Странный сон

1 июня 2013 - Наталья Бугаре
article139890.jpg

  А знаешь, ты мне сегодня снился... Я спала, как всегда, на диване в гостиной, надо было уже просыпаться, а глаза, словно склеены. И тут я слышу, как открывается входная дверь, басовито щелкая бронированным металлом. И шаги.

 

  Я лежу с закрытыми глазами, мне тревожно,  смотрю на фигуру в черном плаще, которая идет от дверей прямо ко мне. Частью ума понимаю, что не могу видеть, так как глаза у меня закрыты и нет силы на земле, чтобы их разлепить. И диван стоит за небольшим выступом, и я никак не могу видеть коридор, но... Я вижу тебя.

 

    Ты такой широкоплечий, что едва умещаешься в проём коридора. И плащ... Он такой странный, киношный, почти до пола. В таких когда-то в дождь ходили патрульные милиционеры в больших городах. А ты идешь и на тебе блестят капли дождя. Шаги тяжелые, торопливые.

 

     Ты подходишь к моему импровизированному ложу и склоняешься над подлокотником, упираешься руками возле моей головы, и я чувствую, как диван вздрагивает. Но делаю вид, что сплю, а сердце заполошно выбивает чечетку и пытается выскочить через горло. А от тебя пахнет дождем. И табаком, и крепким, чисто мужским одеколоном. Свежестью пахнет, надеждой, и еще чем-то неуловимым и тревожным.

 

    Ты наклоняешься, смотришь на меня, и... о чудо! Я тоже смотрю твоими глазами на маленькую фигурку рыжеволосой женщины, которая спит на диване, смешно шевеля пухлыми губами. С тенями от длинных ресниц на разрумянившейся щеке, с розовой раковиной маленького ушка, просвечивающего на свету. Такую хрупкую, такую маленькую, теплую и родную... Ты целуешь меня. А губы мокрые и холодные, и усы с бородкой, короткой и ухоженной, щекочут. Сердце, так и не докатившись до горла, сжимается ослепительным спазмом нежности и... я опять засыпаю.

 

   Так странно. Странно, когда во сне тебе снится, что ты просыпаешься и засыпаешь снова. А потом опять щелкнула входная дверь и ты все в том же плаще, только уже очень торопливо, почти бежишь ко мне. И опять я слышу тяжелые шаги, твои шаги, шелест плаща в каплях дождя, вздрагивание дивана, когда ты оперся на подлокотник, чтобы дотянуться до моей щеки. И мокрый, холодный поцелуй, и шелковистость прокуренных усов, и... опять проваливаюсь в сон. В этот раз, разочарованно надув губы. Во сне я все еще тянусь к тебе, но ты таешь, как мираж, таешь, а капли дождя все еще стекают с плаща и жалобно звенят, падая на паркет...

 

...Капли звенят, свиваясь змейками ручейков, и струятся по огромным –- в пол, стеклам. Я пытаюсь понять их письмена, мне кажется, что это очень-очень важно – успеть считать письмена судьбы. А аэропорт орет пронзительным голосом о рейсах, которые идут на посадку и поднимаются в небо. Суетится, бежит, опаздывая куда-то, гремит чемоданами на тележках, встречает, расстается, целуется и плачет суматошная толпа. И только я одна, пытаюсь читать то, что пишет дождь по стеклу. И как-то вдруг, спиной, чувствую твой взгляд. Ты идешь, длинными, плавными шагами, то ли танцора, то ли просто влюбленного мужчины, который спешит... Куда? К кому? ...Ко мне? К любви? Джинсовая куртка, потемневшая на плечах от дождя, мокрые усы, широкая улыбка и глаза, того невероятного цвета осеннего неба - серые с синим. И между нами нет никаких барьеров, кроме отвесных, серебристых, мокрых струй. Они подобны занавесу из тяжелого шелка, но прозрачного, рябящего и колыхающегося складками в порывах ветра. И вот занавес поднят, два невидимых никому кроме нас луча скрещиваются, вырывая из хаоса толпы наши фигурки. Твою - высокую, широкоплечую, грациозную и нескладную одновременно, и мою - маленькую, из сплошных выпуклостей и округлостей. И вот твои зябкие ладони нежно и властно обхватывают мое лицо, и губы собирают солоноватые дождинки с уголков моих глаз, идут вдоль влажной черты к крыльям носа, к моим губам и надолго замирают там, даря мне, нам? короткий, но сладкий полет через тревогу, сомнения, вечный дождь в душе, куда-то ввысь, за облака, в мечту... А потом я зарываюсь вся в тебя, вжимаясь в тебя, пытаюсь раствориться, слиться с тобой. И эти объятья столь трепетны, страстны, отчаянны. Я боюсь, боюсь, что ты опять растаешь, как мираж. Что вот сейчас я... проснусь, и тебя не будет. А ты сгребаешь меня в крепкие медвежьи объятья, прижимая мою мокрую, то ли от дождя, то ли от слез, мордаху к своей груди и шепчешь: « Всё. Я теперь тебя никуда не отпущу...» И внезапно прекращается дождь, небо опоясывается ослепительно-яркой радугой. И Москва пролетает под нами, я вижу золотые купола церквей размером с луковки, маслянисто блестящую от дождя мостовую с синими глазами луж, в которых купаются вездесущие, нахальные голуби. Слышу хрустальный звон колоколов, который растворяется в пушистых снежно-белых облаках. Чувствую кольцо твоих горячих, сильных рук и... падаю в небо.

