ТЕЗКИ

article201425.jpg

ТЕЗКИ

 

 

 

Нет предела фантазии у деревенских жителей. Видимо от однообразия сельской жизни очень часто они придумывают что-нибудь экзотическое, заумное, необычное....

Активно участвуя в лекторской деятельности, мне частенько приходилось проводить беседы на международные темы с доярками, со скотниками, свинарками идругими представителями животноводческих профессий. Приезжая на фермы для лекций, я поражался вычурностью кличек, которыми награждали бедных животных. Обычных буренок называли не только "Мартами”, "Вишнями” и "Красотками”, но и "Чесоткой”, и "Пятилеткой”, и "Революцией”. Была даже корова по кличке "Соцсоревнование”! Но больше всего меня поразила кличка быка-производителя - "Хаммершельд”! Так звали в пятидесятые годы Генерального секретаря Организации Объединенных наций, погибшего в неспокойной Африке после того, как самолет, в котором он летел, был сбит какими-то повстанцами.

Я не знаю, какими качествами характера обладал Генеральный секретарь, но что касается быка-производителя, так это был свирепейший и упрямейшим бык-красавец, красно-степной породы, которого боялись все скотники. Он прославился не только на любовном фронте, но и тем, что покалечил двух мужиков: сначала главного зоотехника совхоза, а потом и одного владельца красного мотоцикла. Зоотехник был самонадеянным мужчиной большущего роста. Он только что недавно закончил сельхозинститут, никого не слушал, на все имел свое собственное мнение. Несмотря на предупреждения скотников, он смело зашел в стойло к быку, стал или что-то измерять, или делать укол, но чуть не поплатился жизнью. Бык неожиданно рассвирепел, бросился на зоотехника, прижал его к стенке и сломал несколько ребер. После этого случая зоотехник бросил свою профессию, устроился работать в стройчасть на пилораму, а потом стал работать электриком.

 

Второй же случай был еще похлеще. Когда выгнали стадо в поле, "Хаммершельд” неожиданно увидел возле силосной ямы что-то ярко-красное. Это был мотоцикл, на котором местный житель приехал набирать из ямы силос. И хотя бык в Испании не бывал, матадоров и тореадоров не встречал, он сразу и однозначно среагировал на нетерпимый красный цвет: бросился к мотоциклу, поддел его рогами и затолкал в силосную яму. Ничего не подозревающий хозяин мотоцикла набивал в это время мешок кормом, как вдруг на него неожиданно свалился его же собственный мотоцикл! Дело могло закончиться смертельным исходом. Но все же пронесло, мотоцикл сломал мужчине ногу и руку, а другие жизненно важные органы не пострадали.

После этих двух случаев "Хаммершельду” сделали в ноздрях дыру, продели туда огромное кольцо и стали выводить на прогулку только с длинным шестом, который прикрепляли к кольцу. А потом вообще отправили его на мясокомбинат, так как ни один скотник не хотел иметь дело с этим свирепым животным.

 

А вот его тезка, наш председатель сельсовета Василий Дадашев, получил это необычное прозвище вовсе не за рост и могучую стать (наоборот, был он щуплым мужчиной, невысокого роста), а за свое необыкновенное упрямство. Не зря же говорится: "Упрям, как бык!” Если уж он что-то надумал, никто, кроме жены, не был способен его переубедить! За это вот упрямство и прозвали его сельчане "Хаммершельдом”.

Как и многие односельчане, Василий увлекался охотой. Охотник из него, правда, был никуда негодный: шумливый, плохо стреляющий. Но мы его брали на охоту по одной причине. В то время он был заведующим гаражом и мог распоряжаться совхозным транспортом. А так как в ту пору личного транспорта ни у кого практически не было, а для выезда на охоту частенько нужна была машина, вот и приходилось нам терпеть, брать с собой этого взбалмошного горе-охотника.

 

Как-то ночью по первой пороше поехали мы на ГАЗ-69 на зайцев.  Было нас в машине 5 человек, Хаммершельд сидел за рулем, я располагался рядом с ним, а сбоку машины была смонтирована фара-прожектор, которая хорошо и далеко освещала заснеженное поле. Вдруг я увидел на девственно чистом снегу нечто распластанное и длинное. Когда мы свернули с дороги и поехали к этому предмету, я увидел, что это лежит лиса. Об этом я и сказал Василию. "Нет. Это не лиса, а заяц!”- категорически заявил он. "Да лиса это!” - настаивал я и другие охотники. "Нет, заяц! А я говорю, что это заяц!” - уперся в своем мнении Хаммершельд. Когда мы подъехали поближе и хорошо осветили предмет, всем стало сразу ясно, что это была лиса, давно кем-то убитая или сдохшая и уже тронутая молью. Когда мы очередной раз указали Василию на его неправоту, он сказал прямо-таки крылатую фразу: "Все равно, это должен был быть заяц!”

