ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Вожделенная медаль

 

Вожделенная медаль

16 февраля 2012 - Александр Шипицын

                                                                                                          

            Мы в училище в 67-ом году поступили. А в 68-ом, 23 февраля Советской Армии 50 лет исполнилось. Была выпущена большая красивая медаль, которой награждали всех, кто в это время в армии служил. Представляете, как эта пацанва, ждала эту медаль! Это теперь, только депутатский флажок реальную ценность имеет. Это теперь: «Служи дурачок, получишь значок», а тогда…. Еще ничего и вдруг сразу медаль! Девушки будут спрашивать, за что? А ты, с загадочным видом, небрежно отвечаешь:

- Да вот, приходилось как-то...

Им, девушкам, что юбилейная медаль, что Золотая звезда. Раз на груди висит, значит, герой!

Еле дождались 23-го февраля. После завтрака команда: «Переодеться в парадную форму!». Все побежали в каптерку. Давка, очередь. Шутки, подковырки, «…а на груди его могучей, одна медаль висела кучей. И та за выслугу годов…» И, вдруг, как ледяной водой из ведра: «Второй взвод! Построение в повседневной форме». Как? Почему? А мы?

            Выясняется, на железнодорожную станцию, именно сегодня, чтоб им треснуть, прибыло два вагона с какими-то пошлыми досками. И чтобы не платить за простой вагонов, надо срочно их разгрузить. А очередь наша. И пошли мы солнцем палимы… Нет, день был как раз для наград, солнце сверкало во всех блестящих кругляшках, легкий морозец медальными застежками покалывал щеки. Но как же нам обидно было! Все сегодня пойдут на танцы в медалях, и только мы как лохи – без! А не пойти… Это как же? Ждали целую неделю. Девушки придут. А мы? Тогда мода была, просто класс! Девушки носили коротенькие, из тяжелого, блестящего атласа балахончики без талии и выглядели – упасть не встать, а на ощупь – с ума сойти! Впрочем, даже если бы они пришли в рогожных мешках с прорезями для глаз, то избыток тестостерона перекрыл бы и мешки.

            Вагоны разгрузили. Работа на свежем воздухе отвлекла и развеселила. Медали как-то забылись. Мне повезло. Мой друг из 4-го взвода в наряд заступил, и медаль ему была как бы и не нужна. Но расставался он с ней, как мать с солдатом. Все же мне удалось вырвать у него медаль и покрасоваться.

 В понедельник наш взвод построили в ленинской комнате. Командир роты, прижимая к животу бумажный кулек с медалями, положил на стол стопку удостоверений. Мы удивились, что медали были насыпом, а не в коробочках, как это показывали в кино. Это награждение поставило печать на всю мою жизнь. Когда я поймал первую свою лодку, как раз на ней перестали награждать экипажи за удачный поиск. Орден за Чернобыль мне вручили на заседании кафедры, прикрученный к орденской книжке. Но это пустяки по сравнению с той детской обидой, которую мы испытали тогда, при вручении первой воинской награды.

            Рассказ о медали был бы неполным, если не упомянуть, как, всего через две недели,  эти медали дневальный выметал из-под кроватей. Уже без колодок и изрядно ободранные.

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2012

Регистрационный номер №0027123

от 16 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0027123 выдан для произведения:

                                                                                                          

            Мы в училище в 67-ом году поступили. А в 68-ом, 23 февраля Советской Армии 50 лет исполнилось. Была выпущена большая красивая медаль, которой награждали всех, кто в это время в армии служил. Представляете, как эта пацанва, ждала эту медаль! Это теперь, только депутатский флажок реальную ценность имеет. Это теперь: «Служи дурачок, получишь значок», а тогда…. Еще ничего и вдруг сразу медаль! Девушки будут спрашивать, за что? А ты, с загадочным видом, небрежно отвечаешь:

- Да вот, приходилось как-то...

Им, девушкам, что юбилейная медаль, что Золотая звезда. Раз на груди висит, значит, герой!

Еле дождались 23-го февраля. После завтрака команда: «Переодеться в парадную форму!». Все побежали в каптерку. Давка, очередь. Шутки, подковырки, «…а на груди его могучей, одна медаль висела кучей. И та за выслугу годов…» И, вдруг, как ледяной водой из ведра: «Второй взвод! Построение в повседневной форме». Как? Почему? А мы?

