Обычай

8 октября 2013 - Лидия Копасова
article163336.jpg

     Поздний вечер.

    Только что уснула наша месячная дочка, мы с женой решили прилечь, как за окном раздался плач ребёнка. Сахалинская зима была в самом разгаре – суровая, со злым ветром, завывающим по-звериному, аж мурашки бегали по телу.

     Открывать дверь на улицу не хотелось, там было жутко и холодно. Но какое сердце выдержит детский плач? Мы с женой вышли на улицу и опешили. Посреди снежного поля было расстелено детское одеяльце, а на нём лежал плачущий голенький грудной ребёнок. Он, захлёбываясь, надрывно кричал. Казалось, что тельце посиневшего ребёнка вот-вот превратится в сосульку. Жена подбежала, завернула новорождённого в одеяльце, прижала к груди. Но вдруг рядом с нами раздался спокойный женский голос с японским акцентом, остановив мою жену:

    – Мадам-сан, у нас нельзя так. Положите ребёнка на место.

     Моя жена не могла положить на снег голого живого человечка, руки её не разжимались. Однако, японка, бесцеремонно забрав ребёнка и положив его плачущим на снег, начала долго объяснять нам свои обычаи, которые мы понять не могли.

     Потом нам старожилы объяснили, что у японцев такой обычай: новорождённого кладут голым на мороз на определённое время до посинения. Если выживет, то пусть живёт. А если нет, то – слабым не место в их строю.

     Мы долго не могли уснуть. Хрип детского голосочка едва улавливался сквозь завывание ледяного ветра…

 

***

                        Читает Вячеслав Сергеечев

Читайте и слушайте Вячеслава Сергеечева на

 

parnasse.ru         

    http://parnasse.ru/users/sergeechevvf

© Copyright: Лидия Копасова, 2013

Регистрационный номер №0163336

от 8 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0163336 выдан для произведения:

     Поздний вечер.

    Только что уснула наша месячная дочка, мы с женой решили прилечь, как за окном раздался плач ребёнка. Сахалинская зима была в самом разгаре – суровая, со злым ветром, завывающим по-звериному, аж мурашки бегали по телу.

     Открывать дверь на улицу не хотелось, там было жутко и холодно. Но какое сердце выдержит детский плач? Мы с женой вышли на улицу и опешили. Посреди снежного поля было расстелено детское одеяльце, а на нём лежал плачущий голенький грудной ребёнок. Он, захлёбываясь, надрывно кричал. Казалось, что тельце посиневшего ребёнка вот-вот превратится в сосульку. Жена подбежала, завернула новорождённого в одеяльце, прижала к груди. Но вдруг рядом с нами раздался спокойный женский голос с японским акцентом, остановив мою жену:

    – Мадам-сан, у нас нельзя так. Положите ребёнка на место.

     Моя жена не могла положить на снег голого живого человечка, руки её не разжимались. Однако, японка, бесцеремонно забрав ребёнка и положив его плачущим на снег, начала долго объяснять нам свои обычаи, которые мы понять не могли.

     Потом нам старожилы объяснили, что у японцев такой обычай: новорождённого кладут голым на мороз на определённое время до посинения. Если выживет, то пусть живёт. А если нет, то – слабым не место в их строю.

     Мы долго не могли уснуть. Хрип детского голосочка едва улавливался сквозь завывание ледяного ветра…

 

***

Рейтинг: +3 231 просмотр
Комментарии (3)
Вячеслав Сергеечев # 14 октября 2013 в 16:47 0
Такие обычаи - дикая восточная жуть! Самураи, им традиционных харакири мало. С уважением и благодарностью автору за повествование.
.. # 1 ноября 2013 в 21:57 0
Екатерина Несынова # 3 декабря 2013 в 22:30 0