Прославился он на охоте и другим. Когда выстрелы по дичи (по зайцу или по сайгаку) делались коллективно, из нескольких ружей, он сразу же кричал: "Это я его убил, это я!” и быстрее хватал трофей.

 

А с этим необычным для села прозвищем "Хаммершельд” у Василия Дадашева случились забавные коллизии. Однажды в наш совхоз на новое место жительства приехала женщина. Она пошла по поводу прописки в сельсовет, а по дороге спросила у местного жителя как зовут председателя совета. Тот и ляпнул: "Хаммершельд”. Ничего не подозревающая посетительница пришла в совет и спрашивает у секретарши: "А Хаммершельд у себя?” "У себя”, - с удивлением отвечает секретарь. Зайдя в кабинет, женщина обратилась к его хозяину: "Товарищ Хаммершельд, у меня к Вам дело, мне нужно оформить прописку”. У Василия просто глаза на лоб полезли от возмущения. Конечно, он знал, что за глаза его так многие называют, но чтобы вот так, в собственном кабинете, да еще какая-то незнакомая женщина!.. Это было неслыханно! "Выйдите вон из моего кабинета, и чтобы вашей ноги тут больше не было!”- заорал он на посетительницу. А та свое: "Ну, товарищ Хаммершельд, да что такого я сделала? Скажите, в чем я провинилась?”. "Какой я вам Хаммершельд? У меня ведь есть фамилия!”- возмущался глава администрации. "Как, разве Вы не Хаммершельд?”- совсем уже растерялась женщина. Работники сельсовета, а их набралось человек семь, покатывались со смеху, слушая через дверь этот диалог.

 

Надо признать, что Василий хотя и был до чертиков упрямым и взрывным человеком, но так же быстро он мог и отходить, быстро оттаивал и не держал зла. Кроме того, из всех наших фронтовиков-"балтийцев” он был самым награжденным: у него было 3 ордена "Красной Звезды”, 2 ордена "Отечественной войны” и орден Славы 3-й степени. Не знаю, за какие заслуги он их получил (на войне он был шофером и возил сначала командира полка, а потом командира дивизии), но прошел он всю войну без единой царапины и закончил ее с полным иконостасом на груди.

Сейчас Василия уже нет в живых, скончался он практически за рулем своей машины от приступа, когда ездил в Кабарду продавать арбузы с дынями. Но в нашем совхозе до сих пор вспоминают этого многопланового, неординарного человека....

 

© Copyright: Григорий Тихонович Низьев, 2014

Регистрационный номер №0201425

от 16 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0201425 выдан для произведения:

ТЕЗКИ

 

 

 

Нет предела фантазии у деревенских жителей. Видимо от однообразия сельской жизни очень часто они придумывают что-нибудь экзотическое, заумное, необычное....

Активно участвуя в лекторской деятельности, мне частенько приходилось проводить беседы на международные темы с доярками, со скотниками, свинарками идругими представителями животноводческих профессий. Приезжая на фермы для лекций, я поражался вычурностью кличек, которыми награждали бедных животных. Обычных буренок называли не только "Мартами”, "Вишнями” и "Красотками”, но и "Чесоткой”, и "Пятилеткой”, и "Революцией”. Была даже корова по кличке "Соцсоревнование”! Но больше всего меня поразила кличка быка-производителя - "Хаммершельд”! Так звали в пятидесятые годы Генерального секретаря Организации Объединенных наций, погибшего в неспокойной Африке после того, как самолет, в котором он летел, был сбит какими-то повстанцами.

Я не знаю, какими качествами характера обладал Генеральный секретарь, но что касается быка-производителя, так это был свирепейший и упрямейшим бык-красавец, красно-степной породы, которого боялись все скотники. Он прославился не только на любовном фронте, но и тем, что покалечил двух мужиков: сначала главного зоотехника совхоза, а потом и одного владельца красного мотоцикла. Зоотехник был самонадеянным мужчиной большущего роста. Он только что недавно закончил сельхозинститут, никого не слушал, на все имел свое собственное мнение. Несмотря на предупреждения скотников, он смело зашел в стойло к быку, стал или что-то измерять, или делать укол, но чуть не поплатился жизнью. Бык неожиданно рассвирепел, бросился на зоотехника, прижал его к стенке и сломал несколько ребер. После этого случая зоотехник бросил свою профессию, устроился работать в стройчасть на пилораму, а потом стал работать электриком.

Второй же случай был еще похлеще. Когда выгнали стадо в поле, "Хаммершельд” неожиданно увидел возле силосной ямы что-то ярко-красное. Это был мотоцикл, на котором местный житель приехал набирать из ямы силос. И хотя бык в Испании не бывал, матадоров и тореадоров не встречал, он сразу и однозначно среагировал на нетерпимый красный цвет: бросился к мотоциклу, поддел его рогами и затолкал в силосную яму. Ничего не подозревающий хозяин мотоцикла набивал в это время мешок кормом, как вдруг на него неожиданно свалился его же собственный мотоцикл! Дело могло закончиться смертельным исходом. Но все же пронесло, мотоцикл сломал мужчине ногу и руку, а другие жизненно важные органы не пострадали.