 

...Резко просыпаюсь, словно кто-то безжалостный, вырвал меня из сна, грубо оторвал от тебя и швырнул на землю.…. На старый диванчик с розовой мохнатой подушкой в форме сердца. ...А за окном - весна, звонко чирикают воробьи, что-то не поделив, как обычно. Солнышко пробивает лучами мутную взвесь серых туч, накрапывает беспечный дождь. И только мокрое пятно на щеке, скорее всего от моих слез, почему-то кажется следом поцелуя...

© Copyright: Наталья Бугаре, 2013

Регистрационный номер №0139890

от 1 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0139890 выдан для произведения:

А знаешь, ты мне сегодня снился... Я спала, как всегда, на диване в гостиной, надо было уже просыпаться, а глаза, словно склеены. И тут я слышу, как открывается входная дверь, басовито щелкая бронированным металлом. И шаги.

Я лежу с закрытыми глазами, мне тревожно, я смотрю на фигуру в черном плаще, которая идет от дверей прямо ко мне. Частью ума понимаю, что не могу видеть, так как глаза у меня закрыты и нет силы на земле, чтобы их разлепить. И диван стоит за небольшим выступом, и я никак не могу видеть коридор, но... Я вижу тебя.

Ты такой широкоплечий, что едва умещаешься в проём коридора. И плащ... Он такой странный, киношный, почти до пола. В таких когда-то в дождь ходили патрульные милиционеры в больших городах. А ты идешь и на тебе блестят капли дождя. Шаги тяжелые, торопливые.

Ты подходишь к моему импровизированному ложу и склоняешься над подлокотником, упираешься руками возле моей головы, и я чувствую, как диван вздрагивает. Но делаю вид, что сплю, а сердце заполошно выбивает чечетку и пытается выскочить через горло. А от тебя пахнет дождем. И табаком, и крепким, чисто мужским одеколоном. Свежестью пахнет, надеждой, и еще чем-то неуловимым и тревожным.

Ты наклоняешься, смотришь на меня, и... о чудо! Я тоже смотрю твоими глазами на маленькую фигурку рыжеволосой женщины, которая спит на диване, смешно шевеля пухлыми губами. С тенями от длинных ресниц на разрумянившейся щеке, с розовой раковиной маленького ушка, просвечивающего на свету. Такую хрупкую, такую маленькую, теплую и родную... Ты целуешь меня. А губы мокрые и холодные, и усы с бородкой, короткой и ухоженной, щекочут. Сердце, так и не докатившись до горла, сжимается ослепительным спазмом нежности и... я опять засыпаю.