            Выясняется, на железнодорожную станцию, именно сегодня, чтоб им треснуть, прибыло два вагона с какими-то пошлыми досками. И чтобы не платить за простой вагонов, надо срочно их разгрузить. А очередь наша. И пошли мы солнцем палимы… Нет, день был как раз для наград, солнце сверкало во всех блестящих кругляшках, легкий морозец медальными застежками покалывал щеки. Но как же нам обидно было! Все сегодня пойдут на танцы в медалях, и только мы как лохи – без! А не пойти… Это как же? Ждали целую неделю. Девушки придут. А мы? Тогда мода была, просто класс! Девушки носили коротенькие, из тяжелого, блестящего атласа балахончики без талии и выглядели – упасть не встать, а на ощупь – с ума сойти! Впрочем, даже если бы они пришли в рогожных мешках с прорезями для глаз, то избыток тестостерона перекрыл бы и мешки.

            Вагоны разгрузили. Работа на свежем воздухе отвлекла и развеселила. Медали как-то забылись. Мне повезло. Мой друг из 4-го взвода в наряд заступил, и медаль ему была как бы и не нужна. Но расставался он с ней, как мать с солдатом. Все же мне удалось вырвать у него медаль и покрасоваться.

 В понедельник наш взвод построили в ленинской комнате. Командир роты, прижимая к животу бумажный кулек с медалями, положил на стол стопку удостоверений. Мы удивились, что медали были насыпом, а не в коробочках, как это показывали в кино. Это награждение поставило печать на всю мою жизнь. Когда я поймал первую свою лодку, как раз на ней перестали награждать экипажи за удачный поиск. Орден за Чернобыль мне вручили на заседании кафедры, прикрученный к орденской книжке. Но это пустяки по сравнению с той детской обидой, которую мы испытали тогда, при вручении первой воинской награды.

            Рассказ о медали был бы неполным, если не упомянуть, как, всего через две недели,  эти медали дневальный выметал из-под кроватей. Уже без колодок и изрядно ободранные.

 

Рейтинг: +1 235 просмотров
Комментарии (5)
Алексей Матвеев # 5 сентября 2013 в 12:04 +1
Я даже представить не мог что раньше так было, шоб всем, кто на данный момент в погонах хоп и по медали, да понимаю шо юбилейка, но за здорово служишь ...... Эт получается нам, кто до 88-го за речкой побывал, фартануло. Последнему призыву только ,,спасибо что ушли,, если конечно с предлогом ,,За,, не заработал.
Спасибо.
Александр Шипицын # 5 сентября 2013 в 12:45 0
И вам спасибо, что тема армии не оставляет равнодушным! Сейчас редко встретишь настоящих мужчин. На одном сайте завелся с одним ...чудаком на букву м. Он не понимал, как в авиации могут быть матросы. Я ему талдычу, мол, авиация-то морская. Не помогло. Вобщем не выдержал я и говорю: Вообще-то мужчины легко разбираются в этих вопросах, но вам, как определенному меньшинству, простительно этого не знать. Так он даже не обиделся. Медаль 70 лет в 88 я еще успел получить. Собственно больше юбилеев не было. Мы так гордились теми медалями, а в 70-ом еще сюрприз - медаль "За воинскую доблесть", к столетию Ленина. А я как раз на одни пятаки учился, хотьи на губе частенько гостил и из нарядов не вылазил. Но, дали. И я к выпуску из училища уже две награды имел. Жаль, что сейчас все это прахом. Внука даже кортик мой не интересует. Блин, за руль его пинками усаживаю и на стрельбище не загонишь. У меня стволов достаточно. Пришли в тир. Ему 10 лет тогда исполнилось и менты дали ему, в честь дня рождения, из боевого ПМ пострелять. Так он даже не похвастал никому. O tempora! O motres! О времена, о нравы!
Алексей Матвеев # 5 сентября 2013 в 13:02 0
Да .....
Практически весь плавсостав Термезской бригады не далеко, но ходил по ТОЙ стороне, а уж как были удивлены комендачи появлению на афганских дорогах матросов за баранками и офицеров, мичманов в кабинах машин, то автотехнику бригады под вывод задействовали.
Александр Шипицын # 5 сентября 2013 в 13:09 0
И что в горах в черной форме ходили? Ничего себе! Меня миновала чаша сия, хотя и просился, даже рапорт написал. Но морскую авиацию в Афган не пускали. Мне Чернобыль достался.
Алексей Матвеев # 5 сентября 2013 в 13:21 0
На машинах конечно не ходили), за форму офицеров и мичманов ничего сказать не могу, как то не отложилось,
а матросы в синей робишке.