Нет сна

27 августа 2012 - Кирилл Кертнау

Ох, как не любит ноне баба Ира рассветы. Ох, как не любит. По лету сквозь полумрак входящего дня доносится птичье неугомонность или дождевая дробь, по зиме в не освещенье  слышно как изба бормочет что-то давно забытое и не нужное или как об стену избы бьется холодом вьюга.
В такие тоскливые часы рассвета приходят к бабе Ире воспоминания тех рассветов, когда теплое набухшее вымя звонкой парной струей наполняло подойник, когда под косою росистыми ровными рядками ложились травы  вперемежку с луговыми цветами и дым от самовара звал на завтрак. Быстро сплетённый венок из только что скошенных цветов венчал короной девичью головку.
Утренний материнский поцелуй и легкий ласковый шлепок отцовской  ладони. Василий с бьющимся громко сердцем не умело жарко целующий шею.  Ванятка весь такой махонький с цветом глаз, что твои васильки тянется к тебе ручонками, насосавшись грудного молока засыпает.

Бабе Ире не спиться, баба Ира знает, что надо встать и другое она знает, что не наполнится этот рассвет ни звоном о дно подойника парным молоком, ни мягким, добрым поцелуем материнских губ. 
 

© Copyright: Кирилл Кертнау, 2012

Регистрационный номер №0072779

от 27 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0072779 выдан для произведения:

Ох, как не любит ноне баба Ира рассветы. Ох, как не любит. По лету сквозь полумрак входящего дня доносится птичье неугомонность или дождевая дробь, по зиме в не освещенье  слышно как изба бормочет что-то давно забытое и не нужное или как об стену избы бьется холодом вьюга.
В такие тоскливые часы рассвета приходят к бабе Ире воспоминания тех рассветов, когда теплое набухшее вымя звонкой парной струей наполняло подойник, когда под косою росистыми ровными рядками ложились травы  вперемежку с луговыми цветами и дым от самовара звал на завтрак. Быстро сплетённый венок из только что скошенных цветов венчал короной девичью головку.
Утренний материнский поцелуй и легкий ласковый шлепок отцовской  ладони. Василий с бьющимся громко сердцем не умело жарко целующий шею.  Ванятка весь такой махонький с цветом глаз, что твои васильки тянется к тебе ручонками, насосавшись грудного молока засыпает.

Бабе Ире не спиться, баба Ира знает, что надо встать и другое она знает, что не наполнится этот рассвет ни звоном о дно подойника парным молоком, ни мягким, добрым поцелуем материнских губ. 
 

Рейтинг: 0 665 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!