подавал. С шутками и прибаутками скрашивал он наравне с друзьями томительное ожидание работы.
Видя такое дело, товарищи втихаря от него послали самого  молодого извозчика, Исхака, в скобяной магазин, чтобы тот купил семь одинаковых жетонов, каждый с цифрой семь.
В тот день старшому здорово повезло: он не верил своим глазам, каждый раз вынимая седьмой жетон. Ему было хорошо и весело на душе. Извозчики  не меньше его удивлялись и громко завидовали.
         Вечером в доме у Мусы царило праздничное оживление. Дети были сыты и все довольны. А наутро удачливый возница притащил в артель целую кучу ароматных, с пылу с жару, кайнаров.


*«Ашаган ат арыми» – сытая лошадь не устанет (тюркск.)

© Copyright: Влад Устимов, 2017

Регистрационный номер №0379777

от 15 марта 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0379777 выдан для произведения: Лошадь бежала ленивой рысью. В ночной тишине копыта отчётливо стучали в мягкой травке полузаросшего просёлка. Полная луна муторно мельтешила сквозь причудливое сито густеющей листвы придорожных тополей. Казалось, что она летит сломя голову, но, вот уже битый час, как оставалась справа, продолжая свой монотонный бег на месте. Ночная свежесть бодрила.  Голод уже давно и настойчиво давал о себе знать. Все чувства обманчивы, кроме этого. Его не проведёшь. Однако, Муса возвращался в город довольный.  Худо-бедно, но по счастливой случайности, ему подвернулся заказ. Отвезя груз в село, он с лихвой окупил свой расход, получив плату и деньгами и продуктами. Там была и чёрная икра – лучшая пища для размышления. Семья ближайшие дни не будет бедствовать. И это  успокаивало.
Однообразная тряска навевала умиротворение и сонливость. В сладкой полудрёме вспомнилось Мусе далёкое прошлое. Вольное и  безмятежное детство. Деревня. Ночной выпас. Лошадь с длинными белесыми ресницами. Птичий гвалт в густом перелеске. В реке - рыбьи вакханалии.
Начало лета. Половодье – море разливанное. Они с братом пригрелись на солнцепеке, среди сухой прошлогодней травки. Вдруг из-за косогора послышался гулкий топот множества копыт, возбуждающий необыкновенный сердечный трепет. Всё замерло в груди то ли от ужаса, то ли от восторга. Вслед за волнующей своей тревогой тамбуринов звуковой прелюдией возникает живописная, поражающая своей экспрессией картина. В диком, первобытном ритме галопа, ворвался с полей между редкими кустами фиников восторженно-ошалевшй табун. Грациозные,  длиннохвостые и черногривые, фигуры неудержимо несущихся лошадей стремительно влетают  в стихию водного простора. Сопровождаемые собственным задорным заливистым ржанием, животные с разбега бросаются с берега в реку. Во взрыве водяных брызг, вдруг вспыхивает разноцветно-огненная дуга, обрамляя резвящиеся на мелководье блестящие тела и создавая феерическое зрелище. Кажется, что сама жизнь ликует и благоденствует в этот миг, щедро делясь с нечаянными зрителями своими сокровенными бесхитростными радостями.
Арба подпрыгнула на кочке, разрушив сладостное сновидение. Реальность бесцеремонно возвращало сознание в своё лоно. У Мусы восемь детей: три сына и пять дочек, включая приёмную Сару. Но, несмотря на периодические временные трудности, жена Фатима была счастлива: не пьющий муж, большая дружная семья. Чего ещё надо? Муса к детям хорошо относится, особенно к Саре. С неё он просто пылинки сдувает. Зато ей, кокетливой кареглазой красавице, не раз попадало от строгой матери.
Фатима, хоть и родом из зажиточного семейства, никогда не жадничала. Прекрасно готовила, всегда старалась хорошо накормить мужа. При этом часто приговаривала: «Ашаган ат арыми».*  Но не каждый день в доме было сытно. Порой в семейном меню намечался «Гуляш вокруг стола».
Неукоснительная последовательница ислама, хозяйка строго разграничивала халяль, макрух и харам. Большая мастерица печь разные сладости: чак-чак, пахлаву  и какланчек. В удачные дни, наготовив впрок, она угощала всех соседей и развозила свою стряпню многочисленной родне.
В артели татар - извозчиков Муса единогласно избран старшим. Его жетон под номером семь. Не только возраст, но и природная мудрость в сочетании с добротой души стали причиной того глубокого уважения, каким он пользовался среди большинства обитателей Криушинской слободы.
На бирже, что возле выгоревшей на солнце и обшарпанной бани «Гигиены»,  вечно торчали одни и те же семь повозок. Лошади смирно стояли в ряд, понуро опустив головы и привычно подёргивая изъеденными насекомыми ушами. Они лениво потряхивали бережно расчёсанными гривами и вяло отмахивались лоснящимися хвостами от назойливых зелёных мух.
Безденежье измучило всех. Расположенный рядом, на перекрёстке пропылённых улиц Мечникова и Бакинской, пивной ларёк дразнил своей безысходной недосягаемостью. С клиентами дело было швах. Редко попадался желающий взять извоз. Такое событие вызывало  всеобщее оживление в артели. Тут же по кругу шёл чей-то картуз, в который каждый извозчик кидал свой жетон. Так случай определял счастливого обладателя очередного заработка.
Мусе, как назло, не везло третий день подряд, хотя он по праву старшего всегда лез в фуражку первым. Семье его, уже в который раз, грозил голод. Но вожак бодрился и виду не подавал. С шутками и прибаутками скрашивал он наравне с друзьями томительное ожидание работы.
Видя такое дело, товарищи втихаря от него послали самого  молодого извозчика, Исхака, в скобяной магазин, чтобы тот купил семь одинаковых жетонов, каждый с цифрой семь.
В тот день старшому здорово повезло: он не верил своим глазам, каждый раз вынимая седьмой жетон. Ему было хорошо и весело на душе. Извозчики  не меньше его удивлялись и громко завидовали.
         Вечером в доме у Мусы царило праздничное оживление. Дети были сыты и все довольны. А наутро удачливый возница притащил в артель целую кучу ароматных, с пылу с жару, кайнаров.


