ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → ОБ ОШИБКАХ ОДЕССКИХ ДЕВОЧЕК

 

ОБ ОШИБКАХ ОДЕССКИХ ДЕВОЧЕК

26 апреля 2013 - юрий елистратов
article133371.jpg

ОБ ОШИБКАХ ОДЕССКИХ ДЕВОЧЕК

(отрывок из повести ОДЕССИТКА СОФОЧКА)

 

В результате дружбы с биндюжниками, очень скоро наши морячки стали курить турецкий табачок, кушать «рахат-лукум», щеголять на пляжах в моднейших плавках.

 

В гражданской части Одесского торгового порта для нашего брата, военного моряка, порядки охраны порта были намного проще. Охрана тщательно обыскивала только портовых биндюжников в поисках краденного при разгрузке товара.

 

Но к этому времени биндюжниками всё уже было переправлено за стенку через известные только им «схроны». Когда их обыскивали, парни весело ржали и дурачились, выворачивая пустые карманы роб.

Нас охрана пропускала в город и обратно без обыска. А когда мы им вскользь сказали, что ищем и обезвреживаем мины на фарватерах Одесского порта, охранники нас зауважали и даже стали отдавать честь.


С биндюжниками мы тоже подружились. В минуты отдыха от разгрузки они рассказывали нам, что в порту от прибывающего морем товара каждый имеет свой «интерес».

 

Они точно знали какой ящик надо посильнее грохнуть краном о пирс. Ящик от такого ловкого удара благополучно разваливался. Рассыпавшиеся сигареты, трикотаж, бутылки со спиртным, другой дефицитный товар быстро с пирса исчезал, а затем официально списывается под процент естественной убыли по статье «усушка и утруска».

Страховые компании, точно знают размер процента допустимого убытка. Если он находился в привычных размерах, то платили страховку. Если процент повышался, начиналось расследование.


Обычно расследование заканчивалось укоризненным вопросом страхового агента биндюжникам “Совесть у вас есть?”. Те клялись и божились, что определённо есть. Потом собственным самосудом изгоняли зарвавшихся жадин, а затем, сомкнув ряды, продолжали подворовывать, но в пределах установленных процентов естественной убыли.


Постепенно у нас накапливалась информация о местных нравах. Город жил и кормился вокруг порта и моряков, возвращающихся из “загранки”.

 

Морячки привозили заморский товар, валюту. Всё это волшебным образом появлялось на местной знаменитой “толкучке”. На ней шла активная торговля. Любой одессит вместе с молоком матери, был прирождённым купцом в обе стороны.
Товаром в Одессе было всё, включая женщин!

Не хочу говорить про женщин лёгкого поведения. Буду говорить о девушках из добропорядочных одесских семей. Верхом успешной женской карьеры для них - муж моряк. И не просто моряк, а тот который ходит на корабле за границу. Поэтому одесский девичник был в поиске таких кандидатов.

Самыми перспективными женихами у них были курсанты местного мореходного училища. Каждый из них пользовался неограниченным доверием местных девчонок, поэтому считал себя баловнем судьбы, вёл себя высокомерно и без стеснения, на первом же свидании лез девчонке под юбку. Та смущённо хихикала и слабо отбивалась.

 

Позволяла производить над собой многие рукопашные действия, но, самое главное - понимаете что! - обещалось парню только, в качестве свадебного подарка жениху. Этот жёсткий закон Одессы аккуратно соблюдался обеими сторонами, и на него нам строго указали.

Эти знания сначала ввергли нас в некое состояние грусти, но потом ничего. Оправились, отряхнулись, огляделись и увидели, что жить можно и с такими порядками.
Ситуация складывалась так.

 

 Мы, мичманы военно-морского флота по форме отличались от этих женских баловней курсантов гражданской мореходки, только погонами на плечах. У нас погоны были, а у них нет!

