Правда - матка

27 июня 2012 - Игорь Коркин

      Поздний вечер. Вагон метро. Уставшие люди спешат домой. На одной из станций заходит молодая женщина в тёмных очках и занимает свободное место. Пассажиры косятся на «свежего» попутчика: скрученные в трубочку разноцветные локоны волос наполовину закрывают пирсингованное бледное личико с курносым, как у ёжика, носом, короткое вечернее платье с откровенным декольте прикрывает усечённая кожанка, а завершает портрет незнакомки ярко-красные лакированные сапоги выше колен. Светоч ночной моды, между тем, надев наушники, быстро и неразборчиво говорит по телефону, а шум движущего состава заглушает женский монолог. Через минуту поезд останавливается, машинист объясняет остановку технической причиной, и шум сменяется на вакуумную тишину, среди которой продолжает работать местное радио в автономном режиме.
- Крысь, ты ни за что не угадаешь, где я сейчас нахожусь.
Монолог становится доступным всему вагону, так что пассажиры без наушников, ради скуки, прислушиваются к громкоговорителю.
- Так вот, Крыся, я еду в метро. Даже и не думала, что оно такое вонючее! Чё? А…мой «ягуарчик» сломался, щас в ремонте. Чё? -Такси? Ну, уж, нет. Как-то вёз меня один усатый таракашка, а в пути стал требовать от меня невозможного…Чё? Прикинь, этот болван решил, что я простая проститутка.
После слова «проститутка» публика окончательно проснулась, навострив уши на новую волну.
- Вечер прошёл в обычном режиме, без происшествий. Чё? На всю ночь? Да ладно, откуда у него такое бабло…Крысь, ты даже не представляешь, в какой гоп-компании я нахожусь. Неужели я должна всех их терпеть? Чё? Кто?...Да вот, старый бомж напротив меня. Его маленькие похотливые глазки раздевают меня..Чё? Осуждают? Ещё чего?! Засаленный бежевый плащ, совбесовские стоптанные ботинки, протёртая шляпа бесят меня, я бы с удовольствием сожгла эту рванину в паровозной топке вместе с хозяином.
Пожилой мужчина, догадавшись, о ком речь, снимает плащ и сквозь очки тщательно сканирует его на наличие пятен. Солистка громко смеётся.
- Чё? Да если он даст мне сраную зелёную штуку, ни за что не лягу с ним! Да ему и нечем…через штаны вижу его сморщенный, ни на что негодный стручок.
Мужчина оставляет в покое плащ, встаёт и обследует штаны в районе ширинки.
- Крысь, если б ты видела его шляпу, выпала б в осадок. Такие даже на помойку не выкидывают.
Объект критики снимает шляпу и бережно мнёт её дрожащими пальцами. Молодуха неприлично громко смеётся, а потом, сквозь слёзы, продолжает соло:
- Ой, скорей бы доехать, я здесь задохнусь. Недалеко от меня расселась жировка с тремя поросятами и кучей вонючих сумок.
Женщина-«жировка» меняется в лице, вытаскивает из сумочки зеркальце и смотрится в него.
- О, потеха! Если б ты увидела её сумочку, свалилась замертво. Моя бабушка даже за картошкой с такой не пойдёт. Такой вид, как-будто авоську пережевало стадо коров и выплюнуло к ней в руки.
«Жировка» возвращает зеркальце на место, прячет сумку за спину и виновато озирается на пассажиров.
- Крысь, здесь, в этой клоаке, нет ни одного нормального чела. Я обращусь в суд и хочу получить компенсацию за моральный вред, полученный в этом клоповнике.
Солистка ставит ногу на ногу и зажимает двумя пальцами нос.
- Если б ты видела, во что одеты три поросёнка. Умора! Наверное, на городской свалке нарыли.
Голос из динамика, между тем, объявляет, что отправление поезда задерживается.
- Упасть и не жить! Крыся, стопудово эти лохи и живут здесь, под землёй, а на поверхность не выходят…Прикинь, в угол забился тюфяк с дешёвым ноутом, строит из себя умного, а на самом деле голых тёток рассматривает.
Ноут оказался единственным в вагоне, поэтому пассажиры, максимально приближённые к «объекту», не поленились заглянуть в дисплей.
- Прикинь, какая фишка – я за эту тошниловку ещё и заплатила. Жуть! Я думаю, что на выходе каждый участник этого псих-теста должен получить бабло в качестве компенсации за «удобства».

Мальчик-инвалид, спавший в своём кресле, просыпается и, крутя худенькими ручонками колёса, подъезжает к солистке. Та открывает рот от удивления, а мальчик объясняет на пальцах, что надо снять наушники.
- Тётя-проститутка, помогите на пропитание.
Болтушка хмурит брови и вставляет в ухо один наушник.
- У меня нет с собой наличных.
- Ничего страшного, я принимаю кредитки.
- Крысь, представляешь, меня опять назвали проституткой…Чё? А? Но я же Э-ЛИТ-НАЯ проститутка!


