Урбанизация

Большой город неспособен замереть.

И, даже если в глухой час самой безжизненной ночи нам удастся найти одинокое местечко где-нибудь на задворках дикого парка или пустыря, иллюзия безмолвия так и останется иллюзией – шум будет хозяйничать и тут. А когда мы, закрыв уши, спрячем звуки, то зарево хладнокровно прикончит все наши потуги, бесстрастно мерцая над головой…

А люди? Ну, куда от них денешься?

Однажды мне пришлось потратить два часа на поиски укромного места, чтобы, пардон, справить малую нужду.

В какой бы тихий угол не заводили меня ноги, за каким бы густым кустом не искал я уединения, везде и всегда появлялся этот проклятый одинокий прохожий! Которого вечно черти несут именно сюда и в эту минуту! Хуже всего то, что болтаются по пустырям и кустам чаще всего, лица противоположного пола. А причина моих поисков уединения, именно они…

Да ладно.
Мне тридцать лет, и в эту самую минуту я весело, прыгая через две ступеньки, спускаюсь с четвертого этажа, чтобы отправиться на работу. Сегодня среда, восемнадцатое апреля.

На площадке первого этажа тьма ( лампочка сгорела, или шпана прикончила) я невольно сбавляю темп и боязливо, как в холодную воду робко вхожу во мрак. Ноги четко соблюдают длину шага, чтобы попадать в ступеньки, левая рука боязливо загребает воздух. Несколько метров пути, которые в иных условиях и не заметил бы, становятся приключением.
Ух! – Набрать бы воздуха, словно в воду окунаешься!
В воду?
… А как здесь тихо и спокойно, в омуте сумрака?! – Шаг замедляется, я останавливаюсь.
Замереть… сладкой секундной дремотой окутывает голову. Умиротворение ямы, и шумный город отодвигается в небытие. И дверь подъезда становится толстой бронированной дверью «Волчьего логова». И ничто, никто не может проникнуть сюда, чувство ложной защищенности баюкает: А еще бы пивка, и сидел бы я здесь, на корточках долго-долго…
«Бум!» - Хлопает дверь на одном из этажей, слышатся чьи-то торопливые шаги и я толкаю дверь подъезда мгновенно стряхивая странное наваждение.

 

Так хочется приключений!
Часто мы говорим так не задумываясь.

А хотим ли мы этого на самом деле?

Ведь такие мысли это удел людей задавленных рутиной, обыденностью – бытом! Им кажется что это так плохо, когда всегда одно и то же. Вот бы приключений…

И фантазия дарит сказку, населенную прекрасными женщинами, благородными пиратами, тропическими джунглями и… злодеями. А как вы хотели?! - без злодеев это не приключения будут никакие!
И вот тут пора трезветь.

Встретиться с жестокими, коварными и очень сильными врагами готов ли кто-нибудь в этом городе? Ну, если честно, готов ли хоть один?
А покажите мне его, если он такой есть! Я хочу на него взглянуть!
А с прекрасной женщиной встретиться готов ли каждый?
Да бросьте! Речь ведь идет об истинно прекрасной женщине: красоты неписанной и воспитания изысканного!
Нет, не о наших славненьких селянках, которыми населены города и веси необъятной Родины. Речь идет о Даме! Да – с большой буквы!
Думаю, что встретившись с такой, мало у кого духу хватит разговор-то поддерживать достойно. А уж прикоснуться …
Один мой знакомый как-то встретил женщину своей мечты. И, когда дело-таки дошло до апофеоза, испытал приступ внезапной импотенции! Так вот – разволновался человек…

Хотя, пожалуй, я не прав, и город наш населен сильными, мужественными и красивыми людьми, всегда готовыми к схватке с чудовищами и к любви королевы!

 

 

Это черта большого города. В нем мне всегда хочется спрятаться. Защититься чем-то..

Как в шубу – большую и мягкую. И обязательно, чтоб с голыми ногами.

Холодно так, что деревья трещат в лесу. Дым столбом. И, кажется, что пар изо рта тут же кристаллизуется. Одним словом – стужа!

И повсюду ледяной бетон и камни. Чудом немыслимым среди этого царства холодной смерти серыми штрихами стволы чахлых деревьев. Стылые, покрытые наледью машины.

Всегда. Даже летом…


Мороз не обжигает и не бодрит, но может убить. Очень быстро! Голые ноги для него - что кость для голодного пса. Поэтому я, не мешкая, прыгаю в деревянные сани, скудно устланные соломкой, и ныряю в шубу.

Зарываюсь в мягкий, вначале очень прохладный рай. Укрываюсь с головой и очень скоро, через минуту, тепло исцеляет, а тяжелый мех навсегда отодвигает хаос звуков и смертоносность постылых улиц.

Мягкий и гладкий ворс нежно ласкает кожу. Я покруче запахиваюсь в жизнь и замираю в блаженстве; «Что еще вам всем надо?!»


Они тут, за тонкой и слабой тканью шубы: убийца холод, пустые глаза, стылые больные человекоподобные фигуры, мертвый бетон города.
Я ненавижу их…

 

© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0216548

от 23 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216548 выдан для произведения:

Большой город неспособен замереть.