И вот именно этой досадной мелочи, молоденькие одесситки не замечали задыхаясь от радостного счастья, что удалось познакомиться с перспективным кавалером в морской форме. То ли в глаза им лезли совсем другие моряцкие признаки, то ли их мысли уже прикидывали, какой доход можно будет получать от привозимого мужем из «загранки» товара на толкучке. Не знаю точно!

 

Ах, девочки Одессы! Только жизнь может вас исправить! Жизнь научит видеть погоны на плечах кавалера!

Факт оставался фактом - нас категорически путали с «этими», которые из мореходки! Ребята наши не унывали и всячески пользовались этим выгодным совпадением.


Такие знакомства у всех кончались одинаково. Знакомится наш парень с молоденькой девушкой. Всё хорошо. Девчонку он окутывает травлей про девятый вал, страшных акул, про закаты, и рассветы перед бурей.

 

В результате после первых же прикосновений к девушке, например под ручку, парня немедленно ведут в отчий дом. Девчонка с затуманенными от радости глазами, представляет Ваню, Петю, Серёжу своей мамочке.

Мама, почему-то с обязательным именем тётя Дора, расплывшаяся на обильных харчах, истекающая умилением и добросердечием, начинает плавиться мёдом в словах и нежном подталкивании морячка к столу. По дороге она начинает расхваливать свою «дочу». И такая уж она хозяйка, домашняя, скромная, тихая, готовит замечательно. Невольно задумываешься: «Если всё так, откуда же берутся жёны стервы?!».


Моряка приглашают к роскошному и аппетитному столу. На нём россыпь пампушек, пирожков, грибочков и масса других вкусностей.

Дождавшись, когда паренёк утолит первый голод, начинаются дипломатические расспросы когда, где и как, он сможет уйти «в загранку». Наши парни быстро приспособились к этим обстоятельствам, и, конечно же, привирали для создания большего интереса к себе.


После появления на столе первого, второго блюда и компота, в зависимости от привлекательности молодухи, в дальнейшем происходило либо рассекречивание себя, либо отношения продолжали развиваться дальше извилистой дорогой.
Враньё и туманность в отношениях, долго не продолжались.

 

Рано или позже, на горизонте обязательно появлялась бдительная подружка, которая объясняла «раззяве», что у этого поганца погоны на плечах, а значит ей дуре ненормальной, нечего и мечтать о заграничном товаре и торговле на толкучке.

Происходила неприятная сцена, с одинаковым во многих случаях окончанием. «Ненормальная», с безобразным рёвом и некрасивым лицом от слёз, кидалась на нашего парня с кулачками, обвиняя его в коварном обмане – «Почему ты мне не сказал сразу, что ты бесперспективный вояка?! А мы тебя с мамой поили и кормили! Всё зря! Столько денег потратили!» - горестно говорила молодуха. После этих слов, путаясь в соплях и обливаясь слезами и, она быстро исчезала за горизонтом.

Вот и всё - дёшево, но, правда, сердито. Несмотря на эту, совершенно точно прогнозируемую перспективу, некоторые наши морячки приспособились и уплетали местные пампушки, пирожки и жареных курочек домашнего приготовления за обе щеки.

 

Действовали они наверняка. В случае чего, девицы сами их бросали, только пыль за ними клубилась. А что?! Девочки из Одессы сами виноваты - надо бы им руководствоваться чувствами, а не голым материальным расчётом.

Получив информацию о порядках действующих в городе, можно было приступать к осмотру достопримечательностей Одессы.
Что может позволить себе мичман военно-морского флота, у которого за пазухой под тельняшкой приятно шелестят “боевые” рубли, на голове лихая фуражка с модным козырьком «под Нахимова», “корочки» начищены до блеска, клеши со стрелками о которые можно порезать палец? Шик, блеск, элеган!
Держись за кисточку крепче, женская особь! Под ногами у нас будет лежать «поверженная» Одесса!

 

…………………………………………………………………………………..

 

Софа рассказала мне о своей семье. В семье она единственный ребёнок. Родители её: папа - еврей, а мама – украинка. Сказала, что по Одесским мерилам люди они «бедные».

