Молитва

25 декабря 2011 - Ирина Артюхина

 

 


 

«Отче наш, Иже еси на небесех…»
Нет, я не плачу – это слезы благоговения. Очищения. Ненадолго. Пока я говорю с тобой…. Душа требует излиться….
 Ближним?  Это замечательно, но им всего не расскажешь. Не годятся они для принятия исповеди моей…. Они, конечно, не осудят. Поймут. Поддержат. Просто не хочется делать им больно своей болью….
«…Да святится имя Твое;
да приидит Царствие твое;
да будет воля Твоя, яко на небеси и на земле…»
На земле, Господи, созданной тобой – прекрасной и удивительной, великодушной и всепрощающей. Но становящейся все ужасней и ужасней ликом, благодаря человеку, умертвляющему ее…. И я к этому причастна. И все мои родные и любимые. И каждый в отдельности человек, и все вместе человечество. Это мы умертвляем тебя своими деяниями – сначала созданное тобой, а потом в душах своих. Несчастные, мы даже не понимаем, что творим…. День за днем рутинная беспросветность без тебя – суета и безрассудство. Ради благополучия сиюминутного. Ради удовлетворения своих похотей. И зрелищ. Любых, дабы заполнить пустоту. Забыться….
Тяжело Земле...Тяжело осознавать... Иногда так навалится и давит боль эта. Земли нашей оскверненной. Давит так, что вздохнуть невозможно. Хочется кричать, звать на помощь, но понимаю – никто не услышит. Так и задыхаюсь в агонии, пока Ты не снимешь эту боль. Я знаю, что это Ты облегчаешь мне эту тяжесть –  тогда. Боль концентрируется в горле и спазмами выталкивается вон. И растворяется в слезах….
Нет, я не плачу – это хорошие слезы – не суетные, не обиды. Это чистые слезы причастия. И раскаяния. На сейчас. На эти минуты. Потому, что потом снова начнется обязывающая суета жизни…
Невозможно жить человеку, помня о Тебе каждый миг. Я не знаю – намеренно все так, или мы сами… Только в острые минуты необходимости, когда чувствуется великое одиночество и великая скорбь, человек приходит к тебе. Как я сейчас. И Ты принимаешь меня, Отец. Вот такую – несчастную, грешную, сомневающуюся… Нет, нет. Не в Тебе сомневающуюся. В себе. В вере своей. В правильности и нужности деяний своих. В важности слов или молчании. В жизни… Я задаю себе вопросы и пытаюсь искать ответы на них. И я знаю – несмотря на то, что я забываю тебя – ты помнишь обо мне всегда. И посылаешь мне ответы. Знаками. Случаями. Нечаянностью. Только и здесь я сомневаюсь – правильно ли истолковываю их. И ты ли это… Почему я порой чувствую двойственность свою? Как будто разрубили меня пополам. Одна половина – это Ты, с Тобой, о Тебе, для Тебя. А вторая – суета земная. С ложью, фальшью. С борьбой и победами. Или горькими поражениями. С фарсом и пафосом. С внешним лоском и благополучием. С эгоизмом, завистью, меркантильностью. И та, и другая требуют своего. И я покоряюсь зову и души, и плоти своей. Кормлю их тем, что даешь мне ты или… Или чем прельщает суета. Слаб человек… Подвержен общему… Трудно устоять… Трудно… Этого требует вторая половина сущности моей. И без этого жизнь, скорее всего не жизнь. Или не моя жизнь – чужая. Я без этого – не я. Значит и не Ты…
«…хлеб наш насущный даждь нам днесь;
И остави нам долги наши якоже и мы оставляем должником нашим…»
Льстецы… Правду говорить легко и приятно. Но она не нужна никому… Она, порой, убить может. Вот и живем во лжи. Придумываем себе жизнь. Убеждаем себя, что только так и надо. Что довольны всем… Да и не хотят слушать правду люди, предпочитая ей сладкую ложь. Чтобы жить спокойно. Не видеть. Не слышать. Ничего не знать. Врем сами себе. Оправдываем. Себя и других. Нет, не перед Тобой. Оправдываем, ради жизни. И не потому, что плохие мы. А чтобы можно было дальше жить, забывая о когда-то там что-то…
Любить боимся. Ищем выгоды… Верим, только когда нам это нужно… Надеемся всегда, что обойдется как-нибудь… И знаем, что простишь Ты нас. За все содеянное…
«И не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго…»
Боюсь, Господи. Страх преследует жизнь. Всего и всех боюсь. И не того боюсь, что будет за чертой жизни – после, а того, что здесь и сейчас. Что совершается мной и творят окружающие. И бичую себя за содеянное порывом – боюсь, что не правильно сделала. Ведь от этого сделанного, дальше моя жизнь продолжается. И делаю я в угоду не Тебе, не ради и не во имя…, а себе. Поэтому и страх – потерять Тебя. А потерять Тебя – это умереть самой в жизни. И не успеть донести искру Твою до дорогих мне людей. Передать ее уже пламенем прошлого, чтобы и после меня горели души потомков моих огнем Твоим. Чистым. Праведным. Чтобы они осознали, прочувствовали то, что не смогла я… И так дальше… До Великого покаяния. И прощения Твоего.
Я чувствую присутствие Твое рядом. Вот сейчас – когда слезы мои льются из глаз раскаянием и правдой. И страдания мои становятся глуше. И страх исчезает. И, как дите малое, прощенное за шалость и обнятое тобой, я чувствую благодарность за терпение Твое. И  Любовь Твою. И Благодать. И я уже не боюсь идти дальше. В… жизнь…
«…яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь»
                                 2.11.12г.