После этих двух случаев "Хаммершельду” сделали в ноздрях дыру, продели туда огромное кольцо и стали выводить на прогулку только с длинным шестом, который прикрепляли к кольцу. А потом вообще отправили его на мясокомбинат, так как ни один скотник не хотел иметь дело с этим свирепым животным.

А вот его тезка, наш председатель сельсовета Василий Дадашев, получил это необычное прозвище вовсе не за рост и могучую стать (наоборот, был он щуплым мужчиной, невысокого роста), а за свое необыкновенное упрямство. Не зря же говорится: "Упрям, как бык!” Если уж он что-то надумал, никто, кроме жены, не был способен его переубедить! За это вот упрямство и прозвали его сельчане "Хаммершельдом”.

Как и многие односельчане, Василий увлекался охотой. Охотник из него, правда, был никуда негодный: шумливый, плохо стреляющий. Но мы его брали на охоту по одной причине. В то время он был заведующим гаражом и мог распоряжаться совхозным транспортом. А так как в ту пору личного транспорта ни у кого практически не было, а для выезда на охоту частенько нужна была машина, вот и приходилось нам терпеть, брать с собой этого взбалмошного горе-охотника.

Как-то ночью по первой пороше поехали мы на ГАЗ-69 на зайцев.  Было нас в машине 5 человек, Хаммершельд сидел за рулем, я располагался рядом с ним, а сбоку машины была смонтирована фара-прожектор, которая хорошо и далеко освещала заснеженное поле. Вдруг я увидел на девственно чистом снегу нечто распластанное и длинное. Когда мы свернули с дороги и поехали к этому предмету, я увидел, что это лежит лиса. Об этом я и сказал Василию. "Нет. Это не лиса, а заяц!”- категорически заявил он. "Да лиса это!” - настаивал я и другие охотники. "Нет, заяц! А я говорю, что это заяц!” - уперся в своем мнении Хаммершельд. Когда мы подъехали поближе и хорошо осветили предмет, всем стало сразу ясно, что это была лиса, давно кем-то убитая или сдохшая и уже тронутая молью. Когда мы очередной раз указали Василию на его неправоту, он сказал прямо-таки крылатую фразу: "Все равно, это должен был быть заяц!”

Прославился он на охоте и другим. Когда выстрелы по дичи (по зайцу или по сайгаку) делались коллективно, из нескольких ружей, он сразу же кричал: "Это я его убил, это я!” и быстрее хватал трофей.

А с этим необычным для села прозвищем "Хаммершельд” у Василия Дадашева случились забавные коллизии. Однажды в наш совхоз на новое место жительства приехала женщина. Она пошла по поводу прописки в сельсовет, а по дороге спросила у местного жителя как зовут председателя совета. Тот и ляпнул: "Хаммершельд”. Ничего не подозревающая посетительница пришла в совет и спрашивает у секретарши: "А Хаммершельд у себя?” "У себя”, - с удивлением отвечает секретарь. Зайдя в кабинет, женщина обратилась к его хозяину: "Товарищ Хаммершельд, у меня к Вам дело, мне нужно оформить прописку”. У Василия просто глаза на лоб полезли от возмущения. Конечно, он знал, что за глаза его так многие называют, но чтобы вот так, в собственном кабинете, да еще какая-то незнакомая женщина!.. Это было неслыханно! "Выйдите вон из моего кабинета, и чтобы вашей ноги тут больше не было!”- заорал он на посетительницу. А та свое: "Ну, товарищ Хаммершельд, да что такого я сделала? Скажите, в чем я провинилась?”. "Какой я вам Хаммершельд? У меня ведь есть фамилия!”- возмущался глава администрации. "Как, разве Вы не Хаммершельд?”- совсем уже растерялась женщина. Работники сельсовета, а их набралось человек семь, покатывались со смеху, слушая через дверь этот диалог.

Надо признать, что Василий хотя и был до чертиков упрямым и взрывным человеком, но так же быстро он мог и отходить, быстро оттаивал и не держал зла. Кроме того, из всех наших фронтовиков-"балтийцев” он был самым награжденным: у него было 3 ордена "Красной Звезды”, 2 ордена "Отечественной войны” и орден Славы 3-й степени. Не знаю, за какие заслуги он их получил (на войне он был шофером и возил сначала командира полка, а потом командира дивизии), но прошел он всю войну без единой царапины и закончил ее с полным иконостасом на груди.

Сейчас Василия уже нет в живых, скончался он практически за рулем своей машины от приступа, когда ездил в Кабарду продавать арбузы с дынями. Но в нашем совхозе до сих пор вспоминают этого многопланового, неординарного человека....

 

Рейтинг: +1 190 просмотров
Комментарии (1)
Казарььянц Маргарита # 12 февраля 2015 в 20:22 0
Спасибо за хорошую прозу...