 

Папа работает на заводе, а мама «совсем чуть-чуть» торгует импортным товаром на «толкучке».
«Бедный» или «босяк» - по Одесским меркам человек, у которого нет в семье моряков.

 

Нет моряков, нет импортного товара. Нет импортного товара - ты бедняк и босяк. Вот как общество было разделено.

Услышав это, я понял, что наши нарождающиеся отношения подошли к краю обрыва:
- Софа, - сказал я, грустно потупив глаза - А ведь я то же «босяк», по-вашему!
- В смысле как? - захлопала глазками Софочка.
- Я не буду привозить импортные «шмотки». Я военный моряк, - обречено проговорил я.

Мне тут же вспомнились рассказы моих товарищей и то, как круто одесские девочки бросают военных моряков – «Не будет товара, нечего меня «лапать»!». И всё конец отношениям!


Выдав эту роковую тайну, я даже чуть отодвинулся, чтобы ей было легче и удобнее вскочить и уйти, но Софа неожиданно звонко расхохоталась:

- Ой, ну умора! Ты за кого меня принимаешь? Вот за этих?! - она царственным жестом указала на раскрасневшихся от объятий девчонок вокруг нас - Я девушка начитанная, а значит грамотная. Как только вы рассказали нам про тралы и мины, я сразу поняла, что это военные моряки.

Потом, успокоившись, Софочка выдала мне своё жизненное кредо.

 

Да! В Одессе девчонок с младых ногтей готовят в моряцкие жёны.

 

Да! Приторговывание импортом, это как плата за многомесячную разлуку с мужем-моряком. Пока полгода, иногда и год муж отсутствует, жена делает к его зарплате некоторый приработок, который она получает, торгуя на «толкучке».
Кроме того, это ещё и дополнительное развлечение.

Главное заключается в том, что моряцкие жёны не могут устраиваться на постоянную работу. Они должны быть готовы немедленно выехать на свидание с мужьями, иногда, переезжая через всю страну.

 

Всё просто. Корабль с мужем уплыл из Одессы, а пристал на недельку в порту Владивостока или Талина. Вот жена и хватает детей подмышки и мчится на свидание к мужу моряку.

Возвращаются жёны домой с полными сумками иностранного товара, а иногда и с будущим детским приплодом в животике. Семья объединяется только в период отпуска моряка. Отпуск длинный, два-три месяца.

 

И тут появляется другая проблема, которая женскую душу напрягает. Приходится отвыкать от одиночества и все дни дарить мужу женскую ласку.

К этому надо снова привыкать и душой и телом. Только, только женщина начнёт привыкать к новым отношениям с мужчиной, а муж опять уходит в море.

 

Снова надо отвыкать. И так многие годы. Судьба моряцкой жены, да и самого моряка - не лёгкая!


И всё же. Несмотря на всё известное о судьбе жены моряка, одесские мамы готовят дочек к такому браку с малолетства.

 

Завлекают сказочной жизнью с импортными кофточками в руках на «толкучке». Женская половина, да и мужская в Одессе, только об этом и говорит. Такова портовая жизнь во всём мире, такова судьба всех этих красавиц.

Суета, сует, одна суета!

 

 

Создано

Юрий Елистратов

Г.Москва

26 апреля 2013г.

© Copyright: юрий елистратов, 2013

Регистрационный номер №0133371

от 26 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0133371 выдан для произведения:

ОБ ОШИБКАХ ОДЕССКИХ ДЕВОЧЕК

(отрывок из повести ОДЕССИТКА СОФОЧКА)

 

В результате дружбы с биндюжниками, очень скоро наши морячки стали курить турецкий табачок, кушать «рахат-лукум», щеголять на пляжах в моднейших плавках.

 

В гражданской части Одесского торгового порта для нашего брата, военного моряка, порядки охраны порта были намного проще. Охрана тщательно обыскивала только портовых биндюжников в поисках краденного при разгрузке товара.