И, даже если в глухой час самой безжизненной ночи нам удастся найти одинокое местечко где-нибудь на задворках дикого парка или пустыря, иллюзия безмолвия так и останется иллюзией – шум будет хозяйничать и тут. А когда мы, закрыв уши, спрячем звуки, то зарево хладнокровно прикончит все наши потуги, бесстрастно мерцая над головой…

А люди? Ну, куда от них денешься?

Однажды мне пришлось потратить два часа на поиски укромного места, чтобы, пардон, справить малую нужду.

В какой бы тихий угол не заводили меня ноги, за каким бы густым кустом не искал я уединения, везде и всегда появлялся этот проклятый одинокий прохожий! Которого вечно черти несут именно сюда и в эту минуту! Хуже всего то, что болтаются по пустырям и кустам чаще всего, лица противоположного пола. А причина моих поисков уединения, именно они…

Да ладно.
Мне тридцать лет, и в эту самую минуту я весело, прыгая через две ступеньки, спускаюсь с четвертого этажа, чтобы отправиться на работу. Сегодня среда, восемнадцатое апреля.

На площадке первого этажа тьма ( лампочка сгорела, или шпана прикончила) я невольно сбавляю темп и боязливо, как в холодную воду робко вхожу во мрак. Ноги четко соблюдают длину шага, чтобы попадать в ступеньки, левая рука боязливо загребает воздух. Несколько метров пути, которые в иных условиях и не заметил бы, становятся приключением.
Ух! – Набрать бы воздуха, словно в воду окунаешься!
В воду?
… А как здесь тихо и спокойно, в омуте сумрака?! – Шаг замедляется, я останавливаюсь.
Замереть… сладкой секундной дремотой окутывает голову. Здесь так тихо и спокойно и шумный город отодвигается в небытие. И дверь подъезда становится толстой бронированной дверью «Волчьего логова». И ничто, никто не может проникнуть сюда, чувство ложной защищенности баюкает: А еще бы пивка, и сидел бы я здесь, на корточках долго-долго…
«Бум!» - Хлопает дверь на одном из этажей, слышатся чьи-то торопливые шаги и я толкаю дверь подъезда мгновенно стряхивая странное наваждение.

 

Так хочется приключений!
Часто мы говорим так не задумываясь.

А хотим ли мы этого на самом деле?

Ведь такие мысли это удел людей задавленных рутиной, обыденностью – бытом! Им кажется что это так плохо, когда всегда одно и то же. Вот бы приключений…

И фантазия дарит сказку, населенную прекрасными женщинами, благородными пиратами, тропическими джунглями и… злодеями. А как вы хотели?! - без злодеев это не приключения будут никакие!
И вот тут пора трезветь.

Встретиться с жестокими, коварными и очень сильными врагами готов ли кто-нибудь в этом городе? Ну, если честно, готов ли хоть один?
А покажите мне его, если он такой есть! Я хочу на него взглянуть!
А с прекрасной женщиной встретиться готов ли каждый?
Да бросьте! Речь ведь идет об истинно прекрасной женщине: красоты неписанной и воспитания изысканного!
Нет, не о наших славненьких селянках, которыми населены города и веси необъятной Родины. Речь идет о Даме! Да – с большой буквы!
Думаю, что встретившись с такой, мало у кого духу хватит разговор-то поддерживать достойно. А уж прикоснуться …
Один мой знакомый как-то встретил женщину своей мечты. И, когда дело-таки дошло до апофеоза, испытал приступ внезапной импотенции! Так вот – разволновался человек…

Хотя, пожалуй, я не прав, и город наш населен сильными, мужественными и красивыми людьми, всегда готовыми к схватке с чудовищами и к любви королевы!

 

 

Это черта большого города. В нем мне всегда хочется спрятаться. Защититься чем-то..

Как в шубу – большую и мягкую. И обязательно, чтоб с голыми ногами.

Холодно так, что деревья трещат в лесу. Дым столбом. И, кажется, что пар изо рта тут же кристаллизуется. Одним словом – стужа!

И повсюду ледяной бетон и камни. Чудом немыслимым среди этого царства холодной смерти серыми штрихами стволы чахлых деревьев. Стылые, покрытые наледью машины.

Всегда. Даже летом…


Мороз не обжигает и не бодрит, но может убить. Очень быстро! Голые ноги для него - что кость для голодного пса. Поэтому я, не мешкая, прыгаю в деревянные сани, скудно устланные соломкой, и ныряю в шубу.

Зарываюсь в мягкий, вначале очень прохладный рай. Укрываюсь с головой и очень скоро, через минуту, тепло исцеляет, а тяжелый мех навсегда отодвигает хаос звуков и смертоносность постылых улиц.

Мягкий и гладкий ворс нежно ласкает кожу. Я покруче запахиваюсь в жизнь и замираю в блаженстве; «Что еще вам всем надо?!»


Они тут, за тонкой и слабой тканью шубы: убийца холод, пустые глаза, стылые больные человекоподобные фигуры, мертвый бетон города.
Я ненавижу их…

 

Рейтинг: 0 176 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!