*«Ашаган ат арыми» – сытая лошадь не устанет (тюркск.)
Рейтинг: +5 62 просмотра
Комментарии (6)
Людмила Юрина # 16 марта 2017 в 20:20 +1
Настоящие друзья у Мусы, должна сказать!Настоящая артель, так и должно быть в дружном коллективе. Держат руку на пульсе жизни, простите за высокопарность слов!

Хорошо пишете,Влад! Второй рассказ, и мне тоже нравится!
Влад Устимов # 16 марта 2017 в 20:30 0
Доброта и взаимовыручка исконно присущи нашим людям.
Важно сохранить эти хорошие традиции и передать их новому поколению.
Спасибо, Людмила за тёплый отклик!
Нина Колганова # 17 марта 2017 в 14:47 +1
Как здОрово решили помочь! Рядом с такими людьми ничего нестрашно. Спасибо, Влад. Всегда интересно читать Ваши рассказы.Удачи! buket4
Влад Устимов # 17 марта 2017 в 15:51 +1
Благодарю, Нина, за такой душевный отзыв.
Ваши комментарии всегда интересны, добры и приятны!
Рената Юрьева # 18 марта 2017 в 20:37 +1
читаю и вижу все наяву, ощущаю погоду, чувствую переживания героя, ликую вместе с ним, радуясь выигрышному жетону...
Влад! Вы - настоящий Мастер Слова. Очень хорошо написано! Особенно в восторге от картины купания лошадей! Так трудно передать радость вообще, а здесь животные...и такая феерия!
как хорошо Вы знаете быт и обычаи татар! что это: предварительно изучение или опыт общения? в любом случае, вызывает уважение к Вашему , чувствуется всегда, кропотливому и достойному труду писателя.
Спасибо Вам!
так хорошо на душе от того, что есть такие люди на земле...
Влад Устимов # 18 марта 2017 в 22:46 +1
Рената! Я онемел от Вашего комментария. Вы так щедры на похвалу.
Спасибо большое за чудесные, тёплые слова.