 

Но к этому времени биндюжниками всё уже было переправлено за стенку через известные только им «схроны». Когда их обыскивали, парни весело ржали и дурачились, выворачивая пустые карманы роб.

Нас охрана пропускала в город и обратно без обыска. А когда мы им вскользь сказали, что ищем и обезвреживаем мины на фарватерах Одесского порта, охранники нас зауважали и даже стали отдавать честь.


С биндюжниками мы тоже подружились. В минуты отдыха от разгрузки они рассказывали нам, что в порту от прибывающего морем товара каждый имеет свой «интерес».

 

Они точно знали какой ящик надо посильнее грохнуть краном о пирс. Ящик от такого ловкого удара благополучно разваливался. Рассыпавшиеся сигареты, трикотаж, бутылки со спиртным, другой дефицитный товар быстро с пирса исчезал, а затем официально списывается под процент естественной убыли по статье «усушка и утруска».

Страховые компании, точно знают размер процента допустимого убытка. Если он находился в привычных размерах, то платили страховку. Если процент повышался, начиналось расследование.


Обычно расследование заканчивалось укоризненным вопросом страхового агента биндюжникам “Совесть у вас есть?”. Те клялись и божились, что определённо есть. Потом собственным самосудом изгоняли зарвавшихся жадин, а затем, сомкнув ряды, продолжали подворовывать, но в пределах установленных процентов естественной убыли.


Постепенно у нас накапливалась информация о местных нравах. Город жил и кормился вокруг порта и моряков, возвращающихся из “загранки”.

 

Морячки привозили заморский товар, валюту. Всё это волшебным образом появлялось на местной знаменитой “толкучке”. На ней шла активная торговля. Любой одессит вместе с молоком матери, был прирождённым купцом в обе стороны.
Товаром в Одессе было всё, включая женщин!

Не хочу говорить про женщин лёгкого поведения. Буду говорить о девушках из добропорядочных одесских семей. Верхом успешной женской карьеры для них - муж моряк. И не просто моряк, а тот который ходит на корабле за границу. Поэтому одесский девичник был в поиске таких кандидатов.

Самыми перспективными женихами у них были курсанты местного мореходного училища. Каждый из них пользовался неограниченным доверием местных девчонок, поэтому считал себя баловнем судьбы, вёл себя высокомерно и без стеснения, на первом же свидании лез девчонке под юбку. Та смущённо хихикала и слабо отбивалась.

 

Позволяла производить над собой многие рукопашные действия, но, самое главное - понимаете что! - обещалось парню только, в качестве свадебного подарка жениху. Этот жёсткий закон Одессы аккуратно соблюдался обеими сторонами, и на него нам строго указали.

Эти знания сначала ввергли нас в некое состояние грусти, но потом ничего. Оправились, отряхнулись, огляделись и увидели, что жить можно и с такими порядками.
Ситуация складывалась так.

 

 Мы, мичманы военно-морского флота по форме отличались от этих женских баловней курсантов гражданской мореходки, только погонами на плечах. У нас погоны были, а у них нет!

И вот именно этой досадной мелочи, молоденькие одесситки не замечали задыхаясь от радостного счастья, что удалось познакомиться с перспективным кавалером в морской форме. То ли в глаза им лезли совсем другие моряцкие признаки, то ли их мысли уже прикидывали, какой доход можно будет получать от привозимого мужем из «загранки» товара на толкучке. Не знаю точно!

 

Ах, девочки Одессы! Только жизнь может вас исправить! Жизнь научит видеть погоны на плечах кавалера!

Факт оставался фактом - нас категорически путали с «этими», которые из мореходки! Ребята наши не унывали и всячески пользовались этим выгодным совпадением.


Такие знакомства у всех кончались одинаково. Знакомится наш парень с молоденькой девушкой. Всё хорошо. Девчонку он окутывает травлей про девятый вал, страшных акул, про закаты, и рассветы перед бурей.

