ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Не плачь, Чечня моя! Вечная память убиенным!

 

Не плачь, Чечня моя! Вечная память убиенным!

2 февраля 2014 - Зура Итсмиолорд
 Посвящается 70-летию со дня  депортации чеченского народа 23 фкврааля 1944 г.     
 
       Сан Нохчичоь! Сан Даймохк!  Моя страна! Моя Отчизна!
        Души убиенных накрыли твою сегодняшнюю ночь. Они восстали из пепла, поднялись из глубины вод Кезеной-Ама, бездонных ущелий, замшелых склепов, глубоких пещер. Прилетели из далеких степей Казахстана и Киргизии. И не черными воронами, а горными орлами  продолжают лететь туда.
Сегодня плачут струны железных дорог, вдоль которых выбросили трупы близнецов-Мохьмада и Ахьмада, первенцев Аминат и Дауда, которые сгорели от тифа в апреле 1944 в Восточном Казахстане.
          Сегодня скорбят суровые горы, сгорбившиеся не от старости, а от потерь человеческих душ. Они эхом передают последние вздохи немощных стариков и стук сердец неродившихся.
       Сквозь вечный огонь смотрят на нас души заживо сожженных. Вереницей летят к нам души тех, кто был в вагонах, спущенных под откос. Стоны женщин журчат в горных родниках. Небо горькими дождями омыло кости тех, кого не успели захоронить. Ветер нанес пласт земли, чтобы прикрыть пепелища заживо сожженных. Камень древних башен совсем охладел, но не рассыпался в песок. А поседевшие звезды молчат.
Сегодня плачут души наших родителей, которые не смогли перенести ужасы последних военных компаний. Горьким дождем плачет небо над нами, где бы мы не жили.
         Толстым снегом памяти накрыты вершины гор. Сгорбились они от невыносимых криков, но не упали на колени.
Часовые нашей истории - башни наших предков, отсчитывают каждый миг в девятиэрном календаре наших предков. Суровая эра неумолимо переворачивает крылья ночей. Семь звезд семи братьев продолжают собирать в свой кувшин горькие слезы ночного неба над папахами наших гор. Тени горянок, словно сизая дымка, встанут сегодня у родников, чтобы набирать в ладони живительную влагу и   протягивать ее джигитам. А по другую сторону обрывистой скалы  мужчин вечно ждут тени лучших кабардинских скакунов. Ждут, когда отважные воины завяжут  бешметом глаза, чтобы без страха  перенеслись над бездонными обрывами. Тени джигитов, подпоясавшиеся кожаными ремнями, украшенными ножнами кинжалов, с наброшенными на широкие плечи бурками, в высоких папахах, но скромными улыбками   притягивающими к себе лики красавиц, так и не протянут руки за каплями той воды, что им набрали горянки.
Ослепленные мечтами о светлом завтра, девушки не видят, что вода сегодня приобрела алый цвет крови убиенных. А тени наших мужчин отвлекают их внимание от цвета воды. Красотой музыки своей души они делятся с ними надеждой на будущее. Может, просто восставшие из пепла, из тлена, они не придают значения цвету воды.
         А там, на огромной поляне, вокруг национального котла, Къоман Йай, собрались  представители всех чеченских тейпов.
       На широком истанге, вяленом ковре из овечьей шерсти, восседает старец с пером в руках. Он ждет когда ему принесут чернила, и он начнет записывать события последних 70 лет.
- Къоман Тептар! Книга Народа! Расступитесь! Несут! Несут, - слышен шепот.
- Къоман Мухар! Печать Народа! Карийна иза? Нашлась? - вновь ветер несет эти слова.

     Только нет ответа этим словам. Душам никто не отвечает. Зацепившись за верхушки снежных гор, остались мечты тех детей, что кувыркаются на поляне. Они так и не выросли. Навечно остались детьми. А вместо чернил старец видит кровь из жил своего народа. И не поднимается у него рука внести лепту в летопись своего народа.
Память народа превращается в снег и покрывает горы, превращаясь в ледники.

      Долгие тринадцать лет вековые башни ждали домой наших отцов и дедов. И они дождались,  потому что наш народ не терял веру в будущее. Несмотря на страшные испытания - голод и холод, отравления, травля, болезни - мы выжили по воле Всевышнего.
И сегодня нам завещано выжить. Восстать из пепла двух войн. Не упасть.
Через полвека вернулся плач на нашу землю. Вместо нефти по жилам нашей земли потекла кровь наших соотечественников. Тяжелые воды Сунжы, Терека, Гумса, Аргуна стали соленными от слез матерей.
         Словно раненый волк, мы залижем свои раны. Но не отступим назад. Мы никогда не похороним свою свободу. Свободу духа. Не зашьем свою память. Не оставим ее страницы пустыми. В тяжелые минуты просто завоем. Но не будем плакать.
Не будем больше плакать!
Мы построим сильное государство.
Из поколения в поколения передавая Кодекс чести,  будем свято хранить неписанные страницы своей истории.
Аллах послал испытания сильным.
Пусть наше имя звучит гордо!
Давайте потушим надеждой и мечтой на светлое будущее страшный огонь, вырывающийся из нашей памяти.
        И в  Судный день мы все до единого будем вместе. Аминь!
       
