ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Противоречие

Противоречие

13 января 2020 - Вадим Ионов
article465394.jpg
Генриетта Карловна – потомственная домохозяйка при капитальце, погрязла в противоречиях. Ей не нравились, как сами противоречия, так и слово – «погрязла», при воспоминании о котором у неё начинало чесаться в труднодостижимых местах и появлялось навязчивое желание поселиться в бане. Сами же противоречия Генриетты Карловны были связаны с её возрастом.
Она его не любила.
 
Не любила так, как не любят всякого, кто на цыпочках подкрадывается сзади и, в конце концов, шепчет на ухо, - Ру-ки вверх! Всякого, кого до поры до времени не замечаешь и думаешь, что его и нет вовсе. А он раз – и есть! И был всегда… шёл тихонечко по следам, да посасывал себе леденец на палочке –  и сладенько ему, и забавно. А как только он прошептал это своё, - Ру-ки вверх! – тут уж охай не охай, а слазь с коняшки-качалки, бодрись и взбрыкивай, потому как теперь ты коняшка, а этот с леденцом на тебе и поедет.
 
Генриетта же Карловна быть коняшкой не желала, вернее, желала она быть не только коняшкой –  в этом-то и заключалось её главное противоречие. Ну, конечно, она понимала, что в ней, в женщине, которой по паспорту уже – ой-ё-ёй, - некий процент «лошадиности» неизбежно присутствует, потому как это только у Джульетты да у Дюймовочки незапятнанные организмы, а она за свой век столько овса-мюслей и всяко разного фуража для стройности поела, что – мама не горюй! Но при всём том и дамский процент был в ней достаточно велик, чему свидетельствовали пузырьки с духами, безупречный маникюр и желание помлеть в театральном кресле.
 
Однако противоречие требовало своего разрешения. И Генриетта Карловна засучила рукава, собралась с мыслями и занялась поиском единственно правильного решения. О чём первым делом должна подумать любая потомственная домохозяйка при капитальце в такой ситуации? Конечно же, о рядом пребывающем мужчинке-гусарике. Вот Генриетта Карловна и подумала, но тут же и отмела эту мысль, сочтя её пошлой. Да и где сейчас сыщешь такого гусарика? Вокруг сплошные коммерсанты, а значит прохиндеи. А где это видано, чтобы прохиндей помогал даме её противоречия истреблять?
 
Так же ею была исключена мысль о грубом насилии над собой, выраженном в принудительных истязаниях в каких бы то ни было фитнес центрах. А прошептав, - Нет…..  фашизм нам не нужен, - Генриетта Карловна вздохнула и стала искать дальше. И, в конце концов, нашла – хвала средней школе и «Истории древнего мира»! Именно оттуда она узнала великий принцип любого победителя. Узнала и как, оказалось, помнила его и по сей день. «Разделяй и властвуй!» Вот Генриетта Карловна и разделила. А разделив, постановила, что властвовать она будет с полудня до полуночи, а уж после полуночи  –  чёрт с ним, с возрастом  –  пусть глумится, если сможет. Но в часы бодрствования – накося выкуси! А как решила, так и сделала. Сейчас Генриетта Карловна живёт без противоречий, и в баню переселяться не планирует. Прогуливается себе по улицам и улочкам  при шляпке с букетиком васильков и…. улыбается.
 
Правда, её соседи иногда по ночам слышат через стенку таинственные вздохи потомственной домохозяйки очень похожие на лошадиное «иго-го», но это ведь беда небольшая. А если подумать – то и не беда вовсе…
 

© Copyright: Вадим Ионов, 2020

Регистрационный номер №0465394

от 13 января 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0465394 выдан для произведения: Генриетта Карловна – потомственная домохозяйка при капитальце, погрязла в противоречиях. Ей не нравились, как сами противоречия, так и слово – «погрязла», при воспоминании о котором у неё начинало чесаться в труднодостижимых местах и появлялось навязчивое желание поселиться в бане. Сами же противоречия Генриетты Карловны были связаны с её возрастом.
Она его не любила.
 
Не любила так, как не любят всякого, кто на цыпочках подкрадывается сзади и, в конце концов, шепчет на ухо, - Ру-ки вверх! Всякого, кого до поры до времени не замечаешь и думаешь, что его и нет вовсе. А он раз – и есть! И был всегда… шёл тихонечко по следам, да посасывал себе леденец на палочке –  и сладенько ему, и забавно. А как только он прошептал это своё, - Ру-ки вверх! – тут уж охай не охай, а слазь с коняшки-качалки, бодрись и взбрыкивай, потому как теперь ты коняшка, а этот с леденцом на тебе и поедет.
 
Генриетта же Карловна быть коняшкой не желала, вернее, желала она быть не только коняшкой –  в этом-то и заключалось её главное противоречие. Ну, конечно, она понимала, что в ней, в женщине, которой по паспорту уже – ой-ё-ёй, - некий процент «лошадиности» неизбежно присутствует, потому как это только у Джульетты да у Дюймовочки незапятнанные организмы, а она за свой век столько овса-мюслей и всяко разного фуража для стройности поела, что – мама не горюй! Но при всём том и дамский процент был в ней достаточно велик, чему свидетельствовали пузырьки с духами, безупречный маникюр и желание помлеть в театральном кресле.
 
Однако противоречие требовало своего разрешения. И Генриетта Карловна засучила рукава, собралась с мыслями и занялась поиском единственно правильного решения. О чём первым делом должна подумать любая потомственная домохозяйка при капитальце в такой ситуации? Конечно же, о рядом пребывающем мужчинке-гусарике. Вот Генриетта Карловна и подумала, но тут же и отмела эту мысль, сочтя её пошлой. Да и где сейчас сыщешь такого гусарика? Вокруг сплошные коммерсанты, а значит прохиндеи. А где это видано, чтобы прохиндей помогал даме её противоречия истреблять?
 
Так же ею была исключена мысль о грубом насилии над собой, выраженном в принудительных истязаниях в каких бы то ни было фитнес центрах. А прошептав, - Нет…..  фашизм нам не нужен, - Генриетта Карловна вздохнула и стала искать дальше. И, в конце концов, нашла – хвала средней школе и «Истории древнего мира»! Именно оттуда она узнала великий принцип любого победителя. Узнала и как, оказалось, помнила его и по сей день. «Разделяй и властвуй!» Вот Генриетта Карловна и разделила. А разделив, постановила, что властвовать она будет с полудня до полуночи, а уж после полуночи  –  чёрт с ним, с возрастом  –  пусть глумится, если сможет. Но в часы бодрствования – накося выкуси! А как решила, так и сделала. Сейчас Генриетта Карловна живёт без противоречий, и в баню переселяться не планирует. Прогуливается себе по улицам и улочкам  при шляпке с букетиком васильков и…. улыбается.
 
Правда, её соседи иногда по ночам слышат через стенку таинственные вздохи потомственной домохозяйки очень похожие на лошадиное «иго-го», но это ведь беда небольшая. А если подумать – то и не беда вовсе…
 
 
Рейтинг: +2 36 просмотров
Комментарии (4)
Влад Устимов # 13 января 2020 в 21:18 0
Понравился рассказ про дамский процент.
Новых творческих успехов в новом году!
Вадим Ионов # 13 января 2020 в 21:44 +1
А и славно!
Спасибо, Влад!
Наталья Лузанова # 14 января 2020 в 14:48 0
Ох уж эта наша противоречивость!..Из неё мы-то и скроены. Замечательный сюжет. А уж слог-то как хорош! super
Вадим Ионов # 14 января 2020 в 14:54 +1
Вот и здоровско))
Спасибо, Наталья!