 

В результате после первых же прикосновений к девушке, например под ручку, парня немедленно ведут в отчий дом. Девчонка с затуманенными от радости глазами, представляет Ваню, Петю, Серёжу своей мамочке.

Мама, почему-то с обязательным именем тётя Дора, расплывшаяся на обильных харчах, истекающая умилением и добросердечием, начинает плавиться мёдом в словах и нежном подталкивании морячка к столу. По дороге она начинает расхваливать свою «дочу». И такая уж она хозяйка, домашняя, скромная, тихая, готовит замечательно. Невольно задумываешься: «Если всё так, откуда же берутся жёны стервы?!».


Моряка приглашают к роскошному и аппетитному столу. На нём россыпь пампушек, пирожков, грибочков и масса других вкусностей.

Дождавшись, когда паренёк утолит первый голод, начинаются дипломатические расспросы когда, где и как, он сможет уйти «в загранку». Наши парни быстро приспособились к этим обстоятельствам, и, конечно же, привирали для создания большего интереса к себе.


После появления на столе первого, второго блюда и компота, в зависимости от привлекательности молодухи, в дальнейшем происходило либо рассекречивание себя, либо отношения продолжали развиваться дальше извилистой дорогой.
Враньё и туманность в отношениях, долго не продолжались.

 

Рано или позже, на горизонте обязательно появлялась бдительная подружка, которая объясняла «раззяве», что у этого поганца погоны на плечах, а значит ей дуре ненормальной, нечего и мечтать о заграничном товаре и торговле на толкучке.

Происходила неприятная сцена, с одинаковым во многих случаях окончанием. «Ненормальная», с безобразным рёвом и некрасивым лицом от слёз, кидалась на нашего парня с кулачками, обвиняя его в коварном обмане – «Почему ты мне не сказал сразу, что ты бесперспективный вояка?! А мы тебя с мамой поили и кормили! Всё зря! Столько денег потратили!» - горестно говорила молодуха. После этих слов, путаясь в соплях и обливаясь слезами и, она быстро исчезала за горизонтом.

Вот и всё - дёшево, но, правда, сердито. Несмотря на эту, совершенно точно прогнозируемую перспективу, некоторые наши морячки приспособились и уплетали местные пампушки, пирожки и жареных курочек домашнего приготовления за обе щеки.

 

Действовали они наверняка. В случае чего, девицы сами их бросали, только пыль за ними клубилась. А что?! Девочки из Одессы сами виноваты - надо бы им руководствоваться чувствами, а не голым материальным расчётом.

Получив информацию о порядках действующих в городе, можно было приступать к осмотру достопримечательностей Одессы.
Что может позволить себе мичман военно-морского флота, у которого за пазухой под тельняшкой приятно шелестят “боевые” рубли, на голове лихая фуражка с модным козырьком «под Нахимова», “корочки» начищены до блеска, клеши со стрелками о которые можно порезать палец? Шик, блеск, элеган!
Держись за кисточку крепче, женская особь! Под ногами у нас будет лежать «поверженная» Одесса!

 

…………………………………………………………………………………..

 

Софа рассказала мне о своей семье. В семье она единственный ребёнок. Родители её: папа - еврей, а мама – украинка. Сказала, что по Одесским мерилам люди они «бедные».

 

Папа работает на заводе, а мама «совсем чуть-чуть» торгует импортным товаром на «толкучке».
«Бедный» или «босяк» - по Одесским меркам человек, у которого нет в семье моряков.

 

Нет моряков, нет импортного товара. Нет импортного товара - ты бедняк и босяк. Вот как общество было разделено.

Услышав это, я понял, что наши нарождающиеся отношения подошли к краю обрыва:
- Софа, - сказал я, грустно потупив глаза - А ведь я то же «босяк», по-вашему!
- В смысле как? - захлопала глазками Софочка.
- Я не буду привозить импортные «шмотки». Я военный моряк, - обречено проговорил я.