Так странно. Странно, когда во сне тебе снится, что ты просыпаешься и засыпаешь снова. А потом опять щелкнула входная дверь и ты все в том же плаще, только уже очень торопливо, почти бежишь ко мне. И опять я слышу тяжелые шаги, твои шаги, шелест плаща в каплях дождя, вздрагивание дивана, когда ты оперся на подлокотник, чтобы дотянуться до моей щеки. И мокрый, холодный поцелуй, и шелковистость прокуренных усов, и... опять проваливаюсь в сон. В этот раз, разочарованно надув губы. Во сне я все еще тянусь к тебе, но ты таешь, как мираж, таешь, а капли дождя все еще стекают с плаща и жалобно звенят, падая на паркет...

...Капли звенят, свиваясь змейками ручейков, и струятся по огромным –- в пол, стеклам. Я пытаюсь понять их письмена, мне кажется, что это очень-очень важно – успеть считать письмена судьбы. А аэропорт орет пронзительным голосом о рейсах, которые идут на посадку и поднимаются в небо. Суетится, бежит, опаздывая куда-то, гремит чемоданами на тележках, встречает, расстается, целуется и плачет суматошная толпа. И только я одна, пытаюсь читать то, что пишет дождь по стеклу. И как-то вдруг, спиной, чувствую твой взгляд. Ты идешь, длинными, плавными шагами, то ли танцора, то ли просто влюбленного мужчины, который спешит... Куда? К кому? ...Ко мне? К любви? Джинсовая куртка, потемневшая на плечах от дождя, мокрые усы, широкая улыбка и глаза, того невероятного цвета осеннего неба - серые с синим. И между нами нет никаких барьеров, кроме отвесных, серебристых, мокрых струй. Они подобны занавесу из тяжелого шелка, но прозрачного, рябящего и колыхающегося складками в порывах ветра. И вот занавес поднят, два невидимых никому кроме нас луча скрещиваются, вырывая из хаоса толпы наши фигурки. Твою - высокую, широкоплечую, грациозную и нескладную одновременно, и мою - маленькую, из сплошных выпуклостей и округлостей. И вот твои зябкие ладони нежно и властно обхватывают мое лицо, и губы собирают солоноватые дождинки с уголков моих глаз, идут вдоль влажной черты к крыльям носа, к моим губам и надолго замирают там, даря мне, нам? короткий, но сладкий полет через тревогу, сомнения, вечный дождь в душе, куда-то ввысь, за облака, в мечту... А потом я зарываюсь вся в тебя, вжимаясь в тебя, пытаюсь раствориться, слиться с тобой. И эти объятья столь трепетны, страстны, отчаянны. Я боюсь, боюсь, что ты опять растаешь, как мираж. Что вот сейчас я... проснусь, и тебя не будет. А ты сгребаешь меня в крепкие медвежьи объятья, прижимая мою мокрую, то ли от дождя, то ли от слез, мордаху к своей груди и шепчешь: « Всё. Я теперь тебя никуда не отпущу...» И внезапно прекращается дождь, небо опоясывается ослепительно-яркой радугой. И Москва пролетает под нами, я вижу золотые купола церквей размером с луковки, маслянисто блестящую от дождя мостовую с синими глазами луж, в которых купаются вездесущие, нахальные голуби. Слышу хрустальный звон колоколов, который растворяется в пушистых снежно-белых облаках. Чувствую кольцо твоих горячих, сильных рук и... падаю в небо.

...Резко просыпаюсь, словно кто-то безжалостный, вырвал меня из сна, грубо оторвал от тебя и швырнул на землю.…. На старый диванчик с розовой мохнатой подушкой в форме сердца. ...А за окном - весна, звонко чирикают воробьи, что-то не поделив, как обычно. Солнышко пробивает лучами мутную взвесь серых туч, накрапывает беспечный дождь. И только мокрое пятно на щеке, скорее всего от моих слез, почему-то кажется следом поцелуя...

