ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → ПЕЙ ЧАЁК, ВИКУША!

ПЕЙ ЧАЁК, ВИКУША!

Окна в серых панельных домах, как близнецах насупились, того и гляди, заплачут. Автобус остановился, не нашёл лучше места, прямо у лужи, которую не перепрыгнуть, поэтому я в кожаных сапогах по ней, как по асфальту прошлёпала. Бедные мои сапоги! С обеда поднялся ветер, шквалистый. Порывом поднимет жухлую, опавшую листву и  с размаха в лицо. Не знаешь, с какой стороны ждать подвоха, только отвернёшься, а тебе раз! И въехали! Не к добру! Тучи  ползут низко, низко. Кусты  съёжились, стыдятся своей наготы. Ветки цепляются друг за друга. Настроения никакого!

      Да и какое может быть настроение, когда всё наперекосяк. Работы нет. Денег нет. Отопление ещё не дали. Сон приснился страшный, как будто я ночью проснулась, а вдоль стены сбоку от меня ползёт чёрная толстая змея. Подняла голову, посмотрела на меня и поползла дальше. Блестящая. Проснулась в холодном поту. Ужас! И я больше не заснула.

      Первая  белая муха на рукав села. Снег, снег… зима наведалась… надолго ли? Подняла воротник, чтоб не задувало за шиворот. Не люблю зиму. А вот и гнездо, так сказать, родовое в обшарпанном и грязном подъезде. Как часовой, сосед с сигаретой в зубах, постоянно сплёвывая на крыльцо, приветствует меня сквозь зубы. Прокурил весь подъезд. Спасения от него нет, не работает, прикидывается больным, а самого колом не убьёшь.

     Городок наш маленький, ничем не примечательный, в общем, большая деревня, и уклад жизни деревенский. Глаз радует среднеуральский пейзаж: холмы, лес смешанный. Рядом речушка бежит, раньше-то полноводная была, хоть и не широкая, а теперь высыхает, заболачивается. Через год, два и вовсе пропадёт. Только старожилы будут помнить, как рыбачили, как на богатых лугах отдыхали.  Родилась здесь, живу здесь и помру здесь, как говорится в пословице: где родилась, там и сгодилась.

     У входной двери коврик, а под ним ключ, по старой привычке оставляю. Пока проходит. А воровать что? Старый телевизор? Или диван? А кому продашь? Даже продать некому. Вот так и живу. Одна одинёшенька. Чайник поставлю на плиту, вскипячу воду и душу отведу. Чаёвница я ещё та! За чаем и подумаю, как дальше жить.

     Съездила, называется, к подруге, а теперь душа разрывается… Как бедной помочь? А как поможешь, если помощи не хочет. Я сама! Я сама! С самого детства, сколько помню, вредная. Я - сама! Я сама – и наломала дров! Гордая! Замуж вышла, муж  Георгий холёный, одет всегда с иголочки, она около него вьётся и так, и сяк. Жора! Жора! Говорила ей:

   - Покажет он тебе кузькину мать, покажет!

Так и случилось! Тоже мне…Должности, деньги, как сыр в масле каталась. Наверно думала, что я ей завидую. А чему завидовать? Я  же знала,  что он, то с Люськой  шашни водил, то с Зойкой, так  всю жизнь. А теперь, прожив тридцать лет, не просто налево побежал, а вообще сбежал. Сын сел на иглу, а он дал дёру!

      Бедная, бедная Викуша! Благополучие растаяло, как дым. Голые стены. Хоть простыни на кроватях пока есть. Всё вынес из дома сынок.Пенсии хватает на несколько дней. Полы моет в трёх офисах по вечерам, днём контроллёром на автобусе подрабатывает. Одни кости остались. Ни кожи, ни рожи!  А денег не хватает… Вся в долгах. По тысяче в день надо на иглу! Лечила, лечила Ванечку! Платила, платила копеечку. И всё безрезультатно! Ванечку не корит, правда, и не оправдывает. Что случилось, то и случилось. Несёт свой крест и не ропщет…

      Вот напеку пирожков да шанег и везу им. Накормлю и то помощь какая  никакая.  Сядем рядышком, поплачем, покричим, только что волосы на голове не подерём. Что делать? Как жить…?  Я бы пошла, работать, хоть денежкой бы кое - какой помогла, да не берут.