Мне тут же вспомнились рассказы моих товарищей и то, как круто одесские девочки бросают военных моряков – «Не будет товара, нечего меня «лапать»!». И всё конец отношениям!


Выдав эту роковую тайну, я даже чуть отодвинулся, чтобы ей было легче и удобнее вскочить и уйти, но Софа неожиданно звонко расхохоталась:

- Ой, ну умора! Ты за кого меня принимаешь? Вот за этих?! - она царственным жестом указала на раскрасневшихся от объятий девчонок вокруг нас - Я девушка начитанная, а значит грамотная. Как только вы рассказали нам про тралы и мины, я сразу поняла, что это военные моряки.

Потом, успокоившись, Софочка выдала мне своё жизненное кредо.

 

Да! В Одессе девчонок с младых ногтей готовят в моряцкие жёны.

 

Да! Приторговывание импортом, это как плата за многомесячную разлуку с мужем-моряком. Пока полгода, иногда и год муж отсутствует, жена делает к его зарплате некоторый приработок, который она получает, торгуя на «толкучке».
Кроме того, это ещё и дополнительное развлечение.

Главное заключается в том, что моряцкие жёны не могут устраиваться на постоянную работу. Они должны быть готовы немедленно выехать на свидание с мужьями, иногда, переезжая через всю страну.

 

Всё просто. Корабль с мужем уплыл из Одессы, а пристал на недельку в порту Владивостока или Талина. Вот жена и хватает детей подмышки и мчится на свидание к мужу моряку.

Возвращаются жёны домой с полными сумками иностранного товара, а иногда и с будущим детским приплодом в животике. Семья объединяется только в период отпуска моряка. Отпуск длинный, два-три месяца.

 

И тут появляется другая проблема, которая женскую душу напрягает. Приходится отвыкать от одиночества и все дни дарить мужу женскую ласку.

К этому надо снова привыкать и душой и телом. Только, только женщина начнёт привыкать к новым отношениям с мужчиной, а муж опять уходит в море.

 

Снова надо отвыкать. И так многие годы. Судьба моряцкой жены, да и самого моряка - не лёгкая!


И всё же. Несмотря на всё известное о судьбе жены моряка, одесские мамы готовят дочек к такому браку с малолетства.

 

Завлекают сказочной жизнью с импортными кофточками в руках на «толкучке». Женская половина, да и мужская в Одессе, только об этом и говорит. Такова портовая жизнь во всём мире, такова судьба всех этих красавиц.

Суета, сует, одна суета!

 

 

Создано

Юрий Елистратов

Г.Москва

26 апреля 2013г.

Рейтинг: +2 285 просмотров
Комментарии (4)
Владимир Проскуров # 23 июня 2013 в 13:13 0
Она в мужчинах ищет мужа,
Ведь в нем мужчину не нашла …

СПАСИБО!
юрий елистратов # 23 июня 2013 в 13:25 0
Владимир!
И всё же:
АХ! ОДЕССА ЖЕМЧУЖИНА У МОРЯ.... preview
Александр Сороковик # 14 июля 2013 в 21:56 0
Да, Юрий, я помню это время, помню и то, как ценились на "рынке" женихов ребята из мореходки. Правда, не могу сказать, что мы, цивильные, были обделены вниманием слабого пола - на всех хватало. А вообще, написано живо, с юмором, прочитал с интересом! Позволю обратить Ваше внимание на несколько досадных, на мой взгляд, ляпов:
щеголять на пляжах в моднейших плавках. - лучше - "в купальниках", а то получается, что девочки были топлесс, в те годы такое было невозможно!
и обливаясь слезами и, она быстро исчезала за горизонтом. - явно лишнее второе "и"
Суета, сует, одна суета! - запятая после "суета" - лишняя.
Извините за непрошенные поправки, всего Вам доброго, успеха в творчестве!
юрий елистратов # 15 июля 2013 в 10:19 0
Спасибо за добрые комментарии! preview