ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Здравствуй, дядя Петерман! (миниатюра из серии "Разговоры в предбаннике")

 

Здравствуй, дядя Петерман! (миниатюра из серии "Разговоры в предбаннике")

26 июля 2012 - Алексей Курганов

 

         - А я вам специально интересную новость из Интернета отксерил! – сказал Серёга, когда мы в очередной банный четверг, намывшись-напарившись, выползли, наконец, в предбанник и разложив на столе нехитрую, но высококалорийную снедь, приняли по первому стакану.
         - Вот, слушайте! «Ледник Петермана в Гренландии привлек к себе внимание несколько дней назад, когда от него откололась глыба площадью в 120 кв. км. Это произошло прямо на глазах у туристов. Теперь ученые наблюдают стремительное таяние самого ледника Петермана. Лед плавится в два раза быстрее, чем обычно. Еще ни разу за 30 лет наблюдения за Петерманом эксперты не видели ничего подобного. NASA уже назвало положение чрезвычайным, в в этом году плавление приобрело катастрофические масштабы. Лед растаял даже в самом высоком и холодном месте Гренландии - в районе исследовательской станции «Саммит». Ученые до сих пор не могут понять, что происходит, признался заместитель декана исторического факультета МГУ Алексей Власов. Большинство экспертов пророчат планете скорую гибель. После таяния ледника Петермана сдвинутся пласты, просевшие под тяжестью льда. Между Североамериканской и Евроазиатской плитами образуется огромный разлом. Туда хлынут тонны воды, которые достигнут верхней части мантии земли. Это будет похоже на гигантскую раскаленную сковородку, на которую брызнули холодной водой. По земле пойду цунами, разрушающие все на своем пути. Когда это будет, через два года или через 20, неизвестно, но ясно одно - катастрофа неизбежна, уверен кандидат географических наук академик Николай Жаврин. «Пойдут сверхцунами, которые уйдут на тысячи километров, затронут всю Россию, от края до края. Но, конечно, не в такой степени как, допустим, Великобританию, которая будет смыта и уничтожена вдребезги, также как и большая часть Северной Америки».
 
         - Вот, всё, - закончил Серёга и положил листки на стол. – Ну, чего? Довольны?
         Ответом ему было тягостное молчание: народ с трудом переваривал услышанное.
         - Да уж, лихо девки пляшут, сиськами трясут.., - пробормотал Санька. – Радости полны штаны.
         - Эт чего ж? – подал голос Мишка. – В баню теперь хер сходим?
         - Да какая баня! – задохнулся от такой нелепой реплики Витька-старший. – Тебе же сказали: цунамя! Всех накроет к ипеней матери! Вот тогда и намоешься, и напаришься, и напляшешься от души! На собственных поминках!
         - Не, ерунда всё это, - покачал головой Санька. Он среди нас самый недоверчивый.
          – До нас не дойдёт. До нас далеко.
         - Это все евреи виноваты, - вдруг сказал Витька-младший.
         - При чём тут евреи? – не понял народ.
         - А при том! Чей ледник-то? Петермана! Не Иванова же или Сидорова! Хапнул территорию, а чего за ней не смотрит?
         - Ты дурак или нет? – накинулся на него Мишка. Уж очень его взволновала эта чудовищная информация. – Как ты за им усмотришь? Это же не восемь соток на «фазенде»! Сто двадцать квадратов, и не метров - километров!
         - А на сотки это сколько?
         - Сто миллионов! Десять колхозов можно уместить! И десять пляжей! Вместе с девками!
         - Да при чём тут «смотрит-не смотрит»? – поморщился Серёга. – Что вы как только что из тайги вышедшие? Это ледник просто так называется – Петермана. Он ему не принадлежит. Он может, уже помер давно.
         - Кто?
         - Петерман.
         - Как это помер? С какого перепугу?
         - С такого. От радости, что этот лёд назвали его еврейской фамилией.
         - Да, весёлые дела.., - пробормотал Мишка. – Ледник, значит, ничей, а расхлёбывать всю эту кашу придётся всем. Вот такая у них, у капиталистов, гнусная справедливость! Сами-то, небось, сбегут на какую-нибудь крутую горку! Сверху будут наблюдать – ножками болтать, как мы тут будем корячиться! Нет, пора Вову Ленина из гроба доставать! – сделал он неожиданный вывод. - Революцию делать! Давить этих скотов без всякой пощады!
         - Вова не поможет, - замотал головой Серёга. – Его тоже смоет.
         - Коммунисты спрячут! – не согласился Витька-старший. – Чтобы был всегда живее всех живых.
         - Не, всё равно ерунда какая-то получается, - пробормотал Санька. – Я в этом годе, как нарочно, пять соток картошки на «фазенде» посадил вместо трёх. Её ещё месяц расти! Мы с зятем эти пять соток вручную перекопали! Наверняка сдохли бы там, на этих грядках, если бы по бутылке с устатку не приняли! И чего же теперь? Всё коту Ваське под его куконьки?
         - Баню жалко, - вернулся к своему, к наболевшему Мишка. – Куда тогда ходить-то будем?
         - В Луховицы придётся ездить, - предложил Витька-старший. – Там, кстати, и дешевле, а дорога – всего полчаса на электричке. И электричка –каждый час.
         - Луховицы тоже смоет, - возразил Серёга. – И баню ихнюю тоже.
         - Луховицы не смоет, - возразил Витька-старщий. – Там – огуречники. Они за свои огороды сами кого хошь и смоют, и умоют, и прополоскают в кипятке.
         - А ну вас на хрен! – вдруг разозлился Мишка. – Нас смоет, Луховицы смоет, Вовку тоже… Читаешь по своему Интернет всякую ерунду! –накинулся он на Серегу. - Давай лучше наливай по второй! Пока действительно не смыло! 