      Ах, Викуша, Викуша! Куда красота твоя делась? Куда  счастье твоё испарилось? Беда чёрным крылом накрыла! Чёрным, чёрным! Но надежда в твоих глазах ещё теплится, а вдруг сынок одумается, пожалеет мать горемычную.

      А меня – то кто пожалеет? Обо мне то и вспомнить некому.  Счастье ждала, ждала да и прождала. Ни мужа, ни ребёночка, даже такого, как Ванечка…

      Снег повалил хлопьями. Самая настоящая зима. И на сердце зима. В шкафу под бельём постельным пятьсот рублей  есть. Варенье соседке надо предложить. Как бы набрать тысячу эту проклятую! Викуше хоть чуть-чуть жизнь облегчить. Одни мы с ней на белом свете… Одни-одинёшеньки… 

      Ох, как за окном ветер воет! Настоящая метель!  Хорошо чаёк горячий с травами, душистый! Викуша тоже чаёк такой любит, я ей заварку в шкафчик сунула на кухне.  Найдёт  и попьёт. Пей чаёк, родная! Выпивай горе до дна…

      Мы ещё с тобой, порадуемся.

      Ты же не одна…Я рядом.

      А снег валит и валит…

 

 

 

© Copyright: Татьяна Уразова, 2012

Регистрационный номер №0052165

от 31 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0052165 выдан для произведения:

Окна в серых панельных домах, как близнецах насупились, того и гляди, заплачут. Автобус остановился, не нашёл лучше места, прямо у лужи, которую не перепрыгнуть, поэтому я в кожаных сапогах по ней, как по асфальту прошлёпала. Бедные мои сапоги! С обеда поднялся ветер, шквалистый. Порывом поднимет жухлую, опавшую листву и  с размаха в лицо. Не знаешь, с какой стороны ждать подвоха, только отвернёшься, а тебе раз! И въехали! Не к добру! Тучи  ползут низко, низко. Кусты  съёжились, стыдятся своей наготы. Ветки цепляются друг за друга. Настроения никакого!

      Да и какое может быть настроение, когда всё наперекосяк. Работы нет. Денег нет. Отопление ещё не дали. Сон приснился страшный, как будто я ночью проснулась, а вдоль стены сбоку от меня ползёт чёрная толстая змея. Подняла голову, посмотрела на меня и поползла дальше. Блестящая. Проснулась в холодном поту. Ужас! И я больше не заснула.

      Первая  белая муха на рукав села. Снег, снег… зима наведалась… надолго ли? Подняла воротник, чтоб не задувало за шиворот. Не люблю зиму. А вот и гнездо, так сказать, родовое в обшарпанном и грязном подъезде. Как часовой, сосед с сигаретой в зубах, постоянно сплёвывая на крыльцо, приветствует меня сквозь зубы. Прокурил весь подъезд. Спасения от него нет, не работает, прикидывается больным, а самого колом не убьёшь.

     Городок наш маленький, ничем не примечательный, в общем, большая деревня, и уклад жизни деревенский. Глаз радует среднеуральский пейзаж: холмы, лес смешанный. Рядом речушка бежит, раньше-то полноводная была, хоть и не широкая, а теперь высыхает, заболачивается. Через год, два и вовсе пропадёт. Только старожилы будут помнить, как рыбачили, как на богатых лугах отдыхали.  Родилась здесь, живу здесь и помру здесь, как говорится в пословице: где родилась, там и сгодилась.

     У входной двери коврик, а под ним ключ, по старой привычке оставляю. Пока проходит. А воровать что? Старый телевизор? Или диван? А кому продашь? Даже продать некому. Вот так и живу. Одна одинёшенька. Чайник поставлю на плиту, вскипячу воду и душу отведу. Чаёвница я ещё та! За чаем и подумаю, как дальше жить.

