Панихида

12 февраля 2014 - Вадим Ионов
Это очень грустная картина – далёкие ночные огни. 
Вагон покачивается, постукивая на стыках, а ты стоишь в тамбуре и мучительно долго куришь, сложив руки на дверной решётке. 

Там за окном тёмные поля и где-то за ними точки подслеповатых огоньков.
Лишь изредка хлестнёт по глазам свет фонаря бодрствующего полустанка, как прокричит: «Я здесь!» Ослепит,… и вновь из черноты медленно проявляются тусклые созвездия деревень и городков.
Они завораживают и невидимыми нитями удерживают тебя у окна, надеясь на твоё участие к их тоскливому мерцанию.

Не в силах уйти, ты стоишь и про себя повторяешь за бегущими колёсами: «Такие дела,… такие дела,… такие дела,…»
Встречная стрелка вдруг сбивает их с монотонного шёпота, и они, охнув, начинают выстукивать быстрое: «Там-там-там-там…», указывая в ночь и требуя, чтобы ты не отводил взгляда от неподвижных светляков. 
А проскочив переплетение рельсов, колёса вновь успокаиваются, и продолжают бубнить: «Такие дела,… такие дела,… такие дела,…»
*** 
Тамбурная дверь лязгнула, и вошёл Лёха.
Он молча закурил и, положив руку мне на плечо, стал смотреть в чёрное никуда, порванное звёздочками огоньков.

Выкурив сигарету, он затушил её о дно жестяной банки и тихо выдохнул: «Па-ни-хи-да!»
В моей голове сразу же запрыгало: « Панихида, панихида, панихида….» 
И чуть позже, как вой: «По-о-о ко-о-ому-у-у?!» И тут же: «Такие дела,… такие дела,… такие дела,…»

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0189848

от 12 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0189848 выдан для произведения: Это очень грустная картина – далёкие ночные огни. 
Вагон покачивается, постукивая на стыках, а ты стоишь в тамбуре и мучительно долго куришь, сложив руки на дверной решётке. 

Там за окном тёмные поля и где-то за ними точки подслеповатых огоньков.
Лишь изредка хлестнёт по глазам свет фонаря бодрствующего полустанка, как прокричит: «Я здесь!» Ослепит,… и вновь из черноты медленно проявляются тусклые созвездия деревень и городков.
Они завораживают и невидимыми нитями удерживают тебя у окна, надеясь на твоё участие к их тоскливому мерцанию.

Не в силах уйти, ты стоишь и про себя повторяешь за бегущими колёсами: «Такие дела,… такие дела,… такие дела,…»
Встречная стрелка вдруг сбивает их с монотонного шёпота, и они, охнув, начинают выстукивать быстрое: «Там-там-там-там…», указывая в ночь и требуя, чтобы ты не отводил взгляда от неподвижных светляков. 
А проскочив переплетение рельсов, колёса вновь успокаиваются, и продолжают бубнить: «Такие дела,… такие дела,… такие дела,…»
*** 
Тамбурная дверь лязгнула, и вошёл Лёха.
Он молча закурил и, положив руку мне на плечо, стал смотреть в чёрное никуда, порванное звёздочками огоньков.

Выкурив сигарету, он затушил её о дно жестяной банки и тихо выдохнул: «Па-ни-хи-да!»
В моей голове сразу же запрыгало: « Панихида, панихида, панихида….» 
И чуть позже, как вой: «По-о-о ко-о-ому-у-у?!» И тут же: «Такие дела,… такие дела,… такие дела,…»
Рейтинг: +1 111 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!