© Copyright: Ирина Артюхина, 2011

Регистрационный номер №0008579

от 25 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0008579 выдан для произведения:

 

 


 

«Отче наш, Иже еси на небесех…»
Нет, я не плачу – это слезы благоговения. Очищения. Ненадолго. Пока я говорю с тобой…. Душа требует излиться….
 Ближним?  Это замечательно, но им всего не расскажешь. Не годятся они для принятия исповеди моей…. Они, конечно, не осудят. Поймут. Поддержат. Просто не хочется делать им больно своей болью….
«…Да святится имя Твое;
да приидит Царствие твое;
да будет воля Твоя, яко на небеси и на земле…»
На земле, Господи, созданной тобой – прекрасной и удивительной, великодушной и всепрощающей. Но становящейся все ужасней и ужасней ликом, благодаря человеку, умертвляющему ее…. И я к этому причастна. И все мои родные и любимые. И каждый в отдельности человек, и все вместе человечество. Это мы умертвляем тебя своими деяниями – сначала созданное тобой, а потом в душах своих. Несчастные, мы даже не понимаем, что творим…. День за днем рутинная беспросветность без тебя – суета и безрассудство. Ради благополучия сиюминутного. Ради удовлетворения своих похотей. И зрелищ. Любых, дабы заполнить пустоту. Забыться….
Тяжело Земле...Тяжело осознавать... Иногда так навалится и давит боль эта. Земли нашей оскверненной. Давит так, что вздохнуть невозможно. Хочется кричать, звать на помощь, но понимаю – никто не услышит. Так и задыхаюсь в агонии, пока Ты не снимешь эту боль. Я знаю, что это Ты облегчаешь мне эту тяжесть –  тогда. Боль концентрируется в горле и спазмами выталкивается вон. И растворяется в слезах….
Нет, я не плачу – это хорошие слезы – не суетные, не обиды. Это чистые слезы причастия. И раскаяния. На сейчас. На эти минуты. Потому, что потом снова начнется обязывающая суета жизни…
Невозможно жить человеку, помня о Тебе каждый миг. Я не знаю – намеренно все так, или мы сами… Только в острые минуты необходимости, когда чувствуется великое одиночество и великая скорбь, человек приходит к тебе. Как я сейчас. И Ты принимаешь меня, Отец. Вот такую – несчастную, грешную, сомневающуюся… Нет, нет. Не в Тебе сомневающуюся. В себе. В вере своей. В правильности и нужности деяний своих. В важности слов или молчании. В жизни… Я задаю себе вопросы и пытаюсь искать ответы на них. И я знаю – несмотря на то, что я забываю тебя – ты помнишь обо мне всегда. И посылаешь мне ответы. Знаками. Случаями. Нечаянностью. Только и здесь я сомневаюсь – правильно ли истолковываю их. И ты ли это… Почему я порой чувствую двойственность свою? Как будто разрубили меня пополам. Одна половина – это Ты, с Тобой, о Тебе, для Тебя. А вторая – суета земная. С ложью, фальшью. С борьбой и победами. Или горькими поражениями. С фарсом и пафосом. С внешним лоском и благополучием. С эгоизмом, завистью, меркантильностью. И та, и другая требуют своего. И я покоряюсь зову и души, и плоти своей. Кормлю их тем, что даешь мне ты или… Или чем прельщает суета. Слаб человек… Подвержен общему… Трудно устоять… Трудно… Этого требует вторая половина сущности моей. И без этого жизнь, скорее всего не жизнь. Или не моя жизнь – чужая. Я без этого – не я. Значит и не Ты…
«…хлеб наш насущный даждь нам днесь;
И остави нам долги наши якоже и мы оставляем должником нашим…»
Льстецы… Правду говорить легко и приятно. Но она не нужна никому… Она, порой, убить может. Вот и живем во лжи. Придумываем себе жизнь. Убеждаем себя, что только так и надо. Что довольны всем… Да и не хотят слушать правду люди, предпочитая ей сладкую ложь. Чтобы жить спокойно. Не видеть. Не слышать. Ничего не знать. Врем сами себе. Оправдываем. Себя и других. Нет, не перед Тобой. Оправдываем, ради жизни. И не потому, что плохие мы. А чтобы можно было дальше жить, забывая о когда-то там что-то…
Любить боимся. Ищем выгоды… Верим, только когда нам это нужно… Надеемся всегда, что обойдется как-нибудь… И знаем, что простишь Ты нас. За все содеянное…
«И не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго…»
Боюсь, Господи. Страх преследует жизнь. Всего и всех боюсь. И не того боюсь, что будет за чертой жизни – после, а того, что здесь и сейчас. Что совершается мной и творят окружающие. И бичую себя за содеянное порывом – боюсь, что не правильно сделала. Ведь от этого сделанного, дальше моя жизнь продолжается. И делаю я в угоду не Тебе, не ради и не во имя…, а себе. Поэтому и страх – потерять Тебя. А потерять Тебя – это умереть самой в жизни. И не успеть донести искру Твою до дорогих мне людей. Передать ее уже пламенем прошлого, чтобы и после меня горели души потомков моих огнем Твоим. Чистым. Праведным. Чтобы они осознали, прочувствовали то, что не смогла я… И так дальше… До Великого покаяния. И прощения Твоего.
Я чувствую присутствие Твое рядом. Вот сейчас – когда слезы мои льются из глаз раскаянием и правдой. И страдания мои становятся глуше. И страх исчезает. И, как дите малое, прощенное за шалость и обнятое тобой, я чувствую благодарность за терпение Твое. И  Любовь Твою. И Благодать. И я уже не боюсь идти дальше. В… жизнь…
«…яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь»
                                 2.11.12г.
Рейтинг: +2 165 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!