  

© Copyright: Зура Итсмиолорд, 2014

Регистрационный номер №0185247

от 2 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0185247 выдан для произведения:
 Посвящается 70-летию со дня  депортации чеченского народа 23 фкврааля 1944 г.     
 
       Сан Нохчичоь! Сан Даймохк!  Моя страна! Моя Отчизна!
        Души убиенных накрыли твою сегодняшнюю ночь. Они восстали из пепла, поднялись из глубины вод Кезеной-Ама, бездонных ущелий, замшелых склепов, глубоких пещер. Прилетели из далеких степей Казахстана и Киргизии. И не черными воронами, а горными орлами  продолжают лететь туда.
Сегодня плачут струны железных дорог, вдоль которых выбросили трупы близнецов-Мохьмада и Ахьмада, первенцев Аминат и Дауда, которые сгорели от тифа в апреле 1944 в Восточном Казахстане.
          Сегодня скорбят суровые горы, сгорбившиеся не от старости, а от потерь человеческих душ. Они эхом передают последние вздохи немощных стариков и стук сердец неродившихся.
       Сквозь вечный огонь смотрят на нас души заживо сожженных. Вереницей летят к нам души тех, кто был в вагонах, спущенных под откос. Стоны женщин журчат в горных родниках. Небо горькими дождями омыло кости тех, кого не успели захоронить. Ветер нанес пласт земли, чтобы прикрыть пепелища заживо сожженных. Камень древних башен совсем охладел, но не рассыпался в песок. А поседевшие звезды молчат.
Сегодня плачут души наших родителей, которые не смогли перенести ужасы последних военных компаний. Горьким дождем плачет небо над нами, где бы мы не жили.
         Толстым снегом памяти накрыты вершины гор. Сгорбились они от невыносимых криков, но не упали на колени.
Часовые нашей истории - башни наших предков, отсчитывают каждый миг в девятиэрном календаре наших предков. Суровая эра неумолимо переворачивает крылья ночей. Семь звезд семи братьев продолжают собирать в свой кувшин горькие слезы ночного неба над папахами наших гор. Тени горянок, словно сизая дымка, встанут сегодня у родников, чтобы набирать в ладони живительную влагу и   протягивать ее джигитам. А по другую сторону обрывистой скалы  мужчин вечно ждут тени лучших кабардинских скакунов. Ждут, когда отважные воины завяжут  бешметом глаза, чтобы без страха  перенеслись над бездонными обрывами. Тени джигитов, подпоясавшиеся кожаными ремнями, украшенными ножнами кинжалов, с наброшенными на широкие плечи бурками, в высоких папахах, но скромными улыбками   притягивающими к себе лики красавиц, так и не протянут руки за каплями той воды, что им набрали горянки.
Ослепленные мечтами о светлом завтра, девушки не видят, что вода сегодня приобрела алый цвет крови убиенных. А тени наших мужчин отвлекают их внимание от цвета воды. Красотой музыки своей души они делятся с ними надеждой на будущее. Может, просто восставшие из пепла, из тлена, они не придают значения цвету воды.
         А там, на огромной поляне, вокруг национального котла, Къоман Йай, собрались  представители всех чеченских тейпов.
       На широком истанге, вяленом ковре из овечьей шерсти, восседает старец с пером в руках. Он ждет когда ему принесут чернила, и он начнет записывать события последних 70 лет.
- Къоман Тептар! Книга Народа! Расступитесь! Несут! Несут, - слышен шепот.
- Къоман Мухар! Печать Народа! Карийна иза? Нашлась? - вновь ветер несет эти слова.

     Только нет ответа этим словам. Душам никто не отвечает. Зацепившись за верхушки снежных гор, остались мечты тех детей, что кувыркаются на поляне. Они так и не выросли. Навечно остались детьми. А вместо чернил старец видит кровь из жил своего народа. И не поднимается у него рука внести лепту в летопись своего народа.
Память народа превращается в снег и покрывает горы, превращаясь в ледники.

      Долгие тринадцать лет вековые башни ждали домой наших отцов и дедов. И они дождались,  потому что наш народ не терял веру в будущее. Несмотря на страшные испытания - голод и холод, отравления, травля, болезни - мы выжили по воле Всевышнего.
И сегодня нам завещано выжить. Восстать из пепла двух войн. Не упасть.
Через полвека вернулся плач на нашу землю. Вместо нефти по жилам нашей земли потекла кровь наших соотечественников. Тяжелые воды Сунжы, Терека, Гумса, Аргуна стали соленными от слез матерей.
         Словно раненый волк, мы залижем свои раны. Но не отступим назад. Мы никогда не похороним свою свободу. Свободу духа. Не зашьем свою память. Не оставим ее страницы пустыми. В тяжелые минуты просто завоем. Но не будем плакать.
Не будем больше плакать!
Мы построим сильное государство.
Из поколения в поколения передавая Кодекс чести,  будем свято хранить неписанные страницы своей истории.
Аллах послал испытания сильным.
Пусть наше имя звучит гордо!
Давайте потушим надеждой и мечтой на светлое будущее страшный огонь, вырывающийся из нашей памяти.
        И в  Судный день мы все до единого будем вместе. Аминь!
       
  

Рейтинг: 0 161 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!