Рейтинг: +11 432 просмотра
Комментарии (18)
Анна Магасумова # 1 июня 2013 в 16:45 +2
Так нежно и красиво. best И мне порой снятся сны о первой любви.
Наталья Бугаре # 1 июня 2013 в 16:47 +2
Спасибо, Аннушка, сны они такие..странные и нежные. Жаль, редко вещими бывают... rose
Игорь Кичапов # 2 июня 2013 в 06:11 +2
Красивый сон. И даже дождевик не помеха..))))+
Наталья Бугаре # 2 июня 2013 в 08:47 +2
Думаешь?)))) ну, ты бы его успел снять..чет не сомневаюсь))))))
Игорь Кичапов # 3 июня 2013 в 01:35 +2
Йа????!!! Снять дождевик с мужчины из твоего сна???
Однако...))))))))))))))
Нина Лащ # 3 июня 2013 в 16:30 +1
Читала уже этот рассказ, Наталья, и мне он очень понравился. Сон передан эмоционально, реалистично и красиво. /Я проголосовала за него в конкурсе, естественно, не зная, кто автор - шепотом говорю./
Наталья Бугаре # 3 июня 2013 в 16:38 +1
Ниночка, очень рада Вашему вниманию. Сама вчера пошла знакомиться с Вашей прозой и ушла очарованной. Правду Вам Игорь говорит- пиши исчо) Хорошая у Вас проза, добрая, светлая, тёплая... 38
Нина Лащ # 3 июня 2013 в 16:43 +1
Спасибо, Наташа! Приятно слышать. Но я больше люблю читать, чем писать. В свое время без отпусков работала корреспондентом, отбили охоту писать надолго)))))).
Наталья Бугаре # 3 июня 2013 в 16:49 +1
2 года назад я познакомилась с корректором, она тоже писала тогда мало, предпочитала больше читать. За эти годы нашей дружбы, не побоюсь этого слова, потому, что так и есть, хотя встретимся мы впервые только завтра, в общем за эти два года она стала издаваемым автором. И я горжусь, что в какой-то мере вдохновляла её, и моё ободрение так хорошо подействовало. Так, что заходите смело. Может и Вас вдохновлю, говорят, я теплая.
Нина Лащ # 3 июня 2013 в 16:57 +1
Благодарю от души! Не сомневаюсь, что вы душевный человек, это видно даже по вашим произведениям. С удовольствием буду заходить в гости!
Валентина Попова # 7 июня 2013 в 13:43 +1
Интересный рассказ с подробным описанием сна, а главные четко выражены эмоции женщины.Сон может означать примирение с близким человеком, который ради Вас многое в себе изменил и теперь просит принять его. А плащ означает:
состояние ожидания опять же встречи с близким человеком, открытости с Вашей стороны.
Наталья Бугаре # 9 июня 2013 в 18:59 +1
Спасибо, Валентина. Надеюсь, он просто вещий... rose
Алексей Матвеев # 9 июня 2013 в 19:16 +1
Сценарист моих снов
одолел, тупо гонит халтуру,
режиссёр моих снов
с ним похоже давно заодно.
Я хочу наяву
пообщаться
с министром культуры,
нужно что то менять,
нужно срочно менять
ВСЁ, на фабрике снов)))))).
Наталья Бугаре # 10 июня 2013 в 13:08 +1
Все сценарии снов об одном - о неистовой встрече...
Как же жажда любви возопила во мне по весне...
Позови меня в жизнь! Позови в НАШ сиреневый вечер.
Подари мне себя, и расплавь все, что было в огне...
Спасибо за экс, Алексей. Всегда Вам рада. 38
Наталья Бойкова # 14 июня 2013 в 14:01 +1
Сны уносят нас туда, куда мы сами боимся пойти. И это замечательно, так вот проснешься и сидишь, думаешь, было или не было...
Наталья Бугаре # 15 июня 2013 в 10:31 0
Спасибо, Наталь... У меня сейчас главный вопрос- будет или нет?) 38
Алексей Матвеев # 26 июля 2013 в 10:21 +1
Я во сне написал восхитительный блюз,
нотной грамоты вовсе не зная.
А проснуться боюсь, растеряв лунный драйв,
безнадёжно слова позабыв.
В небо лестницей стали на грифе лады,
и по ним, очень просто до рая
я дошёл бы, но пусть не кончается блюз,
рай - всего лишь красивая быль.
Наталья Бугаре # 26 июля 2013 в 13:00 0
Я же истовой верой свой рай сотворю,
где гитара смеется и стонет...
Потому что его одного я люблю,
и надежду держу на ладони... smileded