     


 

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0058834

от 27 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0058834 выдан для произведения:

      Поздний вечер. Вагон метро. Уставшие люди спешат домой. На одной из станций заходит молодая женщина в тёмных очках и занимает свободное место. Пассажиры косятся на «свежего» попутчика: скрученные в трубочку разноцветные локоны волос наполовину закрывают пирсингованное бледное личико с курносым, как у ёжика, носом, короткое вечернее платье с откровенным декольте прикрывает усечённая кожанка, а завершает портрет незнакомки ярко-красные лакированные сапоги выше колен. Светоч ночной моды, между тем, надев наушники, быстро и неразборчиво говорит по телефону, а шум движущего состава заглушает женский монолог. Через минуту поезд останавливается, машинист объясняет остановку технической причиной, и шум сменяется на вакуумную тишину, среди которой продолжает работать местное радио в автономном режиме.
- Крысь, ты ни за что не угадаешь, где я сейчас нахожусь.
Монолог становится доступным всему вагону, так что пассажиры без наушников, ради скуки, прислушиваются к громкоговорителю.
- Так вот, Крыся, я еду в метро. Даже и не думала, что оно такое вонючее! Чё? А…мой «ягуарчик» сломался, щас в ремонте. Чё? -Такси? Ну, уж, нет. Как-то вёз меня один усатый таракашка, а в пути стал требовать от меня невозможного…Чё? Прикинь, этот болван решил, что я простая проститутка.
После слова «проститутка» публика окончательно проснулась, навострив уши на новую волну.
- Вечер прошёл в обычном режиме, без происшествий. Чё? На всю ночь? Да ладно, откуда у него такое бабло…Крысь, ты даже не представляешь, в какой гоп-компании я нахожусь. Неужели я должна всех их терпеть? Чё? Кто?...Да вот, старый бомж напротив меня. Его маленькие похотливые глазки раздевают меня..Чё? Осуждают? Ещё чего?! Засаленный бежевый плащ, совбесовские стоптанные ботинки, протёртая шляпа бесят меня, я бы с удовольствием сожгла эту рванину в паровозной топке вместе с хозяином.
Пожилой мужчина, догадавшись, о ком речь, снимает плащ и сквозь очки тщательно сканирует его на наличие пятен. Солистка громко смеётся.
- Чё? Да если он даст мне сраную зелёную штуку, ни за что не лягу с ним! Да ему и нечем…через штаны вижу его сморщенный, ни на что негодный стручок.
Мужчина оставляет в покое плащ, встаёт и обследует штаны в районе ширинки.
- Крысь, если б ты видела его шляпу, выпала б в осадок. Такие даже на помойку не выкидывают.
Объект критики снимает шляпу и бережно мнёт её дрожащими пальцами. Молодуха неприлично громко смеётся, а потом, сквозь слёзы, продолжает соло:
- Ой, скорей бы доехать, я здесь задохнусь. Недалеко от меня расселась жировка с тремя поросятами и кучей вонючих сумок.
Женщина-«жировка» меняется в лице, вытаскивает из сумочки зеркальце и смотрится в него.
- О, потеха! Если б ты увидела её сумочку, свалилась замертво. Моя бабушка даже за картошкой с такой не пойдёт. Такой вид, как-будто авоську пережевало стадо коров и выплюнуло к ней в руки.
«Жировка» возвращает зеркальце на место, прячет сумку за спину и виновато озирается на пассажиров.
- Крысь, здесь, в этой клоаке, нет ни одного нормального чела. Я обращусь в суд и хочу получить компенсацию за моральный вред, полученный в этом клоповнике.
Солистка ставит ногу на ногу и зажимает двумя пальцами нос.
- Если б ты видела, во что одеты три поросёнка. Умора! Наверное, на городской свалке нарыли.
Голос из динамика, между тем, объявляет, что отправление поезда задерживается.
- Упасть и не жить! Крыся, стопудово эти лохи и живут здесь, под землёй, а на поверхность не выходят…Прикинь, в угол забился тюфяк с дешёвым ноутом, строит из себя умного, а на самом деле голых тёток рассматривает.
Ноут оказался единственным в вагоне, поэтому пассажиры, максимально приближённые к «объекту», не поленились заглянуть в дисплей.
- Прикинь, какая фишка – я за эту тошниловку ещё и заплатила. Жуть! Я думаю, что на выходе каждый участник этого псих-теста должен получить бабло в качестве компенсации за «удобства».

Мальчик-инвалид, спавший в своём кресле, просыпается и, крутя худенькими ручонками колёса, подъезжает к солистке. Та открывает рот от удивления, а мальчик объясняет на пальцах, что надо снять наушники.
- Тётя-проститутка, помогите на пропитание.
Болтушка хмурит брови и вставляет в ухо один наушник.
- У меня нет с собой наличных.
- Ничего страшного, я принимаю кредитки.
- Крысь, представляешь, меня опять назвали проституткой…Чё? А? Но я же Э-ЛИТ-НАЯ проститутка!


     


 

Рейтинг: 0 272 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
92
92
91
90
87
84
82
79
78
73
72
72
70
69
66
66
64
64
63
61
58
57
56
54