     Съездила, называется, к подруге, а теперь душа разрывается… Как бедной помочь? А как поможешь, если помощи не хочет. Я сама! Я сама! С самого детства, сколько помню, вредная. Я - сама! Я сама – и наломала дров! Гордая! Замуж вышла, муж  Георгий холёный, одет всегда с иголочки, она около него вьётся и так, и сяк. Жора! Жора! Говорила ей:

   - Покажет он тебе кузькину мать, покажет!

Так и случилось! Тоже мне…Должности, деньги, как сыр в масле каталась. Наверно думала, что я ей завидую. А чему завидовать? Я  же знала,  что он, то с Люськой  шашни водил, то с Зойкой, так  всю жизнь. А теперь, прожив тридцать лет, не просто налево побежал, а вообще сбежал. Сын сел на иглу, а он дал дёру!

      Бедная, бедная Викуша! Благополучие растаяло, как дым. Голые стены. Хоть простыни на кроватях пока есть. Всё вынес из дома сынок.Пенсии хватает на несколько дней. Полы моет в трёх офисах по вечерам, днём контроллёром на автобусе подрабатывает. Одни кости остались. Ни кожи, ни рожи!  А денег не хватает… Вся в долгах. По тысяче в день надо на иглу! Лечила, лечила Ванечку! Платила, платила копеечку. И всё безрезультатно! Ванечку не корит, правда, и не оправдывает. Что случилось, то и случилось. Несёт свой крест и не ропщет…

      Вот напеку пирожков да шанег и везу им. Накормлю и то помощь какая  никакая.  Сядем рядышком, поплачем, покричим, только что волосы на голове не подерём. Что делать? Как жить…?  Я бы пошла, работать, хоть денежкой бы кое - какой помогла, да не берут.

      Ах, Викуша, Викуша! Куда красота твоя делась? Куда  счастье твоё испарилось? Беда чёрным крылом накрыла! Чёрным, чёрным! Но надежда в твоих глазах ещё теплится, а вдруг сынок одумается, пожалеет мать горемычную.

      А меня – то кто пожалеет? Обо мне то и вспомнить некому.  Счастье ждала, ждала да и прождала. Ни мужа, ни ребёночка, даже такого, как Ванечка…

      Снег повалил хлопьями. Самая настоящая зима. И на сердце зима. В шкафу под бельём постельным пятьсот рублей  есть. Варенье соседке надо предложить. Как бы набрать тысячу эту проклятую! Викуше хоть чуть-чуть жизнь облегчить. Одни мы с ней на белом свете… Одни-одинёшеньки… 

      Ох, как за окном ветер воет! Настоящая метель!  Хорошо чаёк горячий с травами, душистый! Викуша тоже чаёк такой любит, я ей заварку в шкафчик сунула на кухне.  Найдёт  и попьёт. Пей чаёк, родная! Выпивай горе до дна…

      Мы ещё с тобой, порадуемся.

      Ты же не одна…Я рядом.

      А снег валит и валит…

 

 

 

Рейтинг: +5 774 просмотра
Комментарии (4)
Олег Бескровный # 31 мая 2012 в 23:48 +1
Сплошная безысходность в каждой строке. Написано то хорошо. Но не ясна позиция автора (врезали по левой, подставь правую?).
Или в российской глубинке действительно есть только один выход - в сторону ухода в иную реальность под названием загробный мир? mmm
Татьяна Уразова # 2 июня 2012 в 01:15 +1
А не в глубинке? В любой семье наркоманов -безысходность... А что можно сделать? У меня у подруги сын наркоман, состоятельную женщину довёл до глубокой нищеты, где она только его не лечила, а результат один - чистое вымогательство денег. Вот это реальность! И kata от неё никуда не деться.
Александр Саакян (Садовник) # 2 июня 2012 в 22:40 0
Нет слов. Утешает лишь то, что горячую воду всё же дадут...
Татьяна Уразова # 3 июня 2012 в 16:08 +1
mmm
Популярная проза за месяц
91
80
75
70
65
64
59
58
57
56
54
54
52
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
45
40
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
34
30