© Copyright: Алексей Курганов, 2012

Регистрационный номер №0065545

от 26 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0065545 выдан для произведения:

 

         - А я вам специально интересную новость из Интернета отксерил! – сказал Серёга, когда мы в очередной банный четверг, намывшись-напарившись, выползли, наконец, в предбанник и разложив на столе нехитрую, но высококалорийную снедь, приняли по первому стакану.
         - Вот, слушайте! «Ледник Петермана в Гренландии привлек к себе внимание несколько дней назад, когда от него откололась глыба площадью в 120 кв. км. Это произошло прямо на глазах у туристов. Теперь ученые наблюдают стремительное таяние самого ледника Петермана. Лед плавится в два раза быстрее, чем обычно. Еще ни разу за 30 лет наблюдения за Петерманом эксперты не видели ничего подобного. NASA уже назвало положение чрезвычайным, в в этом году плавление приобрело катастрофические масштабы. Лед растаял даже в самом высоком и холодном месте Гренландии - в районе исследовательской станции «Саммит». Ученые до сих пор не могут понять, что происходит, признался заместитель декана исторического факультета МГУ Алексей Власов. Большинство экспертов пророчат планете скорую гибель. После таяния ледника Петермана сдвинутся пласты, просевшие под тяжестью льда. Между Североамериканской и Евроазиатской плитами образуется огромный разлом. Туда хлынут тонны воды, которые достигнут верхней части мантии земли. Это будет похоже на гигантскую раскаленную сковородку, на которую брызнули холодной водой. По земле пойду цунами, разрушающие все на своем пути. Когда это будет, через два года или через 20, неизвестно, но ясно одно - катастрофа неизбежна, уверен кандидат географических наук академик Николай Жаврин. «Пойдут сверхцунами, которые уйдут на тысячи километров, затронут всю Россию, от края до края. Но, конечно, не в такой степени как, допустим, Великобританию, которая будет смыта и уничтожена вдребезги, также как и большая часть Северной Америки».
 
         - Вот, всё, - закончил Серёга и положил листки на стол. – Ну, чего? Довольны?
         Ответом ему было тягостное молчание: народ с трудом переваривал услышанное.
         - Да уж, лихо девки пляшут, сиськами трясут.., - пробормотал Санька. – Радости полны штаны.
         - Эт чего ж? – подал голос Мишка. – В баню теперь хер сходим?
         - Да какая баня! – задохнулся от такой нелепой реплики Витька-старший. – Тебе же сказали: цунамя! Всех накроет к ипеней матери! Вот тогда и намоешься, и напаришься, и напляшешься от души! На собственных поминках!
         - Не, ерунда всё это, - покачал головой Санька. Он среди нас самый недоверчивый.
          – До нас не дойдёт. До нас далеко.
         - Это все евреи виноваты, - вдруг сказал Витька-младший.
         - При чём тут евреи? – не понял народ.
         - А при том! Чей ледник-то? Петермана! Не Иванова же или Сидорова! Хапнул территорию, а чего за ней не смотрит?
         - Ты дурак или нет? – накинулся на него Мишка. Уж очень его взволновала эта чудовищная информация. – Как ты за им усмотришь? Это же не восемь соток на «фазенде»! Сто двадцать квадратов, и не метров - километров!
         - А на сотки это сколько?
         - Сто миллионов! Десять колхозов можно уместить! И десять пляжей! Вместе с девками!
         - Да при чём тут «смотрит-не смотрит»? – поморщился Серёга. – Что вы как только что из тайги вышедшие? Это ледник просто так называется – Петермана. Он ему не принадлежит. Он может, уже помер давно.
         - Кто?
         - Петерман.
         - Как это помер? С какого перепугу?
         - С такого. От радости, что этот лёд назвали его еврейской фамилией.
         - Да, весёлые дела.., - пробормотал Мишка. – Ледник, значит, ничей, а расхлёбывать всю эту кашу придётся всем. Вот такая у них, у капиталистов, гнусная справедливость! Сами-то, небось, сбегут на какую-нибудь крутую горку! Сверху будут наблюдать – ножками болтать, как мы тут будем корячиться! Нет, пора Вову Ленина из гроба доставать! – сделал он неожиданный вывод. - Революцию делать! Давить этих скотов без всякой пощады!
         - Вова не поможет, - замотал головой Серёга. – Его тоже смоет.
         - Коммунисты спрячут! – не согласился Витька-старший. – Чтобы был всегда живее всех живых.
         - Не, всё равно ерунда какая-то получается, - пробормотал Санька. – Я в этом годе, как нарочно, пять соток картошки на «фазенде» посадил вместо трёх. Её ещё месяц расти! Мы с зятем эти пять соток вручную перекопали! Наверняка сдохли бы там, на этих грядках, если бы по бутылке с устатку не приняли! И чего же теперь? Всё коту Ваське под его куконьки?
         - Баню жалко, - вернулся к своему, к наболевшему Мишка. – Куда тогда ходить-то будем?
         - В Луховицы придётся ездить, - предложил Витька-старший. – Там, кстати, и дешевле, а дорога – всего полчаса на электричке. И электричка –каждый час.
         - Луховицы тоже смоет, - возразил Серёга. – И баню ихнюю тоже.
         - Луховицы не смоет, - возразил Витька-старщий. – Там – огуречники. Они за свои огороды сами кого хошь и смоют, и умоют, и прополоскают в кипятке.
         - А ну вас на хрен! – вдруг разозлился Мишка. – Нас смоет, Луховицы смоет, Вовку тоже… Читаешь по своему Интернет всякую ерунду! –накинулся он на Серегу. - Давай лучше наливай по второй! Пока действительно не смыло! 
Рейтинг: +2 472 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!