ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Счастливчик

Счастливчик

15 апреля 2012 - Денис Маркелов
article42245.jpg
 
Поминали бухгалтера. Он умер совсем внезапно, просто перестал вертеть ручку арифмометра и ударился головой о заляпанный кляксами стол. Смерть признали мгновенной и бесповоротной.
            Поминки проходили на квартире вдовы – точнее в её небольшой комнате, где она ютилась со своим сыном, который был не по годам серьёзен и готовился пойти за аттестатом в свою школу.
            «Ну, Пётр. Не повезло твоему бате. Помер. Я и не думал, что он такой хлипкий. Бывалоча, зайдём с ним в пивную…
            Антон молчал. Он предпочитал молчать и просто смотреть на эту скромную трапезу. Отец покоился в свежей могиле, а он проклинал тот день, когда появился на свет.
            Становиться сиротой не входило в его планы. Теперь об институте можно было забыть, предстояло идти на завод и вкалывать.
            - Ничего, Тоша, всё образуется. Вот аттестат получишь. С годок поработаешь, а там армия. Ты Тоша не сумневайся, мы тебе, чем можем поможем. В беде не оставим. Батя твой человеком был. А не охвостьем псовым.
Оратор захмелел и потому говорил, как заезженная пластинка.
            Антон поднялся.
- Я пойду. Аттестат получу и назад.
- Да перенервничал, - сказала вдова, не зная кого, имеет в виду, – покойного мужа или такого, независимого на первый взгляд, сына. - Перенервничал. А мы ведь с ними в Петергоф собирались на фонтаны глядеть. Вот «Правду» в прошлое воскресение читал, вот и перенервничал.
- Не чего было нервничать. С немцами у нас пакт. Пакт – это документ. За его нарушение знаешь, как в Лиге наций взгреют!
- Да больно уж они её боятся. Плевали они на неё. Вот я и боюсь, тихо слишком, как перед грозой. Миля мой, всё бывало, говаривал: «Тишина к большой беде бывает!»
- Да, распустила язык. Распустила. А ещё ленинградка. Эх, темнота российская. Ты до семнадцатого кем была-то?
- В горничных состояла. А потом, как Эмилия-то встретила, так и замуж за него пошла. Без попа, правда – он не нашей веры был, иноземной. Иудей, что ли…
Не зная, что ещё сказать утешительного гости начали расходиться.
«Эх, не повезло Эмилию. Неудачник он. В такое лето и дуба дать. А мы ведь могли с ним и на рыбалку съездить и на курорт. Он же всему тресту известен был. Такой человек. Нет, не повезло.
Он шёл сокрушался и ещё не понимал, какой же счастливчик его друг.

© Copyright: Денис Маркелов, 2012

Регистрационный номер №0042245

от 15 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0042245 выдан для произведения:
 
Поминали бухгалтера. Он умер совсем внезапно, просто перестал вертеть ручку арифмометра и ударился головой о заляпанный кляксами стол. Смерть признали мгновенной и бесповоротной.
            Поминки проходили на квартире вдовы – точнее в её небольшой комнате, где она ютилась со своим сыном, который был не по годам серьёзен и готовился пойти за аттестатом в свою школу.
            «Ну, Пётр. Не повезло твоему бате. Помер. Я и не думал, что он такой хлипкий. Бывалоча, зайдём с ним в пивную…
            Антон молчал. Он предпочитал молчать и просто смотреть на эту скромную трапезу. Отец покоился в свежей могиле, а он проклинал тот день, когда появился на свет.
            Становиться сиротой не входило в его планы. Теперь об институте можно было забыть, предстояло идти на завод и вкалывать.
            - Ничего, Тоша, всё образуется. Вот аттестат получишь. С годок поработаешь, а там армия. Ты Тоша не сумневайся, мы тебе, чем можем поможем. В беде не оставим. Батя твой человеком был. А не охвостьем псовым.
Оратор захмелел и потому говорил, как заезженная пластинка.
            Антон поднялся.
- Я пойду. Аттестат получу и назад.
- Да перенервничал, - сказала вдова, не зная кого, имеет в виду, – покойного мужа или такого, независимого на первый взгляд, сына. - Перенервничал. А мы ведь с ними в Петергоф собирались на фонтаны глядеть. Вот «Правду» в прошлое воскресение читал, вот и перенервничал.
- Не чего было нервничать. С немцами у нас пакт. Пакт – это документ. За его нарушение знаешь, как в Лиге наций взгреют!
- Да больно уж они её боятся. Плевали они на неё. Вот я и боюсь, тихо слишком, как перед грозой. Миля мой, всё бывало, говаривал: «Тишина к большой беде бывает!»
- Да, распустила язык. Распустила. А ещё ленинградка. Эх, темнота российская. Ты до семнадцатого кем была-то?
- В горничных состояла. А потом, как Эмилия-то встретила, так и замуж за него пошла. Без попа, правда – он не нашей веры был, иноземной. Иудей, что ли…
Не зная, что ещё сказать утешительного гости начали расходиться.
«Эх, не повезло Эмилию. Неудачник он. В такое лето и дуба дать. А мы ведь могли с ним и на рыбалку съездить и на курорт. Он же всему тресту известен был. Такой человек. Нет, не повезло.
Он шёл сокрушался и ещё не понимал, какой же счастливчик его друг.
Рейтинг: +7 296 просмотров
Комментарии (7)
Владлена Денисова # 15 апреля 2012 в 07:55 +2
Да, умер накануне войны...

buket3
Игорь Кичапов # 15 апреля 2012 в 09:01 +2
Сомнительное конечно счастье.Но рассказ хорош.
Удачи Денис.
Денис Маркелов # 15 апреля 2012 в 11:06 +1
Кому как. По крайней мере, он избежал ужасов блокады
Татьяна Белая # 15 апреля 2012 в 09:41 +2
korzina
Денис Маркелов # 15 апреля 2012 в 10:10 +1
5min
Ольга Баранова # 10 июня 2012 в 16:27 0
Замечательная миниатюра,не придраться! Очень понравилась! v
Цви Абрамов # 6 августа 2012 в 14:45 0
"И ПОЗАВИДУЮТ ЖИВЫЕ МЁРТВЫМ" (Исайя)

В слове "ничего" - опечатка.
Популярная проза за месяц
90
80
75
70
64
59
58
57
57
56
54
54
52
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
45
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
34
34
30